Название книги:

Перри Мейсон. Дело об изъеденной молью норке. Дело об одинокой наследнице

Автор:
Эрл Стенли Гарднер
Перри Мейсон. Дело об изъеденной молью норке. Дело об одинокой наследнице

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 6

В половине десятого Мейсон заглянул в «Детективное агентство Дрейка».

– Что нового, Пол? – поинтересовался он.

– Пока ничего, – ответил сыщик.

– О Файетте что-нибудь разузнал?

– С уверенностью утверждать не могу, но пять лет назад какого-то Джорджа Файетта арестовали за то, что он держал тотализатор. Возможно, это один и тот же человек.

– Не исключено. И что тогда произошло?

– Ничего.

– То есть как ничего?

– А так. Его арестовали, предъявили обвинение, освободили под залог. Дело просто растворилось в воздухе.

– А залог на какую сумму?

– Сто долларов, – усмехнулся Дрейк.

– Похоже на фальшивку, – заметил Мейсон.

– Скорее всего.

– Ты выяснил, где он живет? Еще хоть что-нибудь?

– Нет. Пока скажу только, что он работал брокером по закладным. Ну, например, у человека есть собственность стоимостью двадцать тысяч долларов. Он закладывает ее за двадцать пять, а потом выписывает обязательства еще на сто тысяч, представляя все ту же собственность в качестве обеспечения.

– Ты в состоянии это доказать?

– Нет, черт побери. Ты давал мне задание разузнать, кто такой Файетт. Если ты хочешь, чтобы я разоблачил шайку, занимающуюся операциями с облигациями и закладными, то мне требуется по крайней мере пять помощников, девять телохранителей и склад оружия. А тебе я советую соорудить для себя погреб, в каких обычно укрываются от урагана. Это я обрисовываю картину только в общем и целом.

– Я понял. Я надеялся, что мне позвонит Моррис Албург. Я написал ему письмо и отправил с посыльным. Он передал его кассиру ресторана. Я приложил для нее записку с просьбой передать послание Моррису, если он позвонит.

– И что ты написал, Перри?

– Много всего. Во-первых, чтобы он нашел меня в любое время дня и ночи. Сообщил твой номер и велел звонить тебе, если меня нет в конторе. Особо подчеркнул, чтобы связался со мной, как только прочтет письмо, независимо от того, в какое время… Я позвоню от тебя, Пол?

Дрейк кивнул.

Мейсон поднял трубку и сообщил оператору Дрейка номер телефона в ресторане Морриса Албурга. Когда на другом конце провода ответили, Мейсон попросил:

– Позовите, пожалуйста, мистера Албурга.

– Его нет на месте.

– Это говорит Перри Мейсон. Когда он вернется?

– Я не знаю, мистер Мейсон.

– Тогда позовите, пожалуйста, кассира.

– Минутку.

Когда в трубке послышался другой женский голос, Мейсон сказал:

– Это Перри Мейсон, адвокат. Я оставил у вас письмо для мистера Албурга. То есть я отправил его с посыльным и приложил записку, что если мистер Албург свяжется с вами, то…

– Да, мистер Мейсон. Я думаю, оно у него.

– Что?

– Письмо.

– Он заходил?

– Нет. Он… Понимаете, его сегодня не будет. Он позвонил и… его спрашивали уже несколько человек.

– Несколько человек? – уточнил Мейсон.

– Несколько. Они и сейчас находятся здесь.

– Я все понял.

– Я передала ему, что его ищет довольно много людей, а также что у меня для него лежит письмо от вас, видимо очень важное. Он велел мне немедленно брать такси и оставить письмо в определенном баре. А он его потом заберет.

– Он не уточнял, в какое время он его заберет?

– Нет.

– Если еще раз услышите его, спросите, дошло ли до него письмо. Пусть прочитает и свяжется со мной. Объясните, что это самый важный шаг для него в настоящий момент.

– Хорошо, мистер Мейсон.

– И еще одно. Когда вы заканчиваете работу?

– В час.

– Где вы живете? Какой у вас номер телефона?

– Мистер Мейсон!

– Не дурите. Это важно. Так какой номер?

– Эксфорд 3–9827.

Мейсон записал цифры.

– Возможно, мне придется вам позвонить. Обязательно передайте Моррису, чтобы связался со мной. До свидания.

Мейсон повесил трубку и повернулся к Полу Дрейку.

– Моррис Албург будет звонить мне по твоему номеру, Пол. Как только он объявится, я хочу, чтобы твой оператор коммутатора набрала номер моей квартиры, тот, что нигде не зарегистрирован, и перевела звонок на него. Она в состоянии это сделать?

– Конечно.

– Объясни оператору, что это крайне важно. Надо постараться, чтобы никаких проблем со связью не возникло.

– А когда он будет звонить, Перри?

– Сегодня ночью, я надеюсь. Может, сейчас. В любую минуту.

– Когда ты собираешься домой?

– Уже ухожу.

– Я сам закругляюсь на сегодня. У меня новый ночной оператор коммутатора, но она вполне компетентна. Она заступает в полночь. А сейчас работает просто волшебница. Я прослежу, чтобы они обе были готовы. Звонок сразу же переведут на твой номер, как только он поступит.

– Прекрасно. Я пошел.

– Вместе спустимся на лифте, – предложил Дрейк.

По пути сыщик остановился у коммутатора, чтобы передать указания Мейсона оператору, а потом они отправились на автомобильную стоянку.

– Ты хочешь, чтобы я занимался делом Файетта, не жалея сил и средств? – уточнил Дрейк.

– Да, – кивнул Мейсон. – Проверь все, что возможно. Если у тебя есть люди, крутящиеся в соответствующих кругах, они, не исключено, слышали что-то о нем.

– Если он вообще в городе, то завтра я дам тебе ответ, в особенности если речь идет о том Файетте, которого арестовывали пять лет назад… Пока, Перри.

– Пол, ты уверен, что интересующий меня звонок смогут перевести на мой номер?

– Конечно. Обычное дело. Мои операторы будут его ждать.

Заводя машину, Мейсон взглянул на часы: без восемнадцати десять.

В десять адвокат уже открыл дверь своей квартиры и попытался углубиться в чтение журнала. Без четверти одиннадцать он начал ходить из угла в угол, раздраженно нахмурившись. В десять минут двенадцатого он решил почитать книгу. В половине двенадцатого он положил книгу на место, разделся и лег в постель. В течение часа заснуть ему не удавалось. Потом он несколько раз просыпался, но в конце концов усталость взяла свое.

Его разбудил звонок. На третьем звонке адвокат проснулся и протянул руку к аппарату.

– Алло! – сказал он в трубку.

На другом конце провода послышался резкий женский голос:

– Мистер Мейсон, простите за беспокойство, но вы сами дали подобные указания.

– О да, это агентство Дрейка?

– Все правильно. Вас спрашивает мистер Албург. Он говорит, что звонит по поводу письма.

– Соедините меня с ним. Вы в состоянии перевести звонок на мой номер?

– Да, сэр. Секундочку. Я сейчас все сделаю.

Мейсон услышал щелчок, а потом голос Албурга.

– Привет, Моррис, – несколько раздраженно поздоровался Мейсон. – За это вам придется выложить немалую сумму. Почему, черт побери, вы раньше со мной не связались?

Голос владельца ресторана звучал натянуто и хрипло:

– Я не мог.

– Почему?

– Я не могу вам сказать.

– Ладно. Вы наконец собрались мне позвонить. В чем дело? Что лежит в основе всей этой истории? Все произошло так, как вы мне описали, или вы были знакомы с…

– Никаких имен, пожалуйста, – перебил Албург.

– О господи! – воскликнул Мейсон. – Почему вы не выбрали место, откуда можно нормально разговаривать? Отправляйтесь к другому аппарату. Мне нужно выяснить всю правду. Я…

– Послушайте, Мейсон, – снова перебил его Албург. – Я попал в беду. Возникла масса проблем. Вы мне очень нужны. Я заплачу вам столько, сколько потребуется. Я глубоко завяз. Я все вам объясню при личной встрече.

– А когда она состоится?

– Как только вы сюда приедете.

– Как только я куда-то приеду?! – раздраженно воскликнул Мейсон.

– Да, – ответил Албург. – Мне нужно, чтобы вы были здесь.

– Если уж это так важно, то я встречусь с вами у себя на квартире. Если нет, то приходите ко мне в кабинет завтра в половине десятого. Однако…

– Послушайте, все обстоит просто ужасно, – снова заговорил Албург тихим голосом, полным страха. – Дело складывается отвратительно. Мне необходимо увидеться с вами. Нам нужно серьезно поговорить. Я не поеду к вам на квартиру. Я не поеду к вам в контору. Я никуда не поеду. Я не выйду из этой комнаты. Вместо этого я прошу вас немедленно примчаться сюда. Вы должны приехать! Я написал вам письмо еще до того, как вы отправили мне свое. В мое письмо вложен чек на тысячу долларов. Это только аванс. Вы получите больше. Я прекрасно вам заплачу.

– Почему вы не можете выйти из комнаты?

– Я засветился.

– Почему дело не может подождать до утра, когда я появлюсь в конторе?

– Не исключено, что завтра меня здесь уже не будет.

– Ладно, – устало сказал Мейсон. – Если бы вы с самого начала мне честно все рассказали, объяснили, что стоит за этим делом, вы бы не оказались в такой переделке.

– Я завяз еще до того, как встретился с вами, Мейсон.

– Где вы находитесь?

– В гостинице «Кеймонт», в семьсот двадцать первом номере. Это далеко не первоклассная гостиница. Это притон. Не останавливайтесь у портье. Проходите мимо, словно снимаете здесь номер. Ни с кем не разговаривайте. Садитесь в лифт, поднимайтесь на седьмой этаж, ищите семьсот двадцать первый номер. Дверь не заперта. Я вас жду.

– Хорошо.

– И, Мейсон…

– Да?

– Постарайтесь побыстрее, ладно?

– Ладно. Выезжаю.

Адвокат повесил трубку, скинул одеяло, позвонил в гараж, чтобы его машину подогнали к выходу и оставили с заведенным мотором, провел рукой по выступившей за ночь щетине, натянул одежду, быстро завязал галстук, двинулся к двери, потом вернулся назад за пальто, еще раз позвонил в гараж, чтобы удостовериться, что все в порядке с машиной, и направился к лифту.

Ночной сторож удивленно посмотрел на адвоката.

– Что-то случилось, мистер Мейсон? – поинтересовался он.

– Да, – кивнул адвокат.

Он взглянул на часы над столом, за которым сидел сторож. Они показывали пятнадцать минут третьего.

 

Мейсон посмотрел на наручные часы, чтобы удостовериться, что они показывают то же время, что и настенные в холле, и бросился к выходу. Он вышел на прохладный свежий ночной воздух.

Служащий гаража, работавший в ночную смену, сидел за рулем машины Мейсона, припаркованной у края тротуара. Он кивнул адвокату, открыл дверцу и вылез из автомобиля.

Мейсон опустился на водительское место. Печка уже достаточно хорошо прогрела салон.

– Огромное спасибо, Джейк, – поблагодарил Мейсон.

– Не за что, сэр.

Адвокат заметил, что в машине залит полный бак.

Служащий гаража проследил за направлением взгляда Мейсона и объяснил:

– Когда вы вернулись вчера вечером, я обратил внимание, что бензина практически не осталось, и заполнил бак. Вы говорили мне, чтобы я следил за этим.

– Отлично. Я никогда не знаю, когда мне придется внезапно сорваться с места.

– Похоже, что сейчас – один из таких случаев.

– Да, – кивнул Мейсон.

Адвокат захлопнул дверцу и нажал на газ.

Дорога до гостиницы «Кеймонт» заняла пятнадцать минут. В этот ранний час перед зданием оказалось много мест для парковки. Мейсон затормозил, запер машину и вошел в холл.

Гостиница была старой, с просиженными креслами, пахло какой-то затхлостью. После свежести ночи Мейсон особенно сильно ощутил спертый воздух, отдающий плесенью. Ровный ряд пустых кресел казался безнадежно неуместным. Наверное, их следовало заполнить жалкими убогими стариками, читающими газеты или просто смотрящими в никуда, – это очень сочеталось бы с атмосферой гостиницы.

Портье поднял голову при появлении Мейсона и провожал его глазами, пока адвокат не дошел до лифта.

– Вы хотите с кем-то встретиться? – спросил портье, когда Мейсон нажал кнопку вызова лифта.

– Со мной.

– Вы имеете в виду…

– Да.

– Вы здесь проживаете?

– Конечно. И разбудите меня утром в половине восьмого… Нет, минутку, мне вначале надо сделать несколько звонков. Я поднимусь к себе в номер, а потом позвоню вам и сообщу, в какое время меня разбудить. Возможно, мне удастся поспать подольше, чем до половины восьмого.

Кабина остановилась. Мейсон открыл дверцу. Ночью лифт работал на автомате, без лифтера. Мейсон нажал последнюю кнопку – восьмого этажа. Казалось, что путь наверх продолжался бесконечно, но наконец кабина остановилась.

Мейсон вышел, захлопнул за собой дверцу и направился к красной лампочке, указывающей, что там находится лестница. Адвокат спустился на седьмой этаж, нашел семьсот двадцать первый номер и тихо постучал.

Ответа не последовало.

Мейсон подождал несколько секунд, затем снова постучал, на этот раз громче и дольше.

Ответа все равно не последовало. Из комнаты не доносилось никаких звуков.

Мейсон взялся за ручку. Она повернулась: дверь оказалась не заперта. Свет горел.

Стоя в коридоре, Мейсон толкнул дверь ногой. Она широко распахнулась.

Комната была пуста, однако ее явно не так давно покинули: в воздухе оставался запах только что выкуренного табака.

Мейсон осторожно переступил через порог.

Адвокат увидел стандартный дешевый номер: тонкий ковер, по которому вытоптали дорожку, когда ходили от входа, вокруг кровати и к окну, в результате чего узор исчез, умывальник и зеркало в углу, половик перед которым протерли чуть ли не до пола.

Мейсон быстро обвел взглядом комнату.

В углу стояло кресло, обитое искусственной кожей, два стула с прямыми спинками и плетеными сиденьями, квадратный столик, который, видимо, изначально планировался для кувшина с водой и таза, пока в гостиницу не провели водопровод.

Оставив дверь в коридор открытой, Мейсон осторожно сделал два шага внутрь, быстро заглянул за дверь, чтобы проверить, не стоит ли там кто-нибудь. Еще за одной дверью открывался стенной шкаф. За третьей – унитаз и душ, втиснутые в пространство, не превышающее размер среднего шкафа.

Удостоверившись, что номер пуст, Мейсон закрыл дверь в коридор. На этот раз он более внимательно осмотрел помещение.

Номер освещался красноватым светом, идущим из-под стеклянного абажура в центре помещения. Абажур висел на цепи, окрашенной под бронзу, через которую к единственной лампочке бежали провода.

На железной кровати лежал тонкий матрац, аккуратно покрытый белым отутюженным, но видавшим виды покрывалом. Над изголовьем висел ночник.

Мейсон заметил вдавлину у подушки: там определенно кто-то сидел. Еще одна осталась в центре.

Адвокат остановился у кровати, чтобы получше рассмотреть вторую вдавлину.

Становилось ясно, что кто-то бросил револьвер на середину кровати. Потом его забрали, но оружие оставило вполне определенный отпечаток на белом покрывале.

Внезапно внимание Мейсона привлекло что-то золотистое, переливающееся на свету. Он наклонился и поднял тюбик губной помады.

Помада в нем практически закончилась. По оставшемуся на помаде следу можно было сделать вывод, что ею, скорее всего, что-то писали по шероховатой поверхности.

Адвокат тщательно осмотрел всю комнату, еще раз изучил помаду, затем перевернул квадратный столик. Снизу на столешнице помадой было выведено:

«Мейсон помоги 262 Т 3 С 15 Л».

Мейсон стоял, изучая послание, когда внезапно уловил легкий скрипящий звук, идущий с противоположной стороны комнаты. Ручка дверцы медленно поворачивалась.

Мейсон быстро засунул помаду в боковой карман пальто, поставил столик на место и принял задумчивый вид, доставая сигарету из кармана. Дверь медленно и осторожно открылась.

На пороге стояла особа лет двадцати пяти, с хорошей фигурой, черными, как смоль, волосами, огромными темными глазами, кожей оливкового цвета, на фоне которой ярко выделялась розовая помада на губах.

Она резко отпрянула, вдохнув воздух, из горла вырвался сдавленный крик.

Мейсон спокойно смотрел на нее уверенным взглядом, не произнося ни слова.

Женщина помедлила в дверях, потом вошла в комнату.

– Вы… Кто вы? – спросила она.

– Это ваш номер? – ответил Мейсон вопросом на вопрос.

– Я… я пришла сюда, чтобы встретиться с одним человеком. Кто вы?

– Я пришел сюда, чтобы встретиться с одним человеком. Кто вы? – повторил Мейсон слова женщины.

– Я… я не должна называть вам свое имя.

Не отводя от нее глаз, Мейсон представился:

– Меня зовут Перри Мейсон. Я адвокат. Я приехал сюда, чтобы увидеться с клиентом. Клиент сообщил мне, что снял этот номер. А теперь скажите мне, кого вы планировали здесь найти?

– О, слава богу! – воскликнула женщина. – Это вы – мистер Мейсон! А где Моррис? Я – Дикси Дайтон. Я пришла сюда, чтобы встретиться с Моррисом Албургом. Он позвонил мне и сообщил, что вы согласились приехать, но сказал, что тоже будет здесь. Он хотел попросить вас представлять меня, так что я намерена честно…

Мейсон сел и показал ей рукой на стул.

– Минутку, – перебил он. – Все может оказаться не так просто.

– Что вы имеете в виду?

– Во-первых, у вас могло сложиться ложное представление о том, что мистер Албург желал мне сказать.

– Это не так, мистер Мейсон. Я точно знаю, что он хотел. Правда, мистер Мейсон.

– Во-вторых, – продолжал адвокат, – независимо от того, кто что говорит, я, не исключено, откажусь представлять вас.

– Почему? Моррис… Мистер Албург заплатит вам столько, сколько потребуется.

– Почему вы так думаете?

– Он мне обещал.

– Возможно, вы в чем-то виновны.

– Мистер Мейсон, не позволяйте никому вводить вас в заблуждение.

– Пытаюсь. Но я вынужден выбирать клиентов. Я просто физически не могу согласиться на выполнение всей предлагаемой мне работы. Мне необходимо знать факты дела до того, как я приму на себя какие-то обязательства. Я очень часто отказываюсь от того, за что меня просят взяться.

Она опустилась на пол у его ног.

– Мистер Мейсон, если бы вы только знали, что произошло, если бы вы только знали, против чего мне приходится бороться!

Адвокат молчал.

– Мистер Мейсон, скажите мне, что вам известно. Что вам говорил мистер Албург?

– Не очень многое.

– Хорошо, мистер Мейсон, я открою вам всю правду. Я объясню вам факты дела.

– Не исключено, что я не вправе слушать вас. В настоящий момент я не вправе получать от вас какую-либо конфиденциальную информацию. Если вы откроете мне что-либо, я не могу рассматривать это как конфиденциальное сообщение, сделанное клиентом адвокату.

– Да не осторожничайте вы до такой степени! – воскликнула она. – Зачем нам с вами устраивать сейчас словесную перепалку? Давайте перейдем к сути.

Она взяла его руку в свою.

– Наверное, я страшно импульсивна, вы явно считаете меня идиоткой, но я попала в страшную переделку, мистер Мейсон, и вы должны помочь мне выбраться.

– Я уже объяснил вам, что не имею права с вами разговаривать. Я предпочел бы слушать вас после того, как встречусь с Моррисом Албургом. Мне нужно точно определить свою позицию перед тем, как…

– О, мистер Мейсон, – застонала женщина. – Пожалуйста… Я выложу вам свои карты на стол.

– В настоящий момент я не могу позволить вам даже это, – заметил адвокат.

Несколько минут она сидела молча, задумавшись, все еще продолжая держать его руку. Внезапно она сильно сжала ее и заявила:

– Вы столько значите для меня, мистер Мейсон! Я просто не могу выразить, как я рада, что именно вы работаете по этому делу.

– Я по нему не работаю.

Смеясь, она с вызовом встретилась с ним взглядом и добавила:

– Пока.

– Пока, – улыбнулся Мейсон.

– А вы очень дотошный адвокат.

– Жизнь заставляет.

Она легко поцеловала тыльную сторону его ладони.

– Пока это послужит авансом, – сказала она. – Оставайтесь здесь. Пойду попытаюсь как-то связаться с Моррисом Албургом. Ждите, и через пятнадцать минут я вернусь вместе с ним. Тогда мы перейдем к делу.

Она быстро пересекла комнату, открыла дверь и исчезла.

Мейсон мгновенно встал со стула, бросился к телефону и набрал номер квартиры Пола Дрейка, не значащийся ни в каких справочниках.

Прошло несколько минут, прежде чем Мейсон услышал сонный голос детектива на другом конце провода.

– Просыпайся, Пол, – велел адвокат. – Это важно. Быстро просыпайся.

– О господи, опять ты, – пробурчал Дрейк заплетающимся языком. – Каждый раз, как только я собираюсь как следует выспаться…

– Забудь о сне, – требовательным тоном заявил Мейсон. – Немедленно приходи в себя. Я нахожусь в гостинице «Кеймонт», в семьсот двадцать первом номере. Со мной жгучая брюнетка, рост пять футов два дюйма, весит сто пятнадцать фунтов, лет двадцать пять – двадцать шесть, оливковый цвет лица, большие круглые глаза, яркие губы… то есть она была со мной в комнате пару минут назад и…

– Мои поздравления, – перебил Пол. – Ты зря времени не теряешь.

– Хватит шутить, – резко оборвал его Мейсон. – Немедленно пришли сюда нескольких своих людей… Во-первых, я хочу, чтобы в первоначальный контакт вступила женщина. Твоя сотрудница должна ждать в коридоре, когда описанная мной особа выйдет из номера. Тебе придется действовать быстро, Пол. Твоя сотрудница покажет твоим людям, которые будут ждать снаружи, за кем следить. Необходимо установить за ней наблюдение и выяснить, куда она отправится.

– Перри, у тебя есть сердце? – взмолился Дрейк. – Три часа ночи! Боже праведный, я не фокусник, чтобы вытаскивать людей из шляпы. Мне потребуется по крайней мере час или два, чтобы прислать кого-то к тебе. Ведь нужно поднять их с постели, им требуется одеться, добраться до гостиницы…

– Кто сейчас находится у тебя в агентстве? – перебил Мейсон.

– Минимальное количество сотрудников, необходимое, чтобы контора функционировала: оператор коммутатора, ночной менеджер, и я обычно оставляю одного человека…

– На коммутаторе мужчина или женщина?

– Женщина.

– Компетентная?

– Очень.

– Вызывай ее, – приказал Мейсон. – Пусть на час отключит коммутатор. В это время поступает мало звонков, не думаю, что ты лишишься работы. Прикажи ей ехать сюда. Немедленно связывайся с ней. У нас всего несколько минут, поэтому поторопись. Если нужно, закрывай контору на час, но обеспечь «хвост» за интересующей меня девушкой, как только она выйдет из гостиницы.

Не дожидаясь протестов Дрейка, Мейсон бросил трубку на рычаг и вернулся к стулу, на котором сидел.

Он достал белый платок из кармана и вытер кончиком помаду с тыльной стороны ладони, затем перевернул стол и другим кончиком вытер немного помады, которой была сделана надпись.

Адвокат поставил стол в изначальное положение, вынул из кармана тюбик золотистого цвета и осторожно провел по третьему кончику платка. Потом авторучкой написал у разных образцов цифры «1», «2» и «3», свернул платок, сунул обратно в карман и стал ждать.

 

Ему пришлось долго сидеть в одиночестве.

Вначале Мейсон наблюдал за движением минутной стрелки наручных часов, считая минуты и надеясь, что до возвращения женщины пройдет достаточно времени, чтобы сотрудники Дрейка успели заступить на работу. Через пятнадцать минут адвокат раздраженно нахмурился и начал ходить из угла в угол. Конечно, нельзя было исключать вариант, что его просто надули или, хитро обманув, постарались на время вывести из игры, заставив бездействовать в критический момент.

Мейсон не сомневался, что ему домой звонил именно Моррис Албург. Адвокат пришел на место встречи, назначенное самим Албургом. Оставалось два варианта – или ждать дальнейшего развития событий, или возвращаться домой.

Внезапно и без каких-либо предупреждений повернули дверную ручку. Дверь распахнулась, и на пороге появилась брюнетка. Ее щеки раскраснелись, глаза горели от возбуждения. Очевидно, она очень торопилась.

Она сразу же расслабилась при виде Мейсона.

– Слава богу, вы еще здесь! – воскликнула она. – Я так боялась, что вы не поверите и не станете ждать!

Мейсон приподнял брови в немом вопросе.

– Я не планировала так долго задерживаться. Я не могла быть уверена, что застану вас.

– Да, я уже собирался уходить. В чем дело?

– Мне требовалось встретиться с Моррисом. Вот в этом вся проблема. Мне было просто необходимо с ним увидеться.

– И вы с ним увиделись?

– Да. У меня для вас письмо.

Она засунула руку в лифчик, достала сложенный листок бумаги, быстро пересекла комнату и протянула записку Мейсону.

– Вот, прочитайте.

Письмо оказалось напечатанным на пишущей машинке.

«Мистер Мейсон!

Дикси сообщила мне, что Вы приехали в гостиницу, но отказываетесь с ней разговаривать, требуя моего подтверждения, что все нормально.

Я же Вам все сказал по телефону. Я объяснил, что послал Вам письмо, в которое вложен чек – Ваш предварительный гонорар. Я хочу, чтобы Вы представляли меня и Дикси. Это страшная неразбериха. Дикси Вам все подробно расскажет.

Я прошу Вас относиться к Дикси, которая передаст Вам эту записку, точно так же, как ко мне. Она – Ваша клиентка. Я обратился к Вам за помощью, потому что мне эта помощь необходима. Она для меня чрезвычайно важна, причем немедленно. Я надеялся, что смогу в этом гостиничном номере дождаться Вашего приезда, но мне потребовалось срочно уехать: возникло дело, с которым я должен разобраться сам. Я не смею описывать Вам, что оно собой представляет, потому что не имею права ставить Вас в неудобное положение.

А теперь, пожалуйста, начинайте действовать и помогите нам выбраться из этой неразберихи. Вам заплатят, причем очень хорошо.

Искренне Ваш, Моррис».

Текст письма был напечатан на пишущей машинке, а подпись в конце нацарапана карандашом. Возможно, рукой Морриса Албурга. Мейсон попытался вспомнить, видел ли он когда-нибудь, как расписывается Албург, но ему не пришел на ум ни один случай, когда бы ему приходилось с этим сталкиваться.

– Теперь наконец мы сможем переговорить, – заявила брюнетка уверенным тоном.

Мейсон молчал.

– Ну? Сможем, не так ли?

– Я хочу знать, почему здесь нет Морриса, – сказал Мейсон. – Он обещал встретиться со мной в этом номере.

– Но ему пришлось изменить свои планы.

– Почему?

– Он занят одним крайне важным делом.

– Каким?

– Защищает меня. А также себя. – Она отодвинула стул, села и обратилась к адвокату: – Мистер Мейсон, когда один человек может убить другого и его действия считаются оправданными?

– В случае самообороны.

– То есть следует ждать, пока другой не станет в тебя стрелять?

– Следует ждать, пока на тебя не нападут, или до возникновения такой ситуации, при которой любой разумный человек посчитает, что ему угрожает серьезная опасность или смерть.

– И тогда он может стрелять?

Мейсон кивнул.

– Я описал вам положения закона, касающиеся самообороны, – в общем и целом. Однако существует масса оговорок и ограничений. Закон говорит, что по возможности человек должен отступить, есть положения и о том, кто изначально спровоцировал конфликт.

– Предположим, вам известно, что за вами охотится хладнокровный, опытный, знающий свое дело убийца, который поставил своей целью вас уничтожить. У вас есть право первым его прикончить?

– При обстоятельствах, которые я вам описал, – ответил Мейсон.

– Я знаю. Но, предположим, вам известно, что человек собирается вас убить и охотится за вами. Он следит за вашим домом, сидя в машине и держа на коленях автомат, а вам удается выскользнуть через черный ход таким образом, чтобы он вас не заметил. Разве в таком случае вы не имеете права прострелить ему голову и быть оправданным?

Мейсон покачал головой.

– Почему нет?

– Потому что в такой ситуации у вас была возможность позвонить в полицию и попросить у них защиты.

Она усмехнулась с упреком в голосе.

– Просить у полиции защиты от человека, которого я имею в виду, это все равно что просить их защитить тебя от оспы или чумы… Этот человек просто проскользнет сквозь пальцы полиции – ему это не составит труда, а ты окажешься трупом еще до наступления утра.

– Вы просили меня объяснить вам пункты закона. Я это сделал. Я не пишу законы. Я их изучаю.

– Моррис сказал мне то же самое, но я ему не поверила. Мне это кажется несправедливым. Но он, как и вы, утверждал, что таков закон, а поэтому вы не одобрите то, чем он занимается.

– А чем он занимается?

– Вы слышали когда-нибудь о Джордже Файетте?

– Вы его знаете? Я хотел бы кое-что о нем выяснить.

Она горько засмеялась.

– Много людей хотели бы что-нибудь о нем выяснить. Он – убийца.

– Продолжайте, – попросил Мейсон.

– А в настоящий момент он пытается прикончить Морриса и меня.

– Почему?

– Это как раз то, что мне требуется разузнать. Я предполагаю, потому, что я – возлюбленная Тома Седжвика.

– А кто такой Седжвик?

– Его разыскивает полиция. Пытаются повесить на него убийство.

– Так что вас и Морриса Албурга пытаются убить?

– Все правильно.

– Почему? Не вижу смысла.

– Судя по вашему поведению, вы мне не верите.

– Очень возможно.

– Послушайте, нельзя спорить с фактами. Файетт пытался пристрелить меня в том переулке, который проходит за рестораном Албурга.

– А что конкретно тогда произошло? – поинтересовался Мейсон.

– Файетт следил за мной, пытаясь отправить на тот свет. Он вошел в ресторан с единственной целью: напугать меня, чтобы я бросилась бежать. Он, естественно, предполагал, что я воспользуюсь черным ходом. Если бы я хоть чуть-чуть подумала, то поняла бы, чего он добивается. Даже с влиянием, деньгами и наглостью Файетта нельзя рассчитывать застрелить женщину в переполненном ресторане, а потом просто взять и уйти. Однако ему приходилось совершать подобное и выходить сухим из воды. Невозможно рационально мыслить, если на тебя смотрит Джордж Файетт. Вы будто как кладете руку на камень и замечаете, что рядом колечком свернулась змея. Рядом с ним испытываешь похожие ощущения.

– Рассказывайте дальше, – подбодрил Мейсон, когда она замолчала. – Мне нужно знать, что конкретно произошло.

– Я вылетела из ресторана. Файетт как раз этого и хотел. В машине меня поджидал его сообщник. Файетт спокойно с невинным видом сидел за столиком и притворялся, что наслаждается ужином. А я сломя голову кинулась в подстроенную им ловушку.

– Что произошло, когда вы оказались в переулке?

– Сообщник Файетта пытался заставить меня сесть к нему в машину. Я оказалась настолько перепугана, что бросилась бежать дальше. Это, видимо, нарушило их планы. Им просто не пришло в голову, что я не сожмусь, как гармошка, и не сяду в машину, как хорошая маленькая девочка. Я сделала то, чего никто не предполагал. Я понеслась дальше по переулку. Когда сообщник Файетта сообразил, что надо стрелять, я уже покинула линию огня. Он нажал на газ, чтобы догнать меня, машина дернулась, в результате чего дверца захлопнулась. Он выстрелил во второй раз, но пуля прошла сквозь дверцу. К тому времени я уже неслась в панике и подбегала к оживленной улице, ничего не соображая. Я вылетела прямо под колеса движущегося автомобиля. В общем, это все. Я пришла в сознание в больнице и поняла, что о моем местонахождении сообщат в газетах или его будет несложно выяснить через справочную, поэтому Файетту не составит труда до меня добраться. Я встала с постели и обследовала палату, в которую меня поместили. Я нашла в шкафу свои вещи. Меня все еще покачивало из стороны в сторону, но я все равно оделась и сбежала из больницы. Естественно, я сразу же связалась с Моррисом.

– А что сделал Моррис?

– Нашел мне кое-какую одежду и предоставил шанс скрыться… Но, конечно, Моррис сам очень расстроился, поскольку понял, что Файетт одновременно охотится и за ним.

– Так что сейчас Албург предпринимает шаги, чтобы избавиться от Файетта?

– Скорее всего, мне не следовало вам этого говорить. И я не произнесу этих слов. Я просто заявляю вам, что в настоящий момент Моррис занят делом крайней важности и у него нет возможности связаться с вами, пока… в общем, в течение следующих трех или четырех часов, но он написал вам эту записку, чтобы вы понимали ситуацию.


Издательство:
Издательство АСТ
Поделиться: