Название книги:

Перри Мейсон. Дело об изъеденной молью норке. Дело об одинокой наследнице

Автор:
Эрл Стенли Гарднер
Перри Мейсон. Дело об изъеденной молью норке. Дело об одинокой наследнице

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Отправляйтесь наверх, – дал указание Мейсон. – Пол, пошли кого-нибудь из сотрудников ко мне в приемную – Герти его видела. Ее нужно пригласить сюда. Возможно, он поднялся на несколько этажей вверх, вышел из кабины и остался там, думая, что перехитрил нас. Теперь мы точно знаем, что обогнать он нас не успел бы. Подождите, я сейчас задам пару вопросов девушке, торгующей сигаретами.

– Через несколько минут к нам присоединится еще один мой сотрудник, Перри. А насчет продавщицы сигарет ты прав.

Девушка, работавшая в киоске, торгующем сигаретами и газетами, улыбнулась мужчинам.

– Чем вызван такой ажиотаж? – спросила она.

– Пытаемся найти одного человека. Не исключено, что вы обратили на него внимание.

– Скорее всего нет, – покачала головой девушка, – если только это не постоянный покупатель. Вы понимаете, что за день передо мной проходит столько людей…

– Этот человек или все еще находится в здании, или вышел практически сразу же после меня, – объяснил Мейсон. – На нем могла быть черная фетровая шляпа или он нес ее в руке. Одет в черный двубортный костюм и белую рубашку. Красный с синим галстук. На вид лет тридцать пять, рост пять футов семь дюймов, весит около ста восьмидесяти пяти фунтов. Сразу же бросаются в глаза очень густые брови.

– Боже мой! – воскликнула девушка.

– В чем дело?

– Он вышел из лифта сразу же после того, как ваша секретарша, Пол Дрейк и еще один мужчина выбежали на улицу.

– Продолжайте, – попросил Мейсон.

– Казалось, что он никуда не торопится. Он спокойным шагом направлялся к выходу, а потом внезапно повернул к моему киоску и принялся рассматривать журнал.

Мейсон и Дрейк переглянулись.

– Ты понял, что произошло, Пол? Он заметил Деллу Стрит, стоявшую у края тротуара, и завернул сюда, чтобы прикрыть лицо журналом.

– Затем он купил сигару, – добавила девушка. – А когда вы с мистером Дрейком пересекли улицу, вышел из здания и повернул налево… Наверное, я обратила на него внимание только потому, что с огромным интересом наблюдала за вами: как вы неслись через холл, мистер Мейсон, а следом за вами и ваша секретарша, и мистер Дрейк, и еще один мужчина. Естественно, я начала размышлять, что могло случиться. Он…

– Вперед, Пол, – обратился Мейсон к детективу. – Делла, мы с Полом сядем в первое же такси и поедем прямо по улице в том направлении, куда завернул объект. Ты бери следующую машину и вели водителю сделать поворот направо на первом перекрестке. Покружим по близлежащим кварталам, вглядываясь в лица прохожих: не исключено, что нам удастся его догнать.

– Что случилось? Убийство? – решил выяснить Дрейк.

– Пока нет, – мрачно ответил Мейсон.

– А что предпринимать, если мы его увидим? – поинтересовался сотрудник Дрейка.

– Садитесь ему на хвост. Вы поедете вместе с Деллой. Останавливать его не надо, но любым способом выясните, кто он такой.

Мейсон встал у края тротуара, и практически сразу же ему удалось поймать пустое такси. Они вместе с Дрейком прыгнули внутрь, проехали четыре квартала по улице, на которой находилось их здание, повернули направо и через квартал – на улицу, параллельную той, по которой ехали изначально.

– Ищем иголку в стоге сена, – заметил Пол Дрейк.

Мейсон кивнул, не отводя глаз от лиц пешеходов, снующих по оживленной улице.

– Не увеличивайте скорость, – приказал Мейсон водителю. – Когда доберетесь до следующей улицы, поверните налево, после пяти кварталов поедете назад. Таким образом нужно объехать весь микрорайон – по одной улице, потом по второй и по третьей.

– Вы что, из полиции? – спросил таксист.

– Не имеет значения, откуда я. Делайте, что вам сказано.

– Только без применения силы.

– Никакой силы не будет, – пообещал Мейсон. – Смотрите на дорогу и крепче держите руль.

Они медленно курсировали по окрестным улицам, пока наконец на одном из перекрестков не заметили такси, в котором находились Делла и сотрудник Дрейка.

– Посигнальте, – попросил Мейсон водителя. – Надо привлечь внимание сидящих вон в том такси… Прекрасно.

Когда Делла Стрит повернулась в их сторону, услышав гудок, Мейсон вопросительно посмотрел на нее, интересуясь результатами поисков.

Она покачала головой.

Мейсон показал ей, что следует возвращаться в офис, велел таксисту поворачивать к тому месту, где он их забирал, и откинулся на сиденье.

– Вот и все, Пол, – вздохнул адвокат. – Ему удалось нас перехитрить, причем дважды. Два ноль в его пользу.

– Кто он? – спросил Дрейк.

– Я нанимаю тебя, чтобы ты это выяснил.

– Я уже работаю?

– Да, ты уже работаешь, – кивнул адвокат.

– Не жалеть сил и средств?

– Раскручивай на полную катушку. Я устал от того, что какой-то мелкий мошенник делает из меня дурака.

– Он может оказаться совсем не мелким, – заметил Дрейк.

– Не исключено, но готов поставить десять против одного, что это мошенник. Делла расскажет тебе все, что нам известно. А дальше действуй, как посчитаешь нужным.

Глава 4

Когда Мейсон и Делла Стрит вернулись в контору, адвокат обратился к секретарше:

– Свяжись, пожалуйста, с лейтенантом Трэггом, Делла. Выясним, что ему известно. Вдруг нам удастся задать несколько вопросов напуганной официантке и таким образом решить хоть часть головоломки.

Делла Стрит набрала номер Управления полиции, а когда на другом конце ответили, сказала:

– Добрый день, господин лейтенант. Как дела? Это Делла Стрит… Что?.. Мистер Мейсон хотел с вами переговорить. Передаю трубку.

Делла Стрит кивнула Мейсону. Адвокат снял трубку и поздоровался с Трэггом:

– Привет, лейтенант. Как дела?

– Во что вы меня еще втянули, черт побери? – спросил Трэгг.

– Что вы имеете в виду?

– Я устроил девушку в отдельную палату с сиделкой… В следующий раз когда вы захотите, чтобы я вытаскивал ваши каштаны из огня…

– Не так быстро, – перебил его Мейсон. – Что не так?

– Вы прекрасно знаете что, – раздраженно ответил Трэгг. – Вы отлично понимали, что если бы мы сами занялись этим вопросом, то устроили бы все таким образом, что ей не удалось бы смыться. Вы притворились, будто хотите, чтобы она находилась в полной безопасности, а затем разместили ее так, что ей не составило труда…

– Вы хотите сказать, что она исчезла?

– Да, черт побери.

– Трэгг, клянусь вам, что я действовал честно. Все было именно так, как я вам обрисовал.

– Да, – в голосе лейтенанта послышался сарказм. – Как и всегда, вы намеревались сотрудничать со старыми добрыми друзьями из полиции, не так ли, Мейсон?

– Трэгг, я когда-нибудь вас обманывал?

– Обманывали ли вы меня? – усмехнулся лейтенант. – Вы столько раз…

– Возможно, я в паре-тройке случаев находился по другую сторону баррикады, – признал Мейсон. – Но разве я когда-нибудь просил вас о помощи и в то же время пытался вас как-то подставить?

– Ну… нет.

– И никогда не стану. Ее бегство такая же новость для меня, как и для вас. И я очень обеспокоен. Как ей это удалось?

– Никто не знает. Только что находилась в палате, а через несколько минут исчезла. По всей видимости, она притворялась спящей. Сиделка вышла из палаты за бутербродом и чашкой кофе. Она, естественно, утверждает, что отсутствовала не больше пяти минут, но на самом деле, наверное, с полчаса. Пациентка не доставляла беспокойства, поэтому сиделка скорее всего решила, что достаточно лишь время от времени к ней заглядывать.

– Насколько серьезны ее травмы? – поинтересовался Мейсон.

– Очевидно, просто потеряла сознание. Возможно, легкое сотрясение мозга, несколько синяков, пара сломанных ребер, на которые наложили тугую повязку, царапины. В больнице все обработали, однако врач хотел, чтобы она какое-то время оставалась под наблюдением.

– А одежда?

– Находилась в шкафу в палате. Она просто оделась и ушла.

– Деньги?

– Ни цента при ней не обнаружили. Содержимое сумочки проверили. Все у дежурного.

– Как ей удалось уйти даже без денег на такси? – удивился Мейсон.

– Меня это тоже интересует. Вы думаете, я ясновидящий? Я только говорю вам, что произошло.

– Это для меня новость, – повторил Мейсон. – А теперь, чтобы показать, что я играю по-честному, я выложу все свои карты на стол, если вы готовы слушать. Я расскажу вам все, что знаю о деле…

– Не мне, не мне, – перебил Трэгг. – У меня и так забот полон рот. Свяжитесь с транспортным отделом… Я просто пытался оказать вам услугу. И все…

– Спасибо.

– Не стоит благодарности.

– Вы не хотите, чтобы я ставил вас в известность, если события будут развиваться?

– Повторяю: я просто пытался оказать вам услугу. Меня не волнует, куда она отправилась и что делает. Что касается меня, то, думаю, она могла в любую минуту встать с постели и уйти. Только я оказался в дураках в результате… Если дело дойдет до убийства, звоните. Вы помните, что я работаю в отделе по расследованию убийств?

– Не забуду, – ответил Мейсон и повесил трубку.

Глава 5

День близился к концу, когда в дверь кабинета Мейсона постучали, это был кодовый стук Дрейка.

Мейсон кивнул Делле Стрит, и она пошла открывать.

– Привет, Пол, – поздоровалась секретарша. – Как идет сыскная работа?

– Отлично, – улыбнулся детектив.

Дрейк вошел в кабинет и опустился на закругленную ручку огромного кожаного кресла, предназначенного для клиентов. По его позе становилось ясно, что он не намерен надолго задерживаться.

– Ты очень занят, Перри? Найдешь время меня выслушать?

Мейсон кивнул.

Делла Стрит показала на пачку неподписанных писем.

– Говори, Пол, а я пока буду подписывать. Делла, мне нужно это читать?

Она покачала головой.

– То есть прямо могу ставить подпись?

– Да.

Мейсон взял ручку.

– В этом деле есть что-то подозрительное, Перри, – начал Дрейк.

 

– Продолжай, Пол. Я слушаю.

– Я не знаю, что именно.

– Тогда почему ты решил, что есть?

Делла Стрит забирала подписанные листы и подкладывала Мейсону новые. Его ручка летала над бумагой. Секретарша промакивала только что сделанные подписи пресс-папье.

– Полиция заинтересовалась, – сообщил Дрейк.

– Этого следовало ожидать.

– Но не тем, что нам известно, Перри. Здесь какой-то более глубокий интерес.

– Каким именно аспектом заинтересовалась полиция?

– Во-первых, Перри, ты передал мне квитанцию из ломбарда, выданную в Сиэтле.

Мейсон кивнул.

– А ты знаешь, что было заложено?

Мейсон покачал головой.

– Что-то на восемнадцать долларов, – сказал адвокат. – На обратной стороне стояли эти цифры, поэтому я решил, что можно заплатить восемнадцать долларов плюс один процент в месяц плюс…

– Да, ты решил, что стоимость невелика, – согласился Дрейк. – А теперь я готов открыть тебе, что там находилось.

– И что же?

– Револьвер.

– Хороший?

– Тридцать восьмого калибра, системы «Смит и Вессон».

– Ты его забрал?

– Не я. Полиция.

– Какая полиция?

– Сиэтла.

– Но каким образом? Ведь квитанция находилась у тебя, не так ли? Я велел тебе переслать ее в Сиэтл и…

– Когда вчера полиция отправилась в ресторан Албурга, они, естественно, спросили владельца ресторана, что он знает о девушке. Албург ответил, что практически ничего, лишь то, что она устроилась на работу официанткой и ей требовались деньги, тут наступило первое число и…

– Это все я слышал от него самого, – перебил Мейсон.

– Полиция провела расследование и нашла сумочку девушки, которую подобрал водитель «Скорой» и отвез в больницу. Они просто рутинно составили список содержимого.

– Люди из транспортного отдела?

– Да. Те, кто обычно занимается несчастными случаями на дорогах.

– Что дальше?

– Они обнаружили помаду, ключи, которые пока ничего не значат, пудреницу и квитанцию, выданную ломбардом в Сиэтле.

– Еще одну?

– Еще одну.

– И что они сделали?

– Послали телетайп в Сиэтл. Местная полиция отправилась в ломбард. Квитанция в сумочке была на кольцо с бриллиантом. Ростовщик вспомнил девушку и сообщил полиции, что она одновременно закладывала и револьвер. Полицейские решили на него взглянуть. Тут все и завертелось.

– Что именно, Пол?

– Мне не удалось узнать все детали, но в нашем городе началась бурная деятельность. Полиция ездит в разные места, предпринимает всевозможные действия. Ресторан Албурга кишит детективами.

– А где сам Моррис Албург?

– Это многих интересует.

Мейсон прекратил подписывать письма.

– Черт побери! – воскликнул он.

– Возможно, он отлучился по делу, – заметил Дрейк.

– Что еще, Пол?

– Албург ничего не сказал полиции о шубе, они узнали про нее от одной из официанток. Она сообщила, что Албург передал шубу тебе, а твоя секретарша ушла в ней из ресторана.

– Наблюдательные, однако!

– Ага, – кивнул Дрейк. – Но, очевидно, все объясняется завистью, да и наверняка частенько бывают разногласия, что, как мне кажется, мы можем использовать.

– Каким образом?

– Не исключено, что Албург тебя подставил или наврал с три короба.

– Албург? Боже, Пол, я ведь все это делаю для него.

Дрейк кивнул.

Делла Стрит промокнула последнее письмо пресс-папье и отнесла пачку в приемную, чтобы их отправили, затем вернулась и села за свой стол.

– Фамилия одной официантки – Нолан. Мэй Нолан. У нее могла зародиться мысль, что Моррис Албург выделяет новенькую среди других.

– Он заигрывает с официантками?

– Очевидно, нет. Но не исключено, что в этом-то как раз вся проблема. Следует рассмотреть массу аспектов. Ведь за некоторыми столиками дают лучшие чаевые, за другими столько не заработаешь, и все в таком роде.

– Все основывается на старшинстве?

– Нет, на фаворитизме. По крайней мере, девушки так считают.

– И что с Мэй Нолан?

– Она сейчас сидит у меня в конторе. Я только что попросил ее подписать заявление. Я подумал, что тебе захочется с ней встретиться.

– Естественно, – кивнул Мейсон. – Если Моррис Албург пытается срезать углы, наняв меня, нам придется показать ему, что я веду только честную игру.

– Поговори с Мэй Нолан, а потом делай выводы.

– Ладно. Приведи ее.

– Я могу сходить за ней, Пол, если вы с шефом хотите что-то еще обсудить, – предложила Делла Стрит.

– У нас нет от тебя секретов, Делла, – ответил Пол Дрейк. – Я просто ленив. Мне бы очень помогло, если на этот раз ты поработала ногами… Она у меня в конторе. Секретарша поймет, о ком идет речь. Попроси мисс Нолан зайти сюда.

– Мне каким-либо образом представляться? – уточнила Делла Стрит. – То есть ей почему-либо не следует знать, что…

– Можешь назвать себя, – ответил Пол. – У меня, по крайней мере, нет повода скрывать, на кого я работаю.

– Представляйся, – подтвердил Мейсон.

Делла вышла из кабинета.

– У тебя при себе квитанция из ломбарда в Сиэтле? – обратился Мейсон к детективу.

– Она у моего представителя в Сиэтле. Мой человек звонил, как только побывал в ломбарде. Ростовщик бегает кругами в панике.

– А он сам чист?

– Предполагается, что да, но что-то его здорово беспокоит. При сложившихся обстоятельствах мой сотрудник, узнав, что полиция забрала револьвер, не стал признаваться, что у него на руках квитанция.

Мейсон открыл портсигар.

– Сигарету, Пол? – предложил он.

– Не сейчас, – покачал головой Дрейк.

Мейсон щелкнул зажигалкой. В этот момент в коридоре послышались быстрые шаги и Делла Стрит пропустила вперед себя молодую женщину.

– Мистер Мейсон. Мисс Нолан, – представила секретарша.

– Рада встретиться с вами, мистер Мейсон.

Мэй Нолан оказалась крашеной блондинкой лет тридцати с добродушным улыбающимся лицом. Однако голубые глаза быстро и хладнокровно оценивали ситуацию.

– Присаживайтесь, – пригласил Мейсон.

– Спасибо, – вежливо поблагодарила она.

Дрейк снисходительно улыбнулся.

– Здесь нет необходимости разыгрывать спектакль, Мэй. Прямо выкладывайте все мистеру Мейсону.

Женщина злобно взглянула на детектива и заявила:

– Я и не пытаюсь устраивать перед вами представление.

– Мне кажется, вы неправильно поняли Пола Дрейка, – заметил Мейсон. – Он имел в виду, чтобы вы сразу же переходили к делу и говорили без обиняков. Он и не думал о ваших манерах, а просто сказал, что нет необходимости ходить вокруг да около.

– О, спасибо, – улыбнулась она Мейсону, хлопая ресницами. Затем повернулась к Дрейку: – Я сегодня здорово понервничала и расстроилась. То одно, то другое мешало мне как следует выспаться. Мы работаем с шести вечера до половины первого ночи без каких-либо перерывов.

– Тяжелая работа? – спросил Мейсон.

– Иногда.

– Заполняемость ресторана хорошая?

– В общем-то, когда как. По субботам не остается ни одного свободного места. В понедельник много пустых столиков. Но, конечно, каждый день бывают часы, когда все забито – традиционное время ужина, потом, кроме субботнего вечера, все понемногу затихает. Где-то после десяти уже мало посетителей. А в субботу у нас еще один наплыв – когда заканчиваются спектакли в театрах.

– Да, нелегкий труд, – пожалела ее Делла Стрит. – И все время на ногах.

– Ты, дорогуша, еще и половины не знаешь, – ответила Мэй Нолан, поворачиваясь к Делле Стрит. – Тебе повезло с работой. Боже, я… О, не обращайте внимания. Вас не интересуют мои проблемы… В общем-то, дело не в работе, а в людях, которые тебя не ценят, пытаются обвинить в своих собственных ошибках… Например, человек заказывает ростбиф и забывает сказать, что хочет, чтобы его зажарили с кровью, а затем клянется, что говорил, а ты не обратила на это внимания, он всегда ест его только с кровью и… Ладно, что тут обсуждать…

– Я думала, что вы обычно спрашиваете посетителей, в каком виде они предпочитают блюдо, когда берете заказ, – заметила Делла Стрит.

Мэй Нолан холодно посмотрела на нее.

– Я просто использовала это как пример, дорогуша.

– Вы собирались рассказать нам кое-что о Дикси Дайтон, – напомнил Пол Дрейк.

– Правда?

– Мне так показалось.

– Не уверена, что мне следует слишком часто открывать рот по поводу и без повода. К тому же я не знаю, что буду с этого иметь.

– Возможно, ничего, – ответил Мейсон.

Она задумчиво посмотрела на него.

– Вы иногда заглядываете в наш ресторан. Мне приходилось вас обслуживать.

Мейсон кивнул.

– И вы оставляете хорошие чаевые… Однако вы, как правило, выбираете кабинки, не так ли?

– Мне хочется уединиться на время ужина. Расслабиться. Если же я сажусь за один из столиков в зале, меня обязательно кто-нибудь узнает и…

– Да, вам стоило бы послушать, что о вас говорят, когда вы у нас ужинаете. Я прекрасно понимаю, что вы чувствуете. И не осуждаю вас… Мне кажется, я обслуживала вас всего два раза за то время, что работаю у Морриса Албурга. Надеюсь, что когда-нибудь удостоюсь чести подавать в кабинки, если продержусь в ресторане достаточно долго. Но, скорее всего, я помру раньше, чем уйдет официант, у которого сейчас те столики.

– Насколько я понимаю, вы – очень опытная официантка, знающая свое дело, – заметил Мейсон. – Если я оставил вам большие чаевые, это означает, что ваша работа показалась мне отличной.

– Спасибо на добром слове. Нечасто приходится их слышать. Как я уже вам говорила, если вы выбираете место в основном зале, люди вытягивают шеи и перешептываются. Когда я подхожу к ним брать заказ, они просят меня наклониться к ним и спрашивают: «А за тем столиком правда сидит тот самый Перри Мейсон?» Я киваю, а потом знаете, что они хотят выяснить?

– И что же? – заинтересовался Мейсон, подмигивая Полу.

– Что за женщина ужинает вместе с вами.

– И что вы им отвечаете?

– Что это их не касается.

– Вы собирались рассказать нам о Дикси, – снова напомнил Дрейк.

– Да? Я… Возможно, вы так решили, но…

Мейсон повернулся к Полу Дрейку и заметил:

– Мне кажется, Пол, что в этой истории с Дикси Дайтон есть что-то странное.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Пол Дрейк, встречаясь с адвокатом взглядом и понимая, к чему он клонит.

– Она не вписывается в общую картину. Я не могу это точно выразить. У меня также появилась мысль, что Моррис Албург пытался ее выгородить.

– Согласен, – кивнул Дрейк. – Правда, Мэй, очевидно, не хочет обсуждать с тобой этот вопрос.

– Я уже и так слишком широко открыла свой большой рот, – вставила Мэй Нолан.

Мейсон не обратил на ее слова никакого внимания и снова обратился к Полу Дрейку:

– Конечно, я давно знаю Албурга, и если он благосклонно относился к Дикси Дайтон и осыпал милостями, то можно с уверенностью сказать, что она их заслужила – я имею в виду своим трудом. Я думаю, что после того, как ты раскопаешь, чем она раньше занималась, ты выяснишь, что ей приходилось работать официанткой в самых дорогих и модных ресторанах в стране. Албург знал об этом и…

Мэй Нолан громко расхохоталась, прервав тем самым речь Мейсона.

Адвокат повернулся к ней, в удивлении приподняв брови.

– Да, сыщик из вас никакой, – заметила она и махнула рукой перед лицом, словно отгоняла муху. – Эта девушка – официантка? Ха! Вашему другу Моррису Албургу приглянулось в ней что-то совсем из другого репертуара, уж точно не то, что она показывала в рабочее время.

– Плохо работала?

– Отвратительно.

– Я чего-то не понимаю, – сказал Мейсон. Он постарался придать голосу удивленный тон. – Ведь Албург – прекрасный бизнесмен. Я всегда ценил его деловые качества.

– Прекрасный бизнесмен? Деловые качества? – переспросила она. – С чего вы взяли? Возможно, они отлично проявляются, когда он наводит порядок на кухне или устанавливает такие цены на подаваемые блюда, чтобы не потерять ни цента, но выкиньте из головы идею о том, что его деловые качества проявляются в работе с официантками. Боже мой, мне приходилось видеть, как девчонкам удавалось обводить его вокруг пальца. Крутили им как хотели.

– Правда?

– Готова поставить свой последний доллар. Я работаю официанткой чуть ли не с рождения, мистер Мейсон, и мне еще ни разу не приходилось видеть владельца заведения, которому не могла бы навешать лапши на уши какая-нибудь смазливая шлюха.

– Вы пытаетесь сказать, что Моррис Албург руководствуется… – спросил Мейсон с недоверием в голосе.

– Чем он руководствуется? Наверное, вы плохо знаете Морриса Албурга. А эта Дикси над ним хорошо потрудилась.

– Не теряла времени?

– Насколько быстро она работала, я судить не могу, но то, что очень тщательно, – несомненно.

 

– Очевидно, она знала его раньше, – заметил Дрейк.

Мейсон покачал головой.

– Что вы качаете головой? – потребовала ответа Мэй Нолан. – Как вы можете об этом судить? Да, Моррис Албург знал ее… Когда она в первый раз вошла в ресторан, Албург пытался навести порядок. На него иногда находит. Требовал сделать «вот это», потом «еще вон то» и «добавить сюда», вдруг он внезапно поднял голову и увидел, что эта девушка направляется к нему. У него отвисла челюсть, глаза чуть не вылезли из орбит – словно он увидел привидение.

– Что он сказал? – поинтересовался Мейсон.

– Отступил на пару шагов назад, потом улыбнулся, по нему сразу становилось ясно, что он не представляет, что делать. Он протянул руку, направился к ней, и в этот момент Дикси устроила свой первый спектакль.

– Что вы имеете в виду?

– Она заговорила еще до того, как у него появилась возможность произнести хоть слово. «Вы хозяин этого заведения? – невинно спросила она. – Насколько я понимаю, вам требуется официантка, а я ищу работу».

– И что произошло?

– Моррис Албург взял себя в руки, выпрямился и ответил с достоинством: «Пожалуйста, пройдите в одну из кабинок в конце зала. Я присоединюсь к вам через несколько минут. Я сейчас даю указания своим официанткам, объясняю, как лучше работать. Сегодня вечером ожидается много посетителей. Выберите кабинку и подождите там».

– И она направилась в конец зала?

– Снисходительно улыбнулась нам и проследовала в самую дальнюю кабинку, – сообщила Мэй Нолан.

– А дальше?

– Моррис Албург присоединился к ней и… ну, в общем, они не выходили минут десять-пятнадцать.

– А потом?

– Он вернулся в зал и представил нам Дикси. Сказал, что нанял ее на работу официанткой.

– Это произошло неделю назад?

– Да, где-то так.

– И что было дальше?

Мэй говорила рассудительно, взвешивая слова.

– Ну, ей приходилось где-то обслуживать столики, но совсем недолго и явно не в дорогом ресторане. У нее не очень-то получалось. Она, например, слишком часто бегала в кухню, не знала, как соединить два заказа, чтобы вместо двух раз сходить один. Поэтому она здорово уставала. Как только мистер Албург замечал ее усталость, он отправлял посетителей за другие столики.

– Но таким образом она ведь теряла чаевые, не так ли? – сделал вывод Мейсон.

– Да, теряла и лишалась определенной доли работы, но я считаю, что Моррис Албург каким-то образом ей это компенсировал, потому что каждый раз, когда он рассаживал посетителей за другие столики, она ему благодарно улыбалась.

– А как к этому относились остальные девушки?

– О, нам, в общем-то, было все равно. Мы готовы брать дополнительную работу из-за чаевых, но нам очень не нравилось, что, когда в ресторане было мало посетителей и появлялся кто-то из постоянных клиентов, известный тем, что оставляет хорошие чаевые, Албург немедленно отправлял его за столик Дикси. Это неправильно. Если ты хозяин подобного заведения, то тебе следует справедливо организовывать работу. Хочешь иметь друзей – поддерживай с ними хорошие отношения вне работы. Нас не волнует, чем он занимается и с кем общается, если только он честен и справедлив по отношению к нам, официанткам.

– Вы обсуждали сложившееся положение между собой? – поинтересовался Мейсон.

– В общем, нет. Моррис не любит, если мы собираемся кучками. Если он замечает, что мы о чем-то разговариваем, то обязательно что-то придумает, чтобы разогнать нас в разные стороны. Поэтому мы не особенно-то общаемся друг с другом.

– Значит, вы не обсуждали это с другими девушками?

– Словами ничего не выражалось.

– Значит, здесь, не исключено, сработало ваше воображение?

– В чем?

– В том, что вы говорили мне о фаворитизме.

– Не будьте идиотом! – воскликнула она. – Я уже слишком долго живу на свете, чтобы разобраться, водит меня кто-то за нос или нет.

Мейсон достал бумажник, вынул из него хрустящую двадцатидолларовую купюру и протянул Мэй Нолан.

– Простите, мисс Нолан, что последнее время я не садился ни за один из ваших столиков. Возможно, вы примете это в качестве извинения и в счет чаевых, которые я обязательно оставил бы, если бы вы меня обслуживали.

– Вот это я называю порядочностью! – Она определенно очень обрадовалась. – Вы отличный мужик, мистер Мейсон. И помните: если вы когда-нибудь решитесь поужинать в зале и окажетесь у меня за столиком, я обслужу вас по высшему разряду. Вы, конечно, везде получаете самое лучшее, но… В общем, спасибо.

Она сложила купюру, без стеснения подняла юбку и засунула деньги за резинку чулка.

– Что-нибудь еще? – спросил Пол Дрейк.

Мэй Нолан медленно опустила юбку.

– Да, теперь стало гораздо приятнее с вами разговаривать. Я всегда только рада оказать услугу хорошим людям… Надеюсь, вы в курсе, что мистер Албург принес ей шубу?

– Албург? – удивился Мейсон.

– Да, – кивнула Мэй Нолан.

– Он мне даже не намекнул на это, – заметил адвокат. – Я не могу поверить, что он…

– Он, он, – подтвердила официантка. – Он куда-то уходил, а потом вернулся с шубой.

– Откуда он ее взял?

– Мы с девушками сами задавались этим вопросом, мистер Мейсон. Кто-то высказывал предположение, что она хранилась в шкафу у него в квартире. Наверное, держал шубу для Дикси.

– И именно он принес ее в ресторан?

– Да. Он куда-то отправился, а когда вернулся, нес под мышкой сверток в оберточной бумаге. Вместе с ним он проследовал на кухню. Потом одна из девушек заглянула в комнату, где мы обычно переодеваемся и оставляем свои вещи. В мусорной корзине оказалась эта самая оберточная бумага… А Дикси проплакала весь тот вечер. Мы не могли понять почему, пока не увидели ее в этой шубе и следы, оставленные молью. Похоже на Морриса Албурга. Он держал шубу у себя, завернутой в бумагу. Ему даже не пришло в голову проложить ее нафталином. Когда-то эта шуба обошлась кому-то в кругленькую сумму. Лично я считаю, что Дикси никогда не могла ее себе позволить. Скорее всего шуба краденая.

– Вот это новость, – сказал Пол Дрейк. – Что-нибудь еще, Мэй?

Она подумала немного и заявила:

– Наверное, это все. Мне пора. Спасибо, мистер Мейсон.

Она ослепительно улыбнулась, встала, потянулась и поправила юбку.

Дрейк тоже встал и открыл ей дверь. Мэй Нолан еще раз посмотрела на Мейсона, улыбнулась, похлопала ресницами, пересекла кабинет, усиленно качая бедрами, а затем внезапно остановилась.

– Эй, минуточку, – воскликнула она. – Вы случайно не собираетесь пересказывать Моррису Албургу все, что я тут разболтала?

Мейсон покачал головой.

– Спасибо, – еще раз поблагодарила она.

Дверь за Мэй Нолан закрылась. Делла Стрит взяла в руки газету и постаралась разогнать запах дешевых духов.

Мейсон в удивлении приподнял брови.

– Я и не обратил внимания, что так плохо пахнет, Делла.

– Ну откуда тебе?

– Почему нет?

– Когда тебе показывают ноги и хлопают глазами? Лично я никогда не стала бы доверять этой женщине.

– Конечно, многое здесь – плод воображения, но не все, – решил Мейсон. – Давай попробуем дозвониться до Албурга, Делла.

– Десять против одного, что у тебя ничего не выйдет, – усмехнулся Дрейк.

Делла Стрит вернулась к своему столу.

– Мне нужна городская линия, – сказала она Герти, работавшей на коммутаторе.

Услышав сигнал, Делла быстро набрала номер ресторана Албурга.

– Позовите, пожалуйста, Морриса Албурга, – сказала она в трубку, когда на другом конце ответили. – Это звонят из конторы мистера Мейсона. Что?.. Когда?.. Когда вы его ждете?.. Попросите его, пожалуйста, связаться с мистером Мейсоном, как только он вернется.

Делла повесила трубку и обратилась к адвокату:

– Он вышел два часа назад, и больше от него ничего не слышно.

– Кто-нибудь знает, где он?

– Очевидно, нет. В ресторане сказали, что не представляют, как с ним связаться, но, как только он появится, они сразу же передадут, что мы звонили.

Местный телефон на столе Деллы Стрит взорвался тремя короткими звонками.

– К нам направляется лейтенант Трэгг, – сообщила Делла Стрит Мейсону. – Это кодовый сигнал, о котором мы договорились с Герти…

Открылась дверь из приемной. На пороге стоял лейтенант Трэгг в штатском. Он обвел глазами кабинет адвоката.

– Привет всем, – поздоровался он. – Вы заняты, Мейсон?

– Конечно, нет. Я просто арендую офисные помещения, чтобы меня никто не беспокоил, когда я раздумываю, как мне лучше сыграть на скачках. Я раньше заполнял бланк на углу на улице, но меня здорово отвлекал шум проезжающих мимо машин, поэтому я решил обосноваться здесь.

Трэгг вошел в кабинет, плотно закрыв за собой дверь.

– Не сердитесь, Мейсон. Я всегда предоставляю Герти возможность предупредить вас, что направляюсь сюда, и остаюсь в приемной достаточно долго, чтобы вы успели спрятать то, что не хотите мне показывать. Но я считаю, что достоинство сотрудника правоохранительных органов унижается, если он долго сидит в чьей-либо приемной.

– Знаю, – с симпатией в голосе сказал Мейсон. – Следует думать о деньгах налогоплательщиков, даже если для этого требуется пренебречь временем одного налогоплательщика.


Издательство:
Издательство АСТ
Поделиться: