Название книги:

Лесовик. Хаос повсюду

Автор:
Евгений Старухин
Лесовик. Хаос повсюду

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Старухин Евгений

© ИДДК

День первый

Вот и прошло время моего обучения. Месяц меня мурыжили эльфы, ровно месяц. Целый месяц гоняли по своим полигонам эти гребаные безликие. Раньше я думал, что было тяжело, когда проходил тот милый пещерный лабиринт. Как же я ошибался. Это оказалось легче лёгкого. А вот пройти лабиринт на полигоне безликих, моментально перестраивающийся по желанию владельца, да ещё и под действием различных ядов, вызывающих то тошноту, то головокружение, то жар, то озноб, то мурашки по всему телу – это дорогого стоит. Лицо сдержал своё обещание и испытал на мне свои знания алхимии. Не могу сказать, что это было приятным впечатлением. Да вообще мало что можно назвать приятным в этом обучении. Пожалуй, самое лучшее – то, что оно закончилось. И да, мне на это потребовалось полтора месяца. Полтора месяца я пытался пройти этот проклятый лабиринт, и вот сегодня мне удалось это сделать, хвала всем богам! Лицо тут же сказал, что моё обучение окончено, но добавил, что можно меня ещё погонять, хотя смысла в этом особого и нет. Да, прохождение изменяемого лабиринта, который сам по себе огромная полоса препятствий, да ещё и противники в виде безликих в наличии – это просто кошмар.

Сейчас бы для меня пройти полосу препятствий, что была в пансионате у охранников, было проще простого, конечно если бы она существовала в виртуале. В реальности я пока ещё не готов к таким приключениям. Тут же нельзя переродиться. А ведь сколько раз меня что-то убивало в этом грёбаном лабиринте. Я даже со счёта сбился. Зато, пока длилось время возрождения в виртуале, успевал немного потренироваться в реальности. Мои охранники-учителя каждый мой выход из капсулы встречали ехидными смешками и замечаниями, вроде: «Опять?», «Ну что ж ты такой неловкий?», «Может, перестанешь мучиться?», «Не надоело умирать?», «Какие эльфы молодцы, не то что ты…». В реальности меня тренировали на уклонение от мячиков, что тоже не способствовало буйному восторгу. Постоянно получать даже резиновым мячиком, пущенным в ход профессионалом своего дела – то ещё удовольствие. Кстати, уворачиваться я научился довольно сносно. Во всяком случае, результат говорит сам за себя: от трёх из пяти мячиков мне удаётся увернуться. При условии того, что их кидают от всей души и такие профессионалы, как Коля и Игорь, я считаю, что результат весьма значительный.

Хотя недавно Игорь уронил фразу, что от пули я увернуться не смогу, а от брошенного камня скорее всего – да. На мой невинный вопрос о том, что неужели можно увернуться от пули, услышал небольшую лекцию о качании маятника. Это весьма специфическое упражнение позволяет уклоняться от пуль, при этом сокращать дистанцию со стреляющим противником для дальнейшей его нейтрализации. На мою просьбу о демонстрации получил практически мгновенный тычок под дых от только что находившегося в другом конце комнаты Игоря, к тому же стоявшего ко мне спиной. Я даже не думал, что можно так быстро передвигаться. Он словно телепортировался с одного места в другое. Мда, талантливые у меня телохранители, ничего не скажешь, а мне до них ещё расти и расти.

После мячиков была постановка правильного удара. Как сказал мне Игорь, один правильный удар может решить чью-то судьбу, возможно, мою. После этого спорить с ним не хотелось и последние недели две я занимаюсь только тем, что под чутким руководством телохранителей постоянно долблю по груше, принесённой и подвешенной к потолку Игорем. В общем, реальность не сильно балует событиями. Самое странное в этом то, что ну не ощущаю я себя будущим Мухаммедом Али или Брюсом Ли, и тратить на это своё время как-то не очень хочется, но это отчего-то затягивает, выматывает до полного изнеможения и затягивает, затягивает в свои сети. В то же самое время игры, в которые я играю с тренером, якобы отдыхая, не дают мне расслабиться ни одной секунды. Например, пятнашки – надо дотронуться до корпуса или головы противника. Мне пока удаётся с трудом. На каждый мой тычок приходится четыре-пять тычков от тренера. И это при том, что он не старается работать в полную силу. Я же вижу, что все его движения какие-то вялые неторопливые, но тем не менее, преодолеть его своими якобы быстрыми – не могу, практически каждый мой удар отбивается, а вслед за ним мне прилетает сразу парочка новых, которые я не могу заблокировать при всём своём желании.

Как говорит Игорь, я неэкономно трачу свои ресурсы, слишком тороплюсь и напрягаюсь, а надо быть проще и расслабленнее. А как это сделать, если я даже на такой скорости не могу его достать? Когда же он включает свою полную скорость, то буквально вдавливает меня в угол своим напором, а то и вовсе роняет как какое-то чучело. Мда, не боец я, не боец. А вот буду ли? Да и безликие в этом сомневаются. Мне для этого предстоит очень много сделать как в реале, так и в виртуале. Меня вытолкали из пещеры, тут же завязали глаза и куда-то поволокли. И вот я уже снова в своей пещере напротив жилы, а эльфы шустро удаляются в направлении соседней, где по-прежнему продолжаются скачки с моим другом Степашкой. Да, ему недолго удалось оставаться в великой библиотеке. Даже месяца он не продержался. А всё виной моё отсутствие в Сонном городе. Ведь тролль выдавал всем нашедшим его задание на поиск переводчика. А таковым пока являюсь только я. Следовательно, всем этим транжирам, попавшим в библиотеку, нужен был именно я, а моя бренная тушка у эльфов в лабиринте. И это весьма печально, ведь это убило весь интерес игроков, а следовательно и продление абонемента тролля. Чему Степашка не сильно рад, вернее совсем не рад и потому вовсю сейчас отрывается на ушастых.

За время моего обучения успели пройти и Новый год, и Рождество. Когда я попытался заикнуться Лицу о праздниках и о своём желании прогуляться в какой-нибудь город, посмотреть на праздник, то был безжалостно отправлен в лабиринт. А там мне пришлось весьма несладко. И Новый год я встретил там же, и Рождество. Единственным отличием, которое сделали для меня эльфы, было то, что они переоделись в какие-то карнавальные костюмы. Это добавило мне злости. Ведь очень похоже было на то, что они периодически куда-то на праздник улепётывают, поодиночке или по двое, и только я как проклятый суечусь в этой пещере. Сирано со товарищи периодически присылали мне на игровую почту фото из разных городов игры, как они отдыхают. Да, они себе устроили праздничные каникулы. На праздники пахать в шахте почему-то не захотели. А вот мастер Гронхельм оказался энтузиастом своего дела и вкалывал примерно так же, как и я. Развивал наше дело семимильными шагами. Он изредка, примерно раз в неделю появлялся у эльфов в гостях и давал мне полный отчет, также спрашивал моего мнения по поводу дополнительной рекламы продукта. Да, нашими визитками пользовались уже почти все хоть что-нибудь значащие хаоситы. Кстати, у нас появились последователи и подражатели. Правда, их качество пока оставляло желать лучшего, но некоторые клиенты уже переходили к ним, так как у нас уж очень дорого. Зато на таких жадин более рачительные покупатели, купившие визитки у нас, смотрели как на плесень. Ещё бы, они же не поскупились на качество и приобрели стоящую вещь, а не дешёвую подделку, на которой даже не стоит клеймо фирмы. Это был довольно чувствительный удар по конкурентам, ведь из этих «жадин» процентов семьдесят потом всё равно заказывали некоторую часть визиток и у нас. Так сказать, разбавляли количество качеством.

Все новогодние ивенты я умудрился пропустить. Не могу сказать, что там было что-то сверхъестественное, но Сирано и Бармаклей были в восторге. Они мне по почте расписывали свои приключения. То они участвовали в поединке снежками, то в конкурсе на самого большого снеговика, то во взятии снежной крепости в вырезании ледяных скульптур. Мне даже прислали фото скульптуры, которую они сделали общими усилиями. Давно я так не смеялся. Это непонятное нечто они назвали «Дань сюрреализму». Разумеется, выиграть им не удалось, но они не расстроились. Кроме этого во многих местах устраивали катания с ледяных горок, кулачные бои для желающих, раздачу бесплатных угощений. Ну и конечно же задания на победу специальных новогодних монстров. Куда же без этого. За некоторых весьма специфических в качестве награды даже выдавали очки характеристик. Правда, победить такого монстра было весьма проблематично. Ведь они встречались редко и своими параметрами подстраивались под атакующую группу, причём так, чтобы они могли победить только на пределе своих сил и выносливости, и если хоть на каком-нибудь моменте ребята ошибались, то вся группа погибала. В общем, таких побед было не так уж и много. Хотя некоторые пытались завалить монстра по несколько раз, и им это даже удавалось. Кстати, игроки довольно скоро выяснили, что атаковать группами больше пяти человек просто не имеет смысла – победить практически невозможно. Все эти рассказы не добавляли мне радости в пещере у эльфов, но любопытство всё равно заставляло открывать письма от друзей. И опять меня мучила зависть.

Кстати, я не совсем понял, почему моё обучение закончено, если всё это время я только и делал, что бегал, прыгал, уклонялся, кидался камнями, но ведь не было ни одного спарринга, ни одного урока по применению оружия. Неужели это всё, чему меня могли обучить эльфы? Не похоже, сами-то они и оружием неплохо владеют, и магией. И отчего эта мысль пришла мне в голову только сейчас? Видимо, сказалась эйфория от прохождения лабиринта. А ведь мне ещё предстоит обучиться магии у доброго мага Силестрия, который испытывает ко мне прямо-таки душевную любовь и трепет. Стоп! А может, дело тут в том, что мой костюм почти закончил своё действие, остался только последний день. Елки зелёные, как меня Лицо-то нагло обманул! Ведь это моё обучение закончилось не потому, что я прошёл лабиринт, а наоборот, я прошёл лабиринт именно потому, что закончилось действие моего костюма и значит, эффект от прыганья, кувыркания, падений, избиений и прочего разнообразия весёлого времяпрепровождения в гостях у эльфов подошёл к концу. Следовательно, эффект стал вполне обычным и смысла в дальнейшей моей тренировке повышения характеристик Лицо не увидел. Теперь надо тренировать навыки. А значит, мне и правда прямая дорога к Силестрию, а потом ещё и опять вернуться к эльфам, чтобы научиться владению сталью. Готов поспорить, что этого хитрого ушастого сейчас в соседней пещере нет, специально куда-нибудь слинял, чтобы я из него не вытягивал информацию по поводу моего такого подозрительного прохождения лабиринта.

 

А вообще за это время весьма неплохо я так прокачался. Хотя эти полтора месяца меньше всего были похожи на игру, скорее на постоянный труд изо дня в день, изо дня в день. Но оно того стоило. По крайней мере, результаты довольно впечатляющие: ловкость поднялась до трёхсот сорока пунктов (а куда бы она делась при таком-то режиме тренировок?), восприятие до двухсот тридцати трёх (глаза надо иметь даже на затылке и не только глаза, но и уши, ноздри, руки ноги, интуицию, в общем, быть внимательным всегда и везде), сила до двухсот девяносто пяти (условие постоянного перегруза с меня никто не снимал, так что приходилось тяжелее вдвойне), выносливость до трёхсот тридцати (опять же перегруз и изобретательность Лица в различных ядах, они, оказывается, тоже на неё могут воздействовать), мудрость до ста восьмидесяти (ну это в основном за счёт роста моих навыков, а не из-за того, что как-то приходилось мудрствовать), интеллект до четырёхсот пятидесяти восьми (это всё из-за повышения навыков сопротивления магии, ведь те поднялись уже до ста восьмидесяти восьми), здоровье до трёхсот трёх (эти грёбаные эльфы просто звери, травить меня ядами, наносить травмы, заставлять при этом бегать, уворачиваться и что-то там отвечать – это потрясающая прокачка для здоровья, но какая же пытка!), даже удача прибавила три пунктика и стала равна тысяче ста пятидесяти.

Ко всему прочему я теперь очень быстро бегаю: атлетика и акробатика из-за постоянного перегруза росли как на дрожжах, и сейчас эти навыки благополучно перевалили за полторы сотни. Наблюдательность доросла до ста двадцати, режим постоянного жёсткого прессинга сказался на ней очень даже неплохо. Когда тебе в любой момент может прилететь в затылок огромным булыжником, то голова сама начинает вращаться на триста шестьдесят градусов без каких-либо усилий со стороны. Ночное зрение поднялось только до пятидесяти шести, хотя в пещере света не было совсем, и почему оно прибавило так мало, не понимаю. Может, я мало смотрел, а много слушал? Кстати, очень на то похоже, ведь острый слух добрался до девяноста трёх. Стойкость мне эти ушастые тоже неплохо прокачали, а как бы я ещё всё это вытерпел? До ста семидесяти пунктов. Скрытность и тихий шаг доросли только до тридцати пунктов – не очень часто я ими пользовался, всё больше бегал, как бешенный лось. Альпинизм подрос до пятидесяти – ведь бегать приходилось не только в горизонтальном направлении, но и вертикальном тоже – лабиринт у безликих весьма неоднозначная вещь. Пара пунктов добавилась к критическому удару – очень и очень неплохо мне иногда удавалось приложить эльфов. Впрочем, они всегда работали лучше, чем я, да и было их больше, так что мои жалкие потуги сопротивления пресекались на корню.

Но благодаря постоянно получаемым шишкам от прилетающих в меня камней прокачалась также и резиновая кожа, и составляла сейчас уже девяносто восемь пунктов. Впрочем, эльфы не ограничивались одними булыжниками, иногда пускали в ход и всякое режущее колющее, так что вместе с резиновой подросли и железная кожа до тридцати, и каменная до двадцати семи. Магия жизни поднялась до восьмидесяти семи – ведь лечил я себя постоянно и от всего: порезов, синяков, ссадин, ран, травм. Да, меня научили парочке заклинаний, специально на эти случаи. Причём таким, которые вылечивают от травм не сразу, а постепенно. Поэтому какое-то время мне приходилось двигаться с довольно серьёзными повреждениями. А не двигаться было нельзя – тогда наваливались всем скопом и забивали меня до состояния котлеты. Такого испытания хватило с одного раза и больше повторений не хотелось, зато всё доходчиво и понятно. Кстати, посмотрев на меня в этом состоянии, мои друзья резко сбавили пыл к обучению у безликих, а то всё время до этого тоже пытались напроситься, но после зрелища меня в таком виде отчего-то перестали.

Метательное оружие доросло до тридцати девяти – булыжники эльфов прилетали к ним обратно с не меньшей эффективностью, чем в меня. А благодаря то ли моей удаче, то ли ещё чему, рос мой навык акупунктуры, ведь попадал я довольно точно и убойно. Она у меня уже на двадцать четвертом уровне. А убойность – это травмирование, и оно на тридцатом. Магия огня доросла до сорока трёх пунктов, да, я не оставался невинной овечкой на заклании и отвечал всем, чем только мог этим злобным эльфам. Не один живой факел убегал от меня, внезапно получивший в свою сторону «струю пламени». Магия воздуха доросла до сорока, а что, воздушный щит – неплохое заклинание, да и воздушный бросок, усиливающий мои снаряды – не последнее дело. Кстати, может, именно это оказало такое значительное влияние на рост навыка травмирования, или всё же задранная в небеса удача? Но надо сказать, что колдовать в режиме постоянного стресса не так уж и просто, видимо, поэтому моя концентрация доросла до пятидесяти девяти, с лёгкостью опередив магию огня.

Ещё эльфы оказались весьма забавными затейниками в планировании лабиринта и иногда его перегораживали запертые двери. Столкнувшись с таковой в первый раз, я был в шоке и попробовал прорваться через преследующую меня толпу. Не удалось. После этого состоялась лекция по поводу устройства различных замков и небольшая практика по их вскрытию. Надо сказать, у меня неплохо получалось, спасибо за это моим достижениям от воровства. Меня отпустили в лабиринт только по достижении пятнадцатого уровня в навыке взлома. Зато потом, уже имея опыт знакомства с этим препятствием и немного усвоив прослушанную от Лица лекцию о пользе навыка взлома, начал пытаться такие двери взламывать. И теперь, в итоге, мастерство взлома у меня доросло до сорока девяти. Однажды рядом с дверью оказался непонятно зачем одетый в одежду обычного разумного голем. Причём эта скотина была настроена на попытку взлома двери. После этой встречи мне пришлось прослушать лекцию о пользе карманных краж: оказывается, одет он был для того, чтобы я попытался его обворовать: ключ от двери находился у него. Повторилась история со взломом: лекции, практика (для практики использовалось некое чучело с колокольчиками, которое звенело при каждом моём лишнем движении; интересно, а как обучаются этому навыку другие игроки?) и выпуск в лабиринт после получения пятнадцатого уровня навыка. Кражи поднялись не так сильно, как взлом: всего до двадцати пяти. Уклонение и гибкость до семидесятого уровня, а вместе с ними и предвидение до пятидесятого. Ведь в меня постоянно летела такая куча мусора, что порой я просто диву давался, откуда эльфы столько его берут в своём лабиринте. А медитация доросла всего до жалкой десятки – некогда было рассиживаться и познавать дзен. Эльфы вообще жуткие торопыги и мне приходилось подстраиваться под их ритм. Также до десяти пунктов поднялся кулачный бой, что вообще-то довольно странно – кулаки пускать в ход приходилось редко, ведь с одного удара эльфа уложить не могу, а подзадержись я хоть на чуть-чуть, так их набежит целая толпа и там уже будет не до драки. К своему глубокому сожалению, попользоваться разрядом и ледяным касанием мне толком не удалось, ведь для этого надо дотронуться до цели, а мне как-то было не до этого, потому магия воды и магия электричества у меня до сих пор не открыты.

Из достижений за время обучения у эльфов получил не так уж и много: Антимаг и Антимаг-2 за сто и сто пятьдесят пунктов в сопротивлении каждому из видов магии. Надо сказать, что за такие условия получения бонус от достижения мог бы быть и побольше, нежели стандартный, но моего мнения разработчики не спросили. Бонусы от получения достижений у безликих сразу я решил не тратить, а вложить их после окончания обучения. Надо сказать, получилось совсем не густо, даже как-то непривычно: всего восемь очков характеристик и одно навыка. Оставим всё по-прежнему: в удачу и критический удар.

За время моего нахождения в лабиринте несколько раз накрывала тоска по лесу. Эльфы пытались заставить бегать и в этом состоянии, но у них ничего не вышло, все их усилия вышли жалкими потугами по сравнению с тем, как меня крутит дебаф. В результате меня рано или поздно отводили в заветную рощу к патриарху деревьев. Там я пару раз беседовал со своим учителем-лешим. Он даже пытался научить слушать и понимать лес. Надо сказать, что это было не бесполезно. Если до этого я ощущал себя в лесу как дома, то теперь лес стал моей семьёй, я могу лучше чувствовать его и понимать нужды. Да, у леса, как единого организма, тоже они имеются, как это ни странно, и их отнюдь не меньше, чем у обычных разумных, а скорее даже больше, ведь лес – это ареал обитания множества организмов и его потребности – это совокупная потребность этих организмов. Под организмами в данном случае я имею в виду всё живое в этом лесу: деревья, животные, птицы, кустарники, насекомые и даже трава.

Когда это впервые озвучил мой учитель-леший, мне несколько поплохело. Я как представил совокупную потребность всей этой живности, так отчего-то сразу расхотелось быть лесовиком, но старичок-боровичок побил меня своей панамкой, подключенные им к развлечению белки закидали шишками, и сразу отпустило такое малодушие. Тут же вернулось всё на круги своя и я с прежней жизнерадостностью начал смотреть в будущее. Особенно после того, как из леса вышел лось и угрожающе наклонил в мою сторону увесистые рога. За каждое такое общение с моим лесным учителем я получал по одному-два очка класса, зависело от настроения учителя и качества усваивания мной материала. Однажды получил даже сразу три очка, но леший тогда был просто в ударе: смеялся, шутил, радовался, каждое дерево обнял и даже меня хотел, но некоторая разница в росте его тогда остановила. Я чуть не спросил, что с ним произошло, а потом подумал, что этот вопрос может вывести его в обычное состояние и отказался от этой затеи. На мой взгляд, в этом отношении я был очень даже прав. Итого я получил четырнадцать очков класса за восемь посещений рощи. Не сказать, что очень много, но с учётом обязательности посещений пусть хоть столько будет.

Самым, наверное, приятным бонусом от моего обучения у безликих было отсутствие необходимости ежедневной готовки. Чисто физически не оставалось на это сил, меня выматывали донельзя. Кстати, до этого момента я и не думал, что так не люблю готовить, а оказывается, приготовление пищи тоже может надоесть, если постоянно готовить изо дня в день на огромную ораву народу. Но ведь это тоже даёт свои плюсы, прокачивается профессия. О, кстати, по поводу профессии: пойду-ка я жилу подолблю, соскучился что-то. Удар. Удачно. Аметист удачи вылетел. Ещё удар. Опять. Э-э-э… Долбил жилу примерно час. Выводы неутешительные: примерно каждый пятнадцатый мой удар добывает один камень. А это больше уже явно не в полтора, а в три, если не больше, раз. Это же мне можно только рудокопством заниматься – озолочусь. Вот только, если об этом кто-то узнает – мне кранты. Причём, даже если этими «кем-то» будут мои соклановцы. Я тогда живым не выйду, пока не докопаю эту жилу целиком, а они будут сидеть и в потолок поплёвывать, подсчитывая проценты от выручки. Хотя с другой стороны, а чем плохо? Подумаешь, одному придётся работать, так ведь профессия качается, а это тоже бонус. А если нацепить на себя всякие там колечки? Тогда процент выпадения камней ещё больше станет. Да уж… Похоже, придётся-таки стать для клана курицей, которая несёт золотые яйца, как бы я от этого ни отлынивал. Что ж, лучше начинать раньше, чем позже. Так что повкалываем. А если учесть, что такими темпами у меня ещё и навыки рудокопа подрастут, то скоро я стану экскаватором. А с учётом того, что мастер Гронхельм нашу руду очень удачно пристраивает в ручки и карточки, то доход растёт прямо как на дрожжах. Куда бы ещё вот так аметисты удачи научиться пристраивать?

– Чего это ты решил податься в энтузиасты рудокопания? – раздался внезапно сзади голос Сирано. И когда только успел подкрасться? – Или тебе не даёт покоя слава великого Стаханова? Хотя он вроде не руду копал, а уголь… Так что извини, его перещеголять тебе не удастся, да и кирка слабая замена отбойному молотку. И я так думаю, что данный товарищ вкалывал не один, а в тандеме, просто все вершки записали на одного, чтобы показать, как может трудиться homo soveticus.

– Ты не прав, Сирано! – тут же оборвал его Бармаклей, – В советские времена, конечно, были приписки, не без этого, но ведь и таких показателей люди добивались, какие сейчас и не снятся современникам.

– Это ли не доказательство моей версии? – ехидно оскалился обладатель роскошной шляпы, которую он по своему обыкновению во время разговора вертел в руках.

 

– Нет, это исключение из нынешних правил. Когда человека ведёт идея, для него нет ничего невозможного.

– Ну ты загнул, ещё давай меня за коммунистов начни агитировать!

– А что за них агитировать? Мы уже эту тему не один раз обсуждали.

– Ну да, и решили, дедушка Ленин основоположник системы отпусков, а также СССР – родина слонов.

– Не надо ля-ля. Про слонов речи не было!

– Ох и нудный же ты тип, Бармаклей! С тобой никакой каши не сваришь. Кстати, по поводу каши! Лесовик, а может, ты нам уже кашку приготовишь вместо этого бестолкового махания киркой?

– Почему же бестолкового? – удивился я.

– Потому что киркой махать кроме тебя могут ещё трое, а вот готовить умеешь ты один, мы как-то рылом не вышли.

Оставалось только согласиться с такими доводами. Дальше вместо разговоров раздавался только постоянный грохот от ударов кирок о жилу. Меня сменили, и я теперь вовсю кашеварил. Вот только не оставляли мысли о предстоящем обучении у мага Силестрия. Как он там поживает в новом теле, затаил ли обиду? Выживу ли во время занятий?

– Э-ге-гей, пещерные! Как поживаете, болезные, без белого света во тьме кромешной? – голос внезапно появившегося мастера Гронхельма прямо-таки звенел радостью и счастьем.

– И тебе не хворать, гноме! – без особого восторга ответил Сирано, – А может, махнёмся, ведь вам, гномам, я слышал, по душе в пещерах обретаться?

– Э, нет, дружище, не на того напал! У меня дело, и оно не здесь, а в городе, сюда же я как всегда за металлом приковылял.

– Ну да, ну да… Нет бы помочь с жилой, сейчас отмазки лепить начнёт, что без него всё дело встанет и ему тут прохлаждаться никак нельзя…

– Конечно нельзя, конечно встанет, родной ты мой соклановец, кто же вместо меня будет контролировать сеть моих печатных мастерских?

– Ого, уже сеть! – невольно вырвалось у меня.

– О! А тут и наш лидер появился! – гном чуть ли не моментально оказался рядом, хотя я стоял на довольно приличном расстоянии. Подойдя же, тотчас принялся ковырять, щупать и вертеть мой костюм. – Ну да, ведь и правда первичный срок работы костюма подходит к концу. Я же дырявая голова совсем об этом забыл. Ну надо же… – впрочем, ему практически тут же пришлось поплатиться за свою бестактность и беспечность – костюм от души долбанул его магией воздуха.

В результате гнома отбросило в сторону жилы, откуда как раз шли остальные мои соклановцы.

– Эк он меня приложил-то, а? – отчего-то обрадовался гном, – Нет, вы видели, видели? Какую же качественную вещь я сотворил. Уже все сроки годности завершились, а магией долбит по-прежнему от души. Экая силища-то!

– Нашёл чему радоваться, убогий! – поднимая его, протянул Бармаклей, – Или тебя головой приложило? Так мы можем кусочек руды предложить для компресса по смешной цене всего-то за тысячу золотых.

– Чего? Ты, похоже, не меньше меня головой ударился! Где ты видел такие цены? Да с такими соклановцами никаких грабителей не надо – в родном клане разденут, разуют и скажут, что так и было задумано. Кстати, раз уж весь клан собрался, то самое время решить дело с выбором казначея, как считаете?

Все тут же выразили бурное согласие с последним предложением. Сирано же выступил вперёд из стихийно образовавшегося круга и выдвинул своего протеже:

– Предлагаю основной кандидатурой рассмотреть Бармаклея. Товарищ показал себя со всех сторон замечательно, сколько денег благодаря ему было поднято – не счесть, беречь их он также умеет и за клановым хозяйством всегда будет достойный пригляд.

Грум Бараш тут же горячо поддержал идею Сирано.

– На одних только приключениях Лесовика в хранилище сколько клан умудрился заработать? Сколько на эти деньги открыли новых мастерских по печати? Почитай, уже все основные города фракции под себя подмяли. Довольно приличное количество филиалов у гномов. Потихоньку к людям пробиваемся и даже к демонам. Причём с последними неожиданно лучше дело пошло, чем с людьми, такого эффекта вообще никто не ожидал. Тут первую скрипку сыграло тщеславие почти всех владык, они за эти наши визитки чуть ли не рога готовы друг другу пообломать.

– Ну да, а моего вклада в этом деле, конечно же, никакого нет, и в деле расширения я никак не участвовал, да? И с этими рогатыми парнокопытными тоже не я договаривался? Мастерские сами собой появились? И никто их не контролирует, не следит за развитием бизнеса, прибыль не вкладывает в расширение. Всё это как-то само происходит, так что ли?

– Ну и чего ты завёлся? Сам же прекрасно всё понимаешь, что все твои усилия сейчас направлены именно на развитие сети мастерских, так когда тебе ещё и делами клана заведовать? Или ты хочешь, чтобы ни там, ни там толком не получалось? Чтобы было серединка на половинку?

– Да нет, конечно, я только добра всем нам желаю, но я как-то сам хотел заняться делами клана, мне это привычно, я уже начал довольно крупными суммами ворочать, так что…

– Так что тебе будет не до клана.

– Сирано, а может, он прав? – подал голос Бармаклей, – Может, и правда отдать ему заведование клановыми финансами, всё-таки он местный, у него подвязок больше может быть.

– Ну, Клей, о чём ты говоришь, на первых порах это действительно так, но дальше-то? Неужто игрок не обойдёт непися по репутации?

– А ты представил себе, какую репутацию наберёт наш мастер Гронхельм, если у него станут печатать визитки все самые важные шишки нашего мира? Да у него же будет запредельный уровень репутации. Да и потом, возня с финансами отберёт всё свободное время, и жилу вы тогда будете колошматить вдвоём.

Договаривал свою речь Бармаклей, улыбаясь во все тридцать два зуба, или у гномов их другое количество?

– Хм, если так ставится вопрос, то тут действительно надо подумать, – протянул Сирано, мастер же Гронхельм сиял как новенький золотой.

– Да чего тут думать! – первым не выдержал Грум Бараш, – Я за мастера Гронхельма!

– Эвона ты как заговорил, – невольно воскликнул Сирано.

– Я, пожалуй, тоже буду за своего учителя, – решил я поддержать гнома, тем более, что, судя по лицам, солидарное решение все уже приняли.

– Как ты мог! – картинно заломив руки, запричитал Сирано.

– Ну а я беру самоотвод, – завершил дискуссию Бармаклей.

– И ты, Брут! – Сирано сорвал с себя шляпу и отбросив её в сторону, явно рисуясь вонзил в себя воображаемый кинжал. – Все меня предали! Никто не поддержал моё предложение! О горе мне, горе. Никто не ценит моего мнения, никому оно не нужно!

– Кончай паясничать, клоун! – процедил Бармаклей. – Выборы закончены. Да ты и сам прекрасно понимаешь, что если бы казначеем стал я, то либо началось противостояние между руководителем приносящего наибольший доход предприятия и мной, либо моя должность превратилась в синекуру. И зачем нужно такое счастье?

– Ну если ты так ставишь вопрос, то тогда конечно, полностью с тобой согласен, мудрейший!

– Сирано, прекрати, а? – не выдержал уже Грум Бараш, – Чего ты добиваешься? Не вымучивай шутку, если не выходит, сам же это постоянно твердишь.

– Мда, пожалуй ты прав, Грум. Пусть будет по-вашему. Итак, друзья, казначей у нас нынче имеется, глава клана тоже, так давайте определимся с дальнейшим нашим развитием. А то численный состав оставляет желать лучшего. Нет, в нём, конечно, собраны лучшие из лучших, но количество всё равно довольно неутешительное.


Издательство:
ИДДК
Серии:
Лесовик
Поделится: