Название книги:

Школа чернокнижников. Тёмная метка

Автор:
Матильда Старр
Школа чернокнижников. Тёмная метка

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Я шла по коридору академии, и он казался непривычно широким и светлым, словно пока я лежала в лазарете, какой-то могущественный маг раздвинул стены с помощью сложных пространственных заклинаний.

Но, разумеется, никто не стал бы двигать тут стены.

Просто после тесной палаты все остальное теперь казалось огромным.

Я провалялась там почти целый месяц, хотя была почти уверена, что через несколько дней вернусь к занятиям. Но нет. Повреждения от магических ударов – это не какая-нибудь простуда, они не проходят бесследно за неделю.

Только мне начинало казаться, что я чувствую себя отлично и уже готова вгрызаться в гранит науки, как вдруг хлоп – обморок на пустом месте, а лекари обеспокоенно перешептываются, плетут нити заклинаний и отпаивают меня отварами. И снова о выписке уже не может быть и речи.

Как же скучно болеть! Хорошо хоть я не осталась там совсем одна.

Филая притащила мне все нужные учебники и сама забегала, когда выдавалась свободная минутка. Только вот этих свободных минуток со временем становилось все меньше и меньше. Учебная программа набирала обороты, заданий становилось все больше, а ведь еще курсовая!

Время от времени они приходили вместе с Риланом, пересказывали последние новости, Рилан много шутил. В общем, мое пребывание в лазарете никак нельзя было назвать тоскливым или печальным. Все было неплохо.

На самом деле нет.

Все эти долгие дни я ждала и надеялась, что ко мне заглянет один особый гость. Магистр Линард, наш ректор.

В первые дни я ужасно боялась, что он придет. Не слишком-то здорово я выглядела, да и больничная пижама, конечно, со всех сторон удобная одежда, но привлекательности она не добавляет.

Но ректор не появлялся. Даже не собирался меня навестить!

Я начала злиться. В конце концов, он же спас мне жизнь! Неужели ему совсем не интересно, как я себя чувствую и вообще, как идет выздоровление?

Потом эти мысли уступили место другим.

С чего я вообще взяла, что я хоть сколько-то ему важна? Глупость ведь. На самом деле он совершенно не собирался выделять меня из числа студентов, просто обстоятельства так складывались. Я то брошусь под его магическую повозку, то попаду в передрягу, а на самом деле ему совершенно все равно.

– Аллиона!

Знакомый голос вырвал меня из раздумий.

Я удивленно уставилась на Селесту Эльтид. Голос был, конечно, знакомый, да и сама Селеста ничуть не изменилась, все та же смазливая блондинка, у которой чуть ли не на лбу написано «стерва».

Но было тут кое-что необычное: она назвала меня по имени. Очень странно. До этого иначе как крысой она меня не величала.

Это еще что за перемены?

– Думаю, нам надо поговорить. – Было видно, что эти слова даются ей нелегко. Она словно через силу выдавливала их из себя.

– О чем еще? – сразу насторожилась я.

От разговоров с Селестой ничего хорошего ожидать не стоило. В лучшем случае – устроит скандал, а ведь может и проклятием приложить. Наши отношения не задались с самых первых дней в Школе. И не только потому что благородной магичке не пристало любезничать с ничтожеством вроде меня. Селеста планировала выйти замуж за Рилана, и почему-то решила, что главная угроза ее планам – именно я. Объяснять ей, что мы с Риланом просто друзья, было невозможно.

– Мне кажется, мы неправильно начали. Вообще-то нам следовало бы подружиться.

– Подружиться? – Несколько секунд я просто глотала воздух, не в силах понять, как вообще на это реагировать. Но потом все-таки рассмеялась. – С каких это пор благородное семейство Эльтидов дружит с крысами?

– Ой, перестань придуриваться! Не знаю, зачем тебе надо было прикидываться нищенкой, но все уже обо всем давно догадались.

Сердце ухнуло куда-то вниз, а пальцы похолодели.

Все догадались?

Разумеется, я знала, что с моим происхождением что-то не так. Ректор уверял, что мои родители – не мои настоящие родители, и родовой фамильяр – главное тому доказательство.

Только вот еще он говорил, что об этом никто не должен узнать, иначе я окажусь в опасности…

Неужели уже узнали?

– Догадались о чем? – непослушными губами тихо проговорила я.

– Наш ректор, магистр Линард, – твой родственник. Дядюшка… или что-то в этом роде.

– Что?! Да с чего вы взяли?!

Сказать, что я обалдела – ничего не сказать.

Дядюшка…

– Не делай из нас идиотов, – Селеста закатила глаза. – Во-первых, он спас тебя от смерти, между прочим, рискуя собой. Темный маг, который вздумал заняться целительством, – это, знаешь ли, не каждый день случается. А во-вторых, он твой официальный опекун. Что тут еще можно подумать? Разумеется, ты его родственница.

Я слушала ее и только глотала воздух, словно рыбка, выброшенная волной на берег.

– Может быть, незаконнорожденная дочь? – задумчиво проговорила она и окинула меня оценивающим взглядом. – А что, ты похожа на бастарда.

– Ты с ума сошла? – вырвалось у меня.

Дочь! Придумают же такое. Может, сразу внучка?

– Ну а как еще все это объяснить? На запал же он на тебя.

Наверное, мне следовало бы промолчать, но то, с какой убежденностью говорила Селеста, было по-настоящему обидно.

– И почему же ты так в этом уверена?

– Ой, не смеши меня… – она лишь отмахнулась от такого предположения, и от этого стало еще обиднее. – Ну же, признавайся, что вас связывает: он твой дядюшка?

– Он мой ректор, так же, как и твой, – почти выкрикнула я, а потом добавила чуть тише: – Так что можешь снова звать меня крысой, презирать и делать пакости. Тебе ничего за это не будет, а мне спокойнее жить.

Я обошла ее и медленно направилась по коридору, по пути пытаясь вспомнить, что вообще я делала в этом коридоре и куда шла. Этот разговор начисто выбил меня из колеи.

Ах да, взять расписание на завтра, чтобы подготовиться к занятиям. И быстро юркнуть в свою комнату.

Теперь мне казалось, что все встречные студенты смотрят на меня с тем же нездоровым интересом, что и Селеста, и гадают, кто я такая.

Племянница ректора! Его незаконнорожденная дочь! Какие еще нелепые версии они придумали?

Ох, как же это некстати…

Глава 2

Я открыла дверь и вошла в свою комнату.

Чихнула. Все-таки, если в помещении не живут целый месяц, это становится заметно. Пыль ровным слоем лежала на всех поверхностях. Воздух казался спертым. Еще бы! Ведь окно было закрыто.

За стеклом на ветке покачивалась огромная черная ворона с крепким клювом. Карла, мой фамильяр.

Я распахнула створки окна.

– Добро пожаловать, домой! – сказала я громко, и она медленно спланирована на подоконник. Деловито прошагала в одну сторону, в другую… И, кажется, осталась довольна.

Эх надо было заскочить в столовую и взять для нее гостинец. Из-за гадкой Селесты все вылетело из головы…

Ничего, сейчас быстро наведу здесь порядок, а потом – в столовую…

С таким объемом уборки я бы с легкостью справилась и без магии. Это ведь совсем не то, что драить огромный домище Гресильды. Всего-то одна комнатка с большим окном, да умывальня. К тому же никто не будет ворчать, что я безрукая, ленивая и что пыль подняла.

Нет, все-таки лучшее, что со мной случилось, – это поступление в Школу чернокнижников. И пусть из меня получится темный маг, которых в империи, прямо скажем, недолюбливают, а месяц назад меня чуть не убили, пусть в нашем заведении постоянно творится какая-то чертовщина, все-таки школа чернокнижников – лучшее место на земле.

А убрать комнату при помощи магии – это вообще минутное дело.

Я привычным жестом сложила пальцы и проговорила заклинание. Раз – и пыль исчезла, складки на кровати расправились, окна заблестели так, словно их надраивали часа три, не меньше.

Красота!

Чистота и порядок. Идеально для того, чтобы заняться подготовкой к завтрашним лекциям и практическим.

Я покосилась на ворону. Может, она согласится подождать с угощением? Так не хотелось выходить из комнаты под перекрестье любопытных взглядов и шушуканье.

Тут, в комнате было хорошо, тихо.

И вдруг среди этой тишины раздался чих. Кажется, из шкафа.

Там что, кто-то спрятался, чтобы меня напугать?

Розыгрыш от лучших друзей – Рилана и Филаи? Или… опасность от неведомых недругов?

Я покосилась на ветку, где сидела Карла. Если в комнате меня подстерегала опасность, она должна была меня предупредить. Во всяком случае, раньше она всегда так делала, а иногда, не жалея себя, даже бросалась навстречу опасности.

Но моя ворона только лениво чистила перышки. Что бы ни находилось сейчас в моем шкафу, оно ее явно не слишком беспокоило.

А вот меня беспокоило.

Я стала припоминать заклинания оборонительных проклятий. Только вот припоминать мне было особенно нечего. Это с бытовой магией я возилась почти каждый день с самого поступления в Школу чернокнижников. А практиковать проклятия можно было только на занятиях и в присутствии преподавателя.

А сколько у меня было тех занятий?

Вдруг что-то скрипнуло, и из шкафа вывалился сгусток белого тумана. Развернулся у моих ног, еще раз чихнул и оказался призраком. Тем самым призраком, с которым я уже встречалась в родовом замке Рилана[1].

Сейчас, при свете дня он совсем не выглядел зловещим или жутким, как в замке. Наоборот – был бледным, почти прозрачным.

– Что вы тут делаете? – запинаясь, спросила я и бросила растерянный взгляд на Карлу: она точно уверена в том, что ничего особенного не происходит?

 

Но та сохраняла совершенно невозмутимый вид.

– Я буду здесь жить, – буркнул призрак.

– У меня в шкафу? – все это казалось более чем странным.

– Почему в шкафу? – он сделал неопределенный жест рукой. – В этом замке.

Я не сдержалась и хихикнула. Здание общежития, конечно, было довольно большим и внушительным, но на замок уж никак не тянуло.

– А разве вам можно? Ну… уходить из одного замка и переходить в другой?

– А кто мне запретит, ты что ли? – недовольно буркнул призрак.

– Нет, просто я где-то читала, что призраки обычно привязаны к тем местам…

– Читала она! – передразнил призрак. – В следующий раз читай внимательнее. Призраки могут быть привязаны не только к месту, но и…

Он вдруг осекся, словно едва не сболтнул что-то лишнее.

– Ладно, некогда мне с тобой тут лясы точить, – лицо призрака приняло самое заносчивое выражение. – Спать пора. Солнце вон еще вовсю светит, весь режим сбился с этим переездом.

Он быстро исчез за дверцей шкафа, а я снова бросила растерянный взгляда на ворону.

– Ты хоть что-нибудь понимаешь? – спросила я ее.

Но она никак не отреагировала, словно призрак в моем шкафу – совершенно обычное дело и ничего особенного тут нет. А значит, и мне беспокоиться не о чем.

Я развернулась к выходу. Перекусить самой и принести гостинец для Карлы, а потом за учебу.

Но тут в комнату постучали и дверь приоткрылась. В комнату заглянула кастелянша.

– Уже вернулась? Хорошо, – улыбнулась она мне. – Как себя чувствуешь?

– Уже лучше… – осторожно проговорила я.

Кастелянша и раньше неплохо ко мне относилась, но уж точно никогда не интересовалась моим самочувствием. Не связано ли это с тем, что я теперь, по всеобщему мнению, родственница ректора. Впрочем, я тут же себя одернула. Скорее всего, это связано с тем, что я месяц провалялась в лазарете!

Это студенты разносят нелепые сплетни, а кастелянша – взрослый человек, она точно не станет слушать глупостей.

– Тебя вызывают к ректору, – многозначительно проговорила она и окинула меня таким взглядом, что стало ясно: не только студенты поверили глупым домыслам.

Впрочем, сейчас мне было не до этого.

Сердце ухнуло вниз и тут же застучало, как сумасшедшее.

Я увижу магистра Линарда, прямо сейчас, через несколько минут!

Кастелянша ушла, а я стала нервно поправлять прическу.

– Прости, Карла, – прошептала я вороне. – Принесу угощение позже, а пока у меня дела.

Глава 3

Я тихо постучала в дверь кабинета и осторожно ее приоткрыла.

Ректор сидел за своим столом и с самым сосредоточенным видом перебирал бумаги. Темные волосы, хмурый лоб, плотно сжатые губы… Сердце сжалось, а воздуха стало отчаянно не хватать. Мой голос казался чужим и незнакомым, когда я произнесла:

– Добрый день, магистр Линард.

Я буквально впилась глазами в его лицо, пытаясь поймать и разгадать его взгляд. Вдруг там что-то проскользнет, какая-то особая эмоция, которую он не сумеет скрыть. Мы ведь не виделись почти месяц, и если я ему хоть немного симпатична – он должен был скучать.

– Здравствуй, Аллиона, проходи, – он указал мне на стул.

Увы, никаких особых чувств в его взгляде я не разглядела. Только усталость, да такую, что защемило сердце. Он ведь тоже потерял много сил, пока пытался вытащить меня с того света. А такой роскоши, как месяц отваляться в лазарете, не мог себе позволить.

Как ни крути, а у ректора куда больше обязанностей, чем у обычной студентки-первокурсницы.

– Спасибо вам большое, – с чувством проговорила я, усевшись на стул.

Он удивленно вскинул брови, словно не понимая, о чем это я. Неужели и правда такая мелочь выветрилась из его головы?

– Вы меня спасли, и даже рисковали своей жизнью. Ну, так мне рассказали…

– Ерунда, – махнул рукой ректор. – Люди, как всегда, преувеличивают. Но я рад, что ты в порядке.

– Вы меня вызывали… Что-то случилось?

Я чуть не добавила «опять». Кажется, здесь я начинаю привыкать к тому, что что-то всегда случается.

– Нет, отчего же. Просто ты обронила вот это.

Он протянул мне амулет, который принесла Карла. Черный камень с сияющими гранями, в серебре. Я торопливо выхватила его из рук и прижала к груди, машинально, даже не задумываясь о том, что делаю. От украшения исходило тепло. Как вообще я могла забыть, не заметить, что его со мной нет все это время!

– Я по-прежнему настаиваю, чтобы ты хорошенько его спрятала.

– Конечно.

Я нацепила кулон на шею, отвернулась и заправила его под платье.

– Вы поэтому меня звали? – спросила я и уставилась на него выжидательным взглядом: вдруг он добавит что-то еще. Что-то, что даст мне хоть какую-то надежду.

– Да, ты можешь идти, – он кивнул и даже слегка улыбнулся, но как-то уж слишком по-отечески.

И от внезапно пришедшей в голову мысли мне стало дурно.

А вдруг все они правы?

Вдруг он действительно мой родственник или даже отец?

Он знает, по крайней мере, догадывается, кто мои родители, но ничего не говорит. Он оформил надо мной опекунство и действительно рисковал из-за меня жизнью…

От этого предположения, дикого и нелепого, у меня разом помутилось в голове. Если бы я не сидела, обязательно грохнулась в обморок.

Тут же посыпались другие воспоминания. Гресильда, которая иначе как демоновым отродьем меня не называла.

К тому же… каждый день в зеркале я видела одно и то же: свои черные, как смоль, волосы. А мама и папа были темно-русыми, оба. Конечно, папу я не помнила, но его портрет висел у нас в гостиной.

Ректор сказал, что мои родители – не настоящие. Но вдруг не настоящий только отец?

Я не могла отвести взгляд от черных как смоль прядей магистра Линарда. Возможно ли такое? Воздух стал вязким как кисель и никак не желал поступать в легкие, мне приходилось его буквально проталкивать, заставляя себя дышать.

– Аллиона, – ректор посмотрел на меня обеспокоенно, – тебе нехорошо? – Сейчас в его голосе была искренняя тревога. – Может быть, тебя рано отпустили из лазарета? Немедленно отправляйся к лекарям.

Он резко поднялся из-за стола и, похоже, собирался собственноручно доставить меня к целителям. Во всяком случае выглядел он очень решительно. Только вот мне в лазарет совсем не хотелось. Да и незачем было.

– Не нужно к лекарям, – еле слышно прошептала я. – Магистр Линард, скажите пожалуйста, кто мои родители на самом деле? Мне просто необходимо об этом знать.

Он замер и пристально вгляделся в мое лицо.

– Почему вдруг такой вопрос?

– Ну, насколько я понимаю, вы знаете правду, и мне кажется, я тоже должна…

– Зачем?

Он удивленно вскинул брови, словно действительно не понимал, для чего человеку может потребоваться выяснить что-то о самом себе.

– Ну вообще-то, это я и моя жизнь, – почти возмущенно сказала я.

– Именно, – как-то уж слишком легко согласился он. – И если ты хочешь, чтобы она продолжалась, пусть кое-какие вещи останутся тайной. Так будет безопаснее для всех.

Ясно. Кажется, здесь я ничего не добьюсь. Я могла умолять, угрожать, (хотя нет, угрожать я бы не рискнула), ну в общем, чтобы я ни делала, он ничего не скажет.

– Ты не ответила на вопрос, – снова заговорил ректор. – Почему ты захотела узнать об этом именно сейчас?

Он буквально сверлил меня взглядом и было ясно, что в отличие от меня, он не отступится, пока не узнает все.

– Что-то произошло? Тебе кто-то что-то сказал?

Я чувствовала, что отчаянно краснею. Сказал… но повторять это я не хочу.

– Говори сейчас же! – приказал ректор, и молчать дальше стало невозможным.

– После того, как вы меня спасли, по академии ходят слухи…

– Какие слухи? Не молчи, я жду, – поторопил он.

– Все решили, что я ваша родственница. Возможно, даже дочь, – упавшим голосом добавила я.

Такого искреннего изумления на лице ректора я не видела никогда.

– Дочь? – фыркнул он. – А почему не внучка?

Я нервно хихикнула. Похоже, мысли у нас сходятся.

– Но ведь это же неправда?

Мне нужно было услышать четкий и прямой ответ, и тут уж я сдаваться не собиралась.

Магистр Линард сложил руки на груди и отчетливо проговорил:

– Я совершенно уверен в том, что у меня нет детей.

– Почему уверены? – вырвалось у меня.

Он усмехнулся.

– Лекари империи в последние годы шагнули далеко вперед в том, что касается предохранения от нежелательных беременностей, – проговорил он. – Конечно, как твой опекун я несу за тебя ответственность, но ты уверена в том, что просветительскую беседу на эту тему должен проводить именно я?

Теперь мои щеки не горели. Они просто пылали огнем. Уверена, при определенной сноровке я смогла бы поджарить на них глазунью.

– Нет, – пискнула я, – не надо, пожалуйста. И… и я пойду, если можно.

Я стрелой вылетела за ректорскую дверь и отдышалась только в коридоре.

Вот же неловкая ситуация! Вечно меня кто-то тянет за язык. Я чувствовала себя донельзя смущенной и еще понимала, что ректора все это, кажется, изрядно позабавило.

И все же, как будто камень свалился у меня с плеч. Теперь я не сомневалась: магистр Линард – не мой отец. Впрочем…

Я остановилась посреди коридора как вкопанная. Он ведь не сказал, что мы вообще не родственники. То есть вероятность того, что он – мой потерянный дядюшка, все еще оставалась.

Но возвращаться и переспрашивать я точно не собиралась.

Глава 4

Я в задумчивости брела по коридору, не разбирая дороги. и совершенно ожидаемо во что-то врезалась.

Во что-то большое, теплое и странно знакомое.

– Извините, – начала бормотать я, но тут меня подхватили сильные руки, оторвали от земли и закружили.

– Аллиона, тебя выпустили наконец!

Рилан. Как же я рада была его видеть! Он, как и коридоры школы, казался непривычно большим, будто бы за это время вырос и стал шире в плечах.

Впрочем, он всегда был таким: большим и надежным. А сейчас еще и выглядел очень довольным. Черные волосы взъерошены, а в глазах пляшут черти.

– Так и есть, я на свободе, – весело отрапортовала я.

– И чертовски вовремя, потому что именно сегодня состоится смертельная гонка.

– Смертельная гонка? – переспросила я.

Это еще что? Откровенно говоря, название мне не понравилось. С некоторых пор я предпочитала держаться подальше от всего смертельного.

– О, захватывающее зрелище! Сильнейшие некроманты школы поднимают по одному умертвию. Любое животное, какое только смогут найти и сумеют обуздать. А затем запускают их наперегонки на полигоне. И чей скакун придет первым, то и победил.

– Понятно, – протянула и я поежилась.

Воображение живо нарисовало мне эту картину: десятки умертвий несутся вскачь. И она вовсе не показалась мне захватывающих, скорее, жуткой.

– А что же преподаватели? Они следят за безопасностью и определяют победителя?

– Что ты! – замахал руками Рилан. – Это тайное соревнование, преподаватели о нем ничего не знают и не должны узнать.

Что-то это мероприятие нравилось мне все меньше и меньше.

– Ты ведь придешь за меня поболеть? В этом году я твердо намерен победить.

Я с сомнением покачала головой. Не могу сказать, что я с большой любовью относилась к умертвиям, а уж нарушать дисциплину и участвовать в чем-то подпольном мне и вовсе не хотелось.

– Филая точно будет, – быстро добавил Рилан.

– Придет поболеть за тебя?

– И это тоже, – кивнул Рилан. – А еще против Эльтида, он мой главный соперник.

Я рассмеялась. Заносчивый Эльтид нравился мне еще меньше, чем его сестрица.

– Пожалуй, придется прийти, – наконец сдалась я.

– Еще бы, это самое интересное мероприятие в школе чернокнижников, и уж точно поинтереснее всяких там балов.

– И оно всегда проводится поздней осенью, именно в этот день?

Честно говоря, я уже была не так уверена, что вовремя вышла из лазарета.

– Нет, оно традиционно проводится осенью, но в ночь, когда ректора нет на территории школы. И насколько нам стало известно, это как раз сегодня.

– Магистр Линард куда-то уезжает? – спросила я.

– Ну да, к королевскому дворцу. Эта история с абсолютным артефактом наделала шума. Он до сих пор разгребает последствия.

Сердце отчего-то тоскливо сжалось. Мне на мгновение стало страшновато за ректора.

– У него будут неприятности? – обеспокоенно спросила я.

– Ты сейчас говоришь о нашем ректоре или о каком-то другом магистре Линарде? – удивленно вскинул бровь Рилан.

– О нашем, конечно… Я других не знаю.

– То есть о том самом магистре Линарде, который считается самым сильным темным магом империи? О том, кто смог исцелить тебя, когда даже светлые маги опустили руки?

 

Так, кажется, я уже поняла, к чему клонит Рилан, но он продолжал:

– Если ты и правда о нем, скорее стоит бояться за дворец. Если что-то пойдет не так, это у них могут быть неприятности.

Его слова меня успокоили. А ведь действительно, речь идет о нашем ректоре – великом и ужасном. Что может грозить ему в императорском дворце? И все-таки в глубине души продолжала царапать нехорошее предчувствие.

Пообещав Рилану, что обязательно явлюсь на запрещенное мероприятие, я направилась в столовую. Чтобы ни случилось, а забыть о гостинце для Карлы второй раз я не имею права. За последний месяц мы с моим фамильяром очень сблизились. Друзья приходили и уходили, даже лекари и их ассистентки не дежурили рядом постоянно, а вот Карла никуда не девалась. Когда я засыпала, она сидела на своей ветке у моего окна, и когда просыпалась, она была там же.

Я зашла в столовую, подошла к раздаточному столу и стала выбирать кусочек посимпатичнее. И тут же на меня с криками налетел черный вихрь:

– Аллиона, вот так сюрприз!

На самом деле вихрь был не совсем черным. Черным, как ночь, было платье, а вот на лице этого стихийного бедствия толстым слоем лежала белая пудра, придавая Филае пугающий мертвенно-бледный вид.

– Филая! – я крепко обняла подругу.

– Что же ты не сказала, что тебя выпускают? Я бы подготовила что-нибудь потрясающее, – щебетала она, ставя тарелки на поднос.

Говорила уже! Целых два раза, а потом что-то шло не так и меня не выпускали. Так что решила в это раз не давать никому ложных надежд, да и сама не слишком надеяться.

Филая наклонилась ко мне и, понизив голос, заговорщицким шепотом сообщила:

– Сегодня смертельная гонка. Это будет нечто! Ты обязательно должна там быть.

– Буду, куда я денусь, – усмехнулась я. – Уже пообещала Рилану. Я уверена, в этот раз он победит.

– Хотелось бы! – как-то не к месту вздохнула Филая…

Я вернулась в комнату с кусочком пирога.

Карла приветственно взмахнула крыльями.

Я открыла окно, и на меня пахнуло студеным воздухом. Ну что поделать, конец осени. По утрам на лужицах даже появляется тонкий ледок, а если болтать на улице, изо рта вырывается пар. Дело близится к зиме.

Я положила кусок пирога на карниз.

Карла тут же слетела с ветки и начала не спеша дегустировать угощение.

Я поежилась: на улице и правда было прохладно.

– Может, зайдешь, погреешься? – предложила я ей.

Но Карла посмотрела на меня с таким оскорбленным достоинством, что я тут же замолчала. Кто знает, может быть, фамильярам не положено жить в помещениях. Хотя нет, живет же Филаин Пушистик в ее комнате.

Впрочем, он ведь и при жизни был собакой. Возможно, дело не в том, что Карла фамильяр, а в том, что она – ворона?

Правда, лучше раздумывать об этом, закрыв окно. Я почувствовала, что изрядно замерзла.

Начинало темнеть, а значит, пора было собираться на смертельную гонку.

Я открыла шкаф и стал тщательно выбирать себе наряд. И как-то сразу рука потянулась не к той стороне, где висели мои собственные новенькие, пусть и скромные платья, а в ту часть шкафа, где на плечиках располагались немногочисленные наряды, которые я взяла из дома ректора.

Интересно, кому же они все-таки принадлежали? Эта мысль была тягучей и болезненной, так что усилием воли я ее отбросила и стала перебирать наряды.

Красивые…

Я вздохнула – и все-таки взяла платье из «своей» части шкафа. Мы ведь собирались тягаться по улице ночью, да и вообще идем непонятно куда – вовсе ни к чему портить хорошие вещи.

Я уже потянулась к платью, как вдруг из шкафа высунулось полупрозрачная бородатая физиономия.

– Вот же демоны! – вскрикнула я, отшатнулась и упала, больно ушибив бок.

– Никакие не демоны, – обиженно промолчал призрак. – Мы, порядочные привидения, никакого отношения к демонам не имеем. Да и само их существование наукой до сих пор не доказано.

– Я и не говорила, что вы демон, – ворчала я, поднимаясь с пола и потирая ушибленную ногу. – Это я ругалась. Нельзя же так пугать!

– О, так я тебя пугаю! Это очень мило… И что, очень страшно? – призрак окончательно вылез из платьев и самодовольно подбоченился.

Ну конечно, его должна радовать моя реакция. Насколько я понимаю, главная работа призраков – именно пугать. Но радовать его я точно не собиралась.

– Вообще не страшно. А упала просто от неожиданности, – упрямо заявила я.

– Какая уж тут неожиданность? – он никак не желал признавать мою правоту. – Я же еще утром предупредил: буду тут жить.

Я вздохнула и потянулась к платью.

– Ну если живете, то хотя бы не мешайте. Спрячьтесь в шкафу, мне нужно переодеться и уходить.

– Куда это ты собралась на ночь глядя? Поздние прогулки могут быть опасны для девичей чести! Порядочной девушке в такое время не положено покидать свои покои, а уж тем более, если эта девушка принадлежит к благородному…

– Пожалуйста, хватит! – простонала я и захлопнула дверцу шкафа.

Оказывается, в лице призрака я приобрела еще и дуэнью. Только этого мне не хватало! О своей девичьей чести я позабочусь уж как-нибудь сама.

1Об этих событиях читайте в книге «Школа чернокнижников. Абсолютный артефакт».

Издательство:
Автор
Книги этой серии:
Поделиться: