Litres Baner
Название книги:

Назови судьбу

Автор:
Виктория Старкина
Назови судьбу

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Морская

1

Сеньор Эмилио Росьо закурил сигару, выпустил колечко терпкого дыма, глядя на расстилающиеся перед ним зеленые поля тропической плантации, окаймленные устремившимися к небу широколистными пальмами, загляделся на синеющий вдали клочок моря, откинулся в плетеное кресло и протянул вторую сигару другу, сеньору Флоресу. – Какая красота! – вздохнул он, наконец. – Вот это жизнь! А, Флорес? Так бы и провел здесь остаток дней! Удивительная природа, солнце, море, отличные сигары! Еще бы, табак растет за каждым углом! И никто не беспокоит, никто не дергает по любому поводу… Определенно, я бы хотел остаться. Однако, ничего не поделаешь, придется возвращаться. Родина ждет.

– Давно ли так? – усмехнулся Флорес, невысокий, черноволосый, мужчина лет сорока, с гладким лицом и живыми серыми глазами, – Еще пару недель назад ты днем и ночью мотался по горам в поисках тех злодеев! Слава Богу, все закончилось благополучно. А то я уже начинал бояться за твою жизнь.

– Всего пару недель? Надо же… Кажется, это было так давно! Здесь, на островах Эспаньолы, время идет по-другому. Дни текут размеренно и спокойно. Мне нравится. Как знать, может, старею. Надеюсь, мне позволят провести эту оставшуюся неделю, как я запланировал, то есть просто побездельничать! – Росьо рискнул высказать вслух самое заветное желание. К сожалению, побездельничать ему удавалось нечасто, а если по правде, то и совсем редко. Потому он мечтал предаться ночной рыбалке, погрузиться в книги, которые привез с собой из Испании, но так и не открыл половины из них, да погулять вдоль побережья, разглядывая дары, щедро выброшенные морем на берег после отлива. В дверь постучали.

– Войдите! – крикнул он. Дверь отворилась, и в комнату вошла служанка сеньоров, у которых снимал комнату Росьо, – молоденькая мулатка лет двадцати, на ней был клетчатый передник и белый чепчик, удивительно идущий ее живому, смешливому лицу.

– Простите, сеньор, вас хочет видеть девушка, – опустив глаза в пол, доложила она. Росьо давно заметил, что эта юная особа отчего-то стесняется его.

– Кто-кто?

– Молодая девушка, сеньор. Говорит, ей обязательно нужно поговорить с вами. Она очень взволнована.

Эмилио Росьо удивленно поднял брови и, положив сигару на край пепельницы, теперь уже полностью развернулся к мулатке.

– Кто она? Вы ее знаете? – спросил он, и в его голосе прозвучали обычные деловые нотки.

– Сеньорита Виктория Монтана. Дочь Федерико Монтана, богатого землевладельца. Его поместье находится в десяти милях отсюда, ее все на острове знают.

– Ладно, просите. Ну что, не дали нам пожить спокойно? – добавил он, когда за служанкой закрылась дверь, и, вздохнув, снова откинулся на спинку кресла. – Вряд ли же сеньорита пришла с дружеским визитом?

Эмилио Росьо, родившийся в Испании и служивший капитаном Святого братства[1], уже более пяти лет выполнял обязанности помощника губернатора на землях Нового Света, островах Карибского моря, объявленных собственностью испанского монарха. Наконец, тоска по родине навела его на мысль покинуть тропический рай и вернуться на Средиземноморские берега, где он родился и вырос, но неотложные поручения губернатора задержали его на Эспаньоле. Потом подвернулось то дело, о котором чуть ранее упомянул Флорес, а после успешного окончания Росьо, почувствовав, что силы на исходе и он не готов к долгому морскому путешествию, решил отдохнуть. Но время отплытия близилось. Его друг и верный соратник Мигель Флорес, также приехавший из Испании, толковый адвокат, теперь тоже намеревался вернуться домой, в Старый Свет.

– Можно войти? – дверь приоткрылась, и молодая девушка в легком платье из белого газа показалась на пороге. Росьо быстро смерил ее взглядом пронзительных черных глаз, стараясь понять, что это за птица и с чем она пожаловала. Первым, что помимо очевидной юности девушки бросалось в глаза, были светлые волосы, собранные узлом на макушке, почти белые, с легким золотистым отливом. Большая редкость в этих краях! И белая кожа, почти не тронутая загаром. Казалось, девушка явилась из другого мира, как необычно смотрится она среди смуглых темноволосых людей, с лицами, опаленными тропическим солнцем! Виктория Монтана была среднего роста, обладала довольно-таки пышными женственными формами, тонкой талией, которую подчеркивал наряд, и в целом выглядела миловидно. Судя по одежде, девушка принадлежала к небедной семье. В руках она держала белый зонтик, защищавший от солнечных лучей. И еще. Посетительница очень и очень нервничала: видно невооруженным глазом. Неудивительно, иначе она и не пришла бы сюда!

– Добро пожаловать! Сеньорита Монтана, если не ошибаюсь? – вежливо спросил Росьо, поднявшись навстречу.

– Да. Здравствуйте, сеньор Росьо, простите за беспокойство… – девушка опустила глаза и принялась нервно теребить зонтик.

– Никакого беспокойства. Садитесь, пожалуйста. Этот господин – Мигель Флорес, мой друг и помощник.

– Очень приятно, – ответила девушка, робко кивнув, и Флорес поклонился в ответ.

– Итак, что вас привело? – спросил Росьо, когда девушка села.

Она молчала, не зная с чего начать.

– Мое дело… Дело, по которому я пришла… Это очень личное. Я не знала, к кому могу обратиться. Некому мне помочь… И подумала, что может быть вы… Слышала, вы помогали губернатору. Простите за беспокойство. Я могу заплатить. Сколько вы скажете…

– Пожалуйста, ближе к делу! – несколько резко перебил он и провел рукой по маленьким усикам над верхней губой, – О деньгах мы поговорим позже. Если понадобится.

– Мы не могли бы поговорить наедине? – девушка покосилась в сторону Флореса. Росьо отрицательно покачал головой.

– Если слушает один человек, он может не все запомнить. Не обратить внимания на важные мелочи. Что-то может просто ускользнуть.

– Ладно, – девушка слегка растерялась. – Просто дело очень личное… Мне неудобно говорить. Тем более двум мужчинам…

– Поверьте, нам приходилось слышать разные вещи, – Росьо спокойно кивнул, – Обещаю, дальше это никуда не уйдет.

– Хорошо. Я попробую, – она помолчала, Росьо и его друг терпеливо ждали продолжения, – Я живу здесь, недалеко от города. У нас очень большой дом, к нему прилегает тростниковая плантация. Мой отец – плантатор Федерико Монтана. Наверное, по местным масштабам, его можно назвать богатым человеком. Ни братьев, ни сестер у меня нет. В доме только я, отец и слуги. Гостей у нас почти не бывает. Мама умерла давно, когда я была еще совсем ребенком. Отец сильно изменился с тех пор. Он стал каким-то мрачным, все время словно думает о чем-то. Но ко мне всегда относился хорошо. Я не скучаю: по дому и на плантации много дел, помогаю отцу. Кроме того, общаюсь со слугами. Они замечательные люди! Отец, правда, против слишком близкого общения с ними, считает, девушке моего положения это не пристало. Извините, я отвлеклась, – она смущенно улыбнулась и продолжила, – Просто хотела сказать, что все и всегда было хорошо! Мы жили дружно и счастливо. А теперь… Впрочем, ладно, я снова отвлеклась, но перейду к своему делу, чтобы не злоупотреблять вашим терпением. У меня в доме своя комната на втором этаже. В дальнем крыле. Мое окно выходит во двор, к воротам. На ночь я обычно оставляю его открытым, потому что бывает очень жарко. Рядом с окном растет старое ветвистое дерево. По нему можно добраться до окна. Раньше я так убегала из дома, пару раз, в детстве. Но мне кажется, оно может выдержать и взрослого человека. Около трех недель назад, я, как обычно, легла спать, оставив окно открытым. Сплю я крепко, но среди ночи проснулась. Не знаю от чего. Может быть, от какого-то звука, может, от чего-то еще. Я открыла глаза, в комнате была полная темнота. Но мне показалось, что рядом кто-то есть. Сначала я не обратила на это внимания, спросонья часто кажется, но потом ощущение присутствия прямо рядом со мной стало отчетливее. Я села на кровати, и в ту же минуту чья-то тень метнулась к окну. В комнате был человек! Он выскочил в окно, очевидно на то дерево, и исчез в темноте. Я не видела лица, было очень темно, и оно тоже было темным… Возможно, он темнокожий, а может, просто был в маске. Мне показалось, это мужчина, судя по движениям.

– То есть, это не могла быть женщина? – перебил Росьо.

– Не знаю, – растерянно пожала плечами Виктория. – Не знаю. Не уверена. Но мне показалось, что это мужчина. Я очень испугалась, подбежала к окну, но его уже не было. Тогда я подумала, что мне померещилось, и снова легла, но заснуть уже не смогла. Прошло чуть более двух недель. Я не рассказывала никому о случившемся, потому что не была уверена в том, что в моей комнате действительно кто-то был. Подозревала, что мне приснился кошмар, такое бывает, иногда сны так похожи на явь! Решила забыть о случившемся и продолжила оставлять открытым окно. Но два дня назад, – в тот день я очень устала и ночью спала крепче обычного, – снова проснулась. Не от звуков, нет! Проснулась оттого, что совершенно отчетливо ощутила чьи-то прикосновения. Я открыла глаза, было темно, но в этот момент из-за туч выглянула луна и осветила комнату. И я увидела человека, склонившегося надо мной. Он понял, что я вижу его. Я хотела закричать, но он зажал мне рот рукой. Это был мужчина, очень сильный. Лица я не разглядела, потому что луна как раз скрылась. Мы боролись, он навалился на меня всем телом, но в какой-то момент мне удалось извернуться, освободить голову и закричать. Он отпустил меня, я закричала снова. Тогда он метнулся к окну. В этот момент снова выглянула луна и осветила его. Я отчетливо увидела, что в его ухе что-то блеснуло. Уверена, это была серьга! Потом он исчез. Я поднялась с кровати, и увидела, что вся моя рубашка изорвана… Она почти не прикрывала меня. Извините, что говорю вам такие вещи, это очень неловко, – девушка покраснела и была явно смущена. – Я легла в кровать, накрылась одеялом, а когда прибежали слуги, сказала, что кричала, потому что мне приснился кошмар. Мне стало стыдно рассказывать, что произошло на самом деле. Вдруг подумали бы обо мне плохо! Но никогда ни один мужчина не приходил ко мне. У меня нет друга или жениха, я не бывала на тайных свиданиях, клянусь! Все дни я проводила дома… Поэтому, опасаясь осуждения, не стала говорить и отцу, он все-таки тоже мужчина, а никаких родственниц или подруг у меня нет. Я долго думала, что мне делать, но все-таки решилась прийти сюда, к вам. Росьо и Флорес одновременно кивнули, показывая, что девушка приняла верное решение.

 

– По правде говоря, мне очень страшно! – призналась она. – Если он пришел второй раз, и его не остановило то, что я его заметила, – он придет еще. Я уверена. Не знаю, почему я нужна ему, но он придет. И мне страшно. Пожалуйста, найдите этого человека и защитите меня от него! Девушка смотрела на слушавших испуганными глазами.

– Сколько этажей в доме? – спросил Росьо.

– Два.

– Возможно ли с крыши попасть к вам в окно?

– Нет. Там большой навес, который далеко выдается. С крыши попасть нельзя точно, – ответила девушка.

– А дверь вы запираете?

– Нет, никогда.

– Если бы дверь открылась, вы бы могли не услышать?

– Может быть. Не знаю. Я крепко спала. – Виктория Монтана пожала плечами.

– Да интересненько… Очень вас понимаю. Любой испугался бы на вашем месте. Может быть, все-таки стоит рассказать кому-нибудь? Отцу?

Она снова покраснела и отрицательно покачала головой.

– Ладно. – Росьо достал вторую сигару и закурил, – А сами вы, что думаете по этому поводу? Кому это нужно?

– Не могу даже предположить. Единственное, думаю, это кто-то из деревни, которая находится рядом с нашей плантацией, или с самой плантации. Постороннему человеку трудно проникнуть через ограду, и потом, он не может точно знать, где находится мое окно.

– Тут, скорее всего, вы правы. Хотя нельзя ничего исключать. Скажите, вы уверены, что у мужчины была именно сережка? – с интересом спросил он.

– Да, абсолютно уверена.

– Кто из известных вам людей носит серьги?

– Мой отец. И еще наш конюх, Жак. Но я не сомневаюсь в нем! Это человек, который знает меня с детства. Он любит меня, как свою дочь! Уверена, это не он! – горячо повторила она, – Я бы не пережила этого.

– Хорошо. Поищем другого человека с серьгой. Есть какие-нибудь еще приметы? Высокий, маленький, молодой, старый?

– Не знаю ничего. Знаю только, что мужчина. И что в его ухе была сережка. Этого мало, я понимаю, но это все.

– Ладно, спасибо, сеньорита Монтана. Вы можете идти домой, мы подумаем над этим вопросом. Я зайду через пару дней. А пока посоветую вам запирать дверь и закрывать окно. Даже если будет очень жарко. Кстати, рядом с вашей комнатой кто-нибудь спит?

– Нет. Там раньше были комнаты мамы. Сейчас я одна на втором этаже в этом крыле.

– Ясно. Возможно, зайду прямо завтра, посмотрю местность. Ничего не бойтесь, все будет хорошо! – заверил он свою испуганную посетительницу.

Девушка поднялась и взяла зонт.

– Спасибо вам большое! – взволнованно произнесла она, и в ее взгляде вспыхнули искорки надежды. – До свидания! Желаю удачи, от всей души!

Она переступила порог комнаты и вышла в холл, откуда служанка проводила ее до входной двери.

– Как тебе история? – спросил Росьо друга, когда за девушкой закрылась дверь. Флорес неопределенно пожал плечами.

– С чего бы ты начал?

– Я бы начал с разведки. Узнал бы, у кого из местных мужчин есть сережка в ухе, – предположил Флорес. – Вряд ли на островах много чужих.

– Пожалуй, ты прав. Собирайся, отправимся в деревню. Заодно прогуляемся по берегу. Узнаем, не поселился ли в округе кто-нибудь посторонний.

Росьо поднялся с кресла и потянулся. Флорес последовал его примеру.

***

Когда Виктория вышла из дома Эмилио Росьо, она почувствовала себя спокойнее и увереннее. Возможно, они сумеют помочь ей! Как плохо не иметь близких друзей! Когда не на кого положиться! Не отличаясь большой общительностью, Виктория стремилась к одиночеству и сейчас жалела об этом. Она села в свой экипаж и, проехав несколько миль, добралась до развилки дорог. Дорога направо вела в усадьбу. Дорога налево – к морю. Девушка решила прогуляться, она вышла и пешком отправилась по второй, отпустив кучера. Пройдя несколько сотен метров, Виктория остановилась на берегу. Завороженная морским простором, она замерла, не в силах идти дальше. Удивительной красоты пейзаж открывался перед ней: высокие песочного цвета скалы и бирюзовое море до самого горизонта! Родителям следовало бы назвать ее Мариной[2], подумала девушка. Этого требовала ее душа, об этом говорили ее глаза – огромные, цвета темной морской волны, – они иногда могли показаться даже черными. Девушке казалось, что одно только море способно понять ее, и, глядя на волны, она могла подолгу мысленно разговаривать с ним и даже слышала его ответы. Здесь, в этом месте, море было особенно прекрасно: за долгие годы вода, пытаясь пробиться сквозь прибрежные скалы, проложила дорогу, отделив цепочку небольших скалистых островков и образовав нечто вроде каньона, в котором волны пенились и шипели, танцевали и мчались к берегу, образуя, как маленькие, так и огромные бирюзовые воронки, и ударяясь о скалы, рассыпались сотнями сверкающих капель. Плавать там нельзя, слишком велика опасность утонуть, но Виктория всегда мечтала пройти по проливу на корабле. Рыбацкие лодки были слишком утлыми суденышками и не выдержали бы бешеной игры волн. Но, казалось, сегодня у нее появился шанс исполнить мечту: рядом, у самого берега, покачивался небольшой парусник – одномачтовое судно, способное преодолеть водовороты каньона, и, судя по всему, именно это и собирался сделать его владелец. Повинуясь голосу сердца, неожиданно для себя, Виктория пошла вперед и остановилась у самой воды. И в этот момент из-за прибрежной скалы вышел человек: молодой высокий рыбак, стройный и загорелый, он был одет лишь в черные штаны, закатанные до колена, и расстегнутую рубашку. Босиком он спокойно шел прямо по острым камням, как если бы ступал по мягкой ковровой дорожке. Остановившись в нескольких шагах от девушки, он улыбнулся широкой белозубой улыбкой. Его вид смутил девушку, и она, растерянная, отвела глаза.

– Доброе утро, сеньорита! – нисколько не стесняясь своего слишком вольного костюма, приветствовал ее рыбак.

– Доброе утро, – ответила Виктория, она по-прежнему чувствовала себя неловко, несмотря на его свободное обращение, – Это ваше судно?

– Мое. Родители умерли, я продал дом и купил его. И все деньги, которые заработал сам, тоже вложил. Теперь и живу на этой лодке. Вот, хотел прокатиться по каньону.

– Рискуете лишиться столь дорогой покупки, если вас разобьет о прибрежные камни! И своей жизни в придачу, – предупредила она.

– Рискну! – он снова широко улыбнулся. – Я уже пробовал. Уж очень понравилось, потому решил повторить. Люблю волны, люблю скорость!

Рыбак с изумлением взглянул в загоревшиеся вдруг глаза Виктории, которые она наконец-то подняла на него.

– Хотите попробовать? – осмелился предложить он, заметив мелькнувшую в этих глазах просьбу, – Поплыть со мной?

– Очень! Если вы не против. Я тоже люблю волны, – радостно воскликнула она.

– Буду рад. Меня зовут Рейнальдо Олиас.

– Виктория Монтана.

– Знаю. Вы живете в большой усадьбе «Каса де Ла Курс», правильно?

– Правильно, – улыбнулась девушка.

– Хорошо. Идемте, – рыбак протянул ей руку.

Он повернулся и, вспыхнув на солнце маленьким огоньком, сережка блеснула в его ухе. Выдернув ладонь, Виктория в ужасе отпрянула.

– В чем дело? Чего вы испугались? – удивился он. – Передумали?

– Я не пойду… Идите, я останусь здесь, – еле слышно пробормотала она, отступая.

– Почему? Пойдемте! Не бойтесь! Я же вижу, что вы хотите пойти! – продолжал настаивать он.

«Боже мой! – думала в панике Виктория, – Я здесь одна. Он хочет заманить меня к себе на корабль. Мне никто не поможет! Он просто выбросит меня за борт! Я сама утону в каньоне! Меня даже не придется убивать! Как все ловко придумано! И это не случайная встреча! Он специально ждал меня здесь, у скалы!»

Догадки пронеслись в голове девушки, и она сделала еще один шаг назад.

[1] Святое братство – прообраз полиции в Испании до 1844 года.

[2] Марина – в переводе с греческого означает «Морская».

2

– Послушайте, – он снова протянул ей руку, – Я много раз видел вас на берегу. Вы стояли и смотрели на море. И я понял, что хоть вы и не рыбачка, как я, но любите его. Пойдемте! Эту прогулку вы запомните на всю жизнь! Не бойтесь! Такого шанса больше не будет, нечасто кто-то осмеливается здесь пройти!

Внезапно Виктория решилась. Любопытство взяло верх над осторожностью. В конце концов, она хотя бы точно узнает, что ее ночной посетитель – он, этот молодой рыбак в расстегнутой рубахе. И все станет простым и понятным.

Она взяла протянутую руку и пошла за ним. У самой лодки он приподнял ее, чтобы девушка не намочила платье и поставил на ступеньку. Дальше она сама перебралась через борт и оказалась на палубе. Рыбак последовал за ней. Когда парусник покинул гавань, Виктория оказалась во власти своего спутника. Теперь ей уж точно никто не поможет. Разве нашлась бы на всей Эспаньоле хоть одна столь безрассудная девушка, рискнувшая отправиться в каньон вдвоем с мужчиной? Тем более в сложившихся обстоятельствах! Но Виктория всегда была смелой, даже отчаянной, к тому же любила море, и эта любовь, мечта о волнах, заслонила собой страхи.

Он направил корабль к входу в каньон. Стоя рядом с Рейнальдо, Виктория не спускала с него глаз. Она напряженно вцепилась руками в борт судна. Прошло несколько минут, и вода рядом с бортами закружилась, закипела, Виктория ощутила несколько сильных толчков, а потом судно с неимоверной скоростью понеслось вперед. Девушка забыла о своих страхах, глядя, как он ловко управляется с парусом и штурвалом; окружающая красота, мелькавшая перед глазами, приковала ее внимание.

– Здорово! – закричала она.

– Ну, а я что говорил! – его глаза радостно заблестели, ему было приятно доставить удовольствие своей спутнице, тем более, девушке явно не его круга, которая возможно привыкла к более изысканным развлечениям!

Глядя в его глаза, Виктория видела безграничную любовь к морю и солнцу, к опасности и риску, она понимала его чувства и отчетливо ощутила вдруг, что этот человек не мог даже в мыслях причинить ей зло, да и в принципе кому бы то ни было. И она доверчиво улыбнулась в ответ. Судно летело вперед, рассекая неровную бирюзовую поверхность, ветер ударял в лицо, развевая светлые волосы девушки, выбившиеся из прически и ощущение абсолютного счастья, слияния со стихией, наполнило душу. Это был лучший момент ее жизни! Жаль, что стремительный полет закончился так скоро!

Пройдя свой опасный путь, благополучно миновав подводные рифы, парусник бросил якорь на прежнем месте, Рейнальдо помог Виктории спуститься, осторожно, спросив позволения, донес ее до берега и поставил на песок.

– Спасибо! Огромное спасибо! – Виктория в порыве чувств крепко сжала его руки.

Он, в свою очередь, с восхищением посмотрел на нее.

– Первый раз вижу человека, который бы так любил море! – сказал он, наконец. – Рад, что вам понравилось.

– Очень понравилось! Вы прекрасно справляетесь! – она с трудом сдерживала восторг, – В моей жизни никогда не было ничего лучше! До свидания, Рейнальдо!

– До свидания, сеньорита Виктория!

Он проводил ее взглядом, потом пошел обратно к морю. Чудесная девушка! Но не для него. Дочь богатого плантатора, она из другого мира. Федерико Монтана скорее умрет, чем отдаст единственную дочь и наследницу простому рыбаку. Лучше ему позабыть об этой прогулке.

***

Поздно вечером, когда солнце уже село, Росьо вернулся и застал Флореса дома.

– Ну что? Какие новости? – поинтересовался он, снимая куртку.

Флорес поднял голову.

– Я был в деревне, – ответил он, – Узнал кое-что ценное. Только один парень там носит сережку. Молодой рыбак по имени Рейнальдо Олиас.

– Понятно. У меня те же сведения. Ты говорил с ним? Не получилось? Хе! А вот мне удалось поймать его в трактире! Он ужинал. – Росьо был доволен собой, – Кстати, он знает эту девушку. Я задал только пару вопросов, обходным путем, чтобы не вызвать подозрений. Но он говорил очень неохотно, весь напрягся. Как если бы он, и правда, был причастен к какому-то темному делу. Хотя говорил о ней с уважением и восхищением. Возможно, бедняга просто влюблен. Наша сеньорита красива, к тому же богата! Любой может потерять голову. Как бы ни было глупо, влюбленные часто боятся и нервничают, когда кто-то пытается проникнуть в их тайны. Выглядят при этом куда подозрительнее, чем самые злостные преступники! И очень затрудняют любое расследование. Как будто бы в чувствах есть что-то постыдное! Ты сталкивался с подобным?

 

– Бывало, и не раз, – Флорес усмехнулся, – Каюсь, тоже влюблялся, когда был моложе. Присаживайся, выпьем рому со льдом! День выдался не из легких.

– Так что ты думаешь? – продолжил он, когда Росьо сел, – Этот парень виновен?

– Практически уверен, что нет, – Росьо покачал головой. – Кстати, я бы не только выпил, но и поужинал, время позднее. А хозяйка, видел, жарила отличного цыпленка! Итак, я был в усадьбе. Мне удалось подойти к самому дому, и я видел окна сеньориты и это дерево рядом. Только женщина могла подумать, что ветви у окна выдержат взрослого человека! Да они сломаются даже под подростком. Хотя выпрыгнуть туда из окна возможно, и одна ветка, действительно, сломана. Очевидно, негодяй ею воспользовался. С крыши тоже попасть невозможно. Значит, мерзавец вошел через дверь. К тому же она одна на этаже, и никто не мог услышать шагов. Также очевидно, что злодей ориентируется в доме. Я видел и конюха. Это пожилой негр. Вполне может быть, что имеет отношение к случившемуся, он показался мне подозрительным. Завтра прогуляюсь по плантации, постараюсь что-нибудь разузнать. А сейчас хватит об этом! Чертовски проголодался! Дальние прогулки способствуют улучшению аппетита.

Флорес был полностью согласен с другом и дернул за шнурок колокольчика, вызывая служанку, которая тут же вошла, как если бы ждала под дверью, с трудом удерживая в руках тяжелый поднос, заставленный едой и питьем, и снова смущенно покраснела.

***

На следующий день Эмилио Росьо рано покинул дом, и, выехав из города, меньше чем за час добрался до усадьбы Монтаны. Окруженная зеленью плантаций, усадьба белым островком выделялась на фоне обрамлявших ее горных склонов, а крест, украшавший фронтальную стену, был призван напомнить о названии этого дома. Он остановился перед уже знакомым высоким забором, окружавшим поместье, и, поднявшись на цыпочки, заглянул во двор. К дому вела широкая мраморная лестница, которая заканчивалась просторной террасой, чрезвычайно важным местом в этих краях, ведь в жару здесь прохладно и можно тихо коротать вечера, наслаждаясь пением птиц и окружающим спокойствием. Почти сразу же он увидел конюха, человека, к которому и пришел. Жак надевал уздечку на гнедую породистую лошадку, потом, поправив седло, двинулся в сторону забора, тихо насвистывая. Сережка блестела в его левом ухе, вспыхивая на солнце, будто яркая звездочка.

– Эй, милейший! – окликнул его Росьо, – Хозяин дома?

– Добрый день, сеньор, – останавливаясь, ответил конюх, – Он уехал на плантации. Дома только хозяйка.

Росьо кивнул.

– Славная у тебя лошадка! – похвалил он, – И ты хорошо с ней обращаешься. Всю жизнь работаешь здесь?

Жак закивал головой, и на его широком черном лице блеснула улыбка.

– Наверное, ты знал хозяина еще ребенком? – с деланным равнодушием продолжал выспрашивать Росьо.

– Нет, хозяина нет. Хотя молодым помню. А вот сеньориту Викторию видел совсем малышкой. – улыбка снова осветила его лицо, он весь стал каким-то мягким и добрым, а в голосе прозвучала теплота.

– Какая она, твоя хозяйка? В деревне говорят, у нее не самый лучший характер! – лениво заметил Росьо.

– Нет-нет! Не верьте, все врут! – возмущенно забормотал конюх, – Сеньорита Виктория очень хорошая! Очень добрая. Она обращается с нами, как с равными. Как с родными, – серьезно добавил он.

– Я, кажется, видел ее в окне, вон там… – Росьо вытянул руку в направлении окна Виктории.

– Да, там ее комната, – подтвердил Жак.

«Любому ничего не стоит узнать, где ее комната», – мелькнуло в голове у его собеседника.

– Ты часто бываешь там? – вдруг неожиданно резко спросил он.

Этот странный, необъяснимый, дерзкий вопрос нисколько не удивил и не испугал старого конюха, он даже не отвел глаз.

– Нет, я вообще редко в доме бываю, – покачал он головой. – Раньше часто, когда еще хозяйка была жива. А теперь нет.

– Хозяин не собирался жениться после смерти жены? Она, говорят, рано умерла, а он мужчина богатый и видный!

– Нет, никогда.

– Ну, какие-нибудь подружки-то наверняка были, – Росьо хитро подмигнул конюху.

– Да какие могут быть у него подружки! – хихикнул тот в ответ, старый негр был не прочь поболтать и обожал, когда находил нового собеседника, готового слушать его незатейливые разговоры, – Негритянки с плантации и только.

– Что, есть постоянная подруга? Или все время разные? – поинтересовался любопытный горожанин.

– Была постоянная. Но теперь она уже стареть стала. Бедняга Лу как стала сдавать, так он и бросил ее. До сих пор она убивается, вечно рыдает. Вся плантация судачит об этом!

– Понятно. Ну, ладно. Пойду, пройдусь до плантации. Поговорить мне надо с твоим хозяином. У меня к нему деловое предложение.

Конюх понимающе кивнул.

– Тростник покупаете?

– Почти. Будь здоров!

Росьо кивнул Жаку и направился в сторону плантаций, стараясь не замечать удушающей жары, обмахиваясь шляпой и обдумывая услышанное. Собственно говоря, узнал он не так и много. Старый Жак очень тепло говорил о Виктории и о хозяине. Но… кто его знает? Может, он великий артист. Такая вероятность существует. Повезло, что конюх оказался настоящим болтуном! Впрочем, среди пожилых слуг часто встречаются подобные любители поговорить. Разболтал даже про подружку хозяина. Нужно будет зайти, поговорить с ней. Хотя непонятно, к чему это приведет: старая негритянка Лу – точно не мужчина с сережкой в ухе! Но если нет других зацепок, придется хвататься за то, что есть.

За пару серебряных монеток, ему без проблем удалось узнать у мальчишки-негритенка, где живет Лу. Ее хижина стояла на окруженной деревьями небольшой поляне, что выделяло женщину среди остальных работников, живших в общих бараках, и ставило на другую ступень. Лу жила одна. Росьо остановился возле ее весьма скромного, но все же личного дома, потом подошел и постучал в дверь.

Через несколько минут на пороге появилась и сама Лу. На вид женщине было около пятидесяти, она была моложе самого Федерико, но располнела, длинные волосы были закручены в африканские косы и обмотаны вокруг головы, а уже морщинистую шею украшало массивное серебряное ожерелье. На Лу было темно-синее платье, складками спадавшее с могучих бедер.

– Что вам угодно, сеньор? – суховато спросила она. Одного вопроса было достаточно, чтобы понять, что перед ним женщина весьма образованная: ее речь была грамотной, а взгляд глубоким и умным. Она многому научилась, пока была подругой Федерико!

– Здравствуйте! – Росьо учтиво поклонился негритянке, чем сразу же покорил ее сердце, – Я друг сеньориты Виктории и хотел бы поговорить с вами.

– О чем?

– О хозяине плантации.

Лу пожала покатыми плечами. Она все еще сохранила королевскую осанку, видно, что когда-то прежде была красива.

– Заходите, – просто сказала она, – хотя не знаю, что могу вам сказать. Хозяина я вижу теперь нечасто.

Он проследовал за ней в скромно обставленную, но чистенькую комнату и опустился на невысокую табуретку, стоявшую у стола.

– Не найдется чего-нибудь выпить? – спросил он.

– Вот, вода.

– Может, что-то покрепче?

– Есть только это, – женщина смущенно улыбнулась и поставила на стол небольшой графинчик с самодельной тростниковой водкой.

– А, огненная вода! Другое дело. Вы будете?

Она кивнула и подала ему деревянный бокал. Такой же взяла и себе. Людей, которые любят выпить, Росьо чувствовал издалека. Такой человек никогда не откажется от подобного предложения. И его легко будет разговорить.

– У меня, кстати, с собой тоже припасено, – с этими словами Росьо вытащил небольшую фляжку с отличнейшим ромом, которым он намеревался поделиться с гостеприимной хозяйкой.

Он смотрел, как Лу с благоговением разливала белую жидкость, как если бы совершала какой-то таинственный магический ритуал. Ее руки слегка вздрагивали от волнения.

– Ваше здоровье! – улыбнулся он, поднимая бокал.

– Ну, – Лу, отхлебнула изрядный глоток и закашлялась, отфыркиваясь, – водка была крепкой, – О чем вы хотели поговорить?


Издательство:
Автор
Поделиться: