Название книги:

Беременна от мажоров

Автор:
Дана Стар
Беременна от мажоров

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

– Ну что, кто первый? – спросили мы синхронно.

– Я первым загляну ей под юбку! – бросил мне вызов Антон, нахмурив брови.

– O'кей. А я первым сорву с неё трусики, – я не намерен сдаваться.

– Орел? – фыркнул брат.

– Решка, – выдохнул я, мысленно скрестив пальцы.

Антон подбросил серебристый пятак вверх, ловко поймал его в воздухе, шлепнул на ладонь. И… выпала решка.

Вот так удача! Я! Я буду первым. И очень-очень ласковым.

Теперь можно спокойно выдохнуть за девчонку. Скорей всего, мой брат не пожалел бы малышку. Сорвался и превратил первый раз крошки в незабываемый ад.

– Писец, – братишка расстроился.

– Просто смирись с тем, что сегодня не твой день.

Он ничего не ответил, лишь недовольно оскалился. Схватив пластиковый стаканчик с пивом со стола, Тоха направился на поиски укромного места. Я перевёл взгляд на постанывающую Яну. Фух! Дыхание сбилось, пальцы затряслись от волнения. Итак, она девственница. А это значит, на мне большая ответственность. Одно неверное действие, и у девчонки навсегда может возникнуть отвращение к сексу.

Антон удобно развалился в кресле, напротив кровати, как будто собрался смотреть порнушку выходного дня. Для полного счастья не хватало лишь попкорна. А я… я же говорю, что спятил. Сбросил с себя штаны, трусы. Забрался на кровать и обрушился на улыбающуюся принцесску страстным ураганом из поцелуев. Наши тела сплелись в единое целое, а сердца забились в унисон. Она просила меня, звала по имени, умоляла не останавливаться… И целовала. Немного неумело, робко, что типично для такой вот «божьей коровки», а я, напротив, сатанел от этой неопытности. Но дикой была вовсе не моя реакция, а то, что мой брат внимательно следил за каждым нашим движением, пальцами поглаживая свой огромный и уже стоячий член. Он тоже разделся. И, чтобы не терять времени даром, надумал подрочить.

Зацеловав Яну всю, где только можно, я бережно развел её стройные ножки в стороны, потрогал кончиками пальцев промежность, сглотнул сухой ком в горле. Влажная! Она такая классная! Горячая, мокрая и очень узкая! Давно я не трахал девственниц. Хотя не могу сказать, что их в моей жизни было много, в отличие от полового опыта моего тронутого на всю голову близнеца. Их было всего две.

Погрузил в узкую дырочку палец, едва не кончил от ощущения тугой, горячей плоти, тесно сжавшей фалангу моего указательного пальца. Яна прерывисто вздохнула. Распахнула глаза. Такие пьяненькие, потерянные… Схватила меня за шею, рывком притянула к себе и вцепилась в мои губы своими пухлыми губами со вкусом клубники. Честно, не ожидал. Я даже растерялся.

Я ласкал её языком и одновременно работал пальцами, погружая их внутрь маленькой киски, растягивая и разрабатывая нетронутую дырочку. Она охала, ахала, сжимала меня так туго, что хотелось орать от восторга. Движение пальцев вперёд, назад, вперед, назад… Другой рукой ловлю её сосок, растираю между пальцами. М-м-м! Горячее девчонки я ещё не видел!

Как только Мармеладка стала катастрофически влажной, я, не прерывая поцелуй, попробовал сделать первый толчок. Очень осторожно, придерживая член рукой начал входить. Её влага упростила процесс первого в жизни Яны проникновения. Так, головка почти вошла. Капец, меня передёрнуло. Она дрожала, я тоже дрожал, от напряжения сделать что-то не так мышцы сводило судорогой. Девочка сжалась в комок, вцепилась ногтями мне в спину.

– Будет немного больно, прости, – шепнул в её сладкие губки. – Просто расслабься, не сопротивляйся, я войду очень осторожно.

Мой низкий голос немного успокоил девушку. Закрыв глаза, она выдохнула.

– Яна, впусти меня.

Медленными, неторопливыми движениями я начал работать бёдрами, проталкиваясь в её тело. Точнее, скользил. Она была чертовски мокрой. Это облегчило задачу. Яна лежала на спине полностью обнаженная, широко раскрыв для меня ножки. У неё красивая фигурка и отпадная попка. Плоский живот, длинные ножки. А ещё меня заводят эти забавные веснушки на курносом носу. Их немного. Но они делают Яну ещё более привлекательной.

Она была очень вкусной девочкой, я еле-еле сдержался, чтобы не кончить. Хотелось продлить удовольствие. Чёрт, резинка жмёт не в тему. Так и спустить всё своё добро недалеко, от одного лишь взгляда на извивающуюся в сладких стонах крошку. Поэтому я стащил с себя презик, желая ослабить гребанное напряжение спермы в паху. И все… Дальше я уже ни черта не помню. Пиво, что притащил с собой Антон, было выпито мной до самого дна. Все остальное я помнил урывками. То, как мы делили её друг с другом. И то, кажется, как одновременно в неё кончали. Вот, черт! Это был мой самый глупый поступок в жизни. Как я до такого докатился?

А потом наступило утро. Меня разбудил громкий девичий крик. Вот и веселью конец. Девчонка всё узнала. Она узнала, что мы близнецы. Одно лицо на двоих. И мы имели её этой ночью. По очереди. А она… просила двигаться быстрей и сладко стонала в ответ на бесконечные ласки, думая, что мы – один и тот же человек.

Глава 1

[Артём]

Это сумасшедшее место напоминало сущий ад. В последнее время подобные тусовки не особо сильно привлекали моё внимание. Скорей всего, дело в возрасте. Да, нам с братом скоро исполнится двадцать пять. Клянусь, не так давно я практически завязал с развлечениями, решил взяться за ум, начать новую жизнь, взять в оборот бизнес отца и, в конце концов, построить свою карьеру, а не мотаться с утра до ночи по клубам и тусовкам “Раздоров”.

Ну так почему, спрашивается, если я поумнел, то сейчас я стою здесь, напротив сосущихся лесби с заячьими ушами и шортами, в которых видно пол-задницы, вырядившись в костюм сатаны с рогами и клыками, как у вампира, и не могу пройти внутрь, поскольку эти две полуголые тушки преградили мне путь, «застряв сиськами в дверном проходе».

Ответ прост, но нелогичен для меня, человека пытающегося завязать с блудным образом жизни.

Из-за девчонки.

Я припёрся сюда из-за новенькой, первокурсницы, которую охмурил мой брат и прямо здесь, в атмосфере полного хаоса и разврата, собирался затащить в постель, тем самым надрав мне зад.

Самое интересное, что этот осёл представился ей мной! Это уже игра не по правилам, чёрт! Но какие там правила? Мой брат всегда славился своей хитрожопостью. Хоть мы и близки, как две капли воды, но всю жизнь пытаемся соперничать друг с другом, доказывая всему миру, кто из нас лучший.

А-а-а-а, в общем это слишком сложная история! Нужно немедленно спасать положение и что-то делать, иначе мой брат сделает меня.

– Исчезните, – мне надоело топтаться на месте, поэтому, теряя терпение и срывая нервы, я растолкал в стороны блондинистых сосал, а сам кое-как вклинился внутрь особняка. Народу – тьма! Не развернуться.

В ушах как будто лопнули барабанные перепонки, и я оглох, а потом ещё и ослеп от атмосферы, что царила в этом «портале ада на земле». Особняк Влада Бессонова буквально прыгал, как мяч, так, что стены дребезжали, от басистой музыки, от хохота и ора отрывающейся на полную катушку молодежи. Точнее, сливок общества, собравшихся отметить грёбанный Хэллоуин. Именно поэтому здешние девчонки щеголяли как шлюхи на подиуме, в коротких мини. Кто со светящимися рогами в волосах, кто с метлой в руках, кто вообще в костюме развратной медсестрички – подружки зомби, испачканном в кетчупе.

Ну а я сегодня решил побыть графом Дракулой. Надеюсь, любимый братец выбрал себе что-то более оригинальное. Я с удовольствием представил его напыщенную тушку в костюме петуха. Вот было бы смеху! Даже заулыбался на людях. Но не время расслабляться, я хочу выиграть тот долбанный спор и получить девчонку себе. А заодно еще и уважение. Со стороны брата и друзей. Пожалуй, уважение было в приоритете. Как привычка быть лучше своего брата. Между нами – пожизненное состязание. Мы всегда бьёмся друг с другом за право быть в нашей семье лидером. Это как олимпиада длинной в жизнь. Что-то вроде эстафеты, что вошла у нас в привычку с тех пор, как мы научились ходить. Я даже не знаю откуда взялась такая фигня? Наверно дело в том, что мы, по сути, выглядим как один человек. Но на деле – нас двое.

Расталкиваю локтями танцующих отморозков в блестящих костюмах, пытаюсь прорваться вглубь дома, а сам глазами постоянно выискиваю высокого синеглазого брюнета с пышными, уложенными в модную причёску волосами, с подкаченным отменным телом и лукавой белозубой улыбкой, с проколотым левым ухом и редким бриллиантом в нём. Ага, кое-кого вроде меня. То бишь – своего клона. У нас даже уши в одном и том же месте проколоты.

Хотите прикол? Мы прокололи их в один и тот же день. Спонтанно. Ни о чём не договаривались! Из разряда мистики. Оба уехали в по делами, а вернулись с проколотыми ушами. Давно это было. Ещё в школе. Предки подарили нам охренительно дорогие, редкого вида бриллианты. Под заказ сделали идентичные гвоздики. Теперь, мы носим их в ушах, не снимая. Для того, чтобы нас было не отличить друг от друга. А что, приходится иногда злоупотреблять положением. Есть и плюсы в том, что твой братец – близнец. Можно подстраховать, в случае ЧП. Иногда мы ладим. Конечно, ради какой-либо выгоды. Как я уже говорил ранее, даже родная мама путает нас.

Атмосфера полного треша давит мне на мозги. Всё в неоновом свете, кругом едкий дым, что режет не только ноздри, но и глаза. Я не больше трёх минут в доме, а мне уже охота проблеваться. Какая-то соска прыгает мне на шею и… впивается губами в мои губы! Проклятье! Она заталкивает мне в рот язык и начинает усердно им работать, громко постанывая от кайфа.

– Отвали, – грубо толкаю дурынду в сторону лестницы, а она… эта малолетняя дура показывает мне сначала язык, а затем свои нифига не маленькие сиськи. Резко срывает с себя блестящий огрызок ткани и с криками «Еху!» машет им над головой, весело пританцовывая, а после – с разгона врезается в орущую толпу беснующихся мажоров.

 

Кучка курящих отморозков, переодетых в костюмы чертей, подхватывают девку на руки, начинают всей гурьбой её лапать и подбрасывать вверх едва ли не до самого потолка. Вот же ж дура! А Владюша опять, по ходу, переборщил с травкой. Его дом сейчас напоминает отделение в психлечебнице, в котором психи отмечают Новый год. Как бы погоны в гости не нагрянули. Хотя, чего там, все уже давно знают, кто его папик и сколько он отстёгивает ментярам, чтобы те не мешали сыночку веселиться.

Ага, сегодня мы гуляем на вечеринке у моего друга – Влада Бессонова. Его семейке принадлежит несколько нефтяных вышек в Персидском заливе. Как и нам, собственно, тоже. Наши отцы когда-то вели общий бизнес. Теперь моему папке не до нефти. Он решил выловить рыбёшку покрупней – подался в политики. И вот, Михаил Назаров уже практически мэр нашего округа.

Я взрываюсь от бешенства! Да, меня начинает подёргивать от того, что я, кажется, начинаю чувствовать запах поражения. А нет, это, оказывается, только что вывернуло наизнанку вон ту проститутку в костюме Джулии Робертс из фильма «Красотка». Какая мерзость. И не скажешь, что у всего этого сброда отцы – олигархи и нефтяники. Если не обращать внимание на баснословно дорогих диджеев, пойло, золотой унитаз в туалетной комнате и битком забитую парковку «Феррари» и «Ламборгини». А все остальное – как везде. Танцы до упада, беспорядочный секс в тёмных углах, веселящая трава.

– Эй, ты! Видела моего брата? – хватаю рыжеволосую мочалку за плечи, что встала на моём пути.

Кажется, это существо – бывшая Антона. Рыжуха смотрит на меня стеклянными глазами, как будто только что сдохла, а потом начинает противно чмокать накаченным силиконом губами. Фу! Мерзость! Она в полном неадеквате. Она что, вообразила, типа она сейчас делает кому-то минет?

Толкаю страшилину в бок, хватаю за шкирку другого танцора.

– Антона не видел? – пытаюсь перекричать бесноватую музыку.

Парниша-скелет качает черепушкой.

– Здесь моя копия не случайно не пробегала? – вылавливаю еще одного очевидца-инкогнито в костюме супермена, но тот тоже лишь пожимает плечами. Закинувшись какой-то розовой «конфетой», «Кларк Кент», вздёрнув вверх правую руку, убегает спасать мир куда-то вглубь двигающейся в такт музыке молодёжи.

Зараза! Неужели, я опоздал?

– Йоу, Дракула! Я видела твоего братца! – внезапно из толпы беснующейся нечисти меня окликнула «женщина-кошка». По голосу я узнал в ней Катьку, нашу одногруппницу. – Он наверху. Подцепил Рапунцель, скорее всего, уже раскладывает по углам. Бе-е-е! – Её едва не стошнило на танцующую рядом монашку. – У твоего брата ужасный вкус! Он что, стал извращенцем? Или это с жиру, от скуки потянуло на конопатых?

Поправочка, мой брат всегда был, есть и будет грёбанным извращенцем.

Она сказала, конопатых? Вот стерва! Это точно она про Яну ляпнула. У Яны веснушки на носу. И волосы… как мёд. Волнистые, ароматные, искрящиеся золотом на солнце.

– А ты что, ревнуешь? Бесишься, что Тоха выбрал не тебя? Кать, не обижайся, но на тебя спрос сейчас, как на навоз. Особенно, после неудавшейся ринопластики. И губы, кстати, тоже отстой. Как два вареника. Ты у кого оперируешься? На госуслугах талон урвала?

– Ублюдок! Мой хирург ставил сиськи самой, мать её, Джоли! А ты не охуе…

Развернувшись, я просто пошёл по своим делам, пока эта курица крашеная там что-то кудахтала. Люблю подкалывать эту пустоголовую козу. Поднимает настроение.

Не успел я подойти к лестнице, как тут же в кого-то врезался.

– Здорово, бро! – хлопок по плечу. – Антон? Артём?

– Артём я! Заколебали, блин! Сколько лет уже друг друга знаем, а всё запомнить никак не можете.

– Виноват! Ну правда, одно лицо. Вы хотя бы одежду, что ли, разную надевали. Давай выпьем за вас! Вы реально крутые перцы! – Влад пихает мне в руки стакан с коньяком, судя по запаху, ни хера не дешевым. Всё ясно. Парниша под градусом. Еле-еле языком шевелит и качается, как неваляшка.

Напиваться сегодня не хотелось, я пока весь на нервах. Меня буквально штырит и выворачивает наизнанку от злости при мысли, что брат меня сделал.

Отказываться нехорошо. Друзья всё-таки. А обижать друзей – дурное дело.

Залпом осушаю «угощение» и тут же морщусь, пока Бес сует мне следом жирненького омара в качестве закуски. А потом заставляет выдуть ещё два бокала чего-то жутко ядрёного. Всё, не прошло и минуты, у меня уже началась скорая интоксикация. На ногах еле стою. Ну и нафига я вообще сюда припёрся?

Сегодня Влад выглядит подстать своей фамилии. Да, как бес. С красными рогами на макушке, таким же красным хвостом с «наконечником стрелы» на конце, в черном кожаном плаще до самого пола, и с трезубцем, зажатым под мышкой. Бес, как обычно, в своём репертуаре.

– Ты же знаешь, что у нас всё как «по магии», – язык уже во всю заплетается, а тело водит в разные стороны. – Выходит само собой, за исключением «дресс-кода» в ВАЗ.

– И сегодня тоже виновата «магия»?

– О чём ты?

Только не это! Да, когда мы с братом перестанем уже копировать друг друга?

– Так я это, недавно видел Тоху в компании одной девушки… Они смеялись, зажимались и вразвалочку поднимались наверх. Твой братишка зря времени не теряет. Сегодня у него в меню «принцессы».

Твою ж мать!

– Спасибо за приглашение, – хлопаю друга по плечу, включаю форсаж и со всех ног мчусь на второй этаж, расталкивая по пути сходящую с ума шушваль.

Наверху безлюдно. В тёмном коридоре, заваленном мусором и пластиковыми стаканчиками, я вижу лишь одинокую сладкую парочку незнакомых персон, страстно сосухщихся в тёмном углу.

– Сорри за беспокойство, – прочищаю горло. – Не видели здесь Дьявола и Рапунцель?

– Самая последняя дверь, кажется, – неразборчиво хрипит парень в костюме Джокера, с упоением лапая свою подружку в одежде Харли Квинн.

– Мерси, продолжайте в том же духе.

Боже, он практически её раздел. На мои ботинки упал кружевной лифчик, размера «ХХL». Выдохнув, я брезгливо пнул его ногой и помчался в самый конец прохода с множеством дверей, за которыми слышался ансамбль из шорохов и протяжных женских охов.

А вот и нужная мне дверь. С ненавистью пнул её ногой и вошёл внутрь. Не заперта. Братишка так торопился развлечься, что забыл о самом главном.

– Какого чёрта?

Я услышал знакомый голос и скривился от ярости, с силой сжав руки в кулаки.

– Ты играешь не по правилам, брат! Спор отменяется, – недовольно рыкнул я, сделав три шага вперёд. – Ты её не получишь. Она – МОЯ!

Фух. Успел.

* * *

Антон ещё даже не разделся. Он стоял посреди комнаты и лихорадочно возился с пряжкой ремня, которую, видимо, заклинило. Яна лежала на кровати позади него, с закрытыми глазами, с задранной до колен пышной юбкой и, пребывая в каком-то странном трансе, мило улыбалась пустоте, призывно ворочаясь на постели. Она будто спала. И во сне трогала себя руками. Везде. Шарила по телу, будто не контролировала собственные действия. Гладила себя по волосам, рукам, ягодицам. Ласкала кончиками пальцев свои аккуратные дыньки, периодически сжимала их ладонями. А у меня блин встал. Колом! За какую-то хренову долю секунды, от одного взгляда на этого аппетитного, невинного ангела.

– Ну спасибо, умеешь ты обломать. Я добивался её полвечера, – огрызнувшись, Антон плюхнулся на кровать, жадно пожирая взглядом по-прежнему находящуюся в сладком дрёме, извивающуюся на розовых простынях девчонку.

– Пф, – я глумливо усмехнулся, – Не честно! Ты подмешал ей что-то в напиток!

Смотрел то на него, то на неё. Как она, вся такая пьяненькая и доступная, тянется к моему брату. И подыхал от ревности.

– Мы же договорились, без блефа! Своими усилиями! Ты нарушил правила спора.

– Ладно. Твоя взяла.

– Ну, и что будем делать?

– Что, что… – перекривлял меня брат, – Присоединяйся! Ни тебе, ни мне, а НАМ! Эта мармеладная девочка достанется нам обоим.

(Раздоры – элитный посёлок для богачей в Подмосковье. ВАЗ – сокращённо Высшая академия знаний. Один из самых дорогих и престижных вузов в России. Данное место – лишь авторский вымысел).

Глава 2

[Артём]

Кажется, и мне подмешали в питьё какую-то дрянь. В башке что-то замкнуло. Нет, в отличии от своего брата я не был таким уж конченным кретином. Но сейчас… Я был не я. Когда понял, что Антон не собирается делиться. Если я откажусь, он сам завладеет столь лакомым трофеем. Он утрёт мне нос! Он всегда пытается доказать мне, что он – круче. А я не слабак. Есть ещё гордость в венах. И порой она разливается по жилам, как острый перец. Тогда мой истинный характер вырывается наружу.

Как обычно, я иду у него на поводу. Люди мы гордые. Оба львы по гороскопу. Будем идти до победного. Проигрыш – не для слабаков. Я тоже ЕЁ хочу. Я не сдамся. Я первый с ней познакомился, а Антон – как обычно всё испортил.

– Так, и что мы будем делать? – озвучиваю очень важный вопрос и жутко нервничаю.

– Возьмём её… вдвоём, – Тоха хищно скалится, подмигивает и хватает Яну за щиколотку. Малышка ахает. Вот, дьявол! Она выгибает спинку и кончиком языка облизывает губы. – Присоединяйся, брат, развлечёмся. Кстати, она мне сказала, что она девственница. И я в этом уже убедился. Засунул ей руку в трусики и пальцем обследовал дырочку. Тугая как пробка.

– Ты отвратительный извращенец, – захотелось дать ему леща, потому что он успел-таки облапать девчонку.

– А ты? Разве ты её не хочешь?

– Хочу. Да, она мне понравилась. Есть в ней что-то такое, что притягивает.

– Согласен. Она не такая как все. Это её изюминка. И она чистая, нетронутая, податливая куколка. Бери её и лепи всё, что хочешь. Она уже вся наша.

Мама мия!

Девочка готова. Девочка очень хочет ласки! А я – до смерти хочу её.

В голове всё гудит, комната плывёт в глазах. Лицо Антона делится на три части. Дурацкое пиво! Дурацкая вечеринка! Дурацкая трава, которой я надышался, пока искал Антона. Лихорадочно верчу головой. Меня чем-то напоили. Ещё и эта сумасшедшая стоячка в штанах мешает ходить. Полный атас!

– Ладно, вместе так вместе, – из-за передоза алкоголем, ни черта соображая, я оглашаю свой сумасшедший ответ. – Учти, если ты хоть пальцем ко мне прикоснешься – я сломаю тебе нос.

– Пфф, спятил? Да ни за что в жизни. Будем лапать только её. По очереди. За кого ты меня принимаешь? За пидара? Придурок.

– Я предупредил.

– На, выпей и успокойся. Получай удовольствие! Вишь, как ей не терпится? Девочка готова. Смотри какая она нежная, ласковая и красивая? Как она изящно выгибает спинку в постели. Как страстно стонет и умоляет своими губками вытрахать её всю. Хочешь её? А? Знаю, что хочешь. Как и я, мля.

И я снова выпил. Хотел немного остыть, успокоиться. А потом в край рехнулся. Перестал себя контролировать. Эту ночь хоть я и помнил обрывками, зато запомнил навечно. В отличии от моего придурошного братца. Такой опыт в сексе я испытал впервые. Моего брата тайком называли «королем групповух». А мне было противно. Но не в этот раз.

Яна оказалась такой сладкой малышкой… что я и представить себе не мог. Мы входили в ее податливую, узкую дырочку по очереди. И едва не подрались из-за права первым завладеть её крошкой. Всё решила монета.

– Ну что, кто первый? – спросили мы синхронно.

– Я первым загляну ей под юбку! – бросил мне вызов Антон, нахмурив брови.

– O'кей. А я – первым сорву с неё трусики, – я не намерен сдаваться.

– Орел? – фыркнул брат.

– Решка, – выдохнул я, мысленно скрестив пальцы.

Антон подбросил серебристый пятак вверх, ловко словил его в воздухе, шлепнул на ладонь. И… выпала решка.

Вот так удача! Я! Я буду первым. И очень-очень ласковым.

Теперь можно спокойно выдохнуть за девчонку. Скорей всего, мой брат не пожалел бы малышку. Сорвался и превратил первый раз крошки в незабываемый ад.

– Писец, – братишка расстроился.

– Просто смирись с тем, что сегодня не твой день.

Он ничего не ответил, лишь недовольно оскалился. Схватив пластиковый стаканчик с пивом со стола, Тоха направился на поиски укромного места. Я перевёл взгляд на постанывающую Яну. Фух! Дыхание сбилось, пальцы затряслись от волнения. Итак, она девственница. А это значит, на мне большая ответственность. Одно неверное действие и у девчонки навсегда может возникнуть отвращение к сексу.

Антон удобно развалился в кресле, напротив кровати, как будто собрался смотреть порнушку выходного дня. Для полного счастья не хватало лишь попкорна. А я… я же говорю, что спятил. Сбросил с себя штаны, трусы. Забрался на кровать и обрушился на улыбающуюся принцесску страстным ураганом из поцелуев. Наши тела сплелись в единое целое, а сердца забились в унисон. Она просила меня, звала по имени, умоляла не останавливаться… И целовала. Немного неумело, робко, что типично для такой вот «божьей коровки», а я, напротив, сатанел от этой неопытности. Но дикой была вовсе не моя реакция, а то, что мой брат внимательно следил за каждым нашим движением, пальцами поглаживая свой огромный и уже стоячий член. Он тоже разделся. И, чтобы не терять времени даром, надумал подрочить.

 

Зацеловав Яну всю, где только можно, я бережно развел её стройные ножки в стороны, потрогал кончиками пальцев промежность, сглотнул сухой ком в горле. Влажная! Япона мать! Она такая классная! Горячая, мокрая и очень узкая! Давно я не трахал девственниц. Хотя не могу сказать, что их в моей жизни было много, в отличие от полового опыта моего тронутого на всю голову близнеца. Их было всего две.

Погрузил в узкую дырочку палец, едва не кончил от ощущения тугой, горячей плоти, тесно сжавшей фалангу моего указательного пальца. Яна прерывисто вздохнула. Распахнула глаза. Такие пьяненькие, потерянные… Схватила меня за шею, рывком притянула к себе и вцепилась в мои губы своими пухлыми губами со вкусом клубники.

Вот это да! Честно, не ожидал. Я даже растерялся.

Я ласкал её языком и одновременно работал пальцами, погружая их внутрь маленькой киски, растягивая и разрабатывая нетронутую дырочку. Она охала, ахала, сжимала меня так туго, что хотелось орать от восторга. Движение пальцев вперёд, назад, вперед, назад… Другой рукой ловлю её сосок, растираю между пальцами. М-м-м! Горячее девчонки я ещё не видел!

Как только Мармеладка стала катастрофически влажной, я, не прерывая поцелуй, попробовал сделать первый толчок. Очень осторожно, придерживая член рукой, начал входить. Её влага упростила процесс первого в жизни Яны проникновения. Так, головка почти вошла. Капец, меня передёрнуло. Она дрожала, и я тоже дрожал, от напряжения сделать что-то не так мышцы сводили судороги. Девочка сжалась в комок, вцепилась ногтями мне в спину.

– Будет немного больно, прости, – шепнул в её сладкие губки. – Просто расслабься, не сопротивляйся, я войду очень осторожно.

Мой низкий голос немного успокоил девушку. Закрыв глаза, она выдохнула.

– Яна, впусти меня.

Медленными, неторопливыми движениями я начал работать бедрами, проталкиваясь в её тело. Точнее, скользил. Она была чертовски мокрой. Это облегчило задачу. Яна лежала на спине полностью обнаженная, широко раскрыв для меня ножки. У неё красивая фигурка и отпадная задница. Плоский животик, длинные ножки. А ещё меня заводят эти забавные веснушки в области курносого носа. Их немного. Но они делают Яну ещё более привлекательной.

Она была очень вкусной девочкой, я еле-еле сдержался, чтобы не кончить. Хотелось продлить удовольствие. Чёрт, резинка жмёт не в тему. Так и спустить всё своё добро недалеко, от одного лишь взгляда на извивающуюся в сладких стонах крошку. Поэтому я стащил с себя презик, желая ослабить гребанное напряжение спермы в паху. И все… Дальше я уже ничего не помню. Пиво, что притащил с собой Антон, было выпито мной до самого дна. Все остальное я помнил обрывками. То, как мы делили её друг с другом. И то, кажется, как одновременно в неё кончали. Вот, черт! Это был мой самый глупый поступок в жизни. Как я до такого докатился?

А потом наступило утро. Меня разбудил громкий девичий крик. Вот и веселью конец. Девчонка всё узнала. Она узнала, что мы близнецы. Одно лицо на двоих. И мы имели её этой ночью. По очереди. А она… просила двигаться быстрей и сладко стонала в ответ на нескончаемые ласки, думая, что мы – один и тот же человек.

* * *

– Мама! Мама-а-а!

Мы с братом одновременно подскакиваем на кровати от оглушающих воплей.

Яна! Этот крик принадлежит ей. Обхватив себя руками, прикрывая грудь уголком простыни, она лихорадочно мотает своей маленькой хорошенькой головкой с копной рыжевато-золотистых кудрей то в одну сторону, то в другую. Смотрит то на меня, то на Антона. Этой ночью Яна спала в центре кровати, а мы – по бокам, как я понял. Мы, втроем, полностью голые, немного растерянные и измотанные до полного изнеможения после ночи бурной страсти, очнулись в одной постели! Только сейчас я, блин, это понял! Когда, наконец, пришел в себя и немного протрезвел.

– Не кричи ты, – Тоха морщится, хватаясь за голову. – Башка раскалывается.

Да, он прав. В висках стреляло, как во время Второй мировой.

– У меня что, двоится в глазах? – девчонка с силой сжимает веки. – Это из-за похмелья?

Мы одновременно садимся на кровати и одновременно проводим руками по волосам, вздыхаем, а потом синхронно отвечаем:

– Нет, детка. Мы – близнецы.

Три. Два. Один.

Вселенский взрыв.

– Лжецы! Вы подлые, бессовестные подонки! О, боже! Как так вышло?

Зажав рот ладошками, она вскакивает с постели, пытается подобрать свои вещи с пола, но роняет. И тут же пытается поднять их снова. Мой придурошный братец не сдерживается, чтобы не плюнуть какую-нибудь дурацкую гадость. В его стиле!

– Отличный вид сзади, крошка! Повторим? – Антон игриво присвистывает, скрещивая на груди руки, очерченные твёрдой массой натренированных мышц.

– Замолкни! – я тоже спрыгиваю с кровати и мчусь следом за растерянной Яной. Но голова жутко трещит, кружится, так что я быстро теряю равновесие, едва не падаю носом в пол. Мы сталкиваемся с девушкой лбами, когда я пытаюсь помочь ей с вещами, но в ответ… получаю хлёсткий шлепок.

Бабах! Голова по инерции дёргается вправо, кожа вспыхивает огнём. Получив отменную взбучку, я окончательно прихожу в себя после временной амнезии.

– Мерзкие мерзавцы! Вы просто попользовались мной? Вдвоем! Да? Лишили невинности, – на слове «невинность» Васнецова сбавляет тональность голоса, до шёпота, а потом снова закипает. – Ещё и подсыпали что-то в напиток? Как же мерзко! Я думала ты, Артём, или как тебя там, нормальный парень.

Плавясь от стыда, вся красная и в слезах, она бросается вон из комнаты, сильно хлопнув дверью. Схватившись за живот, Антон истерически хохочет. Он ворочается на кровати и давится смехом, как будто у него случился долбанный эпилептический припадок. Придурок!

– Заткнись! Чего ты ржёшь? – потираю ушибленную скулу. Хорошо так врезала! Думаю, мне нужен лёд. – Видел, она едва не грохнулась в обморок!

– А нехер пить из рук незнакомца.

– Вообще-то ты не незнакомец. Как обычно, ты придумал очередную чухню, а я за всё огребаю!

– Да, ах-ха! Здорово она тебя отделала.

Я ещё яростней потер место удара.

– Хватит ржать. Это не смешно! Лучше думай, как будешь извиняться!

– Что делать? – он скептически выгнул брови. – Прости, но у меня кое-какое мероприятие на выходных намечается. Да и зачем извинятся? Она уже удрала, как коза. Дело сделано, спор закрыт. Кстати, мне понравилось, а тебе? Интересный был опыт.

– Лучше рот свой закрой, – схватившись за голову, я осел на полу, думая, как обернуть время вспять. – Или я не сдержусь и чуть-чуть его разукрашу.

– Ну давай, рискни! Из-за какой-то очередной дырки? Она всего лишь дырка! Из-за неё ли ты будешь чесать кулаки о своё собственное отражение?

К чёрту! Я просто схватил свои штаны, на ходу оделся и вылетел из комнаты. Так, спокойно, Тёма! Вдох выдох, вдох выдох… Лучше уйти от греха подальше. Мать посадит меня под арест на весь зимний уикенд, если снова узнает, что мы пособачились, как две бойцовские псины, разукрасив друг другу лица свежими синяками.

Надо срочно найти Яну и извиниться. Да, хреновенько как-то вышло. Грудную клетку драли и душили бешеные кошки. Сейчас я бы многое отдал, чтобы отмотать время назад.


Издательство:
Дана Стар
Поделится: