Название книги:

Звёздные войны. Расцвет Республики. Свет джедаев

Автор:
Чарльз Соул
Звёздные войны. Расцвет Республики. Свет джедаев

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Золотой век Ордена джедаев… До Войны клонов, до Империи, задолго до Саги Скайуокера… Откройте для себя новую эпоху в Галактике Звёздных Войн. Эпоху раcцвета Республики!

Под управлением величественной РЕСПУБЛИКИ в Галактике царит мир, на страже которого стоят благородные и мудрые РЫЦАРИ-ДЖЕДАИ.

В ознаменование своих благих намерений Республика готова запустить на дальних окраинах Внешнего кольца МАЯК «ЗВЁЗДНЫЙ СВЕТ» – новую космическую станцию, призванную подарить всем луч надежды. Но пока Республика благоденствует, в тени уже таится страшный враг. И защитникам мира и справедливости придётся столкнуться с угрозой, нависшей не только над Галактикой, но и самой Силой…



Charles Soule

LIGHT OF THE JEDI

Copyright © & ™ 2021 LUCASFILM LTD.

Used Under Authorization.


© А. Ионов, перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке, оформление.

«Издательство «Эксмо», 2021

* * *

Ханне, Сэму, Крису и Джею, которые любят «Звёздные войны» так же сильно, как и я.



Давным-давно в далекой-далекой галактике…


Сила благоволит Галактике.

Это времена расцвета Республики – мирного союза планет-единомышленников, в котором важен каждый голос и чье управление опирается на договоренности, достигнутые без какого бы то ни было давления или запугивания. Это время дерзких замыслов, просвещения, единения, Великих Свершений. Прозорливый канцлер Лина Со руководит Республикой с изысканной планеты-города Корусант, расположенной неподалеку от яркого центра Галактического Ядра.

Но за пределами Ядра и его многочисленных миролюбивых Колоний находятся кольца – Внутреннее, Среднее и, наконец, Внешнее, что простирается у самых границ известной Галактики. Здешние планеты – настоящий кладезь возможностей для всех, кто не побоится отправиться по одному из немногих хорошо изученных гиперпространственных маршрутов, ведущих в этот регион. Но и опасностей здесь тоже хватает. Внешнее кольцо – это рай для тех, кто не хочет подчиняться законам Республики, однако этот рай кишит хищниками всех мастей.

Канцлер Со поклялась заключить планеты Внешнего кольца в объятия Республики с помощью нескольких амбициозных исследовательских программ, таких как маяк «Звездный свет». Порядок и правосудие на галактическом пограничье поддерживают рыцари-джедаи – хранители мира с невероятными способностями, которые дарует им загадочное энергетическое поле, именуемое Силой. Джедаи тесно сотрудничают с Республикой, поэтому согласились основать во Внешнем кольце аванпосты для оказания помощи любому, кто в ней нуждается.

Джедаи приграничья – единственная надежда и опора тех, кому больше некуда обратиться. Аванпосты действуют независимо и без прямого содействия главного Храма джедаев на Корусанте, и все же они весьма эффективно противостоят тем, кто предпочитает творить во мраке свои темные дела.

Мало кто способен выстоять против рыцарей Ордена джедаев.

Но всегда найдутся те, кто готов рискнуть…

Часть первая
Великое бедствие

Глава 1
Гиперпространство. «Наследный путь»
3 часа до столкновения

«Все в порядке».

Капитан Гедда Кассет во второй раз изучила показания датчиков и экранов, встроенных в подлокотники ее кресла. Она всегда проверяла данные минимум дважды. За ее плечами было свыше сорока налетанных лет, и капитан подозревала, что именно благодаря дополнительным инспекциям она до сих пор не погибла. Ничего нового при повторной проверке она не увидела.

– Все в порядке, – вслух повторила Гедда, обращаясь к экипажу мостика. – Пойду осмотрю корабль. Лейтенант Боуман, принимайте командование.

– Есть, капитан, – ответил старпом, поднимаясь со своего кресла и готовясь временно занять капитанское, пока Кассет совершает свой ежевечерний обход.

Далеко не все капитаны дальнемагистральных грузовозов командовали своими кораблями так, словно это был военный крейсер. Гедда вдоволь насмотрелась на звездолеты с заляпанными палубами, протекающими трубами и трещинами в иллюминаторах – огрехами, которые поражали ее до глубины души. Гедда Кассет начала свою летную карьеру в качестве боевого пилота объединенной тактической группы «Маластер-Салласт», вместе с которой оберегала мир и покой в своем крохотном уголке Среднего кольца. Она начинала летать на одноместном истребителе Z‐24 производства корпорации «Инком», который все называли просто «Жужжень». В основном ей с товарищами выпадали полицейские операции вроде охоты на пиратов и чего-то похожего. Со временем Гедда дослужилась до капитана тяжелого крейсера – одного из самых крупных типов кораблей во всем флоте. Хорошая карьера, благие дела.

Кассет вышла в почетную отставку и перешла на должность капитана торговых кораблей в «Гильдии Байн» – ее версия беззаботной пенсии. Но после тридцати с лишним лет на военном флоте она не просто впитала в себя порядок и дисциплину – они стали ее неотъемлемой частью. Поэтому любым кораблем под своим командованием Гедда руководила так, будто ему вот-вот предстояло вступить в решающее сражение с армадой хаттов, пускай даже перед ним и не стояло задачи сложнее, чем перевозка огрутских шкур с планеты А на планету Б. «Наследный путь» не был исключением.

Гедда поднялась со своего места и, ответив на резкий салют лейтенанта Джари Боумана, потянулась под аккомпанемент хрустнувших в спине костей. Слишком много лет, проведенных в крошечных кабинах истребителей, слишком много маневров с большой перегрузкой, иногда в бою, а иногда просто чтобы почувствовать вкус жизни.

«Но главная проблема в том, – подумала Гедда, поправляя выбившуюся прядку седых волос, – что я прожила на этом свете уже слишком много лет».

Она покинула работающий четко, словно хронометр, мир капитанского мостика и направилась по тесному коридору в масштабный и куда более хаотичный мир «Наследного пути». Большой модульный грузовой транспорт типа А производства верфей Каниффа был вдвое старше своего капитана. Его рекомендуемый срок эксплуатации уже давно прошел, однако звездолет вполне мог послужить еще при условии тщательного ухода и регулярных техосмотров. И Гедда зорко следила, чтобы корабль получал и то, и другое.

«Путь» был многофункциональным судном и мог перевозить как грузы, так и пассажиров – отсюда и слово «модульный» в наименовании. Он состоял из огромного центрального отсека в форме вытянутой треугольной призмы, чья корма отводилась под машинный отсек, а все остальное пространство предназначалось для грузов. Носовой мостик соединялся с корпусом длинными коридорами, по одному из которых капитан и шла прямо сейчас. От основной секции звездолета через определенные промежутки отходили полые стыковочные рукава, которые позволяли в зависимости от нужд и целей полета подсоединить до ста сорока четырех дополнительных модулей поменьше.

Гедде нравилось, что ее корабль может перевозить буквально что угодно. Благодаря этому капитан никогда не знала, какие сюрпризы преподнесет очередной рейс. Как-то раз, когда они везли гигантскую рыбу-меч, обитающую в штормовых морях Тибрина, для частного аквариума в графском замке на Абрегадо-рэй, половина грузового трюма превратилась в огромный резервуар с водой. Гедда и ее экипаж доставили монстра в целости и сохранности, что оказалось той еще задачкой. Еще тяжелее им дался полет три цикла спустя – слуги графини понятия не имели, как ухаживать за чудовищем, проклятая рыбина заболела, и ее решили вернуть. Однако тут нужно отдать графине должное – она оплатила полную стоимость обратного рейса. Куча народу, особенно благородных кровей, просто дала бы рыбе издохнуть и дело с концом.

Нынешнее путешествие было несравнимо проще. Грузовые трюмы «Наследного пути» процентов на восемьдесят заполняли переселенцы, устремившиеся в поисках новой жизни, новых возможностей и нового неба над головой с переполненных планет Ядра и Колоний во Внешнее кольцо. Капитан прекрасно их понимала. Гедде Кассет всю жизнь было трудно усидеть на одном месте. Она подозревала, что так и умрет, вглядываясь в иллюминатор в надежде увидеть что-нибудь новенькое.

Поскольку это был не грузовой рейс, бо́льшая часть корабельных модулей была переоборудована под пассажирские отсеки с сиденьями, которые превращались в кровати, более-менее пригодные – в теории – для сна. Санузлы, кладовки, несколько голографических экранов, маленькие камбузы – собственно, вот и все удобства. Для поселенцев, готовых платить за повышенный комфорт, были предусмотрены обслуживаемые дроидами автоматические столовые и отдельные каюты для сна, но желающих раскошелиться было немного. Богачей среди местной публики как-то не затесалось. Водись у них деньжата, едва ли они рванули бы во Внешнее кольцо в надежде на светлое будущее. В темных уголках Галактики таилось множество испытаний – как захватывающих, так и смертельно опасных. Причем последних было значительно больше.

«Даже добраться туда – уже испытание», – подумала Гедда, засмотревшись на всполохи гиперпространства, вихрящиеся за большим иллюминатором, рядом с которым она оказалась. Капитан поспешно отвела взгляд, зная, что может запросто простоять так и все двадцать минут. Гиперпространство предательски обманчиво. Конечно, оно чрезвычайно полезно, когда нужно преодолеть большие расстояния, и без него Республика никогда бы не покинула пределы Ядра, однако никто не понимал гиперпространство по-настоящему. Если ваш навидроид допустит хоть малейшую ошибку в расчетах, вы легко можете сойти с намеченного маршрута по основному пути сквозь то, что называется «гиперпространством», и кто его знает, где вы в конечном итоге очутитесь. Подобное случалось даже на хорошо изученных маршрутах в центре Галактики, что уж говорить про регион, где исследователи, считай, не нанесли на карту ни одного пути… тем паче нужно смотреть в оба.

 

Капитан отогнала эти мысли и пошла дальше. На самом деле сейчас «Наследный путь» шел по самому известному и изученному маршруту к Внешнему кольцу. Проще простого, риски нулевые. Корабли постоянно сновали тут в обоих направлениях. Не о чем беспокоиться.

И все же капитан Гедда Кассет беспокоилась. Девять тысяч душ на борту корабля полагались на то, что она доставит их к конечной цели в целости и сохранности.

Покинув коридор и войдя в центральный отсек, Гедда оказалась в обширном круглом помещении, без которого было не обойтись на кораблях подобной конструкции. На время текущего рейса этот открытый зал превратился в некое подобие неофициального общественного пространства. Детвора гоняла мяч, а взрослые просто стояли и беседовали или прогуливались по зоне, отличной от той, где они просыпались каждое утро. В целом место было абсолютно непримечательным: совершенно заурядный перекресток, где сходились несколько коротких коридоров, но, стоило отдать должное, здесь было чисто. По настоянию капитана на корабле действовала автоматизированная техническая бригада, следившая за состоянием всех внутренних помещений. Один из дроидов-смотрителей в этот момент как раз продвигался вдоль стены, выполняя одно из своих бесчисленных заданий, неизбежных на корабле размером с «Путь».

Гедда обвела взглядом собравшихся – примерно два десятка разновозрастных поселенцев с целого букета планет. Кроме вездесущих людей, тут были несколько четырехруких, покрытых мехом арденниан, семейство гивинов с их характерными треугольными глазами и даже один ланник, выделявшийся узким лицом, пучком волос на голове и большими остроконечными, торчащими в стороны ушами – подобное зрелище нечасто увидишь. И пускай они родились на разных планетах, все они были обычными колонистами, коротающими время в ожидании начала своей новой жизни.

Один из детей задрал голову.

– Капитан Кассет, – воскликнул человеческий мальчик с оливковой кожей и рыжими волосами. Гедда его знала.

– Привет, Серж, – поздоровалась она. – Какие новости? Все в порядке?

Остальные дети прервали игру и столпились вокруг них.

– Вот бы нам новых голофильмов, – признался Серж, – а то все старые мы уже пересмотрели.

– Приходится довольствоваться тем, что есть, – ответила Гедда. – И прекращай пробовать взломать архив в надежде добраться до фильмов, которые тебе смотреть пока рано. Думал, я не узнаю? Это мой корабль. Я в курсе всего, что происходит на его борту. – Она наклонилась вперед. – Всего.

Серж покраснел и покосился на друзей, которые тут же все как один заинтересовались удивительно любопытными вещами на совершенно обыкновенных палубе, стенах и потолке отсека.

– Не переживайте, – продолжила капитан, выпрямляясь, – я все понимаю. Это очень скучный полет. Можете не верить, но совсем скоро родители заставят вас пахать поля, строить заборы или отбиваться от ранкоров, и тогда вы мигом начнете скучать по времени, проведенному на корабле. Так что расслабьтесь и ловите момент.

Серж закатил глаза и вернулся к своей придуманной на ходу игре с мячом.

Гедда улыбнулась и пошла дальше, попутно кивая переселенцам и обмениваясь с ними парой слов. Обычные колонисты. Кто-то хороший, кто-то плохой, но на протяжении ближайших дней она будет в ответе за каждого из них. Кассет любила такие рейсы. Неважно, как в итоге сложится жизнь этих путешественников – все они стремились во Внешнее кольцо в погоне за своей мечтой. Гедда стала частью их погони, и мысль об этом грела душу.

Республика канцлера Со была далеко не идеальной – еще ни одному государству в Галактике не удалось, да и вряд ли когда-нибудь удастся, достичь идеала, но эта система позволяла жителям мечтать. Более того, она поощряла мечты, и самые грандиозные, и самые скромные. У Республики хватало недостатков, но, стоило признать, все могло быть намного хуже.

Обход корабля занял у Гедды около часа – она осмотрела пассажирские отсеки, а затем проверила груз сверхохлажденного жидкого газа тибанна, убедившись, что это нестабильное вещество надежно закреплено (все как надо), проинспектировала двигатели (никаких нареканий), уточнила статус ремонта корабельной системы циркуляции воздуха (в процессе, идет по графику) и удостоверилась, что запасов топлива более чем достаточно до конца путешествия (с лихвой).

«Наследный путь» был именно тем, что Гедда от него требовала. Крошечным, отлаженным мирком посреди галактической бездны; теплым пузырьком безопасности, сдерживающим пустоту. Капитан не могла ручаться за то, что поджидало переселенцев во Внешнем кольце, но то, что они доберутся туда в целости и сохранности, она гарантировала.

Гедда вернулась на мостик, и лейтенант Боуман разве что не взмыл в воздух при ее появлении.

– Капитан на мостике, – оповестил он, и все остальные офицеры мигом приосанились.

– Благодарю, Джари, – сказала Гедда старпому, который тут же направился к своему обычному месту.

Кассет угнездилась в капитанском кресле и рефлекторно проверила показания датчиков в поисках хоть чего-нибудь необычного.

«Все в порядке», – подумала она.

БАМ. БАМ. БАМ. БАМ.

Сигнал тревоги, громкий и настойчивый. Освещение на мостике мигом переключилось в аварийный режим – все кругом окрасилось в красный. В завихрениях гиперпространства за лобовым обзорным экраном что-то неуловимо изменилось. Может, все дело в аварийном освещении, но они приобрели… красноватый оттенок. И выглядели… нездорово.

Сердце Гедды забилось чаще. Ее разум автоматически перешел в боевую готовность.

– Доложить! – рявкнула она, прочесывая взглядом собственные экраны в поисках источника проблем.

– Сигнал тревоги поступил от навикомпьютера, капитан, – отрапортовал навигатор, молодой кадет-квермианец Калвор. – Препятствие на гипертрассе. Прямо по курсу. Большое. Десять секунд до столкновения.

Голос кадета ни разу не дрогнул, и Гедду взяла гордость. Калвор вряд ли был сильно старше Сержа.

Капитан понимала всю невозможность ситуации. На гипертрассах не бывает помех, в этом и состоит их смысл. Разумеется, она не знала всех научных тонкостей, но была готова поклясться, что на известных маршрутах столкновений не случается. Ни один инженер даже в шутку не предположил бы подобного «математического абсурда».

Однако Гедда столь долго бороздила космические просторы, что давно поняла: невозможное случается сплошь и рядом. А еще она понимала, что при нынешней скорости «Наследного пути» десять секунд были просто ничтожным отрезком времени.

«Гиперпространство предательски обманчиво», – подумала Кассет.

Капитан нажала на две кнопки на своей панели управления.

– Держитесь, – спокойным тоном велела она. – Перевожу управление на себя.

Гедда взялась за два рычага, выскочившие из подлокотников капитанского кресла, сделала один-единственный вдох, а затем полетела.

«Наследному пути» было далеко не то что до инкомовского «Жужжня», но даже до новых республиканских «Стержней». Этот грузовик служил уже больше века и был в самом конце своего жизненного цикла – а то уже и вышел за его пределы, – набитый под завязку и с двигателями, предназначенными для плавного ускорения, замедления и стыковки в космопортах и на орбитальных погрузочных станциях. Он маневрировал с грацией луны.

Ему было далеко до военного крейсера. Очень далеко. Но Гедда управляла кораблем так, словно именно военным крейсером он и был.

Наметанный глаз и инстинкты боевого пилота помогли Гедде разглядеть возникшее у нее на пути препятствие, увидеть, как оно с невероятной скоростью несется навстречу, достаточно большое, чтобы распылить и «Наследный путь», и само себя на атомы, обреченные вечно дрейфовать по гиперпространственным маршрутам. Столкновение было неминуемо. Корабль просто не смог бы заложить нужный вираж, ведь для него не было ни пространства, ни времени.

Но за штурвалом была капитан Гедда Кассет, и она не подведет свой звездолет.

Легкое движение левым рычагом управления, большой круг правым, и «Наследный путь» сдвинулся. Сильнее, чем он сам бы того хотел, но гораздо меньше, чем надеялась его капитан. И тем не менее огромный грузовоз сместился и проскользнул мимо препятствия, махина разминулась с корпусом судна на столь ничтожное расстояние, что Гедде почудилось, будто эта штука взъерошила ей волосы, несмотря на разделяющие их многочисленные слои металлической обшивки.

Но все остались живы. Столкновения не произошло. Корабль уцелел.

Борясь с внезапной турбулентностью, Гедда закрыла глаза – она могла лететь сквозь вихри и тряску даже без них. Корабль застонал, его огромный корпус жаловался на нагрузку.

– Ты сможешь, колымажка, – вслух сказала капитан. – Чего греха таить, мы с тобой – парочка старых кляч, но нас еще рано списывать со счетов. Я хорошо о тебе заботилась, и ты это знаешь. Я тебя не подведу, если ты не подведешь меня.

Гедда не подвела свой корабль.

Он подвел ее.

Стон перенапряженного металла превратился в отчаянный крик. Обычные для любого полета вибрации обрели иные, слишком хорошо знакомые Гедде нотки. Так звучал корабль, который превысил пределы своих возможностей: понес слишком серьезный урон в бою или, как сейчас, всего лишь попытался совершить не предназначенный для него маневр.

«Наследный путь» разваливался на части. У него остались считаные секунды.

Гедда открыла глаза. Она отпустила рычаги и, в надежде, что это подарит кому-нибудь из пассажиров хоть малейший шанс на спасение, набрала на своей панели управления команды, активирующие переборки, которые отделяли грузовые модули друг от друга в случае аварии. Капитан подумала о Серже и его друзьях – они играли в общей зоне, и переборки только что заблокировали доступ во все пассажирские модули, возможно заперев подростков в отсеке, где вот-вот не останется ничего, кроме вакуума. Она лишь понадеялась, что, заслышав сигналы тревоги, дети поспешили к своим родным.

Но наверняка она этого не знала.

Просто не знала.

Гедда встретилась взглядом со своим первым помощником. Лейтенант Боуман смотрел на нее, прекрасно понимая, что сейчас случится, и взял под козырек.

– Капитан, – произнес он, – для меня было че…

Мостик разорвало на части.

Капитан Гедда Кассет погибла, так и не узнав, удалось ли ей спасти хоть кого-нибудь.

Глава 2
Внешнее кольцо. Система Хетцаль
2,5 часа до столкновения

Скантехник (третьего разряда) Мервин Геттер был готов. Готов закрыть смену, подняться на борт челнока до внутренней части системы, зайти в кантину в паре кварталов от космопорта на Корнеплодной луне, ту самую, где за барной стойкой работала Селла, и выяснить, хватит ли у него в конце концов духу пригласить ее на свидание. Да, она была тви’лекой, он – мириаланином, ну и что тут такого? «Мы все – Республика». Пропагандистский слоган канцлера Со, но народ в него верил. Откровенно говоря, Мервину тоже казалось, что он в него верит. Мышление перестраивалось, открывались безграничные возможности.

И, может статься, одна такая возможность затрагивала скантехника (третьего разряда), торчащего на наблюдательной станции на подступах к системе Хетцаль, которая и сама располагалась на задворках Внешнего кольца, мучительно далеко от ярких огней и манящих планет республиканского Ядра. Возможно, этот самый скантехник (третьего разряда), который дни напролет пялится на голоэкраны и регистрирует входящий и исходящий из системы трафик, в самом деле сможет привлечь внимание очаровательной краснокожей красотки, которая три или четыре ночи в неделю ставила ему кружку местного эля. Селла, как правило, задерживалась возле его стола, чтобы перекинуться парой слов, и время от времени подходила к нему вновь, когда старые посетители ее маленькой таверны уже расплатились, а новые еще не успели определиться с заказом. Похоже, она находила его рассказы о жизни на дальнем краю системы необычайно интересными.

Мервин никак не мог взять в толк, что же в них такого занимательного. Иногда корабли прилетали в систему и, выйдя из гиперпространства, появлялись на его экранах, иногда, наоборот, улетали… в этот момент маленькие значки исчезали с его мониторов. Скучная рутина – летные планы заполнялись наперед, и обычно Мервин заранее знал, кто куда летит. Он просто следил за соблюдением этих самых планов, только и всего. А в тех редких случаях, когда случалось что-то неординарное, он только и должен был, что уведомить кого-то более значимого, чем он сам.

 

Скантехник (третьего разряда) Мервин Геттер проживал свои дни, наблюдая за тем, как кто-то куда-то летит. Сам он, напротив, всегда оставался на одном месте.

Но, возможно, сегодня все изменится. Мервин подумал о Селле. Вспомнил ее улыбку, вспомнил, как девушка украшает свою лекку изысканной тесьмой, которую, по ее собственному признанию, Селла сплела своими руками. Вспомнил, как всякий раз, стоило ему только зайти, она тут же бросала все дела и наливала ему привычную кружку эля – Мервину даже не нужно было делать заказ.

Решено. Он пригласит Селлу на ужин. Сегодня же. Мервин скопил немного деньжат и разведал приличное местечко недалеко от кантины. До его дома оттуда тоже было рукой подать, но пока не стоит забегать так далеко.

Нужно только дожить до конца долбаной смены.

Мервин покосился на свою коллегу, скантехника (второго разряда) Вел Каранн. Может, если хорошо попросить, сегодня она отпустит его с работы пораньше и тогда он успеет на челнок до Корнеплодной луны? Вел что-то жадно читала на своем инфопланшете. Наверное, очередной из этих ее романов о джедаях, от которых она так фанатела. Мервин прочел парочку таких книг и никак не мог понять, чем же они так притягательны. События все время разворачиваются на отдаленных аванпостах на задворках Республики, тексты вечно переполняют безответная любовь и томные взгляды, а из активных действий только дуэли на световых мечах, явно служащие сублимацией того, чем персонажи хотели бы заняться на самом деле. Читать личные материалы в рабочее время было нельзя, но, если Мервин сделает Вел замечание, она, просто ткнув пальцем в экран, переключится на какое-нибудь техническое руководство и будет уверять, что занимается служебными делами. Проблема заключалась в том, что она была техником второго разряда, а он – третьего. И Вел считала, что, пока Мервин справляется со своими обязанностями, ей можно сачковать.

Не-а. Не стоит даже заикаться. Вел не отпустит. Дотянуть бы до конца смены. Осталось еще чуть-чуть, а затем…

На одном из экранов что-то появилось.

Мервин задумчиво хмыкнул.

Странно. Следующий корабль должен был прилететь только минут через двадцать.

На экране появилось что-то еще. И еще. Целых десять объектов.

– Что за?.. – вырвалось у Мервина.

– Проблемы, Геттер? – спросила Вел, не отрываясь от экрана.

– Пока не знаю, – признался он. – Целая прорва незапланированных входных векторов к центру системы, и ни один даже не думает снижать скорость.

– Чего-чего? – Вел наконец-то отлипла от инфопланшета и посмотрела на свои собственные мониторы. – Ого. Что-то странное.

Все больше и больше значков появлялось на экране Мервина, слишком много, чтобы с ходу их сосчитать.

– А это не… как думаешь… может, астероиды? – неуверенно предположила Вел.

– С такой скоростью? Из гиперпространства? Сомневаюсь. Просканируй их, – посоветовал Мервин. – Может, удастся выяснить, что это такое.

В ответ тишина.

Мервин поднял взгляд.

– Я… я не знаю как, – призналась Вел. – После прошлого обновления я так и не потрудилась изучить систему. Казалось, у тебя все схвачено, а моя основная задача, если уж на то пошло, просто все здесь контролировать, так что я…

– Ладно, – произнес ничуть не удивленный Мервин. – Траекторию-то хоть отследить сможешь? Этот алгоритм не менялся уже пару лет.

– Да, – ответила Вел, – это я могу.

Мервин вернулся к своим экранам и начал набирать команды на клавиатуре.

К этому моменту в системе появились уже сорок два неопознанных объекта, несущихся на скорости, близкой к световой, то есть очень быстро, гораздо быстрее, чем допускала инструкция по безопасности. Если это в самом деле были корабли, то их пилотам светил нехилый штраф. Но Мервин в этом сомневался. Как минимум объекты были слишком малы, к тому же не было видно энергетических следов от двигателей.

Может, все-таки астероиды? Космические камни, каким-то образом заброшенные в систему? Какой-нибудь диковинный космический шторм или рой комет? Наверняка Мервин был уверен лишь в том, что это не вторжение. В Республике царил мир, и ничто не предвещало каких-то грядущих бед. Все граждане счастливо жили собственной жизнью. Республика функционировала.

Да и ради чего нападать на систему Хетцаль? Самый заурядный набор космических тел – материнская планета да две обитаемые луны, Фруктовая и Корнеплодная, с большим упором на сельскохозяйственное производство. Есть, конечно, в системе и пара газовых гигантов, и обледеневшие куски камня, но, по сути, здесь была лишь толпа фермеров да их урожай. Мервин знал, насколько важно то, что Хетцаль экспортировал продовольствие по всему Внешнему кольцу. Некоторые местные деликатесы добирались даже до внутренних систем. А еще он что-то читал об этой штуке под названием «бакта» – чудодейственной замене регену, которую они сейчас пытались вырастить на материнской планете. Если затея выгорит и они найдут способ производить ее в большом количестве, это станет настоящей революцией в медицине… но даже так это всего лишь растения. Трудно прийти в дикий восторг от растений.

По мнению Мервина, если что и могло принести Хетцалю всегалактическую славу, так только то, что здесь родилась известная жаберная певица Иллория Дейз, голосу которой давались вибрации в шестичастной гармонии. Благодаря своему таланту, исключительному обаянию, острому уму и истории происхождения «из грязи в князи» Иллория стала крайне популярной персоной на просторах Республики. Но теперь Иллория даже не жила здесь. Она давно перебралась на Алдераан, поближе к галактическим элитам.

Хетцаль не мог похвастаться чем-то ценным, и оттого происходящее никак не укладывалось в голове.

На экране появилась новая группа аномалий. Прибывающих объектов стало так много, что компьютер уже не справлялся с их отслеживанием. Мервин уменьшил масштаб и переключился на общесистемный вид, получив более четкую картинку. Сразу стало понятно, что объекты, чем бы они ни оказались, даже не пытались ограничивать точки выхода безопасной зоной доступа в гиперпространство. Они выскакивали в реальное пространство повсюду, и некоторые из них возникали в опасной близости от…

– О нет, – выдохнула Вел.

– Я тоже заметил, – отозвался Мервин. Все было понятно и без анализа траекторий.

Неопознанные объекты направлялись в сторону солнца, и курсы многих из них пересекали орбиты обитаемых планет и орбитальных станций. Гости и не собирались замедляться. Вообще. На скорости, близкой к световой, не имело никакого значения, были ли это астероиды, корабли или леденцы-шипучки. Любая штука, в которую они врежутся, попросту… испарится.

На глазах Мервина один из объектов врезался в автоматический спутник связи. И аномалия, и спутник исчезли с экранов, а Галактика обзавелась новой горстью космической пыли.

Хетцаль-Прайм был достаточно большой планетой, чтобы выдержать несколько подобных столкновений и не развалиться на куски. Даже две населенные луны смогут пережить парочку попаданий. Но вот что касается их обитателей…

Прямо сейчас Селла была на Корнеплодной луне.

– Надо убираться отсюда, – заявил Мервин. – Мы в зоне поражения. С каждой секундой число аномалий растет. Пора на челнок.

– Согласна, – ответила Вел, в ее голосе вновь прорезались командные нотки. – Но сперва нужно послать общесистемный сигнал тревоги. Это наш долг.

Мервин на секунду закрыл глаза.

– Разумеется. Ты права.

– Чтобы запустить общесистемную тревогу, компьютеру понадобятся оба наших кода авторизации, – напомнила Вел. – По моему сигналу.

Она набрала несколько команд на клавиатуре. Мервин сделал то же самое, после чего принялся ждать ее указания. Вел кивнула, и Мервин тут же ввел свой личный код.

Не успело сообщение уйти, как на палубе управления приглушенно зазвенел сигнал тревоги. Мервин знал, что аналогичный звук теперь раздается по всей системе, от кабин мусоровозов до дворца министра на Хетцаль-Прайме. В этот миг в глазах сорока миллиардов живых существ промелькнул ужас. Среди них была и одна прелестная багрянокожая тви’лека, которая, наверное, задавалась вопросом, заглянет ли сегодня вечером к ней в таверну ее любимый мириаланин.

Мервин поднялся на ноги.

– Мы выполнили свой долг. Пора уходить. Послать сообщение, объясняющее, что происходит, можно уже из челнока.

Вел кивнула и тоже встала со своего места.

– Ты прав. Давай убираться…

Один из неопознанных объектов выпрыгнул из гиперпространства так близко от наблюдательного поста, да еще и на такой скорости, что по астрономическим меркам настиг своих жертв прямо в миг своего появления.


Издательство:
Эксмо
Поделиться: