Название книги:

Девять жизней Юджины

Автор:
Таис Сотер
Девять жизней Юджины

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

В таверне в тот вечер было особо много людей. В небольшой пограничный городок в Туро приехал известный сказитель, Малькольм Тариш, уже совсем старый, но всё ещё не забросивший свое ремесло. Его легенды и байки, самые невероятные и фантастические, слушали, открыв рот, не только дети и наивные отроки, но и взрослые, умудрённые годами. И даже заезжий маг, решившийся было уйти при появлении сказителя, не только остался сидеть, но и подсел ближе, внимательно слушая, что тот говорит.

– …Я рассказал вам о созданиях ночи, о тех, кто таится во тьме. Поведал о прекрасных, и столь же опасных морских жителях – сиренах и русалках. О духах воздуха и огня, о тварях, что прячутся под землёй и в горах, и тех, кто вернулся с того света. Но есть те, кто живут среди нас, и отличить которых не так-то просто. Существа, которых легко принять за людей, обладающих плотью, и кто-то даже говорит, бессмертной душой. Не знаю, так ли это или нет, но то, что любой из ваших добрых соседей может оказаться двусущным, чистейшая правда!

Известно мне, что разные концы света поделены между четырьмя кланами двусущных. Запад принадлежит вервольфам, созданиям, подчиняющимся велению луны. Они свирепы и злы, и встретить такого в лесу в полнолуние – верная смерть. Есть у вервольфов слабости, это так – но убейте одного волка, и вскоре за вами придёт вся стая!

На востоке живут кицунэ – многохвостые лисы, коварные соблазнительницы и подлые развратники. Лучшим развлечением кицунэ считают похищение сердец у юных дев и невинных отроков. Так они поддерживают свою красоту и молодость. Силой и мощью кицунэ сильно уступают вервольфам, но зато им подвластна волшба.

На севере, в самых глухих лесах, можно наткнуться на бьорна-медведя, и да поможет вам бог, если он будет не в духе! Победить голой силой бьорна нельзя, и даже маги предпочитают не выходить против них в бой. Но северяне говорят, что если заслужить верность и преданность бьорна, то станет он хранителем и защитником той деревни, рядом с которым поселиться.

Под выцветшим же небом жаркого юга живут люди-змеи, наги. В отличие от других двусущных, они не с рождения обладают двумя ипостасями. Наги рождаются обычными змеями, и те из них, что доживают до века, обретают разум, и только затем уже – способность превращаться в людей. Наги живут тысячи лет, и самые старые из них, говорят, владеют тайнами, способными уничтожить весь мир…

Вот, что узнал я о двусущных, побродив по миру, и клянусь вам, что удавалось мне встречать некоторых из них! Выжил я лишь потому, что они были пленены доблестными немортери, и ограждены стальными прутьями. А иначе пришлось бы мне расстаться со своей бренной жизнью, или же потерять свою душу, очаровавшись магией кицунэ или речами нагов!

Но довелось мне прочесть в одной древней книге, что есть в мире ещё один клан двусущных, малочисленный и слабый, но почитаемый и охраняемый другими двусущными. Более того, были народы, которые поклонялись им как богам! Люди-кошки, бастет. Они взяли от вервольфов ловкость, но не силу, а от кицунэ способность очаровывать людей, хоть и не магию. С бьорнами их роднит благожелательность к людям, правда, заслужить верность бастет практически невозможно. Похожи бастет и на нагов – своей мудростью и коварством. Только вместо почти вечного существования нагов бастет обладают девятью жизнями. Убей бастет – и она переродится вновь, в другом теле, но с тем же обликом. И может быть, и не вспомнит тебя бастет, вот только ты, скорее всего, будешь уже всё равно мёртв, будь ты хоть могущественным магом или великим правителем. Так как тот, кто обидит двусущную кошку, потеряет удачу, а потомки его будут прокляты…

Верить мне или нет, решать вам. Но довелось мне пару лет назад встретить в северных землях совсем ещё юную красотку, как будто списанную с картины великого мастера Тоэта, жившего почти семь веков назад… Изображена на той картине была графиня Элайза Кацио, известная тем, что именно из-за неё развязали столетнюю войну в Виленси. Можете считать это совпадением, вот только были у той молодой северянки такие глаза, которые у обычной девицы быть и не могут. Клянусь – будь она постарше, а я помоложе, то и я сам был бы готов ради неё воевать! А я ведь известный трус. Смеётесь? Не жалко вам старого Малькольма, влюбившегося на старость лет!

Много ещё рассказывал Тариш, и лишь глубоко за полночь поднялся к себе, ощущая, как приятно оттягивает карман мешочек с монетами. У дверей его комнаты его ждал маг. Магов Малькольм не боялся, но уважение к ним испытывал. Тем более что этот был не из простых. Это было понятно даже исходя из того, как он разговаривал – в полной уверенности, что его послушаются.

– Расскажи, где именно ты видел ту северянку, – маг не просил, а приказывал.

– Так разве я упомню, что было несколько лет назад? – почесал лысеющую голову бард, избегая взгляда мага.

– А говорят, Малькольм Тариш запоминает всё, что когда-нибудь видел и слышал.

Сказитель усмехнулся, но улыбка тут же сползла с его лица, стоило ему взглянуть на мага. Недобрый был у того какой-то взгляд.

– В Лазване видел я её. Годков ей тогда семнадцать было, может чуть больше. Но если ты поклонник мастера Тоэта, и хочешь взглянуть на копию легендарной графини, то скорее всего, уже опоздал. Женщины тех земель рано выходят замуж, и у той девицы уже наверняка есть несколько детей. Встретит тебя не юная красавица, а располневшая и подурневшая от тяжёлой жизни матрона. Или ты на самом деле веришь, что не обычную женщину я встретил, а бастет?

– А это уже не твоё дело. Ещё один вопрос. Многим ли ты рассказывал про двусущных кошек?

Тариш не дожил бы до своих лет, если бы не знал, когда можно увильнуть от ответа, а когда стоит быть честным. Сейчас был явно второй вариант.

– Рассказывал, может быть, и многим, да вот никто ко мне не подходил и не спрашивал, где живёт та девица.

Маг прищурил тёмные глаза, и довольно улыбнулся.

– Хорошо. Не дело это, чтобы бардам рот затыкать, поэтому просить тебя молчать о… твоих выдумках о бастет я не буду. Вот только могу ли я попросить тебя называть не Лазван, если кто спросит, а, к примеру, городок чуть подальше? К примеру, Ливенде.

– Название-то похоже. Мог и перепутать, – пробормотал старик, закивав.

Спустя пару минут он уже стоял один в коридоре, сжимая ещё один кошель денег – весомую благодарность барду за "понятливость".

Правда, едва ли маг был бы так щедр, если бы узнал, что сказитель кое-что не договорил. Та девушка, двойник графини Элайзы, действительно встретилась ему в Лазване, только была явно приезжей. Не в правилах Малькольма было создавать проблемы тем, кто ему понравился. А то, что у девушки будут с этим магом проблемы, бард не сомневался. У Шиана была не самая лучшая репутация даже среди своих коллег. Да и немортери – не только демонологи, но и охотники на двусущных. Уж не с добрыми намерениями этот тип искал ту девчонку…

Глава 1.

Чёрной кошки нет опасней

Для натуры суеверной.

Постаревшим ловеласам

Кошки действуют на нервы…

К. Меладзе

Это было ранее утро, тем более посредине рабочей недели, поэтому Юджина совсем не ждала клиентов. Накануне отец привёз из столицы новые книги, и Юджи решила расставить их на высоких стеллажах. Забравшись на стремянку, она пыталась впихнуть толстый томик авторства магистра Мурри в небольшой зазор между другими книгами, когда дверной колокольчик мелодично звякнул.

– Минуточку! – громко сказала девушка, опасно балансируя на ступеньке. Чтобы случайно не запнуться о свою юбку, она подоткнула её за пояс, и теперь вовсю сверкала своими оголёнными лодыжками. А отец опять скажет, что кокетничала. Небрежно запихав последнюю книгу, она легко спрыгнула вниз, и заготовив дежурную улыбку, обернулась.

Мужчина, зашедший в лавку, был явно магом, и как определил намётанный глаз Юджи, уже разменявшим сотню лет, хотя выглядел он от силы лет на тридцать. Но старомодная одежда и особая манера сутулиться, выдавали незнакомца с головой. Ну и с придурью он был, как бывают только маги в годах. Иначе отчего выронил книгу, которую держал в руках и во все глаза пялился на Юджину, будто увидел перед собой не смертную девушку, а одетого в платье дракона?

– Эстер?! – потрясённым голосом спросил маг.

Юджина нахмурилась. Чужое имя неприятно царапало слух, и тревогой отзывалось в груди.

– Простите, вы мне?

– Я… я наверное ошибся, – как-то совсем фальшиво поправился маг. Он поднял книгу с пола и положил её на полку: – Прошу меня извинить. Я готов купить этот том, если вы считаете, что я нанёс вам какой-то ущерб.

Книга даже не испачкалась, но если маг думал, что Юджина откажется, он сильно ошибался.

– Конечно. Двенадцать астр.

Маг без возражения протянул монеты, хотя этот сборник поэзии он просто решил полистать, чтобы не смущать девушку нескромными взглядами на её голые ноги. Юджи, поняв, что маг не такой уж проблемный, улыбнулась уже более искренне.

– Итак, чем я могу вам помочь? Что вы искали?

– Я… я искал тебя, – хрипло сказал чародей, не отрывая взгляда бледно-голубых глаз от смущенного лица девушки. – Но не думал, что найду здесь и сейчас. Вот так вот, в какой-то глубинке…

Улыбка сползла с лица Юджины. Незнакомец ей совсем не нравился, а его попытка флирта была уж слишком… грубой. Хотя Юджи было и не привыкать. Мужское внимание, часто излишне навязчивое, преследовало её с каждым годом всё сильнее.

"Ох уж эта девчонка Доэрти!" – слова, которые Юджи слышала в свой адрес с самого раннего детства. Говорили это обычно с раздражением или осуждением, а иногда с весельем и даже восхищением. В любом случае, Юджина, дочь книжника Питера Доэрти, не считала, что заслужила такого уж пристального внимания со стороны сплетников.

 В детстве она была довольно некрасива – лупоглазая и нескладная, да к тому же с излишне широким ртом и торчащими ушами. Единственное, что было в ней хорошо, так это иссиня-черные густые волосы, но и те Юджи заплетала в две смешные тугие косицы, ещё больше демонстрируя свою лопоухость. То ещё чучело, откровенно говоря. Но при этом дочка книготорговца была настолько жизнерадостной и обаятельной, что даже самые злобные соседские мальчишки предпочитали с ней дружить, а не издеваться над лягушонком. Тем более что на любую насмешку Юджи отвечала ещё более острым словцом, а то и давала такое прозвище, которое не отлипало вовек. Так что папаша Доэрти совсем не волновался за свою единственную дочь – с такой-то бойкостью да приданым приличный жених всё равно бы нашёлся. А что красоты нет, так с лица же не пить! Правда, что девочка росла шкодливой и озорной, но поняв, что из всех неприятностей и проказ Юджина одна из всей компании умудрялась выходить без какого-либо ущерба за себя, её родители окончательно перестали беспокоиться за дочь.

 

Юджина становилась старше, а вместе с ней росли и проблемы, которые она приносила семье. К пятнадцати годам окружающие стали замечать, что Юджина вовсе и не так уж и дурна. Девушка совершенно волшебным образом похорошела и изменилась. Смугловатая кожа без единого изъяна, сияющие зелёные глаза, полные карминовые губы и гладкие тёмные волосы делали Юджину не просто симпатичной, а на самом деле красивой. При этом красота была необычной для светловолосых и голубоглазых северянок, но от этого ещё более притягательной для мужчин. И даже чуть торчащие ушки перестали казаться изъяном, хотя девушка даже и не думала их скрывать, убирая волосы во все те же нелепые косицы.

Это было, пожалуй, единственное, что не претерпело кардинальных изменений. Характер вслед за внешностью тоже менялся. Юджина достаточно быстро поняла, какое впечатление производит на мужчин, и без зазрения совести этим пользовалась, пробуя свои силы на своих сверстниках, клиентах отца, и даже почтенных соседях. Дальше флирта она не заходила, но вольные манеры, которые обаятельной дурнушке вполне могли проститься, красивой девушке обошлись дорого. Всё стало хуже, когда она почти сбежала с одним заезжим офицером из соседнего городка. К счастью, за день до свадьбы она передумала, и вернулась домой, но репутацию красавицы эта история испортила еще больше.

Чтобы любимая дочь не наделала глупостей, папаша Доэрти позволил Юджи поработать в своей книжной лавке, решив, что хотя бы среди клиентов она сможет найти себе мужа. Тем более что Питер Доэрти торговал книгами дорогими и редкими, собирая их по всему северному берегу, и к нему порой специально приезжали из соседних городов. Захаживали и купцы, и маги, и даже аристократы победнее. Впрочем, на последних ни Юджина, ни её отец не надеялись, а вот маги были гораздо перспективнее в плане устройства судьбы. Чародеи не делали больших различий между аристократками и простолюдинками, выбирая себе супружниц лишь по собственному вкусу, без оглядки на чужое мнение.

Другое дело, что по мнению Юджины, чародеи были весьма престранными типами, возраст которых было ну просто невозможно определить на внешний вид. Вот строил Юджи глаза один такой заезжий красавчик, единственным явным недостатком которого была козлиная бородка и противный каркающий смех, а потом выяснилось, что этому молодцу триста шестьдесят пять лет, и он уже четырежды вдовец… Нет, маги Юджи определённо не нравились, в отличие от работы в книжкой лавке. Читать она любила ещё с детства, да и клиенты папаши, те, кто не пытался клеиться, ей в основном нравились.

Но не этот тип, сверливший её взглядом.

– Ты разве меня не помнишь? Ну хоть немного? Может быть, я тебе снился? – настойчиво продолжал спрашивать он.

Юджи попятилась, взглядом ища что-нибудь потяжелее, чтобы если что, кинуть в умалишённого, чтобы отвлечь и попытаться запереться в подсобке. Хотя ведь маг же, и возможно не из слабых, так что это задержит его несильно.

– Нет, я точно никогда с вами не встречалась, – твёрдо сказала она, вспомнив, что умалишённым нельзя показывать свой страх и отводить глаза. Или это касается только собак?

Неизвестный внезапно глубоко вздохнул, смежил веки, и так же, не открывая глаз, сделал несколько шагов назад.

– Мне не хотелось вас пугать, молодая леди. Позвольте представиться – Грейд Витори, магистр артефактной магии.

Юджи немного расслабилась. Мастера артефактной магии были обычно гораздо более предсказуемы и добродушны, чем стихийники или демонологи, нередко отличавшиеся весьма прескверным характером. Правда, кое-что девушку всё-таки смутило в представлении мага:

– Магистр? А разве среди артефактников бывают магистры?

– Очень редко, – снисходительно ответил Витори. – Всё же этот вид магического искусства, ориентирован прежде всего на практику и получение прибыли, и мало кто способен освоить не только основы мастерства, но и пойти дальше. Да и сильных магов среди моих коллег обычно не встречается.

Звучало так, будто чародей хвастался. Дескать, он не простой клепальщик амулетов, а настоящий знаток волшебства. Впрочем, на Юджи не так то просто было произвести впечатление, тем более что она всегда считала, что простота и понятность в мужчине – гораздо лучшее качество, чем претенциозность и заумность. Да и ранг магистра окончательно подтверждал, что маг немолод, а всех, кто был старше Юджины на десять-пятнадцать лет, ею автоматически отбраковывался. Слишком свежи были в её памяти воспоминания о козлобородом поклоннике и о его старомодной манере ухаживать. Видите ли, нормальным он считал просить руку девушки у её отца, не спросив потенциальную невесту… Хорошо хоть батюшка не стал давать сразу своего согласия магу, вспомнив об упрямом характере дочурки.

– Вам удобно с закрытыми глазами? – поинтересовалась наконец Юджина у Витори, так и стоявшего столбом посреди лавки.

– Я задумался, простите.

Маг открыл глаза и смущённо улыбнулся, старательно смотря куда-то в сторону. Юджина немного расслабилась и даже присела, решив не торопить мага. Нужна будет её помощь, сам попросит. И тот действительно, постояв ещё с полминуты, наконец подошёл к стеллажам, рассеяно скользя взглядом по книгам.

– А у вас хороший выбор. Не ожидал увидеть подобное в захолустье.

– А откуда вы сами?

– Из Толеро. – Искоса посмотрев на Юджину, и поняв, что она смотрит на него без особого интереса, Витори уточнил. – Это столица империи Риад.

– Я читала о Риаде, – вежливо кивнула Юджина.

– Никогда не хотели попутешествовать? Я сам побывал в десяти разных странах, хотя в ваших краях впервые.

– Неудивительно, – коротко ответила девушка.

– Так что насчёт путешествий? Довелось где-нибудь побывать? – настырный маг всё продолжал допытываться.

– В Лазване один раз была, – неохотно сказала Юджина. – Это рядышком.

В иной ситуации она бы обязательно поболтала бы с иностранцем, и может быть, даже выпросила бы риадскую монетку или простенький магический амулетик – подарки, особенно необычные, девушка любила. Вот только связываться с этим магом не хотелось. Он, хоть и не выглядел угрожающим, но вот веяло от него какой-то бедой.

Но упорству магу было не занимать, и спустя полчаса он сумел втянуть девушку в разговор, купив, правда, ещё несколько книг и расставшись с полусотен астр. Ну, ради хорошей выручки Юджина готова была и пофлиртовать с магом, тем более что никаких странных вещей он больше не говорил.

– Я так и не выяснил, как вас зовут, милая леди, – спохватился Витаро.

– Юджина Доэрти.

– О, так вы дочь хозяина лавки!

– Это же "Книжная лавка Доэрти", так что да. А почему не жена, а именно дочь?

– Потому что, при всём уважении к профессии вашего отца, столь прекрасные леди достойны явно большего.

– У меня матушка тоже весьма хороша собой. В кого, вы думаете, я пошла? – скучающе сказала Юджина, даже не став смущаться от комплимента.

– Вы похожи на родителей, да. Должны быть похожи, – как-то странно ответил маг, и тут же вернулся к теме разговора: – Я был бы не прочь познакомиться с вашей семьёй.

– Батюшка будет после полудни, вы можете его подождать, если у вас к нему дело.

– Я немного не об этом, – приятно улыбнулся Витори, подняв свой взгляд на девушку. – Мне бы хотелось пригласить вас на свидание.

Юджина открыла было рот, но маг её остановил:

– Подождите, прежде чем отказывать. Я ведь прошу об этом без всякой подоплёки, и совсем не желая вас оскорбить, леди Юджина. Видите ли, у меня тут нет ни одного знакомого, и мне было бы приятно отужинать со столь хорошо образованной и интересной спутницей. К примеру, в "Рубине"? По пятницам, там говорят, выступают музыканты.

Ресторан "Рубин" принадлежал семье Тобиаса, неудавшегося жениха Юджины, и считался наиболее роскошным заведением их города. И да, достаточно респектабельным, чтобы водить туда приличных девушек. Искушение было велико, но соглашаться всё же отчего-то не хотелось.

– Я спрошу отца, разрешит ли он, – ответила Юджина, поразмыслив. Старый и хорошо проверенный ход – сослаться на излишне строгого отца, запретившего идти на свидание.

– Я могу подождать его здесь и спросить об этом сам, – тут же предложил Витори. – Я не какой-нибудь проходимец, и настроен более чем серьезно.

Юджина постаралась не скривиться. До чего же прилипчивый старикашка!

– Нет, я лучше сама. Не хочу вас обременять, – твёрдо сказала девушка, и в этот раз Витори решил отступить.

– Что же… как и где я могу получить ответ?

Юджина прикинула. Давать свой адрес она не хотела, как и лишний раз с ним встречаться.

– Я могу подождать вас у "Рубина", это не слишком далеко моего дома. Если не получится, я пришлю посыльного.

Всё равно Эльги, соседский мальчишка, ей должен, вот пусть и сбегает ради неё…

Попрощавшись с прилипчивым покупателем, девушка наконец смогла вздохнуть спокойно.

Грейд Витори вышел из книжной лавки и тут же привалился к стене, пытаясь собраться с мыслями. Эстер… он уже давно потерял надежду встретить её вновь. Видимо, сама судьба привела его в Йорден. И если она не узнала его, не вспомнила… Только ли его, или она не помнит даже тем, кем является?

Эстер сказала когда-то, что память о прошлых жизнях к бастет возвращается совсем не сразу. Ей и было то сколько, когда они познакомились? Раза в три старше его. А ныне, что за ирония судьбы! – расклад был совсем другой. На его стороне теперь опыт и знание, а она лишь только начинает узнавать мир. А значит, у Грейда был шанс в этот раз не сплоховать, и завоевать её сердце, пусть даже при нынешней их встрече девушка явно не испытывала к нему интереса. "Эстер ещё будет смотреть восхищёнными и влюблёнными глазами, как и я когда-то смотрел на неё", – пообещал себе маг, предвкушающе улыбнувшись. Тем более что в этот раз он нашёл её первым.

Та их встреча… первая встреча, была необычной. Эстер спасла ему жизнь, хотя позднее он понял, что это была лишь прихоть непредсказуемой кошки, и она вполне могла просто пройти мимо. Но не прошла.

Глава 2.

Прошлое

Лезть в ульвикские катакомбы было хоть и боязно, но не так уж опасно. Самое худшее, что могло ждать Грейда, это расхитители древних могил или призраки. Но ворье было достаточно трусливо, чтобы связываться с магами, а призраки, как известно, не могли причинить смертным никакого вреда.

Обычные призраки. Те, кто напал на Грейда, к обычным бесплотным неупокоенным явно не относились. Плечо, за которое коснулся один из неупокоенных, неприятно ныло, а рука и вовсе перестала подчиняться, почти не ощущалась и даже на на ощупь была холодной. Но это еще не самое худшее.

Пытаясь оторваться от преследовавшей его нежити, ученик мага потерялся в сплетении коридоров, и вышел к какому-то тупику. А за спиной уже начинал расползаться знакомый могильный смрад, знаменуя появление неупокоенных. Лихорадочно изучая карту, артефактник никак не мог понять – ошибался ли он со своим предполагаемым местоположением, или это нагло врала карта, показывая проход там, где его не было. Стена явно была цельной!

Позади раздался шорох, а затем на в воздухе проступили тени – в отличие от обычных призраков, эти совсем не походили на облачка молочного тумана. У этих неупокоенных не было лиц, лишь мерцающие провалы на том месте, где должны были быть глаза.

– Мамочка, – севшим голосом произнёс Грейд, и влив оставшиеся силы в атакующий амулет, кинул его в неспешно подступающую нежить. Амулет раскололся, чихнул серебристой пылью… и ничего. Неупокоенных он как будто и вовсе не почувствовал. Всё с тем же странным шорохом тени окружили его. Повреждённое плечо вслед за рукой потеряло свою чувствительность, и Витори с ужасом понял, что он теряет волю к сопротивлению. Неупокоенные выпивали его, а он даже не мог что-нибудь сделать. Вот одна из теней протянула свою полупрозрачную руку, коснулась его волос…

– Tei! Tei mosse. Riad lo`tuan! – раздался сильный уверенный голос, явно женский. Тени расступились, а затем и вовсе растворились в стенах.

 

Его спасли. Это хорошо. Но… неужели это сделала женщина?! И на каком языке, чёрт возьми, она обращалась к неупокоенным? Заклинание? Чушь, женщины не умеют колдовать.

– Вы как? Живы? – бодренько спросила незнакомая особа, склоняясь перед упавшим на колени магом и с интересом его разглядывая. – Ой, а что это у вас такое?!

– Жив… а вы про что?

– Ну вот эта светящаяся штука на лбу. Выглядит очень удобно.

– Магфонарь, – Грейд поправил ленту, крепившую фонарь к голове, и только тогда заметил, что вторая рука начала работать.

Откашлявшись, он встал и с самым независимым видом отряхнулся. Женщина была странной. Достаточно молодая, ей явно не было и тридцати, но при этом весьма самоуверенная. И на него смотрит с каким-то снисходительным превосходством. Красивая, с яркими зелёными глазами, тёмной копной волос, небрежно убранными в пучок, и соблазнительно-полным ртом. Одежда дорогая, пошитая из хорошей ткани, но не маркая и достаточно удобная. Судя по грации и манерам, незнакомка вполне могла оказаться леди, хотя юбка была на ладонь короче, чем того требовали приличия. Да и что вообще могла делать леди в таком месте?!

 Но спросить это он не успел, так как незнакомка уже отвлеклась на карту, упавшую на пол.

– И что это у нас такое? – пробормотала она, разворачивая свиток. – Какая полезная штука! Была бы у меня такая, я бы не бродила бы по этим развалинам третьи сутки подряд. Может, объединим усилия, маг?

– А вы собственно, кто? – с несколько запоздалым подозрением спросил Витори.

– Я? Эстер Тиа. – Женщина обаятельно улыбнулась, и сердце Витори предательски затрепетало. – Историк. Вот, исследую славное прошлое Риада. Не думала, что здесь ещё можно найти вот такие вот уголки, не тронутые грабителями. Большая удача!

Грейд пригладил растрепавшиеся волосы, жалея, что Эстер увидела его таким испуганным и растерянным, да и ещё с этим нелепым фонарём.

– Меня зовут Грейд Витори.

– О, так вы принадлежите к славному роду Витори?! Наслышана. Я хотела заглянуть в одну из ваших мастерских, для оценки… моего наследства. Подумываю продать ненужные мне магические вещички.

– А наследство, небось, древнее, и весьма похоже на те артефакты, которые можно найти в подобных катакомбах? – прищурил светлые глаза Грейд.

– Намекаете, что я не историк? – склонила голову Эстер, продолжая улыбаться. Но уже как-то более зловеще. И взгляд стал холодным и хищным, отчего по спине пробежал холод.

Грейд сделал шаг назад:

– Я даже не уверен, что вы человек.

– С чего бы?

– Во-первых, ни одна нормальная женщина не полезет в эти катакомбы.

– А я ненормальная! – живо отреагировала Эстер, весело блеснув глазами.

– И у вас даже нет факела, чтобы ориентироваться в темноте.

– Потеряла в коридоре, пока спешила вам на помощь.

– Вы… вы сказали неуспокоенным что-то, и они ушли!

– Может они решили, что вы не очень вкусный?

– А то что вы говорили…

– Ну, женщины всегда несут чушь, когда волнуются, – пожала плечами Эстер беззаботно.

– Вы врёте!– возмутился Грейд. – Вы им что-то приказали!

– И кем я должна быть, чтобы такое сделать? – поошряюще спросила Эстер.

– Хозяйкой этих мест, – запинаясь, проговорил Грейд, борясь с желанием унести ноги. Бежать то, в принципе, было некуда. За спиной – лишь стена. Он снова был в ловушке.

– То есть высшей нежитью, да? – подсказала женщина. – Смелое и интересное предположение, но в корне неверное.

Эстер протянула руку и приказала:

– Коснитесь меня, Грейд.

Не веря тому, что он на самом деле это делает, Витори дотронулся до узкой ладони. Она оказалась тёплой и мягкой. Эстер определённо принадлежала к живым существам.

– Убедились? – усмехнулась Эстер, наблюдая, как недоверчиво маг изучает её руку, и резко развернув ладонь, вцепилась в его запястье. Грейд вздрогнул и отшатнулся, едва не упав. Светлую кожу риадца прочертили глубокие царапины. Эстер звонко рассмеялась:

– Простите, не удержалась.

– И всё-таки вы не человек!

 Смелая, не побоявшаяся спуститься в ульвикские катакомбы, красивая, и владеющая магией, или чем-то подобным…

– Вы оборотень! – воскликнул Витари.

Эстер насмешливо поклонилась:

– Двусущная. Угадаешь с трёх попыток, какая, отпущу живым и невредимым, да и ещё помогу добраться до местных сокровищ.

– Это легко, учитывая что есть всего четыре клана. Я думаю, вы кицунэ!

Артефактник никогда не встречал двусущных лис, но знал, что они были красивы и соблазнительны. Как стоявшая перед ним женщина.

– Нет.

Витори глубоко вздохнул, пытаясь вспомнить всё, что рассказывал ему учитель об оборотнях.

– Нага?

Змеиный народ тоже владел магией.

– И снова нет, – Эстер демонстративно облизнулась, и Грейд побледнел. – Ещё одна попытка.

– Я… я могу подумать? – отчаянно спросил он.

 Эстер разочаровано вздохнула, взглянула на карту в руках, и пожала плечами:

– Думай сколько хочешь. А пока, не желаешь посмотреть, куда ведёт путь за твоей спиной? Я знаю, как открыть тайный проход…

Угадать, кем именно была Эстер, Витари смог только через полгода. Как оказалось, не такой уж и кровожадной оказалась эта бастет. Просто, как и любые кошки, любила игры.

А он… никогда не мог ей отказать.

Настоящее.

К вечеру Юджина почти забыла о существовании Грейда Витори, как и своё обещание дать ему ответ. Но маг оказался на редкость прилипчивым. Днём он вновь зашёл в книжную лавку, познакомился с батюшкой Юджины, и сумел как-то очаровать его. Так что, вернувшись домой, Питер Доэрти объявил Юджи, что не пойти на встречу с магистром Витори она не может. Стоит ли говорить, что приязни к назойливому магу это не способствовало?

Впрочем, пусть даже спутник Юджины не слишком ей нравился, выглядеть достойно всё-таки хотелось. А до свидания в "Рубине" оставался только час. Так что к дверям ресторана Юджина подошла с опозданием почти в полчаса, но зато выглядела настолько безупречно, насколько это вообще возможно. Может быть… да нет, даже наверняка, риадскому магу приходилось общаться с настоящими аристократками, одетыми в меха и драгоценности, носящими шелка и бархат. У нее ничего этого не было. Но яркую красоту Юджины в полной мере подчёркивала красная атласная лента в волосах, и муслиновое платье, украшенное изящной вышивкой по вороту и рукавам. Больше просто не было нужно. Восхищение в глазах Витори было достаточным подтверждением, и успокоило бы и менее самоуверенную девушку, чем Юджи.

– Рад, что вы нашли возможность сопровождать меня сегодня.

Юджине льстило внимание мага, но сменять гнев на милость она не собиралась. Холодно кивнув головой, она протянула руку и позволила сопроводить себя в ресторанный зал. Столик уже был заказан. Усевшись, Юджи уткнулась в меню, решив как можно скорее покончить с неприятной обязанностью. Витори огляделся.

– Здесь довольно уютно, и посетителей много. А где музыканты?

– Лайхо обычно появляется к девяти, когда посетители уже достаточно разогреты алкоголем и благодушны, – рассеянно отозвалась Юджина, не в силах выбрать, какой десерт ей хочется. Фруктовое желе с взбитыми сливками или шоколадный бисквит с кремом? – Если, конечно, ничего не изменилось а последнее время.

– Вы здесь уже бывали?

– Да, с женихом. Бывшим.

– А что случилось?

 Маги редко бывали тактичны, и этот не был исключением. Юджина подняла глаза, и вскинула брови.

– С вашим женихом, почему он бывший?

– Я ему не подошла, – коротко ответила Юджи.

– К моему счастью, – маг сверкнул глазами и накрыл своей ладонью пальчики Юджины. – Не представляете, насколько рад, что познакомился такой прелестной девушкой, и её сердце никем не занято.

Юджина поджала полные губы и осторожно вернула свою руку себе.

– Вы говорили, что я должна просто составить вам компанию на этот вечер. Ничего более. Я не собираюсь становиться вашей… спутницей.

Витори непонимающе нахмурился.

– Спутницей? О! Вы неправильно истолковали мои намерения. Они вполне себе серьёзны. Мне хотелось бы стать вашим супругом.


Издательство:
Автор
Поделиться: