Litres Baner
Название книги:

Ваш ход, Светлейший

Автор:
Рина Ских
Ваш ход, Светлейший

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Злата

– …ее надо лечить, – донесся сквозь дрему мужской голос.

– Сам и лечи! – это уже другой.

– Ты нормальный?! Спокойно ее так бросишь?! – возмущенный женский.

– Он пошутил. Балбес малолетний. Сейчас разденем ее и рассмотрим на предмет повреждений. Что сможем – перевяжем. У нас еще осталось немного настойки кровоостанавливающей, что дала нам Злата, – вклинился еще один голос, жесткий и властный.

Не знаю, сколько я спала, но проснулась от негромкой ругани рядом со мной. Кто бы это ни были, но голоса они не понижали. Что за черт? Другого места, что ли, не нашли? И кто вообще приперся в спальню Наследника, чтоб выяснять отношения, причем не со мной? Одно могу сказать – это не кирсан, не оборотень и не вампир. Их голоса я бы узнала сразу.

Особо не заморачиваясь, собралась уснуть вновь, но мне помешали самым возмутительным образом. Меня начали щупать! Да, звучит по-детски как-то, знаю. Но сам факт. И не просто там щупать, а сдирать платье! Хотя, не скрою, бережно. Я открыла глаза.

– Вы что себе позволяете? Кто вы… Что вы здесь делаете?! И где мы?! – не на шутку испугалась я, узрев пред собой Светлых, и еще больше на меня начала накатывать паника, когда не заметила поблизости уже ставших родными стен замка.

– Спокойно. Все хорошо, не нужно так бояться нас. Мы выясним, откуда ты, и вернем тебя к родным. Но прежде зададим пару вопросов. Не бойся, этот ужас закончился. Ты больше не вернешься к Темным, все будет хорошо, – начал убеждать меня Кристоф.

Я ошарашено переводила взгляд с одного Светлого на другого. Пребывая в смятении, я немного нервным жестом пригладила волосы и сообразила, что маска все еще на мне, так же, как и бальное платье. Резко дернувшись, не удержалась от невольного вскрика и болезненно поморщилась, когда ткань платья, что, похоже, прилипла до утра к коленям, сейчас отстала. Сразу почувствовала, как по одной ноге потекло что-то теплое. Черт, надо было все же вчера посмотреть, насколько сильно я там ударилась.

– И сними маску. А еще лучше – полностью одежду. Нам нужно тебя осмотреть, чтобы предоставить помощь. Ты ранена, в связи с какими событиями – тебе виднее, – сухо заметил Аэрон, впрочем, не сводя с меня цепкого взгляда.

– Я не ранена, – тихо сказала я.

Светлые были сильно напряжены. Видимо, подспудно ожидая от меня истерики, либо просто опасаясь погони. Как же невовремя они решили поиграть в героев и спасти меня. Ведь только все начало получаться с университетом! Да и с медицинской страховкой дело пошло на лад.

Но тут я вспомнила события вчерашнего вечера, и настроение резко поползло вниз. Да и сам факт того, что мне навязали весь этот бал, лишь бы в государственные дела не лезла. Может, бегство Светлых мне как раз и на руку. Главное, ни в чем не проколоться. И как удачно, что я больше похожа на Светлую, чем на Темную. Только вот человеком меня они не считают. Ну что ж. Я не против: хоть горшком назови, лишь в печь не сажай.

– От тебя явно пахнет кровью. Я это чую. У тебя снова открылась рана? – удивленно произнес Марк, немного приблизившись ко мне.

Решив больше не играть в угадайку, я сняла маску.

– Та рана… Я просто неудачно упала, не нужно мне помогать.

Реакция на то, что я сняла маску, была разнообразной. Миранда и Кристоф просто подались вперед, жадно меня рассматривая. Видимо, они больше всего за меня переживали.

– Злата?! – в один голос выдохнули они.

– Весело. А ведь мы думали забрать тебя при случае, – бесхитростно выдал их планы Марк.

Впрочем, по нему не поймешь – обрадовался он или нет. Каким бы простаком ни прикидывался, моя интуиция подсказывала, что он далеко не прост.

Линда презрительно фыркнула и отвернулась. Не поняла, а ей я чем уже насолить успела?

– Я рад, что ты выбралась оттуда, – искренне улыбнулся Елисей.

А вот, кажется, и причина нелюбви Линды. Та тут же разъяренной кошкой что-то прошипела в его сторону. Он сразу же бросился что-то нежно ворковать ей, обнимая и поглаживая по спине. И что здесь такого? Парень души в ней не чает, я тут каким боком? Порадовался он моей удаче, и что?

– Мы, конечно же, очень рады, что ты покинула замок и что мы, хоть и не специально, освободили тебя из плена на Темных землях. Также, безусловно, мы поможем тебе вспомнить свой дом и родных. Но потрудись объяснить: как ты оказалась в покоях Наследника? – ледяным тоном поинтересовался Аэрон, всем своим видом показывая, что он уж точно не рад.

– И как ты получила свое ранение? Что с тобой вообще, тебя нужно осмотреть, – вполне серьезно добавил к вышесказанному Марк, на минуту сбрасывая с себя маску великовозрастного оболтуса.

И вот тут я с ужасом поняла, что сейчас мне придется очень много врать и призывать все таланты великой актрисы, которые только смогу в себе отыскать. Несколько раз глубоко вдохнув, приготовилась отвечать, ни на секунду не забывая, что рядом находится нелюдь, чующий мою ложь и читающий эмоции. Это меня как минимум пугало.

О войне между Светлыми и Темными я слышала лишь с точки зрения одной стороны. Вполне возможно, что Светлые имеют свою версию на этот счет. Было бы неплохо ее узнать, раз уж судьба меня столкнула с ними. Во всяком случае, надеюсь, что это действительно нелепая случайность, и на сей раз Эррор здесь ни при чем.

Может, у Светлых не так уж и плохо, и я просто пойду с ними. Уж точно шансов выжить там у меня будет больше, чем в замке – никто на меня не станет охотиться и похищать не будет. Или уже считать себя похищенной? Что-то я спросонья плохо соображаю.

Но ведь скучать точно буду по всем. И беспокоиться о недоделанном университете. Да и высока опасность просто свернуть себе шею, перелезая буреломы. Могу ли я так поступить с Темными?

Хотя, необязательно, что со мной случится что-то плохое. Мне выпадает удивительная возможность просто путешествовать по миру, как в любимых мной фэнтези. И теперь я, вроде как, на стороне Светлых. Если они же меня сейчас и не прикопают под кустиком, рассекретив.

Тем не менее, от меня сейчас ждут ответа. Желательно, адекватного.

– Я иногда живу в комнатах Наследника. Когда Наследнику это нужно, – сказала чистую правду я.

Ведь и вправду, когда Наследнику (то есть мне) нужно, я там живу.

– Ты и есть фаворитка Славия? – задал он следующий вопрос.

– Да, – чуть замявшись, все же ответила я.

Кто знает, как они на это отреагируют. И воспримется ли этот ответ как правда? Могу ли я сама себе быть фавориткой? Сложный вопрос. А ответ на него уже затрагивает некоторые области психологии.

И, конечно же, не смогла не заметить резко изменившееся выражение лиц Елисея и Марка. Елисей стал смотреть с презрением. Куда и девался добрый мальчик? А вот взгляд Марка стал более оценивающим. Я бы даже сказала настороженным.

– В таком случае, как ты оказалась в подвалах, где мы первый раз тебя видели? – продолжился сухой допрос.

– Я… Я не сама туда пришла. Меня притащили, предварительно оглушив ударом по голове, – опять же сказала правду я, передернувшись от неприятных воспоминаний.

– И долго ты там была? – немного более сочувственным тоном спросил Аэрон.

– Ммм… Честно, не знаю. Мне казалось, что вечность. А на самом деле – кто знает, – меня вновь передернуло.

– Тебе повезло, что выжила. Как ты связана с кирсаном?

– Он телохранитель Наследника. И, по совместительству, мой тоже. В некоторых случаях, – отвечать становилось все сложнее.

– Аэрон, может, потом продолжишь? Она ранена, – вклинилась Миранда.

Странно, эта девушка защищает и сочувствует мне с первой нашей встречи. Просто женская солидарность, или здесь кроется нечто большее?

От ее реплики Аэрон поморщился. Предводитель Светлых с самого начала особых чувств ко мне не питал. Но и не ненавидел. Был просто равнодушен. Может, оно и к лучшему.

– Да, прости, ты права. Тебе как девушке будет проще осмотреть ее. Только последний вопрос. Как часто Наследник позволяет себе делать то, что сделал с тобой этой ночью? И как далеко он заходит? – принял какое-то решение Аэрон, и в его взоре появилось… участие?

Может быть. Не зверь же он, в конце концов. Хотя… Кто этих Светлых разберет?

– Я… Вы ошибаетесь, он ничего не сделал, я просто упала и разбила колени. Вот, видите? – я задрала юбку, обнажив ноги, и еле удержалась, чтобы не выругаться.

Это что же такое было в том коридоре, что я настолько счесала себе кожу на коленях?! Хотя, вспоминая, как быстро я бежала, и это произошло на лестнице, видимо, как раз о ступеньку и разрезала так сильно. Левое еще ничего так, а вот правое выглядело немного устрашающе. Ну что же, одним шрамом больше, одним меньше – какая разница?

– Прости, Злата, но ты говоришь неправду, уверяя, что Наследник ни при чем. Это он сделал? – строго спросил Кристоф.

И я с ужасом поняла, что правильный ответ на этот вопрос как раз утвердительный. Как же все сложно!

– Я сама виновата в случившемся. Все нормально. Ничего страшного не произошло – не впервые, – попыталась выкрутиться я и улыбнулась.

– Ты не ответила на вопрос. Тебе нечего бояться… И мы сейчас хорошо видим и другие шрамы. Хочешь сказать, к ним Наследник тоже не имеет никакого отношения? – с гневом спросила уже Миранда.

– Не ко всем! Некоторые поставил не он! – воскликнула, опустив взгляд на некрасивый ожог ниже левого колена, ответственность за который на отце, что швырнул в меня пепельницу с угольками от сигар или чего-то подобного.

Но, кажется, этой фразой сделала еще хуже, заставив Светлых представлять что-то уже совсем ужасное.

– Наследник при этом присутствовал?

Вопрос, который снова перечеркивал все. Опустив взгляд, я уже не стала отвечать, невольно вспомнив один из отцовских срывов.

– Мне нужно остановить кровь, перевязать колено… – тихо сказала, чтобы сменить тему. Но Светлые все равно уже сделали свои выводы.

 

Больше вопросов мне не задавали. Тут смутился даже Марк. О Кристофе и говорить нечего – он просто закусил губу и отвернулся. Безразличными осталась лишь влюбленная парочка. Хотя Елисей все же взглянул на меня сочувствующе. Или же мне просто показалось. Миранда подошла ко мне и, взяв за руку, потянула куда-то. Только сейчас я сообразила, что полусижу на траве, опираясь спиной о дерево.

– Пойдем, – тихо сказала она.

Я молча послушалась. В руках у нее заметила скатерть со своего стола. А неплохая у нее история. То в образе платья я ее прогуляла по замку, теперь вот за пределы замка вышла. Только суждено ей, судя по всему, превратиться в бинты.

– Вот здесь можешь раздеться. Это единственная рана? Меня можешь не стесняться – я многое повидала, уж можешь мне поверить, – слегка передернулась от неприятных воспоминаний Миранда, достаточно углубившись в заросли.

Судя по всему, Светлые притащили меня в какой-то лес. На всякий случай, нужно будет узнать название. Со временем я собираюсь вернуться в Замок, а пока буду просто плыть по течению. Для меня это несложно, если особо не затрагивать мои основные понятия о свободе.

– Спасибо. Нет, больше ничего, только колени. Я просто упала, Миранда, – заверила ее, но на ее губах лишь промелькнула сочувственная улыбка.

Линда меня ненавидит, это видно невооруженным глазом. Елисей просто не любит, Марк себе на уме. Аэрон предводитель – такие, как он, и вовсе не испытывают сочувствия. Кристоф – эмпат, потому и сочувствует, в буквальном смысле этого слова деля со мной мои чувства. Он сочувствует всем, такова его природа.

Лишь Миранда искренняя. И по некоторым недомолвкам с ее стороны, поняла, что это связано с чем-то нехорошим, что произошло с ней в прошлом. Придет время – узнаю. Или не узнаю, тут такое дело… Мне действительно хотелось видеть ее своей подругой. Стоп. Что-то я слишком быстро переключилась с Темных на Светлых.

А все кирсан виноват. Из-за него вообще не хотелось ни о чем думать. Сразу начинала чувствовать себя одинокой и несчастной, и все воспринималось как нечто нереальное. Просто сон… Хотя, а не так же я чувствовала себя и среди Темных? Может, поэтому они так со мной обращались…

Хватит плыть по течению! Пора просыпаться, Злата.

* * *

К счастью, от дальнейших расспросов Светлые воздержались. Лишь Кристоф настойчиво расспрашивал, нормально ли себя чувствую и смогу ли продолжать путь пешком. Не сказать, что я с радостью на это откликнулась, но, в принципе, не чувствовала себя совсем уж умирающей. Вскоре мы двинулись в путь.

Вначале шли молча. Я лишь ловила на себе косые взгляды Светлых. Потом Линда начала шептаться с Елисеем. Еще через некоторое время Аэрон о чем-то поинтересовался у Кристофа. Тот ответил. Они не скрывали своего разговора, но поскольку шли впереди, то я их не особо слышала, да и не было большого желания.

Настроение неуловимо ползло вниз. Сбылось то, к чему так стремилась – выбралась из замка. Что дальше? Темные остались, по сути, без Наследника, я бросила Замок, который мне поверил, у меня там осталось три нелюдя, связанных со мной клятвой.

Там была хоть какая-то стабильность. Здесь же так толком и неясно: за какие такие заслуги меня забрали. То, что я – Злата, они не знали. Значит, альтруизм отметаем. В основном, они были рады, что я жива, но не это было их целью.

Мало верится, что меня сразу же куда-то пристроят. У меня ни жилья, ни денег, ни власти, ни хоть какой-нибудь элементарной информации об этом мире. Ну, разве что, совсем минимальная, которую успела почерпнуть из книг в замке. Но, начистоту, сколько я там прочитала? Пролистала две-три книги, останавливаясь лишь на картинках и жирных шрифтах? То-то же.

Что-то мутно как-то на душе от всего этого. Слабо начала ворочаться в глубине души интуиция, которая ненавязчиво намекала, что я вновь куда-то вляпалась. Скорее всего, с моей помощью они хотят выведать как можно больше информации о замке, его обитателях и Наследнике. Мда.

Начали одолевать разные мысли грустного характера, касающиеся не только данной ситуации, но и вообще. Мне восемнадцать, я ни разу не была влюблена, здесь всего лишь человек, который больше похож на смеска, ничего нет, остается надеяться лишь на милость Светлых. Семьи, по сути, у меня никогда не было, я никому не нужна. Все вроде? А, нет, в довершение ко всему, иду по лесу с разбитыми коленями в бальном, испачканном кровью платье. Вот теперь точно все.

И любви хочется. Не той, извращенной, что у меня с кирсаном. Вообще не пойму, что это было. Особенно тогда в подвале, после созерцания ужасной гибели дриада. Что Ринальдо от меня хотел – тоже неясно. Хотя нет. Вот тут как раз и ясно. Просто не привык к отказам.

От всех этих мыслей так грустно стало, что захотелось всплакнуть. Но вместо этого принялась напевать себе под нос песенку, которая соответствовала настроению. Про чужую историю любви, которая закончилась ничем. Как, впрочем, в реальной жизни часто и происходит.

– Ты поешь? – удивилась Миранда.

– Эм… Да так. Просто напеваю, – смутилась я.

– Спой громче – идти скучно. Мужчины заняты своими разговорами, эта парочка лишь собой и любуется. А мы как бы и не у дел. Спой, пожалуйста, – попросила она, умильно состроив рожицу.

– Она грустная. И на незнакомом тебе языке, – не проняло меня.

Веселое настроение возвращаться и не думало. Хотя обижать девушку также не входило в мои планы.

– Ничего страшного. Песня – это в любом случае хорошо. А потом, если захочешь, вкратце расскажешь мне суть песни. Да и я знаю несколько языков, – попросила она.

Ну что ж. Жаль, конечно, что без музыки, но, думаю, и так будет неплохо. Да и приятней петь, не приглушая голос. И я запела, все также продолжая путь рядом с Мирандой, стараясь не отставать от остальных.

      Вона носила квіти у волоссі

      І ними грався він і ще вітер.

      Здавалося давно вже дорослі,

      Але кохали щиро, мов діти…

      (Бумбокс – «Квіти у волоссі»)

– Очень красиво, – сказала Миранда, как только я допела.

Как ни странно, но настроение у меня улучшилось, несмотря на грустную песню.

– Действительно, красиво, – подал голос Елисей.

И даже Линда на это ничего не возразила. Оказывается, все Светлые слушали песню, на время оставив разговоры.

– О чем она? – спросил Марк.

– О парне и девушке, которые любили друг друга до безумия, ни на миг не могли оставить друг друга, – я замолчала, подбирая слова, чтоб точней передать смысл.

– И что случилось? Звучало грустно. Они умерли? – спросила Линда, даже позабыв о своей неприязни ко мне. Никак, в лесу что-то сдохло?

– Нет. Никто не умер. Все остались живы, – ответила я.

– Тогда не понимаю. Что помешало? – спросил Елисей.

Что-то в этой паре было не так. Неужели они боятся потерять свою любовь? Что-то меня на лирические мысли потянуло. С чего бы это?

– Просто они выросли, возможно, поумнели. Стали думать о своем будущем. Нашли свое пристанище. Он мастер в одном деле и уехал очень далеко, где требовались его услуги. А она стала жить в другой стране, которая находится еще дальше, но в другую сторону. Видеться теперь они уже не могли из-за расстояния. Только разговаривать, да и то недолго. Это очень дорого. Поначалу они еще пытались сохранить отношения, но у каждого своя жизнь, свои мечтания, свои цели, свое призвание. Они просто не подходят друг другу для совместной жизни. На одних чувствах не проживешь, – возможно немного цинично попыталась передать полностью смысл песни, вдаваясь в философские дебри.

Краем глаза уловила, как вздрогнула Линда и как крепко ухватил ее за руку Елисей. Чего это они? Но мои мысли прервали.

– А почему она не поехала с ним? – не понял Марк.

– Ей было лучше в этой стране. Она нашла свое место в жизни, устроилась хорошо. А рядом с ним для нее, кроме любви, ничего хорошего не было, – попробовала ответить я и на этот вопрос.

– А какой они расы? – решила уточнить Миранда.

– Судя по тому, что они не смогли быть в одной стране, они из противоборствующих рас. Это песня о любви Светлой и Темного? – сделал свои выводы Кристоф.

– Все равно непонятно. Судя по всему, они с детства были вместе. Значит, кто-то один из них – смесок! – довольная собой, выпалила Линда.

– А продолжения этой песни нет? – заинтересовалась Миранда.

– Нет, но я знаю много похожих, – улыбнулась я ей.

Ура-ура, контакт налажен.

– Это все, конечно, было очень поучительно, но нам пора останавливаться на привал – скоро стемнеет, – прервал наши разговоры Аэрон.

А мне ж всего чуть-чуть оставалось, чтоб наладить хоть какие-то отношения с остальными. Ну ничего, попытаемся осуществить это позже. Кажется, жизнь продолжается. И весьма неплохо.

Глава 2

Злата

Когда мы устроились на ночлег, обо мне как будто забыли. Нет, конечно, рядом со мной постоянно кто-то находился. Но никто ничего не говорил. Между собой лишь вполголоса переговаривались.

Да, предполагаю, что я, как типичная фэнтезийная героиня, должна воспользоваться моментом и сбежать. Только куда? Да и, в общем-то, зачем? Меня пока не обижают. Шанс вырваться из замка и посмотреть сам мир, хоть его кусочек, мне вряд ли еще представится.

Миранда хлопотала вокруг костра, Елисей собирал ягоды, Кристоф обустраивал нам ночлег из каких-то то ли покрывал, то ли гобеленов, явно свистнутых из замка. Аэрон куда-то ушел, подозреваю, что на охоту. Впрочем, я без понятия, куда он делся. Может, и вовсе по нужде приспичило.

Я себе тихонько сидела на каком-то трухлявом бревне, пока остальные суетились. Свою помощь предложила еще вначале, но ее не приняли. Списали на то, что я ранена. Ну что ж, коленки действительно ныли, да и устала с непривычки. Внезапно ко мне подсел Марк.

– Слушай, не подумай, что навязываюсь, но ты можешь больше не беспокоиться – все будет хорошо. Нет, ну, конечно, я понимаю, что быть подстилкой Наследника и, возможно, его ближайшего окружения не относится к тем воспоминаниям, которые можно с легкостью стереть из памяти, но… – начал он свои разглагольствования.

От неожиданности я поперхнулась воздухом и начала судорожно кашлять. Мне на выручку пришла Миранда, которая просто спихнула ногой парня с моего бревна.

– Марк! Отстань от нее, пошляк несчастный! Иди лучше посмотри, что принес Елисей и что можно из этого приготовить, учитывая дичь, которую принесет Аэрон, – отправила она его подальше возмущенным голосом. Затем примостилась рядом.

– Не обижайся на него. Он такой всегда, и чувство такта ему неведомо, – последние слова она повторила чуть громче, покосившись в сторону костра.

Марк в ответ лишь обезоруживающе улыбнулся и развел руками.

– Ничего страшного, я так понимаю, мне еще не раз придется столкнуться с такой реакцией, – в задумчивости ответила я.

А ведь и правда. Многие будут настроены против меня, считать падшей женщиной. Некоторые будут сочувствовать. А еще кому-то будет просто все равно. Но, я надеюсь, к активным действиям никто не перейдет, обычные же оскорбления переживу. Зато никто и не допустит мысли, что я – это Наследник. Просто столкнусь со всеобщим презрением. Не смертельно.

– Я постараюсь тебя обезопасить от этого. Ведь сама прошла через нечто подобное, – грустно ответила Миранда.

Я с интересом взглянула на девушку.

– Расскажи, если можешь, – попросила я.

Проклятое любопытство явно родилось раньше меня.

Миранда с сомнением посмотрела на меня. Ей явно тяжело было рассказывать. Я уже пожалела, что попросила, но она начала свой рассказ.

– Родилась я в деревне, почти на границе с Темными землями. Жили мы небогато, отец умер еще когда моя мама была беременна мной. Мама трудилась как могла, стараясь нас прокормить. Односельчане помогали чем могли. Когда мне было десять лет – мама умерла. Простудилась зимой и буквально за пару ночей сгорела. До двенадцати лет я жила засчет того, что подкармливали жители деревни. Но на меня начал засматриваться сын старосты, который старше меня на пятнадцать лет. Родственников у меня не было, и меня против воли выдали за него замуж. С трудом пережив свою первую брачную ночь, я с утра сбежала. Шла долго, несколько дней, наверное. Из дома старосты прихватила немного припасов. Прибилась к какому-то сомнительному трактиру у дороги. Это сейчас понимаю, что сделала великую глупость, попросившись там на ночлег. И трактирщик мне показался добрым нелюдем. Он меня даже покормил. Вот только от еды мне стало плохо, и я потеряла сознание. Как оказалось, он мне что-то подсыпал. Очнулась уже в закрытом помещении, в ужасном состоянии. Кроме меня, там было пятеро таких же испуганных девчонок. От них же узнала, что нас собираются продать в рабство на аукционе. Только, в отличие от них, у меня не было того, что считалось главной ценностью во все времена – как ни крути, а брачная ночь была вполне состоявшейся. Я не буду тебе рассказывать, как с нами обращались в последующие дни. Давно это было, да и вспоминать особо желания нет. Скажу лишь, что непосредственно перед аукционом всех осмотрел врач, нас приодели и разукрасили. Затем мы по одной выходили на помост. Моих подруг по несчастью практически сразу разобрали по гаремам, сделали из них наложниц. В этом им повезло – терпеть издевательства им надлежало лишь от одного мужчины. Меня же купили для борделя. Там тоже молоденькие девочки в цене. Следующие несколько лет для меня были адом. Поначалу я не хотела ничего делать добровольно, но у них были свои методы убеждения. Лет в шстнадцать во мне проснулась магия. Еще не зная этого, в момент сильного унижения и ярости я подсознательно выпустила ее наружу и этим самым разрушила все здания в радиусе двадцати метров. К счастью или к сожаленью, никто сильно не пострадал. Задерживать меня никто не посмел, и я отправилась в ближайшую академию магии. Вот начиная оттуда, у меня и началась счастливая жизнь. Конечно, тоже все было не очень гладко, но я справилась. А со временем и все окружающие перестали напоминать мне о прошлом. Так что и у тебя все будет хорошо, не волнуйся, – ободряюще улыбнулась она мне под конец своего рассказа.

 

– Прошлое должно оставаться в прошлом, – рассеяно повторила я.

Сказать, что я была в шоке – не сказать ничего. Через какие мучения прошла эта девушка, но продолжает сейчас сидеть рядом со мной и беззаботно улыбаться. А я еще и жалела себя со своими скелетами в шкафу. И ведь Миранда уверена, что мне довелось пройти через нечто подобное, переживает. Я стала чувствовать себя гадко. Но… Хочешь жить – умей вертеться. Правду ей знать уж точно не нужно.

– О, а вот и Аэрон вернулся. Сейчас будем готовить ужин, – беззаботно улыбнулась она и отошла к костру.

Я проследила за ее взглядом. Возле костра стоял недоэльф с тушкой какой-то… ммм.... какого-то… мммм.... С тушкой он, в общем, стоял. Птица это или зверь – так и не смогла понять. О чем-то заговорил с остальными Светлыми, они все засмеялись. И я увидела его улыбку.

Ну, что сказать. Сказать, что у меня затрепыхало сердце – это не сказать ничего. Захотелось улыбнуться в ответ. А лучше и вовсе повиснуть у него на шее… Зачем? Ну, так, на всякий случай.

Но тут он повернул голову в мою сторону, и у него медленно пропала улыбка. Ну что за дела? Мог бы и не так демонстративно делать вид, что не рад мне. В конце концов, я не сама похитилась. Ну и сам себе редиска, вот!

Аэрон

Эта девчонка сломала все планы. Девушка симпатичная, я ничего не имею против. Но как же все это невовремя. Жаль ее. Миранда не совсем права. Все хорошо уже не будет. Девушке предстоит столкнуться со всеобщим осуждением. Я знаю, как это бывает. Сам ведь предпочитаю избегать девушек с подобным прошлым.

Правда, к Злате отвращения нет. Что странно, учитывая особенности моей расы. Может, все потому, что я видел ее в один из самых печальных моментов в весьма плачевном состоянии? Скорее всего.

О, она еще и поет. Молодец. Редко кто после произошедшего еще способен радоваться жизни. Я, кроме Миранды, пока никого еще не встречал. А вот песня грустная, судя по мелодии. Жаль только, что слов не понимаю. Может, для нее было бы лучше оставаться в замке? Хотя, что это я. Девчонке и так досталось. Жить среди презрения лучше, чем жить так, как жила она.

Моя команда как раз рьяно обсуждала песню Златы. Линда интересовалась больше всех. Конечно, род сайлихов никогда не свяжется с родом нимф. А жаль. Эти двое действительно любили друг друга, даже понимая, что их союз обречен на провал.

– Привал! – скомандовал я.

Хватит уже все это обсуждать. Не время. И я отправился на охоту. Нам крайне повезло, что наше оружие находилось в той же комнате, где и наша камера. И даже мой лук был на месте. Я не особо люблю им управляться, предпочитая меч или, в крайнем случае, когти. Для нашей расы это привычнее, но добычу в лесу проще подстрелить. Что вскоре мне и удалось сделать.

С тушкой убитого зверя я вернулся к костру. Мои спутники сразу же заулыбались при виде меня. Что ни говори, но в лесу Темных нас может подстерегать любая опасность.

– О, как всегда с уловом, и еще будешь отрицать свое эльфячье происхождение? – по-доброму подколол меня Марк.

Но ему было можно. Все же знакомы давно. А эльфом меня еще с детства все дразнили – не знаю, почему, но похож на них очень. Отец даже, заподозрив неладное, проверял меня на чистоту крови с помощью артефакта. Ох, помню, матушка тогда злилась на него. Да ладно, что-то я отвлекся.

– Миранда, а что наш найденыш? – спросил я, отметив, что возле костра ее нет.

– Да вон она сидит, – кивнула за плечо девушка.

Я обернулся в ту сторону. Злата сидела и в данный момент смотрела прямо на меня. А во взгляде была написана тоска. Ну, так думаю, что тоска. Я перестал улыбаться. Во мне всколыхнулось раздражение.

– Почему она там одна? Вам сложно было пригласить ее к костру? Или вы думаете, ей сейчас легко, из одной неизвестности в другую? – пристыдил немного своих друзей.

– Нам тоже нелегко! Мы так же, как и она, только освободились из плена Темных. Ее там кормили хорошо, одевали, в перемещениях по замку не ограничивали. Ах-ах, какая бедняжка! – возмутилась Линда.

Прекрасным характером она никогда не отличалась. Только Елисей и мог с ней спокойно общаться.

– Тебе напомнить, что еще входило в обязанности этой девушки? Думаю, и сама понимаешь. Опять же, она нас не знает. И, высвободившись из плена, также остается одинокой в неизвестном месте с неизвестным будущим. Эх, вы! А еще и на Темных говорите по поводу их безжалостности, – покачал я головой и двинулся в сторону Златы.

– Так я же…

– Аэрон, Миранда с ней была…

– Ну ты чего?

Понеслись мне вслед нестройные выкрики друзей. Да я и сам не понимаю, что на меня нашло. Просто внезапно стало жаль ее. Да и помню, какой была Миранда, когда только встретил ее. Красивая девушка с безобразным прошлым и исковерканной душой. Злата настороженно смотрела за моим приближением. Я остановился и внезапно понял, что не знаю, что сказать.


Издательство:
Автор
Книги этой серии:
Поделиться: