Litres Baner
Название книги:

Нервные клетки с запасом

Автор:
Рина Ских
Нервные клетки с запасом

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Из-за шершавой каменной плиты потихоньку начала ныть поясница. Да еще и камешек больно вонзался в кожу в районе лопаток. Попыталась незаметно изменить положение, но стало только хуже. Еще и веревки начали натирать. Ууу, Темные, одним словом. Могли бы и одеялко на свой алтарь подстелить, никакой тебе заботы о жертве.

Что-то я слишком жизнерадостна для той, кому вот-вот вонзят кинжал в сердце… Кстати, кинжал так себе, я ожидала чего-то более впечатляющего, а не этого дешевого металлолома, благо, что не ржавого, даже ни одного тебе драгоценного камешка… Ладно, не о том думаю.

Попыталась вспомнить самые яркие моменты из жизни, а то сами они почему-то не торопились проноситься перед глазами. Еще и нос жутко зачесался, а руки по-прежнему связаны… Черт! Они собираются приносить меня в жертву или нет?! Сколько я уже тут могу лежать, спину себе морозить?

Ожидаемого страха почему-то не было. Украдкой вздохнув, покосилась на мужчину в темном балахоне, заканчивавшего речитативом нести какую-то наверняка жутко важную ахинею на непонятном мне рокочущем языке. Острие кинжала неумолимо опускалось все ниже, вот-вот пронзит мое сердце… Мамочки!

Так, последняя мысль, последняя мысль… Что-то очень важное должно быть…. Самое главное воспоминание… Но, как назло, вспомнились почему-то вкусные говяжьи котлетки, что я вчера не доела. Черт! Ладно, надеюсь, жизнь после смерти все же есть… Ай!

Возмущенно вскинулась, устремив взгляд на этого гада в балахоне, который вместо того, чтобы проткнуть меня кинжалом, завершая ритуал, просто оцарапал мою грудь, оставив какую-то непонятную загогулину с выступившими мелкими капельками крови. Спрятав кинжал, безразлично отвернулся, бросив мне небрежным тоном:

– Все.

– Что «все»? Вы меня собираетесь в жертву приносить или нет?! – возмутилась я, дернувшись в своих путах.

– Я передумал, – выдала эта темная скотина. – Ритуал окончен.

И взмахом руки убрал связывавшие меня веревки. Я тут же воспользовалась моментом, чтобы вскочить с холодной каменюки. Но пол в этом храме тоже был каменным, а я запоздало вспомнила, что осталась без обуви, еще когда переходила в этот портал. Как бы зачем без пяти минут покойнице мягкие теплые тапочки?.. Только тут одна зараза не довершила начатое!

– Стой! А я? – крикнула, чувствуя подступивший страх, и мстительно кинула тот самый мелкий камешек в спину уходившему Темному.

На миг в душе трепыхнулась надежда, что после такого неуважительного проступка ритуал с жертвоприношением по-быстрому все же проведут, пусть и не на самом алтаре. И я, тем самым, выполню свою часть сделки.

Но с моей-то меткостью… Камешек пролетел хорошо так мимо, никого не задев, с тихим стуком упав всего в метре от меня. Несколько других фигур повернулись ко мне, как показалось, с осуждением. Ну не спортсменка я, не смотрите на меня так!

– Уведите ее… куда-нибудь, – последнее, что услышала от моего несостоявшегося убийцы, прежде чем он покинул зал.

С тоской покосилась на каменный алтарь. Пожалуй, я чувствовала себя увереннее и спокойнее, пока лежала на нем…

За два дня до этого…

Фигурка золотистого дракончика, уютно свернувшегося на нагретом солнцем камне, заманчиво поблескивала, приковывая взгляд. Казалось, фарфоровый дракоша вот-вот откроет глаза, весело подмигнет и, пустив струйку дыма из ноздрей-запятых, взметнется ввысь. Сделает кружок по этому унылому кабинету и вылетит в открытую форточку, оставив меня наедине с занудой-доктором.

– Арина, вы меня вообще слышите? – недовольный резковатый голос мужчины заставил поморщиться.

– Слышу, – вздохнула я и, не удержавшись, все же погладила фигурку, стоявшую на краю стола.

Слегка улыбнулась, почувствовав острые края искусно выполненных чешуек. Ну что за прелесть!

– Вы можете быть серьезнее? Не время для шуток, – добавил он, смерив меня строгим взглядом поверх своих очков с кривоватыми дужками.

Да какие уж тут шутки? Я серьезна, как никогда… Черт, хочу себе такого дракончика!

– А где вы его купили? – все же не удержалась от вопроса, рассматривая маленькие фарфоровые коготки. Или это не фарфор?

– Один из пациентов подарил. Арина, вы совершаете большую ошибку. Послушайте, химиотерапия может продлить вашу жизнь… – начал он, пытаясь докричаться до моего разума, но я его перебила, наконец-то оставив в порядке фигурку.

– Жизнь? Вы уверены, что использовали нужное слово?

– Да, разумеется, будут ограничения, но это позволит вам прожить на два-три года больше. Некоторые с вашим диагнозом живут и пять лет, и десять. Вы же взрослая адекватная девушка, Арина!

– Вот именно. Я хочу прожить оставшееся мне время, а не продлить свое существование… – я прямо встретила взгляд доктора, и он, выдержав несколько секунд, все же отвел его первым.

Снял очки, покрутив их в руках, принялся протирать замшевой тряпочкой кристально-чистые стеклышки, избегая пока на меня смотреть.

– Родным уже сообщили? Не стоит затягивать, – тихо произнес мужчина.

Я безразлично пожала плечами, вновь обратив свое внимание на дракончика. Бережно провела пальцем по едва заметной трещинке у основания его хвоста. Кто же с тобой так, малыш?

– Так вы выпишете мне рецепт? Приступы участились, – признала неохотно, вернувшись к главному вопросу, что привел меня в этот кабинет.

Если бы не сводящие с ума головные боли из-за опухоли размером с виноградинку, развивающейся в моей голове, я бы сюда вообще не пришла. Слушать о химиотерапии, шансе, что она дает, и уже начавшихся метастазах – явно не мой предел мечтаний.

Я далеко не дура, вижу в глазах врачей, которых посещаю, уже едва ли не обратный отсчет. Времени у меня все меньше. И о химиотерапии говорит лишь Николай Васильевич, да и то, скорее, по привычке. Ему, как никому другому, известно, что химия мне уже не поможет, а в эффект плацебо я никогда не верила.

– Да, конечно, сейчас выпишу. И все же…

– И все же я свой выбор сделала, – безмятежно улыбнувшись, потрогала крошечный носик дракончика. – А не знаете, откуда привезли эту фигурку?

– Из Китая, – Николай Васильевич, больше не глядя на меня, достал бланк рецепта и принялся там что-то черкать мажущей чернилами ручкой, заполняя бумагу угловатым неразборчивым почерком.

– Не, в Китай не поеду, могу не успеть, – хмыкнула легкомысленно, поставив обратно желанного дракона. Но то ли слишком надавила, то ли резко поставила на стол, но от фигурки откололся хвост. Упс!

Ручка на миг зависла в воздухе, перестав выводить непонятные каракули, но тут же вернулась на бумагу, скрипнув от сильного нажатия.

– Я приклею, – выпалила я поспешно, теребя в руках фарфоровый хвостик, отгоняя неуместную мысль – не оставить ли мне его себе как сувенир на память.

– Забирайте, – бросил врач отрывисто, не поднимая взгляда.

Ой, я это вслух сказала?

– Кого? – уточнила на всякий случай.

– Дракона своего, раз уж так понравился. И держите рецепт, – мне протянули желанный белый прямоугольник и небрежно кивнули на фигурку.

Радостно пискнув, я оббежала вокруг стола и от переизбытка эмоций обняла Николая Васильевича, звонко чмокнув его в небритую щеку.

– Спасибо! Пошли, дракошка, теперь ты живешь у меня! – воскликнула, подхватывая теперь уже мою фигурку.

– Арина… – судя по его виду, мужчина вновь собирался завести все ту же песню, но я не желала тратить на это утекающие песчинки драгоценного времени.

– До свидания! – выпалила уже на ходу и выскочила за дверь кабинета.

***

– Арька, что ты так долго? Злобные врачи никак не желали выдавать справку, что ты здорова? Небось, на психиатре застопорилась, не поверил, что бывают настолько жизнерадостные и безбашенные люди? – воскликнул мой друг Пашка, как только я показалась на пороге больницы.

Радостно ему улыбнувшись, шуганула жирного голубя, не желавшего сходить с моего пути. Тот недовольно курлыкнул и, оставив на сером бетоне белую кляксу, вальяжно отошел в сторону, даже не попытавшись взлететь. Но мне уже до него не было никакого дела, и я буквально слетела с выщербленных ступенек к парню. Конечно же, на последней запнулась и полетела уже не фигурально. Благо, Пашка успел поймать хохочущую меня.

– Твою мать! Арька, ты так убьешься когда-нибудь, неужели нельзя хоть иногда смотреть под ноги? – возмутился он, отпустив меня. – Все, прошла уже весь свой медосмотр?

– Ага, – кивнула, не испытывая ни малейших угрызений совести, что приходится врать близким об истинной причине моих посещений больницы. – Где твой железный конь? Айда навстречу приключениям!

И тут же вскочила на узкий бордюр, балансируя на слегка шатавшихся камнях. Проворчав что-то под нос, Пашка белозубо улыбнулся и подал мне руку, помогая держать равновесие.

– О прекрасная принцесса, не соблаговолите ли сопроводить меня в нелегкий путь на сражение с водными драконами? – выдал он высокопарно, заставив меня фыркнуть от смеха. – И не надо тут ржать, мотоцикл, кстати, на той стороне улицы, здесь не нашел, где припарковать.

– Да разве ж я могу ржать над своим верным рыцарем? Так, в меру подхихикать, разве что… У меня и свой дракон даже есть, зацени! Только, чур, с ним не сражаться – он и так сегодня пострадал в неравной битве, – спохватилась я и, едва снова не навернувшись, полезла в рюкзак за фигуркой.

Пашка с любопытством покрутил в руках моего честно добытого дракошку и вернул.

– Тяжелый. Из чего он? Камень какой-то? Таким разок стукнешь кого-то в висок – и все, нет человека – нет проблемы, – хмыкнул он.

– Да ну тебя, крутой же! Только хвост подклею, и будет как новенький, – фыркнула я, пряча мое сокровище обратно в рюкзак. – Водные драконы, кстати, это что? Мы разве сегодня не альпинисты?

– Генка заболел, а без инструктора я тебя не потащу взбираться на гору. Особенно учитывая твое умение находить проблемы на свои нижние девяносто и общий уровень везения. Либо веревка перетрется, либо карабин пристегнешь неправильно, нет уж! Предлагаю устроить сплав на байдарках, у меня как раз друг работает помощником инструктора, организует, – предложил он, помогая мне спрыгнуть с бордюра возле светофора.

 

Я честно задумалась. В последнее время старалась испытать на себе как можно больше экстремальных развлечений, но на байдарках уже сплавлялась, не дают того адреналина, что мне так нужен.

– Осторожно! – крик Пашки вместе с рывком в сторону вырвал меня из размышлений.

Погрузившись в свои мысли, я едва не вышла на проезжую часть, где сплошной поток машин. Обдав потоком воздуха с выхлопными газами, мимо проехала синяя иномарка, не забыв пронзительно посигналить.

– С ума сошла?! Арька, блин, кончай витать в облаках, а то я подумаю, что тебе жить надоело! – отчитал меня друг и, дождавшись зеленого света, как ребенка, за руку, перетащил на ту сторону улицы к мотоциклу.

– Прости, не заметила. Ты не прав, наоборот, именно сейчас я начала ценить жизнь и не намерена упускать ни единого мгновения! Долой байдарки, хочу спрыгнуть с парашютом! – воскликнула я и легкомысленно захлопала в ладоши, быстро чмокнув друга в щеку.

Тут же отскочила в сторону, уворачиваясь от дружеского подзатыльника, и поскакала к мотоциклу. Провела ладонью по нагретому солнцем чуть поцарапанному кожаному сиденью и мечтательно улыбнулась, уже предвкушая щекочущее чувство в животе от быстрой езды на железном коне.

– Ты невозможный человек! Ладно, будет тебе парашют: сейчас подъедем в одно местечко и все организуем… – беззлобно фыркнул Пашка, оттолкнув меня бедром от мотоцикла, после чего торжественно вручил мне шлем.

– Юху! Ты точно мой рыцарь или даже джинн, исполняющий желания! Я уже говорила, что обожаю тебя? – подмигнула ему, не торопясь натягивать шлем.

– Не-а, все никак не дождусь от тебя этого признания, – отозвался этот засранец, защелкивая ремешок своего шлема под подбородком.

– Да? Ну, когда-нибудь скажу. Наверное… Посмотрим по твоему поведению, – фыркнула, перекинув ногу через сиденье.

– Вот так всегда. Давай, бесстрашная принцесса, надевай свою «корону» и поехали!

А уже спустя пару минут мы мчались с ним, лавируя между машинами, навстречу ветру. И, несмотря на страшный диагноз, висевший надо мной, конкретно в данный момент я была счастлива, даже не подозревая, насколько круто повернется моя жизнь уже совсем скоро.

Глава 2

– Да не трогайте вы меня, вдруг у вас руки грязные? Я брезгливая, между прочим. И вообще, поставьте туда, где взяли! – возмущалась я на ходу, пока непонятные балахонистые личности вели меня куда-то по коридору.

Ну как вели… Взяли с обеих сторон под локоток и попытались сдвинуть. А мне и так страшно, к тому же, полы у них холодные, мне даже носков никто выдать не додумался, да и в детстве любила кататься так, когда мама с папой вели за ручку с двух сторон… К чему это я? А, я и поджала под себя ножки. Мне идти никуда не надо, уговор был только на алтарь, куда я добровольно притопала. Вот им надо – пусть и несут. А эти гады и понесли!

– Да поставьте, говорю же вам!

– И ты пойдешь дальше сама? – уточнил один из них, продолжая идти.

– Нет, конечно! Мне что, делать больше нечего?!

Только что осознала, что меня не собираются жертвоприношать… Тьфу ты! Приносить в жертву! А значит, я не могу выполнить часть своей сделки, следовательно, не могу рассчитывать и на обратный ход.

Меня накрыло паникой.

Оказаться в фэнтези, где местный Темный Властелин с какого-то перепугу передумал проводить ритуал – испытание не для слабонервных. Я вообще поначалу думала, что меня просто накрыло обещанными галлюцинациями, вот и согласилась на дурацкую сделку! А теперь мне страшно, а когда мне страшно – инстинкт самосохранения в ужасе сбегает, и я начинаю чудить!

– Что ж вы делаете, ироды-ы! Рученьки мои бедные мне оторвете-е, – надрывалась я, болтаясь между этими балахонщиками.

От неожиданности они синхронно отпустили меня, и я, не успев сориентироваться, грохнулась на пол, ощутимо приложившись об него коленками.

– Ай! Больно, вообще-то! – вскрикнула обиженно, сморгнув невольно выступившие слезы.

– Ну так, ты же сама… – еще на что-то надеялся один из балахонщиков.

– Что я сама?! Ууу! Гады, платье мне испачкали, – протянула, вытаскивая из-под попы бледно-сиреневые лоскуты полупрозрачной юбки.

Вытянув ноги, тут же скользнула взглядом по изодранным коленкам. Правая была разбита сильнее, и из нее теперь вяло сочилась кровь.

– Надо было самой идти… – неуверенно пробормотал второй стражник, или кто он там, и попытался цапнуть меня за локоть.

– Руки убрал! Да что за день сегодня такой?! Один припадочный кинжал не смог воткнуть куда надо, всю грудь исцарапал, во, смотри! – я оттянула край платья пониже, демонстрируя балахонщикам царапины.

Парни заинтересованно подались вперед, рассматривая, подозреваю, совсем не царапины.

– Но-но, хватит глазеть, я смущаюсь. И я не договорила, между прочим! – я повысила голос, не предпринимая попыток встать. – Теперь еще ты!

Скривившись, осторожно отряхнула с раненой коленки прилипшие мелкие песчинки.

– Кто? – вклинился в наш разговор еще один голос.

– Что «кто»? Коленку мне разбил, не видишь, что ли?! – возмутилась, кивнув на коленку, и только после этого подняла голову.

Опачки, Властелин вернулся! Или это просто балахон похожий? Интересно, они их вообще когда-нибудь снимают, или мне придется ориентироваться по голосам?

– Кто из них разбил тебе коленку? – повторил мужчина ледяным тоном.

Но на меня не подействовало. Это он еще не слышал, как моя нежно любимая мамуля спрашивает, кто оставил немытую тарелку на столе – вот там уж точно все вымораживает изнутри.

– Он, – ткнула я наугад в ближайшего стражника.

У парня, кажется, от этого даже балахон побледнел. Особенно, когда третий участник разговора перевел взгляд на него.

– Или он, – добавила задумчиво, кивнув на второго.

Тот и вовсе, кажется, едва не сполз по стеночке.

– Не знаю. Признавайтесь, кто из вас уронил меня первым? – заявила требовательно под заинтересованным взглядом третьего балахонщика.

– М-мы не рон-няли… Сама упала… – слегка заикаясь, выдавил один из стражников.

– Идти не хотела, мы н-несли, – поспешно закивал второй.

– Это называется «несли»?! Да вы бы еще за ногу меня потащили, бамкая головой о ступеньки! О времена, о нравы! – патетично взвыла я, попытавшись все же встать, ибо надоело смотреть на них снизу вверх.

Но в ударенной коленке что-то протестующее щелкнуло, заставив меня зашипеть от боли. Черт! Еще ж и упала на то колено, которым некогда хорошо так приложилась о лед на катке!

– Ясно, – кивнул третий балахонщик и, шагнув ко мне, одним мимолетным движением подхватил на руки.

Я машинально обвила его за шею руками, удивленно уставившись ему в глаза. По крайней мере, надеюсь, что у него там глаза – без балахона с надвинутым по самый подбородок капюшоном я пока никого из них не видела.

– Так нормально? – уточнил он невозмутимым тоном, но мне на миг почудилось, что его губы дрогнули в подобии улыбки.

Прислушавшись к собственным ощущениям, неуверенно пожала плечами.

– Да вроде ничего так… Ну что, теперь на алтарь? – предложила преувеличенно радостным тоном, все же опознав в этом балахоне Властелина.

И в следующую секунду испуганно пискнула, покрепче обхватив руками шею мужчины, когда его руки дрогнули, едва не выронив меня. И ты, Брут?! В смысле, хватит меня тут ронять!

– Я не буду судить род Ваенгов за измену, как и обещал, успокойся, – процедил он сквозь зубы, все же удержав меня на руках.

Да я вообще тут самая спокойная! И конечно же, безумно рада за этих Ванг, кем бы они ни были, только я при чем? Или все же при чем? На всякий случай покивала с глубокомысленным видом.

– Это значит, что к алтарю мы сейчас не идем? – уточнила с грустью, когда мужчина понес меня в сторону, противоположную залу, где он меня оцарапал кинжалом.

– Не идем.

Когда он не пытается заморозить всех тоном своего голоса, а говорит вот так, почти с улыбкой, то даже приятно слушать… Но мне такое не подходит, увы.

– Давай через часик тогда, хорошо? – предложила миролюбиво, с комфортом расположив голову на его плече.

Властелин споткнулся, что-то прошипев себе под нос, но промолчал.

– Два часика?

Мужчина ускорил шаг.

– Предпочитаешь закалывать почти невинных девиц на рассвете?

Мы перешли практически на бег.

– Ты не подумай, я не осуждаю, у каждого свои предпочтения. Кстати, можно попросить подстелить одеялко? Очень уж плита там холодная. И протерли б ее, что ли, камни там смахнули, не знаю, неудобно же лежать. Сам, небось, не пробовал… – разглагольствовала я, пригревшись в его объятьях, только сильно сбивал с мысли какой-то странный звук, похожий на скрип зубов.

– Ну или подушку, тоже неплохо… Кстати, платье мне другое выдадут? А то это испачкалось, да и подол порвался слегка. Кто-то же додумался обрядить меня в этот ужас – ткань прозрачная, все видно, труселя даже можно рассмотреть. Или так надо для ритуала? Не, мне как бы не принципиально, просто…

– Пришли! – гаркнули над ухом, сбивая с мысли, и сгрузили перед какой-то дверью.

Правда, когда я попыталась упасть, придержал.

– Спасибо. Тут еще один алтарь? – поинтересовалась бесхитростно, а в ответ донеслось невнятное рычание.

Обернувшись, смерила его удивленным взглядом. Кстати, а сколько ему лет? Может, он уже совсем того, старикашка, вот с помощью жертвоприношения должен был вернуть себе силы? Потому и в балахоне.

Хм… А другие тогда почему? Все старикашки? Жуть какая! Хотя нет, знаю! Остальные молодые, но носят балахоны, чтобы не смущать своего властелина, теперь сходится.

– Твоя комната. Одежду принесут, – буркнул объект моего обсуждения и замысловатым пассом руки открыл дверь.

И к чему эта демонстрация? Просто толкнуть или повернуть ручку двери уже не модно? Будто я магии не видела – мои галлюцинации временами мне и не то показывали… Ладно, было всего пару раз, и то только слуховые, но могло бы быть и зрительное что-то!

Смерив мужчину подозрительным взглядом, собралась уже переступить порог комнаты, но вспомнила о насущном.

– Переносим все же на утро, да? Да не стоило так суетиться, я бы и на алтаре подождала… Или зажали одеяло?

– Иди в комнату, – процедил он почти угрожающим тоном. Довела-таки?

– Слушай, вот чисто по-человечески, ну хочется же провести сейчас ритуал, да? Или ты кинжал потерял? Да ты не переживай, можем сейчас быстренько сбегать на кухню и подобрать ножичек подходящий, ты, главное, с настроения не сбивайся! – воодушевилась я, а в следующий миг отметила очередной замысловатый пасс рукой, и какая-то невидимая сила подхватила меня и втолкнула внутрь комнаты.

За спиной с оглушительным хлопком закрылась дверь. Угу. Жертвоприношения сейчас не будет. Поняла, не дура. С тоскливым вздохом оглядела предоставленную мне богато отделанную спальню. Взгляд тут же прикипел к огромной кровати, занимавшей большую часть комнаты. Больше всего заинтересовал зеркальный потолок над ней.

Я искренне надеюсь, что мне просто одолжили чью-то спальню до утра, а не подселили к кому-то! Не-не-не, я на такое не подписывалась! Куда-то исчезнувший на время страх накатил с удвоенной силой. Я тут же метнулась к шкафу, дабы проверить его на наличие чьей-то мужской одежды. Если к тому, что умру, я была готова, то… то… А, не, зря паникую, шкаф пустой. Ну ладно тогда.

На всякий случай проверила и ящики письменного стола, стоявшего у окна, но там тоже было пусто. Комната мне определенно досталась нежилая. Это радует.

Прошлепав босыми ногами по каменному полу к двери – что за нелюбовь к мягким теплым коврам? – ради очистки совести дернула за ручку, но, как и ожидалось, меня заперли. Да я бы и сама не ушла, чего нервничать так? И в первый раз добровольно притопала для ритуала…

Испустив еще один тяжелый вздох, обошла комнату по периметру. И только сейчас обнаружила неприметную небольшую дверь за шкафом. Толкнув ее, возликовала – ванная! Ура-ура! Кое-куда мне тоже уже давно хотелось. Живем!

И уже не удержалась от радостного возгласа, поняв, что тут есть горячая вода. Набрав себе полную ванну, с наслаждением скинула с себя полупрозрачные тряпки и забралась в нее по самую шею. Ровный ряд каких-то соблазнительно пахнущих разноцветных баночек, выстроенных у стены на полочке, настраивал на благодушный лад.

Тупая пульсирующая боль уже расплывалась от затылка к вискам, грозясь вскоре охватить все области головы, знаменуя приближающийся приступ, но пока у меня еще было время понежиться в ванне. И заодно вспомнить, как же я докатилась до жизни такой, и придумать, как теперь выпутаться из сложившейся ситуации…

 

Глава 3

Это случилось почти сразу после моего прыжка с парашютом. Приступ нагрянул внезапно, я только успела приземлиться. Ко мне уже бежал радостный Пашка, прыгнувший немного раньше, что-то кричал летный инструктор, находившийся там же. Только звуки вдруг будто отрезало, оставив мне лишь пугающую оглушительную тишину, колени внезапно подогнулись, и я опустилась на колючую сухую траву. В глубине души шевельнулся страх: как же объясню свое состояние Пашке? Но сознание милосердно покинуло меня, избавив от выяснения отношений…

Пришла в себя уже в больничной палате с довольно толстой иглой, торчавшей из вены, куда поступала прозрачная жидкость из капельницы. Прибор, находившийся у изголовья, издавал неприятное гудение, и еще раздражал стойкий запах апельсина. Я уж было начала грешить на появившиеся обонятельные галлюцинации, но, повернув голову, увидела на соседней койке исхудавшую женщину за тридцать с землистым цветом лица, контрастом выделявшимся на фоне яркой цветной косынки на голове. Она что-то жевала, листая модный журнал, а на ее одеяле оранжевой кляксой предательски маячила шкурка от апельсина.

– О, проснулась? Врача позвать? Справа от тебя кнопка вызова, – заметила соседка довольно жизнерадостным тоном, который редко услышишь от человека с нашим диагнозом.

Оглядевшись, я узнала палату, в которую обычно привозят пациентов сразу после реанимации. То ли здесь уровень кислорода выше, то ли просто в случае чего реанимационная находится напротив – не знаю, если честно. Мне говорили, когда попала сюда в первый раз, свалившись прямо на улице, только память в последние пару месяцев и так нередко подводила…

– Давно я здесь? – спросила, прокашлявшись.

– Да не особо. Час назад перевели из реанимации. Твой парень тут крутился, вон рюкзак твой оставил, но врач его пока выставил из палаты, – охотно ответила женщина.

– Рюкзак выставил? – отреагировала я немного заторможенно.

– Парня твоего! Кстати, у тебя телефон звонил несколько раз. Извини, я не приучена по чужим вещам лазить. Думала, твой парнишка на пороге появится – скажу ему, чтобы посмотрел, кто там тебя добивается, объяснил ситуацию…

Я, уже не слушая, тут же потянулась к своему рюкзаку и лихорадочно принялась искать мобильный телефон. Если звонили несколько раз – наверняка мама. Небось, места себе уже не находит, строит сотни предположений, одно страшнее другого, почему не беру трубку.

Но первым в ладонь ткнулся честно выпрошенный дракоша. Чтобы не мешал, выложила его на одеяло, продолжая поиски.

– О, хорошенький такой! А хвостик где? – тут же отреагировала соседка. – Можно вылепить из пластилина или полимерной глины и аккуратненько подклеить, я смотрела видео на Ютубе…

А вот и телефон! Нескольких быстрых нажатий на кнопку блокировки экрана оказалось достаточно, чтобы понять – заряда в нем не осталось. Черт!

– Что, не включается? Позвони с моего, если надо. Сейчас, где-то тут лежал… Куда ж он делся? Помню, у меня тоже была ситуация, когда телефон разрядился, а я посреди поля одна. Представляешь?

Было видно, что она, в принципе, не прочь поболтать, но ее прервал появившийся на пороге Николай Васильевич.

Быстрый осмотр, несколько стандартных вопросов о самочувствии, и только после этого мне сообщили, как же я, собственно, сюда попала. И снова ничего нового не узнала. Припадок, Скорая, реанимация, палата… Ожидаемо. А сейчас начнутся все те же осточертевшие уговоры на химию.

– А где Пашка? – опомнилась, бесцеремонно перебив врача.

Тот неодобрительно покачал головой, окинув меня осуждающим взглядом поверх очков, но тянуть с ответом не стал.

– Молодой человек пошел оплачивать квитанцию. Не беспокойтесь, судя по всему, пока с вами не поговорит – не уйдет.

Черт! Спустить все на тормозах точно не получится – наверняка Пашка уже в курсе всего. Зная его, точно не уйдет, пока не вытрясет из меня подробности моего состояния и не выскажет все, что думает о моем решении скрывать до последнего…

На душе стало совсем мерзко. Видеть сочувствие и боль бессилия в глазах близких – то, чего я боялась намного больше смерти.

– Угу… Я здесь как обычно, до утра – и могу идти? – уточнила на всякий случай, прикидывая, что буду врать родителям, почему не приду сегодня ночевать.

– Я уже говорил это и в прошлый раз – вам следует находиться под наблюдением врачей, а ваш отказ от лечения… – завелся Николай Васильевич, и вновь последовала лекция о химиотерапии. – Вот посмотрите на Антонину Львовну! Она борется за жизнь и побеждает, а вы сдаетесь!

Женщина деловито поправила косынку на голове и подмигнула мне из-за спины врача.

– Я не сдаюсь, просто не хочу терять драгоценные минуты зря. Вы же сами знаете, на моей стадии выживаемость после химии всего два процента – я обратилась слишком поздно. Извините, я не настолько верю в успех данного мероприятия, предпочитаю получать от жизни все, что она еще в состоянии мне дать, – парировала, слабо усмехнувшись.

Сожаления от принятого решения я не испытывала. И Николай Васильевич это понимал. Да и убеждал, скорее, по привычке.

Вскоре ко мне пустили Пашку. Непривычно серьезного, с залегшими тенями под глазами, без намека на улыбку и с отчаянным страхом во взгляде.

– Как ты? – прошелестел он безэмоциональным голосом.

Непривычно было видеть его таким… и страшно.

Антонина Львовна как раз отправилась с медсестрой на какие-то процедуры, и мы с другом остались в палате одни. Я неловко завозилась на своем месте, не зная, как теперь с ним говорить. Судорожно вздохнув, решила делать вид, что ничего не произошло, вести себя как обычно. В конце концов, это же мой Пашка, друг с самых пеленок, в ком горит такой же огонь сумасшедшинки. Кто меня поймет, если не он?

– Да нормуль, завтра уже до обеда выпишусь. Сколько ты там за меня заплатил, корешок квитанции остался? Завтра подойдем к банкомату, я сниму с карточки, сразу тебе отдам… Кстати, помнишь, ты говорил о своих знакомых стритрейсерах? А они не могли бы взять нас с собой? Визг шин, запах бензина, скорость, заставляющая сердце бешено колотиться в груди… – начала с воодушевлением, уверенная, что Пашка, как и раньше, подхватит, но в этот раз все пошло совсем не по плану.

– Серьезно? Стритрейсеры? – повторил он совсем тихо, тоном, от которого пробежали неприятные мурашки по коже.

– Ну да… Не хочешь? Можем и на байдарках, как ты хотел… – пробормотала немного нервно, еще надеясь, что все может быть как раньше.

– Твою мать, Арина! У тебя рак, а я узнаю только сейчас! Парашюты, байдарки, джампинг, гонки на мотоциклах и квадроциклах, прочая экстремальная хрень – я, как дурак, радовался, что трусиха Арька вдруг так изменилась, откинула страх и получает удовольствие от жизни… А ты просто прощаешься с ней, готовясь к смерти! – заорал Пашка, заставив меня испуганно сжаться на своей койке.

– Паш, все не так… – начала робко, сглотнув тугой ком в горле, но парня уже понесло.

– А как?! Как?! Ты планомерно отказываешься от лечения, принимая лишь обезболивающие! Ты уже смирилась и приняла все как есть! Как ты могла скрывать это от меня?! Ладно от меня, но от своих родителей? Ты думала вообще сообщать нам? Или мы бы узнали обо всем постфактум, на твоих похоронах?! – продолжал разоряться он, бурно жестикулируя.

Я молча глотала слезы и даже не пыталась перебить его, вздрагивая после отдельных фраз, больно бьющих по обнаженным нервам. Понимала, что в чем-то он прав, но именно поэтому и не хотела обрекать их тоже на это томительное жуткое ожидание неизбежного. На шум прибежала медсестра.

– Молодой человек, это больница, а не ночной клуб, где можно так орать. Пожалуйста, покиньте палату, – скомандовала она строго, уперев руки в бока.

Пашка бросил на нее озлобленный взгляд, собираясь ответить что-то резкое, но вдруг словно обмяк, бессильно махнув рукой.

– Да, простите, сейчас я уйду… – пробормотал он.

Медсестра смерила его неодобрительным взглядом, но, видимо, что-то уловила в его глазах и, украдкой вздохнув, смягчилась:

– У вас пять минут, – и вышла.

– Паш… Я не могла по-другому, пойми… Я не хочу доживать оставшееся мне время, натыкаясь везде на сочувственные взгляды, которые заочно меня уже похоронили, – я все еще надеялась на понимание с его стороны.


Издательство:
Автор
Книги этой серии:
Поделиться: