Название книги:

Будем меняться мужьями? (сборник)

Автор:
Наталья Симонова
Будем меняться мужьями? (сборник)

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Симонова Н., 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2018

Крестики-нолики

Инесса разгладила складки на юбке и опять уставилась в окно. Сидела в кафе уже полчаса – и это начинало раздражать. «Почему Лидка всюду опаздывает? Почему я никуда не опаздываю?» – думала Инесса, хмуро высматривая за окном нахалку Лидку.

Наконец в отдалении замелькал ее светлый плащ, подруга явно спешила, суетливо обегая прохожих, то есть все-таки понимала, что виновата. И это еще немножко подхлестнуло праведное негодование Инессы. Она полоснула ворвавшуюся в кафе разгильдяйку холодным взглядом.

– Лид, по-твоему, это нормально?

– Прости, Инуш! – запыхавшаяся Лида плюхнулась на стульчик напротив и с грохотом опустила рядом раздутую дамскую сумочку. Но сразу вскочила, снимая плащ и осматриваясь.

– Вешалка у входа, – процедила Инесса, из-за суетливости подруги раздражаясь опять.

Лида наконец угнездилась напротив, подняла глаза и вдруг заплакала, засморкалась. Ина оторопела.

– Ты что, Лид? Случилось что-нибудь? Что такое, что произошло?

Та вытирала слезы, мотала головой, но все не могла остановиться.

– От меня Юрка ушел, – прорыдала наконец.

– Упс! – выдохнула Ина. – Когда?

– Вчера. У него кто-то есть, это точно! – Лида снова захлебнулась рыданиями, а Ина молча застучала пальцами по столу. Лида подняла зареванное лицо, страдальчески глядя на Ину. – Ты понимаешь, двадцать лет!

Подруга молчала. И Лидия молчала, видимо, ожидая реакции.

– Двадцать лет, – повторила трагически, – коту под хвост. Сказал: достала. Сказал: ухожу… Я отдала ему лучшие годы! А он говорит, ухожу к другой…

Ина покривилась.

– Лучшие годы потратила на эту сволочь! – не унималась Лидия, все больше проникаясь драматизмом ситуации.

– Ты на него, – прохладно заметила Инесса, – а он на тебя.

Лида не слушала, словно погрузившись в самогипноз.

– Двадцать лет прожили – а теперь меня отшвырнули, как старую тряпку, – твердила она.

– Лид, не накручивай себя, – посоветовала Инесса. – Ну ушел – и ушел. Поживете отдельно. Потом помиритесь.

– Ты думаешь? – подскочила Лидия. – А эта его? Она же небось молодая, красивая. Это от старой жены легко уйти, а от молодой…

– А ты уверена, что у него кто-то есть? И что это серьезно?

– А куда ж он тогда подался?! – вскричала Лида.

– Все бывает, – сказала Ина.

– Ты такая странная… как будто тебе безразлично.

– Не вижу трагедии. Двадцать лет! Двадцать лет!.. – передразнила Инесса. – Я, между прочим, эти двадцать лет без мужа прожила – и ничего, не вою. У тебя были прекрасные двадцать лет, и их уже никто не отнимет! Так что нечего из меня слезу выжимать.

– Прекрасные! – взвилась не понятая в худших чувствах Лидка. – Я на него ишачила, детей ему родила, я… – Она собиралась перечислять свои заслуги и потери, но Ина перебила:

– Вот именно! И детей родила! Так что нефиг тут слезами умываться. Двадцать лет!.. Лучшие годы прошли в любви! Детей вырастили! И насчет «ишачила» – мне-то не рассказывай. Ты тоже не подарок. А Юрка все же был нормальным мужем. А то я не знаю! Двадцать лет… Двадцать лет секса! – все не могла она успокоиться. – У меня раз в год случалось – и ничего, не истерю. Я что – хуже всех? Вроде не хуже. А судьба такая. А у тебя, может, судьба сейчас с мужем разойтись. Почему нет? Тебе разве кто-то обещал, что все в жизни будет хорошо?

– Какая же ты дууууууура, – совсем раскисла подруга, заваливаясь от безудержных рыданий на стол. Инессу наконец пробрало раскаяние.

– Ну ладно, Лид… Ну, Лидуш, ладно тебе. Прости меня, я не права. Просто… ты опоздала опять… на полчаса. Задолбалась уже ждать тебя, вот и выбесилась.

Не сердись, Лид, не плачь.

– Юрка меня бросил, а ты добиваешь, – скулила подружка, ожидая новых слов утешения.

– Да Юрка твой еще одумается! – воскликнула Ина.

– Ты правда думаешь, что так может быть? – озарилась надеждой покинутая жена.

– Господи, у Юрки-то? Да он сам не знает, чего хочет.

– Ин, поговори с ним, – взмолилась Лидия. – Узнай, чего он… Верни дурака в семью, а?

– Я-то с какой стати! – возмутилась Ина.

– Он тебя уважает, и потом, если не ты, то кто?!

– Да о чем мне с ним говорить, – пробурчала Ина, уже сдаваясь.

– Ну пожалуйста, он тебя послушает, ты умеешь убеждать, ты же на работе начальник!

В общем, Инесса достала телефон и набрала номер Юрки.

– Привет, – приступила решительно, – поговорить надо.

В это время видный собою, но слегка, по мнению Инессы, недалекий муж Лидии и их общий одноклассник сидел в машине в двух кварталах от своего дома и не знал, что ему делать. К той девице, с которой иногда встречался, тащиться не хотелось. Во-первых, не со всякой же жить, с которой… А во-вторых… Во-вторых – достаточно и во-первых! Но и жена в последнее время дико бесила. Эти ее вечные ток-шоу по телику, главное – эти соцсети… Окончательно достала недавней выходкой, когда разместила в Фейсбуке скан его записки двадцатилетней давности, которую он написал ей, сгоряча и спьяну, после возвращения из армии. Что-то там про любовь и верность, и разные сюси-пуси. Так эта дура не только сохранила на него такой компромат, но и опубликовала в своей помойке! Просто зла не хватает! Он бы и не узнал никогда, что над ним все кому не лень потешаются, да приятель Ленька попенял, что вот-де ты жене сопливые письма пишешь, а та потом в соцсетях подружкам хвалится. И в результате его собственная баба заела, почему у людей, мол, чувства, а от тебя никогда ничего не дождешься, так что прямо нечего девочкам показать. И ведь тетки уже взрослые, а все туда же… Юра, как это услышал, оторопел, ничего, говорит, я ей не писал, что я – пацан, что ли, записочки писать? А Ленька планшет открыл и на страничке жены нашел в ленте эту проклятую записку, да еще с Лидкиными сюсюкающими комментариями. В общем, осрамила дражайшая супруга, и даже сама не понимает, чего, дура, наделала. Видишь ли, привычка у нее такая: чуть что – сразу отчет для подружек строчит.

И теперь Юра не знал, как быть – уйти-то ушел, а куда податься? Не обдумал. Можно было поехать к родителям, но там сестра с семьей… Можно квартиру снять – но это быстро не получится, да и вообще… Лучше бы всего зажить у хорошей женщины, красивой, любящей, без всяких там соцсетей… Да где такую возьмешь? Вообще-то он не знал точно, хочет ли в самом деле разводиться или просто попугать мартышку-жену, чтобы неповадно было личную жизнь перед всем миром выворачивать.

С Инессой они встретились в кафе, причем Инесса, прибыв на «свидание», даже помаду на губах не обновила – так безразличен ей был Лидкин муж. Юра между тем предложил выпить, она, конечно, отказалась. Взяли по кофе, уселись в углу.

– Так, – без предисловий начала Ина, – ты чего вытворяешь?

– А что я вытворяю? – пожал плечами Юра.

– Почему Лидка рыдает, говорит, ты из дома ушел.

– И ушел. Потому что с ней жить невозможно!

Поворчав, Юра хмуро и вяло, размазывая, но все же более-менее внятно, чтобы Ина поняла, в чем дело, рассказал про записку.

– Ты вот в соцсетях много сидишь? – воскликнул гневно, ожидая, что отрицательный ответ Инессы еще больше обличит его пустоголовую супругу.

– Сижу, конечно, – не оправдала ожиданий Ина. – Как все. Удобно. Сообщениями обменяться, деловые контакты поддержать на более коротком уровне.

– Во-от! – воздел палец Юра. – А она там – живет!

– Так. Это все обвинения? – уточнила практичная Ина.

– Не все, – возразил Юра. – Она достала уже своей глупостью.

– Ага, – кивнула Ина. – То есть теперь ты нашел умную, да?

– Умную! – самодовольно воскликнул Юра. – Что я – дурак, что ли, на библиотекарше жениться!

– То есть твоя новая – библиотекарша? – кивнула Ина, стараясь разложить все по полочкам.

– Да какая, на фиг… – отмахнулся Юра. – Ну просто ты сказала «умную», вот я и… Библиотекарша, говорю, сидит целый день, книжки читает – ну и типа она самая умная…

– Ясно, – перебила Ина. – Пошутил, значит. Так к кому ты ушел?

– Да ни к кому! Думаешь, все так просто?

– Ясно. И что тогда?

– Сам не знаю. А вот к тебе, Ин, я, кстати, всегда был неравнодушен, – неожиданно заявил беглый муж.

– Здрасте! – рявкнула Ина. – Только этого не хватало!

– Ну а что? – увлекся идеей Юра. – Ты одна, мужика нормального не нашла. А тебе хороший человек нужен, а то так и засохнешь без ласки. И мне ты… ну вот честно… вот прям то, что надо…

– Забудь! – жестко отрезала Ина. – Давай с Лидкой мирись. Она ж не со зла. Ну ты ее знаешь: что на уме, то и на языке.

– Ага, а что на языке, то и в Фейсбуке. Достала уже эта ее простота.

– А всё ведь так! – возразила Инесса. – Вот любое достоинство, посмотри его с другой стороны и увидишь недостаток. Лидка простодушная, открытая, незлопамятная, доверчивая… Тебе ж это нравится? Всегда нравилось. Небось сколько раз пользовался… А с другого конца болтливость и бестолковость.

– Все-таки ты умная, – сделал вывод Юра. – Вот поэтому и замуж не выходишь! – добавил назидательно. – Уж слишком умничаешь, мужику с тобой слова вставить некуда.

– Ты определись уже, умные тебе не нравятся или глупые.

– А ты что – согласна?

– На что?

– Ну, чтоб я у тебя пожил?

– Что значит ПОЖИЛ? – рявкнула Ина.

– Ну, чтоб к тебе, короче, переехал, чтоб типа вместе…

– Сдурел, что ли? Помимо всего прочего, мы с Лидкой подруги! Головой надо думать!

«Интересно, – вдруг мелькнуло у Инессы, – а если бы Юрка не был таким придурком и мне хоть чуточку нравился, я бы так же была непреклонна? Только ради дружбы с Лидкой? Или все-таки…»

– Подру-уги! – протянул насмешливо Юра. – Если хочешь знать, женской дружбы вообще не бывает.

– Ну а ты-то откуда знаешь?

 

– Все знают, – пожал плечами Юра.

Ина допила свой кофе и достала кошелек.

– Обижаешь, – возразил он, мягко отводя ее руку с купюрой. Ина взглянула кокетливо и мысленно поставила бывшему однокласснику маленький плюсик.

– Юр, ну брось дурака валять, – попросила миролюбиво. – Куда вам с Лидкой друг без друга, сам подумай.

– Ладно, подумаю, – улыбнулся тот.

В школе Юра ухаживал за Иной с пятого класса. Хотя она никогда не относилась к этому сколько-нибудь серьезно и вообще не воспринимала Юрку всерьез. Ей нравились совершенно другие парни, поумнее, поинтереснее. А в конце десятого он коротко сошелся с ее подругой Лидочкой, найдя в ней чувствительную слушательницу для своих жалоб на Ину, и очень скоро понял, что именно она – а не своенравная Инесса, от которой не знаешь, чего ждать, – и есть его настоящая судьба. Внезапно тихая и заурядная Лида, Инессина тень, оказалась не неприметной одноклассницей, а нежной блондинкой с огромными голубыми глазами и очень женственной фигурой. Юра ушел служить во флот – Лидочка ждала три года. Он вернулся, и они сразу поженились, и в браке родилось двое детей.

А вот Ина замуж так и не вышла, но даже теперь, когда ей было уже хорошо за сорок, она все надеялась на семейное счастье и все никак не могла привыкнуть к одиночеству. Не научилась воспринимать его как свободу. Свободу от чего? – всегда думалось. – От любви? От помощи? От поддержки? Зачем она нужна?..

Лет десять назад обращалась к психологу. Даже к двум. Сначала ходила к женщине. Сразу объяснила, что не складываются отношения с мужчинами. Та много расспрашивала, кивала, эхом повторяла за Иной ее слова. Ине нравилось отвечать на вопросы, казалось вот-вот – и специалистка воскликнет: ну так вот же в чем дело! И они вдвоем наметят план преодоления проблемы. Женщина сказала: будем разбираться. Но в результате они так и не разобрались. Психологиня все тянула, много молчала, на нетерпеливый вопрос Ины – что во мне не так? – отвечала уклончиво: дело, мол, не в этом, нужно работать, распутывать, вопрос не простой, не быстрый. Давала домашние задания. Ине они не нравились, казались нелепыми и бессмысленными. Поначалу она еще пыталась преодолеть собственное недоверие, писала по заданиям как бы письма к себе самой, к маме, к мальчику, в которого была влюблена в детстве… Потом тетю-психотерапевта покинула без сожалений. Но тему для себя не закрыла.

Следующей попыткой был психолог-мужчина. Он говорил умеренные комплименты, это бодрило. Его она тоже спросила сразу: что не так?

– Никаких изъянов у вас не вижу, Инесса, – весело отвечал специалист. – Давайте разбираться, что вы, собственно, хотите от жизни.

– Да я семью хочу, – прямо объяснила Ина.

Мужчина тоже ковырялся в ее биографии, интересовался подробностями. «А какие женщины нравятся мужчинам?» – спешила выяснить она. «Нравятся всякие, – обнадеживал доктор. – Но в практическом смысле этот факт важен только в одном аспекте: никакие недостатки не могут стать гарантированной причиной неспособности женщины привлечь мужское внимание. И если бы наша жизнь и наша молодость были вечными, я бы просто советовал вам подождать, Инесса. Потому что точно и обязательно существуют мужчины, которые ищут вот именно такую женщину, как вы. И вы бы спокойно и без суеты дожидались вашей судьбоносной встречи и десять, и пятьдесят, и сто лет – ведь, живя в вечности, спешить некуда. Но так как долго ждать мы по понятным причинам не можем, то важно расширить, так сказать, контингент заинтересованных в вас мужчин по возможности скорее. Правда, важно еще понять, действительно ли вы-то сами заинтересованы в серьезных отношениях».

Они принялись работать над распутыванием Инессиных запросов. Но все опять пошло не так. Психолог то и дело в чем-то ее уличал, к тому же был авторитарен. А Ина и сама привыкла командовать. В конце концов ей стало некогда выкраивать в своем напряженном графике время для встреч, и она забросила консультирование.

Между прочим, тот тип утверждал, что многих мужчин, не очень в себе уверенных, отпугивает такая, как у нее, жесткая самостоятельность. Опасаясь за собственную самооценку, они якобы избегают подавляющих женщин, иногда намеренно, а чаще неосознанно. То есть если Ина не хочет ничего менять в себе, то, во-первых, нужно задуматься, действительно ли она желает серьезных отношений. А во-вторых, партнеров, которых не оттолкнет ее жесткость, следует искать или среди самодостаточных мужчин с хорошим статусом, или среди тех, кто сам желает подчиняться и ищет сильную пару. В первом случае Ина с избранником могли быть ровней. Или же он бы доминировал. Во втором – ее мужчина стал бы классическим подкаблучником, а она всю жизнь играла бы при нем роль альфа-самки. Против первого варианта Ина точно не возражала. Но время шло, а самодостаточных мужчин, желающих создать с ней прочный союз, так и не находилось. Так что карьера-то, как и раньше, шла у нее хоть не быстро, но в гору, а личная жизнь все не складывалась.

После встречи с Юрой Инесса набрала номер подруги.

– Что? – убитым голосом откликнулась та. – Что он сказал? Рассказывай подробно.

– Ну что сказал, – обстоятельно начала Ина, – говорит, позору из-за тебя натерпелся. Говорит, ты семейную жизнь в Фейсбуке наизнанку выворачиваешь.

– А про ту что? – нетерпеливо вставила Лида.

– Про любовницу?

– Ну!

– Сказал, ушел не к женщине.

– А домой когда вернется? – жалобно пропищала Лида.

– Домой тоже не собирается.

– А куда ж подался?

– Куда попало, лишь бы не домой.

– А если я перестану в Фейсбуке светиться?

– Не знаю, про это мы не говорили. Но зол он на тебя конкретно.

– Так что же делать? – привычно зарыдала Лида.

Инесса вздохнула с демонстративным раздражением.

– Позвони. Извинись. Пообещай никогда больше этого не делать, – проговорила подчеркнуто внятно, как для тупицы.

– Я звонила. Он мои звонки сбрасывает. – Лида горько плакала, не считая слез, не жалея глаз. Инесса вздохнула уже без всякой демонстрации.

– Лид, перестань рыдать, – посоветовала. – Ну побегает Юрка – и вернется, куда он денется.

– А если не вернется? Если опять сбежит? Я ж умру от ожидания. Как я буду мальчишек тянуть одна? Они у нас знаешь какие трудные?.. Нет, вот кобель, ты подумай! – автоматом вскрутнула себя Лидия. – У детей трудный возраст – а у этого гон по телкам!

– О-о, как же все плохо с головой! – воскликнула Ина, теряя терпение. – Тебе бы хоть раз задуматься, почему он ушел. Ведь Юрка не к кому-то, он от тебя!

– Так и что мне делать?

– Во-первых, я тебе только что сказала, что делать: задумайся, отчего он сбежал. Изменись, пока не поздно. Его твои привычки напрягают, а тебе хоть бы хны. Нельзя так! Все личное вытрепываешь подружкам. Свое-то ладно! Но ты его задеваешь, а он это воспринимает как публичный позор, можешь ты это понять? Тебе прислушиваться нужно к другим людям, к их чувствам. А то как дитя неразумное резвишься, а тебе пятый десяток.

Лида молчала.

– А во-вторых, возьми себя в руки. Я с ним поговорю, чтобы он тебя выслушал. Но уж ты тоже, будь добра, не с претензий начинай, а с извинений.

Лида молчала.

– Что молчишь? – спросила Инесса, не слыша возражений.

– Я не знаю, что сказать, – вздохнув, призналась подруга.

– Ну не говори, подумай.

– Ладно. А ты скажи, чтоб домой возвращался. Скажи, я уже все поняла.

– Ох… – вздохнула Инесса. – Попробую, что с тобой делать. Но вообще-то у меня еще и собственная жизнь имеется, не только ваша. Так что сама давай как-то решай свои вопросы.

– Нет, нет, Инуш, не бросай меня! – взмолилась Лида. – Если ты меня бросишь, он вообще не вернется. А так хоть надежда есть. – Она снова заплакала. А Ина осознала, что так и будет оставаться миротворцем в их надтреснувшем союзе.

Завтрашний звонок Юры только подтвердил эти опасения.

– Слушай, Инк… не занята? Дело есть… – мямлил он. – Точнее, не дело, а… В общем, на душе как-то мутно. Я тут недалеко, может, заеду? Или ты спускайся.

– Конкретно можешь сказать, – попыталась структурировать информацию Ина, – чего от меня хочешь?

– То есть ты против встречи?

– Юр, не включай сразу дурака. Я не сказала: против. Я спросила, чего ты хочешь от меня. Конкретно.

– Понимаешь… К Лидке обратно не могу… Тем более что наговорили друг другу перед моим уходом… разного… Ну, в общем, после таких разговоров…

– Так. Вот отсюда поподробнее.

– Ну давай к тебе поднимусь.

– Нет уж. Лучше сама спущусь. Ты скоро подъедешь?

– Да я, если честно, давно уже у твоего подъезда.

Ине представилось вдруг, что она девочка-подросток и во дворе ее будто ожидает мальчик, который нравится (господи, при чем тут Юрка-то!). Топчется, смотрит на Инины окна… Она и сама не поняла, почему возникла такая фантазия и отчего потеплело на душе.

«Ну да, – тотчас подумала после согревшего душу промелька, – только я не подросток и мальчик мне совсем не нравится, да к тому же есть «другая девочка» – его жена и моя подруга, между прочим… – Она постаралась собраться. – Значит так, что мы имеем: Юрка мается, Лидка мается – они практически готовы к примирению», – решила, отправляясь краситься наспех.

Юра сидел в машине задумавшись, из магнитолы неслись бодрые звуки радио «Шансон», но вид у Юры был невеселый.

– Чего скис? – гаркнула Инесса, плюхаясь рядом на переднее сиденье. – Рассказывай, чего хотел.

– Так это… Может, знакомым маршрутом в кафе?

– Ладно. Только резину не тяни, объясни сразу, в чем дело.

– Ин, ну что объяснять? Ты ж не маленькая, – буркнул Юрка смущенно, быстро взглянув на нее и снова отведя взгляд.

У нее опять екнуло в груди, рой мелких мурашек пробежал по спине. Ей представилось, что «мальчик» хочет объясниться «девочке» в любви… Они помолчали. Ина была немного сбита со своего миротворческого курса.

– Как дела? – прервал молчание ее попутчик, выезжая со двора, крутя головой то влево, то вправо, то оборачиваясь назад.

– У кого? – настороженно покосилась на него Ина.

– У тебя, – пожал плечами Юра, глядя на дорогу.

– Нормально… – Она недоверчиво его разглядывала. – А у тебя как?

– И у меня нормально.

– А зачем вызывал?

– Ну не знаю, – признался Юра. – Одному как-то не по себе.

– Да ты где сейчас живешь-то?

– Не волнуйся, не у женщины. У друга. У него ремонт в квартире, семья к теще переехала, а сам за мастерами присматривает. Ну и я с ним пока кантуюсь. Потом видно будет. Ты как? Не подумала про мое предложение?

– Какое?

– Ну типа… ты и я…

– Что ты и я?

– Ну, могли бы вместе…

– Лидка все время звонит.

– И что?

– Жалуется на жизнь.

– Что там у них?

– Дети, говорит, от рук отбиваются. И сама в депрессии.

– А чего ей! – усмехнулся муж. – Изложит свои страдания в соцсеть поподробнее – и полегчает. Как она – поделилась уже со всем светом про мой уход или слова подбирает?

– Не знаю. Я в Фейсбук нечасто заглядываю. Тем более в групповых чатах не участвую.

– Во-от, – удовлетворенно кивнул Юра. – А Лидка…

– Да знаю я! – рявкнула подруга. – Ты что, нормально поговорить с ней не можешь? Просто договориться – вот это можно, а вот это – нельзя! Ни под каким видом. Ну она ж не дура, поймет.

– Да дура она.

– На себя посмотри, спиноза! Ты, знаешь, тоже не семи пядей во лбу.

– Лоб у меня обычный, – заметил уязвленный Юра, – а вот извилин в голове побольше, чем у моей жены. И их хватает, чтобы понять, что с женщиной, которая меня позорит, жить нельзя.

Ину тронуло, что на грубую критику Юрка не ответил раздражением, а реагировал сдержанно и вполне рассудительно. Мысленно она поставила бывшему однокласснику еще один плюсик. Так много плюсиков – целых два! – в глазах Ины у Юрки никогда еще не было, хотя знали они друг друга уже лет тридцать пять.

– Угу, – кивнула она, подумав, – допустим. Только ведь вам обоим поплохело от этого разрыва. И она плачет, и ты себе места не находишь.

– Да я не то чтобы… Просто непривычно как-то. Да и угла своего нет… Да и быт неустроен…

– Ага, домработницы лишился, – усмехнулась Ина. – А что ж к своей не побежал? Или не нужен ты ей для постоянного пользования?

– К какой своей?

– Лидка говорит, у тебя кто-то есть. – Она смотрела на Юру, презрительно сузив глаза.

– А хоть бы и так! – хмуро буркнул он. – Что ж мне, наблюдать спокойно, как она меня на всю страну позорит?! Баб вон много…

– Ага, – ядовито кивнула Ина, – то-то ты по ремонтам скачешь.

– Понимала бы чего! – захлебнулся возмущением Юра. – Да если хочешь знать… Баб этих недолюбленных… стаи, а мужиков стоящих… раз-два и…

– Это ты про себя? – усмехнулась Ина.

– А хотя бы! Да мне только свистнуть… Да у меня этих… баб этих…

 

От волнения Юра не договаривал почти ни одной начатой фразы.

– Да я, если захочу… Просто… Ты что – думаешь, мне идти некуда? Просто тебе хотел заодно вопрос решить. Тебе ж о себе подумать надо, где нормального мужика возьмешь, умная такая! А тут все сошлось…

– Что сошлось! – взвилась Ина. – По-твоему, у меня перевалочный пункт для бездомных мужиков?..

В общем, до кафе в этот раз они так и не доехали.

На следующий день уже с утра позвонившая Инессе Лида выступила с новым предложением: а давай, говорит, я ему в Фейсбуке покаянное письмо напишу! Он прочтет и…

– И вообще к тебе не вернется! – торжественно закончила Ина. – Вот все-таки прав Юрец: дура ты, Лидка, и даже сейчас ничего не поняла.

– Чего я не поняла?! – взвилась Лидия.

– Да и не читает он вашу трескотню в Фейсбуке, – задумчиво молвила Инесса, игнорируя ее возмущение. – Зато друзья или подружки расскажут. Твоя, мол, там на своей страничке тебе жалостливую месагу накатала, читай кто хочет. Тут он и убедится, что ты безнадежна.

– Тогда что делать? – заныла Лида.

– Просто. Позвони. Ему. Повинись. Устно! А не в Фейсбуке своем гребаном!

– Да он недоступен! Он меня, наверное, в «черный список» засунул, – снова заплакала она. – Инусик, солнышко мое, ну объясни ему, что мне очень плохо, очень-очень нужно поговорить…

На новый звонок Ины Юра откликнулся так быстро и взволнованно, точно сидел и ждал его, не сводя глаз с дисплея.

– Твоя в отчаянии, – как всегда, без лишних слов начала Ина. – Говорит, ты ее в своем телефоне в «черный список» поместил.

– Да психанул немножко, – смущенно признал Юра. – Пусть звонит, когда хочет, у нас же, в конце концов, дети.

– Ладно, – растерялась Ина. – Хорошо. Ну тогда… у меня все?

– Подожди, Ин. Ты прости за прошлый раз. Что-то нервы сдают.

– Да и ты меня прости. Я ж сама тебя завела, – улыбнулась она.

– А может… встретимся? – осторожно спросил Юра.

– Зачем?

– Просто так. Как старые друзья. Посидим, поговорим. Мозги мне на место поставишь, как ты умеешь.

Удивленная Ина мысленно отметила за Юрой третий плюсик. И был он третьим всего за несколько последних дней, так что уже существенно менял статистику всех десятилетий их знакомства.

Сидели в кафе целый час, общались в самом деле как старые друзья, много и с удовольствием. Собственно, так сложилось, что за все годы, что они знали друг друга, по-настоящему друзьями Ина и Юра так и не стали. В гости друг к другу ходили, так сказать, по-семейному, – а дружить не дружили. Не было разговоров по душам, взаимной помощи, общего языка, общего юмора… В школе она его очень мало ценила, окончательное мнение о нем составила еще классе в третьем. И теперь вдруг Юрка оказывался далеко не тем примитивным мужичком с манерами простолюдина, любителем пива и футбола, как она привыкла считать. Теперь в этом видном мужчине, так близко наклонявшемся к ней через маленький столик, она неожиданно рассмотрела человека неглупого и искреннего.

Юра рассказывал о детях – сильно тревожили подросшие сыновья.

– Что-то там с бизнесом мутить пытается, – озабоченно бубнил про старшего, – институт стал пропускать, понимаешь? Уже хвосты пошли, того гляди отчислят…

– Не дай бог, – кивала Ина, тоже доверительно к нему склоняясь. – Глаз да глаз нужен.

– А младший вообще оболтус, – ободренный ее вниманием, жаловался Юра. – Компании, гулянки, девчонки, через два года поступать – этому всё по барабану!

– Вот и представь, как там Лидка одна с ними будет справляться, – назидательно вставила Ина.

– И не говори. А тут еще обстановка. Сосед прям под нами живет – так он наркоман. Прям реальный наркоша. И ты только представь, еще и общительный, собака: смотрю – пацаны мои с ним здороваются чуть не за руку. Я в шоке был! Это ж какой пример детям!..

– Ну! – кивала Ина. – Ужас!

– То-то и оно! Да я вообще не понимаю! – вдруг переключился с отцовских забот Юра. – Не понимаю я этих наркоманов! Нет, если ты мужик – так и будь мужиком, да? Тяжело жить, это понятно, – так оно всем тяжело. А ты возьми бутылочку, посиди с другом, да?

– Ну, допустим, – согласилась Ина.

– Ты водки с другом выпей, – энергично взывал к далекому соседу ободренный Юра. – А не ширяйся, как педик, ну так или нет?

Прямолинейная Ина откинулась на стуле, резко увеличив дистанцию, и выпятила губу, скептически разглядывая собеседника.

– Что, не прав я? – смутился Юра.

– При чем тут педик-то? – нахмурилась Ина.

– А что?

– Да тупо это! – припечатала она. – Не нравится тебе сосед-наркоман – и фиг с ним. Педик-то при чем?

– Ну ладно, – благодушно снес наезд Юра, – не цепляйся к словам.

И Ина, только что мысленно отметившая Лидкиного мужа жирным минусом, не колеблясь, поставила ему новый плюсик.

– А зачем ты Лидке про свою бабу рассказал? – спросила для прояснения обстановки.

– Да понимаешь, зло такое взяло за эту записку, которую она в сеть выложила… Вот же тебе, думаю, получи, фашист, гранату!

– Так нет ее, бабы-то?

– Ну как нет? – смущенно ответствовал Юра. – Есть-то есть, да ерунда это все. Так, случайность. В общем, все равно что и нет ничего. Да я, если честно, Лидке-то почти не изменял, так, по мелочи, по пьяни. Без души, в общем, и раза четыре всего за целую жизнь.

– Ну молодец, – иронично одобрила Ина. – Четыре раза! Действительно все равно что ничего.

– А то, что ли, не молодец! – улыбнулся Юра. – Если уж я не молодец – тогда и свинья не красавица.

– Ну, в общем, волнуется, Юрка, – без энтузиазма докладывала Инесса Лидии. – Переживает и за тебя, и за детей.

– Ага, переживает он! – зло выдавила Лида, как раз перед Инессиным звонком накрутившая себя мыслями о неверном муже. – А переживает – значит, так ему и надо, кобелю блудливому.

– Лид, ну что ты мелешь! Какой кобель! Он вообще у друга живет.

– Не знаю я, где он там живет, да и знать не хочу.

– Ну и молодец, – сказала Ина и отключила связь.

Через полчаса подруга перезвонила.

– Инусь, – заблеяла, – ты на меня не обиделась? Что-то так разозлилась я на Юрку. Все-таки, знаешь, обидно, почему он так со мной?

– Да и сам он, наверное, все спрашивает себя: почему она так со мной, почему позорит меня на каждом углу, чем я заслужил? – совершенно несентиментально реагировала Ина.

– Да ну хватит уже об этом, – буркнула Лида. – Я ж больше ничего…

– Ага, а кто в Фейсбуке и в Одноклассниках жаловался, что Юрка ушел? Кто опять там семейным бельем трясет – я, что ли?

– Ну да! – взвилась Лидка. – Значит, он делай что хочешь, а мне слова сказать нельзя, да?

– Все, у меня времени нет на пустые разговоры, – отрезала Ина и снова прервала связь. Только на этот раз еще поместила номер подруги в черный список. «Пусть помается и подумает на досуге, а то никак до нее не доходит», – решила, уверенно нажимая «ОК».

Только на другой день Ина сняла с телефона Лидии черную метку. И почти сразу же получила звонок от нее.

– Если тебя еще интересует моя жизнь, – оскорбленно начала Лида, – то я у Юрки снова в черном списке.

– Так. С чего это? – не поняла Ина.

– Я вчера ему позвонила, потому что с ребятами у меня тут разные проблемы возникли. Знаешь, как трудно одной?.. Ну так вот. Я позвонила, и мы слово за слово, и как-то так с ним поругались, что он меня опять заигнорил. – Последние слова Лида произносила уже раскисшим от слез голосом.

– Так. А из-за чего поругались?

– Да буквально на пустом месте. Нет, ну я, вообще, конечно, сказала все, что о нем думаю… Но это же все правда, Ин! Почему я должна молчать? А он рассвирепел и…

– Понятно. Значит, так. Или ты хочешь с ним мириться…

– Хочу, хочу… – заверещала Лида.

– …Или хочешь высказывать все, что о нем думаешь, – жестким тоном закончила Инесса. – Ты поняла меня? Одно из двух. То и другое сразу – не получится. Ты поняла?

– Поняла.

– Короче. Я поговорю с ним, напомню, что он отец…

– Напомни, напомни! Это же надо же совесть иметь…

– Но ты должна определиться, чего хочешь точно: или чтобы он вернулся – и тогда уж придется простить и больше не поминать ему вашей ссоры; или ты не прощаешь и вы живете врозь, но вместе растите детей. И уже договариваться будем об этом, и детали все обговаривать, но семья развалится. Так. Чего ты хочешь?

– Я, конечно, хочу, чтоб вернулся, – раздумчиво отвечала Лида. – Но только как же я могу его простить, Иночка? Что же, он вот так ушел – а я даже слова не могу сказать, правды не могу сказать ему, да?

– Ты не только не должна его обвинять, но и сама должна пообещать Юре, что больше в Фейсбуке эксгибиционизмом заниматься не будешь.


Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
Поделится: