Название книги:

Пациент нестабилен

Автор:
Евгений Сидоров
Пациент нестабилен

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Март 2013 года

Один из областных центров на юге России

Он любил свое маленькое хобби – коллекцию монет. Когда он доставал альбомы, раскладывал их на журнальном столике, открывал бутылочку холодного пива (пиво было обязательным атрибутом), брал в руки увеличительное стекло и принимался любоваться своей коллекцией – он отдыхал.

Он любил свою коллекцию за то, что с ней можно было часика полтора просто посидеть и ни о чем не думать. Он любил свою коллекцию за то, что в этот еженедельный ритуал не вмешивалась его жена, наученная горьким опытом многолетней давности, когда затеяла домашний скандал именно в момент «священного ритуала разглядывания монет», тогда еще немногочисленных. И очень скоро пожалевшая об этом. Таким бешеным она своего мужа еще не видела. Он был вне себя и, казалось, готов был причинить ей вред. Потом, конечно, он извинился и попросил больше никогда не отвлекать его во время работы с коллекцией. Как смог попросил, в соответствии с текущим моментом. Она и не догадывалась, что он такие слова знает.

С тех пор жена предпочитала не трогать драгоценного супруга в моменты его наслаждения своим нумизматическим фетишем, считая это странностью. Но она готова была эту странность терпеть. Тратил он на коллекцию не бог весть какие деньги, зарабатывал хорошо. Не пил, не курил, по бабам не шлялся, по дому все делал, вон какой домик на даче отстроил. А то, что монетки собирает, – так пусть собирает. Опять же в голодный год будет что продать, чтобы выручить средства на хлеб насущный.

Еще он любил свою коллекцию за то, что она позволяла ему мотивированно просматривать сайт с бесплатными объявлениями.

Десять лет назад, когда он только переехал в этот город, он еженедельно покупал себе газету. Поначалу это было несложно. Но потом, когда он обзавелся семьей, квартирой, обстановкой, машиной и дачей, покупка газеты с бесплатными объявлениями начала вызывать у жены вопросы: «Чего ты там такого вычитываешь? Вроде у нас все есть, живем не хуже других». Лишние вопросы всегда вызывают лишние подозрения. Поэтому пришлось придумать коллекцию. Тем более, что нужное ему объявление должно было появиться в рубрике «Антиквариат». С годами у газеты появился сайт, и поиск объявления и вовсе не стал отнимать никакого труда и времени.

Появился ритуал: вечером в понедельник сесть в гостиной, разложить альбомы с монетами и под пивко на ноутбуке просмотреть новые объявления, которые появились за неделю. Допить пиво, убрать ноутбук, поцокать языком над альбомами с монетами и с обязательной фразой: «Вот умру, а ты останешься богатой женщиной» – завершить еженедельное погружение в нумизматику. Чтобы в следующий понедельник повторить. Как было все предыдущие десять лет. Как будет, возможно, и в последующие десять.

Он уже не верил, что когда-то прочтет это, предназначенное только ему, объявление о продаже монет несуществующей страны за баснословные деньги. Он уже смирился с тем, что он, как принято говорить в их кругах, «консервы». И нельзя сказать, что он был сильно расстроен таким оборотом. События предыдущего десятка лет жизни не тянули к повтору.

После получения команды на «консервацию» он сменил район проживания с северо-западных широт на южные, приморские. Раз уж было позволено выбирать, так почему бы не выбрать более мягкий и теплый морской климат?

Адаптировался достаточно быстро: южные портовые города всегда лояльно относились к новым приезжим лицам. Рост от простого слесаря в ЖЭКе до заместителя главного инженера был поступательным и эволюционным. Дополнительный доход давали полулегальные схемы распределения подрядов между организациями-контрагентами. Он бы не стал связываться с криминалом, но это выделило бы его среди других и привлекло бы абсолютно ненужное внимание, что противоречило всем канонам его профессии.

Жену он нашел все в том же ЖЭКе: стройная, но не очень симпатичная бездетная разведенка, работала сметчицей. Бурного романа у них не было, сначала съехались и стали вместе жить, потом сыграли скромную свадьбу. Родители невесты были пожилыми людьми, жили на Камчатке, поэтому родных со стороны невесты на свадьбе не было. А она и не знала, что именно отсутствие родственников в зоне досягаемости помогло ей победить в закрытом конкурсе на право быть его женой, который он скрытно проводил между ней и еще двумя ее коллегами. По понятной причине на свадьбе не было родных и со стороны жениха.

Через несколько лет после свадьбы был серьезный разговор с женой: она предлагала завести ребенка. Он чуть не дрогнул. Подсознательно он понимал, что жизнь ему доживать здесь, под южным солнцем, будучи забытым своей организацией. Да и сомнений в том, что Организация еще существует, становилось все больше и больше: если смотреть телевизор, если читать газеты, если иногда заглядывать в интернет. Соблазн был очень велик. Однако чистый и ясный мозг разведчика быстро нарисовал ему последствия такого шага. Последствия в первую очередь для ребенка, а не для него. Линия судьбы его близких была бы прямой и непрерывной. Как полет пули. Двух пуль.

Жене пришлось рассказать о том, что во время срочной службы он попал в зону отчуждения Чернобыльской АЭС, как там по недосмотру начальства они хапнули лишнюю дозу радиации. Как их заставили дать подписки о неразглашении, и потому никогда нигде, ни в каких официальных документах, этот случай не был зафиксирован. Что остались живы благодаря чуду, но врачи настоятельно рекомендовали не заводить детей.

Это очень расстроило жену. Но и обрадовало в то же время. Потому что на облучение радиацией она списала все странности, замечаемые за мужем: некоммуникабельность, нелюбовь к шумным вечеринкам, отсутствие тяги к спиртному (в отличие от всех нормальных мужиков) и особенно зависание над своими монетами в позе Терминатора, отключенного от электричества. Хорошо, когда женщина умная, – сама найдет ответы на все свои вопросы.

На этот раз новых объявлений в разделе «Антиквариат» было всего семь. Почти все продавцы за десять лет были изучены: у многих он уже что-то покупал. Кроме одного. Так-так, очень интересно:

«Современные монеты. Страна происхождения – Кабути. Номинал: 2 реала и 5 реалов. Количество единиц: 2 реала – 3 экземпляра, 5 реалов – 10 экземпляров. Сохранность – из свободного оборота. Срочная продажа. Звонить после 19:00».

Стоп!!! Да неужели?! Еще раз перечитываем. Ошибки нет? Ошибки нет. К сожалению. Позвонить по номеру телефона 252-35-10, подтвердить получение сигнала, снять девятнадцатый почтовый ящик, в котором и будут, видимо, дальнейшие инструкции.

Он на несколько секунд оцепенел. Ровно на те несколько секунд, которые ему понадобились для того, чтобы из инженера ЖЭКа снова превратиться в разведчика. Все. Началось. Точнее, кончилось. Спокойная жизнь кончилась. Срочность продажи монет не оставляла сомнений. Уснувшие, казалось, навсегда боевые инстинкты перезапустились и начали работать на полную мощность.

Запустить форматирование жесткого диска ноутбука.

– Вот умру, а ты останешься богатой женщиной, – привычно сказал он жене, вошедшей в это время в гостиную. Сказал, понимая, что для нее он уже умер, а она стала вдовой. Как когда-то давно он умер для своих родных. Но остался жить для дела. Для Организации.

– Я пойду еще пивка куплю. Сегодня очень хорошо зашло и быстро закончилось. Могу еще что-нибудь купить, если надо.

– Нет, ничего не надо, я все купила, когда с работы шла. Как же ты так не рассчитал с пивом-то? Может, не стоит больше, завтра на работу же?

– Да я маленькую, ноль тридцать три. Не знаю почему, но сегодня прям хочется. Я быстро.

Оглянуться в последний раз на место своего многолетнего пребывания и выйти на лестничную площадку. Услышать вдогонку от «жены» (теперь уже именно в кавычках):

– А ты чего ни телефон, ни кошелек не взял?

– Да у меня мелочь есть, а телефон мне не нужен. Я через пятнадцать минут вернусь.

Не вернусь. Точнее, вернусь ненадолго, но мы не увидимся.

Уехать подальше от своего спального района. В центр города. Смешаться с толпой. Сначала звонок по контрольному номеру, потом вскрытие резервного тайника, заложенного именно на такой случай: деньги, документы, оружие, специальные средства, потом снятие девятнадцатого почтового ящика, потом зачистка следов своего пребывания.

– Девушка, здравствуйте. Вы знаете, у меня такая ситуация, жену где-то в толпе потерял, ушла с моим портфелем и телефоном. Можно я с вашего один звонок сделаю? А то уже полчаса бегаю, найти ее не могу. Спасибо огромное.

Так, 252-35-10. Гудок, гудок, еще один. Отбой с той стороны после третьего гудка. Все чисто. Почтовый ящик ждет адресата.

– Что-то не отвечает. Видимо, не слышит, – удалить номер из последних набранных. Виновато улыбнуться, возвращая телефон. – Поеду домой. Там ждать буду. Уж дома точно встретимся. Я что-то должен за то, что воспользовался вашим телефоном? Нет? Спасибо огромное. А как вас зовут? Оля? Вот дочка родится – Олей назову!

Теперь за резервным тайником. Заброшенное садовое товарищество недалеко от города. На автобусе семь остановок. Дальше пешком. Четвертый участок с северной стороны. Ориентир – рогатый столб и остатки когда-то стоявшего здесь шлагбаума. Развалины фундамента под вагончиком, рядом, бывший когда-то навозной кучей, заросший травой пригорок. Пройти мимо. Осмотреться, не скрываясь. Ты же ищешь местечко, чтобы оправить свои естественные потребности. Да, не совсем этично и культурно, но куда деваться. Против природы не попрешь. На горизонте чисто. Скорее всего, за ближайшие три-четыре года он оказался единственным человеком, который свернул с тропинки между остановкой и новым коттеджным поселком. Забежать за пригорок, на ходу расстегивая штаны, присесть. Еще раз осмотреться и отодвинуть третий с краю кирпич в фундаментной кладке. Пошел, хоть с трудом, но с места сдвинулся. Так, вытаскиваем кофр, отключаем самоликвидатор. Открываем. Деньги и паспорт, несколько зарегистрированных на разных неизвестных лиц сотовых телефонов. Остальное пока не нужно. Так, кто он теперь? Снегирев Сергей Александрович. Приятно познакомиться.

 

Взвести самоликвидатор. Спрятать сумку на место, установить кирпич так, как был. Все? Все. Завершить физиологический процесс и вернуться на остановку. Несмотря на то, что уже было темно и его никто не мог видеть, он все равно отыграл так, как будто действительно искал и нашел место, чтобы справить нужду.

Почтовый ящик номер девятнадцать представлял собой большой светодиодный экран на стене одного из городских торговых центров. Информацией был ролик, который выйдет ровно в 22:00 того дня, когда подтверждающий звонок поступит на контрольный номер.

Время! Что там у нас? Какая-то имиджевая реклама сети швейных мастерских «Мария». Никаких номеров телефонов, только адрес в Ростове, видимо, для тех, кто заинтересовался услугами этих мастерских. Адрес? Очень интересно. Неужели после стольких лет тишины Организация готова засветить перед ним своего работника? Такие контакты в их работе всегда были редкостью и случались только в экстраординарных случаях. Хотя… во-первых, прошло десять лет. Могли поменяться методы работы. Что маловероятно. Во-вторых, «распечатка консервов» – это и есть экстраординарный случай. Они не только должны убедиться в твоих способностях и преданности, но и показать тебе живого человека, чтобы ты не думал, что Организация состоит только из тебя одного и что какой-нибудь искусственный интеллект дает одному ему понятные команды и задания. Засвечивая коллегу (а может, просто нанятого статиста), Организация дает понять, что ничего не поменялось, что она жива. Вот перед тобой сидит ее представитель. Все как прежде. Работаем дальше.

Как по нему, так второй вывод был очень близок к истине.

Едем в Ростов. Четыре сотни километров. Как раз ночь в пути. Поедем на своем транспорте. Тут понятно. Осталось последнее дельце в ставшем почти родном городе. Зачистка. По мягкому варианту. Если получится, то никто не пострадает.

С момента выхода из дома прошло три часа. «Жена» уже, наверное, начала его искать. В полицию она сразу не пойдет. Пока, вероятно, обзванивает знакомых и друзей. Близлежащие магазины, дворы и закоулки точно уже обежала. Подождать еще часик, чтобы напряжение возросло. Ближе к полуночи занять наблюдательную позицию, с которой видны окна его бывшей квартиры и выход из подъезда. После полуночи позвонить по специальному номеру на пульт «112», сообщить специальный, ежедневно сменяемый пароль, представиться следователем, рассказать, что в Зареченский морг поступил труп с документами на имя Моргунова Николая Станиславовича, и попросить найти и пригласить на опознание гражданку Моргунову. Это важно. Чтобы звонили люди с незнакомым голосом. Она должна им поверить и уехать из квартиры. Иначе мягкого варианта зачистки не получится.

Через пятнадцать минут к дому подъехало такси, и «жена» уехала. Дальше все просто: попасть в квартиру, оценить обстановку. Продумать правдоподобный сценарий. Приступить к реализации.

Выписка из протокола осмотра места происшествия:

«Возгорание предположительно произошло в результате короткого замыкания ноутбука марки…

Распространение пожара ускорилось вследствие воспламенения и взрыва стеклянных сосудов, предположительно со спиртным, находящихся в баре. Мебель и предметы декора, изготовленные из горючего материала и не прошедшие огнезащитную обработку, спровоцировали распространение пламени по всей площади квартиры. Квартира выгорела полностью.

Пострадавшие от отравления продуктами горения госпитализированы, утром переведены под амбулаторное наблюдение…»

Ну не мог он оставить свои отпечатки в квартире, в которой жил столько лет. Квартира была застрахована, на счете в банке у них с «женой» хранились средства еще на одну квартиру. Так что угрызений совести он не чувствовал. А если бы она знала, что могло произойти в случае, если бы пришла команда на тотальную зачистку…

Все, страница перевернута. Ушел.

Прощай, теплый морской город, вряд ли теперь свидимся. Поехали вперед. Навстречу неизвестному. Почему так напряглось то место, на котором сидят?

Глава 1

Февраль 2013 года

Москва, Кремль

Протокол заседания Совета Безопасности РФ

– Что у нас по линии СНГ? МИД, разведка, Безопасность, Минобороны?

– По данным, подтвержденным всеми силовыми министерствами и ведомствами, наибольшую озабоченность вызывает Украина. На ее территории многократно активизировалась деятельность иностранных спецслужб, дипломатического корпуса, некоммерческих организаций, финансируемых из-за рубежа, религиозных организаций. Задействованы колоссальные людские и финансовые ресурсы. Пожалуй, впервые мы сталкиваемся с таким массированным воздействием.

– Каков общий вектор воздействия?

– Дело в том, что общий вектор воздействия не прослеживается. Точнее, воздействие тотальное: экономика, СМИ, армия, парламент, правительство, органы муниципальной власти, интернет, образование – даже дошкольное. Если кратко, то кто-то берет под контроль целую страну. Нельзя утверждать, что до настоящего времени это было независимое суверенное государство, но сейчас вмешательство настолько глобальное, что вызывает массу вопросов и предположений. Через некоторое время официальная власть не сможет руководить страной. Рулевой будет далеко. За океаном.

– Президент Украины информирован об этой ситуации?

– Дело в том, что органы безопасности тоже подверглись заметному влиянию извне. Та информация, которую получает президент, тщательно скорректирована и не отражает глубины проблемы. Любые наши попытки донести информацию встречают мощное противодействие: наши каналы передачи данных блокируются, источники дискредитируются. Если только на вашем уровне попробовать…

– Попробую. Что у нас в целом по этой стране? Может, оставить как есть и не вмешиваться? А уже по результатам настраивать взаимодействие с новой Администрацией? Или с Дядей Сэмом?

– Украина будет необходима нам еще как минимум шесть лет. И это только по газу. Перехват европейского транзита, видимо, и есть основная причина, повлекшая указанные события.

Если упустим эту страну, следующими будут другие страны-союзники как на Западе, так и на Востоке, а потом уже и наши окраины полыхнут. Только-только Кавказ потушили.

– Да знаю я все это, – слегка раздраженно ответил Президент. – Думал, может, какие идеи у вас есть. В плане оказания противодействия.

– Идеи есть. Всякие. Но скрыть свою причастность к вмешательству в суверенные дела страны мы не сможем. Будет жесткий ответ, и международным правом не прикрыться. Военного удара не будет. Будет удар по экономике. Экономика не выдержит.

– Хорошо, подготовьте мне аналитику и в ближайшее время организуйте телефонный разговор с президентом Украины. Будем выпрашивать шесть лет.

* * *

Март 2013 года

Вашингтон, округ Колумбия

Стенограмма рабочей встречи президента США с директором ЦРУ

Директор ЦРУ: Господин президент, по нашим данным, между президентами России и Украины состоялся приватный разговор, в котором обсуждалась внутренняя ситуация обеих стран. Русские поделились своими выводами из анализа нашего присутствия в этой стране. Президент Украины пришел в ярость и немедленно сместил руководителей своей службы охраны. Высших должностных лиц органов госбезопасности, прокуратуры и полиции он так легко, без согласования с парламентом, заменить не может. Однако мы уже начали ощущать противодействие некоторым своим инициативам. В Администрации Президента появилось большое количество русских советников.

Президент: Сколько времени нам потребуется до завершения операции? Можем ли мы приступить к активной фазе раньше, чем планировали?

Директор ЦРУ: Активная часть операции планировалась на время проведения президентских выборов. Базовый сценарий: недовольство народных масс результатами плебисцита. Как в 2004 году. Но это крайние меры. Анализ мероприятий, проводимых нами в настоящее время, показывает: ко дню, назначенному для проведения выборов, абсолютно все кандидаты будут антироссийскими. Даже действующий президент – несмотря на то, что сейчас попал под влияние своего российского коллеги. Это лишь вопрос времени.

Президент: Будем ускоряться. Необходимо в кратчайшие сроки создать помехи России, подготовить легенду для президента Украины и пообещать ему какую-нибудь «морковку»: кредиты МВФ, безвизовый режим, вступление в Евросоюз. Без разницы. Обещайте и тяните время. И ускоряемся. Не хватало еще, чтобы русский медведь вмешался в наши планы. Необходимо отвлечь его внутренними проблемами. Сделайте так, чтобы что-нибудь внезапно «полыхнуло» на Кавказе, например в Чечне.

Директор ЦРУ: Да, сэр.

Март 2013 года

Москва, Кремль

– Американцы повышают ставки. Сам президент США вышел на нашего соседа. Предлагают начать процедуру вступления Украины в ЕЭС, кредиты МВФ и безвизовый режим.

– Дрогнет?

– Конечно. Это больше, чем можем предложить мы.

– Хорошо. Спасибо. Я обдумаю, как нам следует поступить. Не сегодня. Подготовьте мне полную аналитическую справку со всеми данными к завтрашнему вечеру.

* * *

03 апреля 2013 года

«Российская газета»

…Горит один из небоскребов комплекса «Грозный-Сити» – стосорокапятиметровая башня «Олимп». Она является самым высотным жилым зданием в стране за пределами столицы. «Грозный-Сити» – комплекс многоэтажных объектов, расположенный в центре Грозного на берегу реки Сунжа. Общая площадь комплекса – четыре с половиной гектара. Он включает в себя семь высотных сооружений – жилые дома, гостиницу, деловой центр.

* * *

03 апреля 2013 года

Лэнгли, штаб-квартира ЦРУ

Внеплановая встреча директора ЦРУ и руководителя сектора Восточной Европы и России

– Николсон, у вас там что, идиоты работают? Вы их не под стать себе подбираете, случайно?! Когда я говорил о том, что в Чечне должно что-то полыхнуть, я использовал фигуральное выражение. Я даже не предполагал, что меня можно настолько неправильно понять! Агента, ответственного за операцию, отозвать! Ответственного за кавказское направление уволить к чертовой матери, без содержания! Небоскреб они подожгли, мать вашу!

Глава 2

Март 2013 года

Москва, Государственная резиденция «Ново-Огарево»

– К вам Посредник.

– Хорошо, пусть зайдет, – Первого каждый раз коробило от этого титула. Как и от всей этой Организации, где работают все эти безымянные и бесконтрольные Посредники, Кураторы, Резиденты и прочие непонятные и неизвестные люди. Именно поэтому он старался не обращаться к ним вообще. За третий президентский срок всех контактов можно было насчитать не более двух десятков. Не любил Первый Организацию. Но сегодня без нее было не обойтись.

Встал, заставил себя дружелюбно улыбнуться, протянул руку:

– Здравствуйте, сколько лет, сколько зим! Как поживаете?

– Добрый день! Четыре года, два месяца и три дня. Поживаем нормально.

Какие они точные и конкретные, без чинопочитания и попыток лебезить. Не то чтобы Первому нравилось, когда перед ним все заискивают. Но вот как-то привык, что ли. И любое отклонение от привычного поведения окружающих почему-то стало вызывать раздражение. Но сейчас раздражаться нельзя.

Откинув радушие, перешел на деловой тон.

– Мне нужна помощь Организации, которую вы представляете.

Посредник промолчал в ответ.

– Дело очень деликатного и конфиденциального характера. В интересах безопасности страны, разумеется.

Посредник пожал плечами, продолжая молча слушать.

– Мне нужны гарантии, что поставленная задача будет известна минимальному кругу лиц, – продолжил Первый.

– О целях операции будем знать только я и непосредственный исполнитель. Более узкого круга лиц, допущенных к информации, предложить не могу. При любой конструкции все равно получится цепочка из двух человек.

– Хорошо. Оставим вас и непосредственного исполнителя.

Посредник молча кивнул.

– Дело в том, что в последнее время на территории Украины наши специальные и дипломатические службы фиксируют беспрецедентную активность западных спецслужб. По прогнозам наших аналитиков, не более чем через пару-тройку лет наш сосед превратится в русофобское государство, элиты которого лягут под Запад и будут агрессивно обрывать все связи с нашей страной, перепрограммируя население на западный и, что более важно, враждебный нам вектор развития. Мы рискуем получить нового члена НАТО прямо у себя под боком. Мне нужно, чтобы ваша Организация на месте разобралась в ситуации и предприняла любые, подчеркиваю, любые меры к возвращению ситуации в более оптимальное для нашей страны русло.

 

– Наша Организация не занимается проведением операций за пределами страны. Для этого у государства существуют другие инструменты: дипломатический корпус, внешняя разведка, военная разведка, – начал отвечать Посредник, однако Первый раздраженно перебил его, повысив голос.

– Да я и без вас знаю, какие у государства есть инструменты, и как ими пользоваться. Не надо думать, что никто ничем не занят и только и ждут, когда вы придете и поможете нам, убогим! Другие инструменты, как вы выразились, оказываются в меньшей мере эффективными, потому что публичны. На них направлено все противодействие большого количества врагов, они скоро шагу ступить не смогут, их обложили, как стаю волков. Их усилия не приносят никакого результата. Ситуация очень серьезная, понимаете?! А вот о вас, о вашей Организации, не знает никто. Вас не будут ждать и не будут ловить. Нельзя ловить того, о ком не знаешь. Вы можете повлиять на ситуацию, вырвавшись «за флажки», именно потому, что противники затравили дипломатов, разведчиков, чекистов, а в это время остальной простор свободен.

«Дело говорит Первый», – подумал Посредник.

– В конце концов, – все больше распалялся Первый, – кто является руководителем вашей Организации?

– Наша Организация подчиняется президенту страны.

– А президент я! Поэтому я вам приказываю обеспечить информирование вашего руководителя, то есть меня, и доложить о своих выводах из анализа ситуации, а также предпринять все меры, о которых я даже не хочу знать, для нормализации обстановки. Приказ ясен?

– Ясен, – не по-военному просто ответил Посредник.

– А раз ясен, так идите и выполняйте. И сделайте так, чтобы нам не пришлось использовать армию, чтобы ваша Организация могла свободно работать на территории своей страны, теперь уже бывшей Украины. Потому что у нас другого варианта просто не останется. Я вас больше не задерживаю.

Глава 3

Указанный адрес, как ни странно, оказался средней руки бизнес-центром, где сотни предпринимателей арендуют офисы в надежде переехать, когда бизнес разрастется. Но годы идут, бизнес не растет, место становится привычным. Так и сидят в этом «улье».

На двери офиса 305 висело объявление о том, что сегодня нерабочий день. Приходите завтра. Он открыл дверь своим, особенным ключом, который мог бы открыть любую в стране дверь, если бы за ней Организация назначила встречу.

Войдя внутрь, он увидел типичного офисного клерка: среднего роста, среднего возраста, с блеклой внешностью, в типичной офисной одежде – белой рубашке, черных брюках. Очки в дешевой оправе. Ошибся дверью, подумал он. Однако нет, не ошибся. Это был Курьер.

– Приехал?

– Приехал.

– Удивлен месту?

– Есть немного.

– Это помещение полностью безопасно. Соседей нет. Камеры на этаже не работают.

Резидент пожал плечами. Курьер продолжил:

– Как ушел?

– Чисто.

– Хорошо. Я тоже чисто ушел.

Ах, даже так?! Одной этой фразой Курьер сказал очень много: он тоже, оказывается, «консервы». И его тоже сорвали с устоявшегося места. Причем недавно, раз делает на этом акцент. И он не простой курьер, а, похоже, Резидент, исполняющий роль курьера. Раз имеет право делиться такой информацией. Видать, что-то серьезное затевается, раз Организация собирает под свои знамена всех резервистов.

– Тебе надо принять новый регион. Вся информация здесь, – Курьер достал из ящика стола планшет. – Пароль ты знаешь. Он совпадает с твоим предпоследним позывным для шифра. Что внутри, я не знаю. Какой регион, я не знаю. Моя задача – технические моменты и мероприятия обеспечения, если потребуются, – продолжил он, отвечая на незаданный вопрос.

В принципе, в этом вся Организация. Меньше знаешь – крепче спишь, а главное, меньше вероятности, что предашь своих товарищей, выложив информацию под пытками врага, если угодишь в его лапы.

Интересное получается дельце. Куратор, получается, и не совсем Куратор. Больше на курьера похож. Ему даже нельзя знать, что за регион отдают Резиденту. Значит, в том регионе курировать он его не будет. Интересное кино. Ладно. Сейчас посмотрим. Сейчас все станет ясно и понятно.

Однако ясно и понятно не стало. Стало совсем не ясно и совсем не понятно.

– Здесь не может быть ошибки? – на всякий случай спросил, хотя и знал ответ.

– Нет, ошибки нет. Меня предупредили о возможной такой твоей реакции.

«Понятно, они и реакцию предвидели! Да, твою мать, какая может быть реакция, если после десятилетнего отпуска тебя назначают Резидентом на территорию Украины! Да, государства русскоязычного в основном, да, близкого и духовно, и ментально. Но иностранного. Наша контора не работает за рубежом!»

– Кому я могу задать вопрос для уточнения задания?

– Никому. Приступай к исполнению в меру своего понимания. Принимай регион, легализуйся, организовывай каналы связи. Какая помощь требуется от меня в тех рамках, что я обозначил ранее?

– Пока не знаю. После изучения всех материалов мне надо пару дней на подготовку. Планшет ты мне с собой не отдашь?

– Не отдам.

– Тогда сейчас просто изучаю, а по поводу требуемой помощи свяжусь с тобой потом.

– Договорились. Там в конце есть способы связи со мной.

– Запомню. Сколько у меня есть времени на изучение материалов?

– Сколько тебе надо. Здесь офисы работают круглосуточно.

Ну, тогда почитаем. Очень много интересной и полезной информации.

Глава 4

У вас когда-нибудь была такая ситуация в жизни, когда надо было сделать два логически противоречащих друг другу действия одновременно? Примерно, как пожарить яичницу на куске льда вместо плиты. Или перейти дорогу на красный, не нарушая правила. Или взять в жены девственницу с тремя детьми.

Скажете, невозможно? Это вы у нас в Организации не служили. Для нее ставить такие задачи подчиненным – привычное дело. Можно сказать, обыденное.

Всего и делов-то: приехать в чужую страну, вникнуть во все процессы, влияющую на политическую ситуацию, обеспечить себе возможность на них влиять, что означает иметь рычаги воздействия на все стороны, гарантировать направление всех сил в одном, нужном только тебе русле, но при этом оставаться невидимым и неизвестным никому, сохраняя тайну. Вам слабо? И ему слабо. На первый взгляд. И на второй. Да и на третий тоже. Хорошо, что можно несколько раз «посмотреть». Только недолго. В материалах, переданных Куратором на планшете, был четкий приказ – максимально быстро приступить к выполнению задания. По сути, все идеи, которые могут прийти в голову, должны приходить уже на ходу, в процессе.

Задача проста: взять под контроль регион, иметь возможность влиять на все процессы, в нем происходящие, либо инициировать такие процессы самому, достигая задуманного результата. В чужой стране.

А что говорит оперативная наука? А она говорит, что большую проблему надо разделить на много маленьких. И каждую маленькую проблему решать отдельно. Одну за другой. Или параллельно. Неважно. Главное – уменьшать пропорцию между количеством нерешенных и решенных проблем.

И в одно прекрасное мгновение количество перейдет в качество.

Для начала надо появиться в поле зрения всех будущих союзников, противников и прочих, поэтому заведем себе блог.

Станем в своем блоге клеймить позором действующую власть. Российскую пока. Но и соседей не забывать, приводя в пример их страну как средоточие всей демократии на постсоветском пространстве. При хорошем продвижении за месяц можно вывести свой блог в топы всех соцсетей. Продвижением займутся специальные ребята, которые берут очень дорого, но обеспечивают результат. Которых ни разу не смогли обвинить в накрутке просмотров и лайков. Которые, если потребуется, могут раскрутить в Сети любого идиота, – и его выберут американским президентом. Шутка. А может, и не шутка. Просто пока не требовалось.

Но простая популярность мало что дает. Популярность – не равно сторонники. Сторонники появляются, только если есть конфликт с кем-то. Противники твоего противника становятся твоими сторонниками. Надо поискать, у кого в российском сегменте блогосферы больше всего противников: на ком уже обломали свои зубы блогеры-разоблачители, получив в ответ иски, уголовные дела и дизлайки. Нападки на какую фигуру обходятся дороже всего с точки зрения комфорта в жизни? Только удачное нападение на такого влиятельного противника поможет собрать под свои знамена сторонников. В случае неудачи они тебя же и добьют.


Издательство:
Автор
Поделиться: