Название книги:

Танцуй в огне

Автор:
Розалинда Шторм
Танцуй в огне

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава третья

Луи Нарвано

 Из кабинета отца Луи вышел злой, аки сам Темный. Столько сдерживался, терпел, держался, пока старик распинался перед этой… этой, и на тебе, выгнали как мальчишку. Кстати, как ее там? Айя Майлини. Ну и имечко. По нему сразу понятно, что перед тобой простолюдинка, волей Безымянного попавшая в семью аристократов. А ее манеры? Бесстыдно пялилась на него, хоть бы глаза опустила или покраснела. Темнова девка! А все отец со своей блажью. Решил, понимаешь ли, род Нарвано возрождать, да возвышать. Вот и возрождал бы, а ему жить не мешал.

– Луи-и-и…ммм… милый…

Нарвано-младший на миг замер, а потом без промедления пошел на шепот. Такой томный, будоражащий и знакомый шепот. По нему он моментально узнал ту, кто скрашивала его ночи. Нет, не так, скрашивала его существование, волей отца превратившего дом в чертоги Темного.

– Бесценный, – мурлыкнул голос. – Иди ко мне?

Женский смех колокольчиками прокатился по коридору, уводя Луи все дальше от кабинета. Вначале вправо по узкому проходу, а после и вверх по лестнице до самой платформы, откуда открывался чудесный вид на город. Впрочем, Луи сейчас было не до любования, от предвкушения ныло в паху, а во рту стало сухо, как в пустыне. Только одно, вернее, одна могла унять его жажду.

– Луи, – голос шел из ниши, прячущейся за колоннами.

Нишу скрывала дверь, превращая пространство внутри в малюсенькую, но очень уютную комнату с единственным предметом мебели – постелью во всю ширину. Луи давно уже присмотрел это место, а после и оборудовал втайне от отца и слуг. Как он изощрялся и вспоминать не хотелось, главное, теперь у них имелось свое любовное гнездышко.

– Луи, ну где же ты?

Она возлежала на постели, призывно тянула к нему руки, улыбалась, хотя глаза блестели от непролитых слез. И из-за этих слез Луи был готов сразиться с самим Темным.

– Здесь, моя радость.

Одним движением он скинул сапоги и рухнул в объятья мягких перин и нежных рук. Зарылся пальцами в волосы, пахнувшие горными цветами, и, наконец, ощутил вкус губ любимой.

– Луи-и-и, – простонала она протяжно. – Луи-и-и…

Поцелуи становились все жарче, а объятия крепче. Луи с трудом сдерживался, чтобы не сорвать с женщины платье. Он оголял кожу постепенно, добираясь до самого вкусного медленно, распаляя партнершу. Ее стоны были сравнимы с песнопениями в храме, но будили в нем далеко не благочестие.

Но вдруг стоны прекратились.

– Скажи, ты видел ее, Луи? – спросила любимая. – Ты видел свою будущую жену?

Вначале Нарвано-младший не понял вопроса. Кукую такую будущую жену? Женщина, которую он представлял в этой роли, сейчас лежала под ним.

– Ответь, Луи.

С трудом вырвавшись из чувственного дурмана, туманившего голову, он проговорил:

– Видел, но не будем об этом, дорогая. Только не сейчас.

И с еще большим рвением Луи принялся ласкать податливое тело.

– И какая она, будущая леди Нарвано? Красивая? Красивее меня? Скажи? Только не обманывай, прошу…

Тело под его губами внезапно заледенело, замерзло. От него больше не шли волны страсти, любимая женщина превратилась в каменное изваяние. Луи испугался.

– Что ты, глупышка моя, – он начал судорожно целовать ее лицо: глаза, губы, щеки, нос. Везде, где мог достать.

– Она страшна, как самый темный грех Темного. Тусклая, наглая деревенщина. Толстая корова, нужная лишь для того чтобы отец отстал от меня. Отстал от нас. Ты веришь мне, моя яркая птичка?

– Верю, – в голосе его ненаглядной слышалась горесть. – Но мне так печально, Луи. Так больно…

Из глаз женщины все-таки потекли слезы. И Нарвано-младший собрал каждую губами, испил, как божественный нектар.

– Потерпи, любимая, – шептал он жарко. – Как только отец сделает то, что обещал, я избавлюсь от этой коровы. Избавлюсь раз и навсегда. Верь мне, драгоценная моя. Верь.

– Верю, ненаглядный, – всхлипнула она.

После всхлипы превратились в стоны. Любимая извивалась под ним, отдаваясь со всей страстью. И он с благоговением брал ее желание, увеличивал его, вознося женщину на пик наслаждения.

А потом, когда они сумели утолить свои желания, бесценная ушла, напоследок сказав лишь одну фразу:

– Прости, Луи, но я не могу делить тебя с другой. Будь счастлив, дорогой. И я буду счастлива, видя это.

Она исчезла, а Нарвано-младший понял, как близок к тому, чтобы собственноручно задушить навязанную отцом невесту. Но нельзя. Нужно успокоиться и четко следовать плану. Тогда его яркая птичка будет снова плакать в руках, но на этот раз лишь от восторга.

Айя Майлини

С гудящей головой я вышла в коридор. Вот только там меня никто не ждал. Огляделась, прошла чуть дальше, вернулась к кабинету. Хотела даже постучаться, чтобы спросить о провожатом, но так и не рискнула. Граф Нарвано больше не производил впечатления радушного хозяина, лишний раз его тревожить не хотелось.

– И не надо, – шепнула в воздух. – Сама справлюсь.

Замок, будто вымер. Куда-то девались вездесущие слуги, пропали помощники и приспешники графа и его сынка. Я преодолела коридор, спустилась по той же лестнице, по которой поднималась прежде. Набрела на зал, уставленный старинными доспехами и обвешанный оружием. Поглазела на образцы и пошла дальше.

За оружейным залом был очередной темный узкий и ужасно холодный коридор. Как хорошо, что не решилась оставить накидку внизу, иначе давно уже промерзла до костей. Вскоре стало казаться, что я потерялась, и никто, и никогда не найдет меня в этом царстве лютого холода. Каблучки туфелек стучали о каменный пол, эхом отдаваясь от стен, пар шел изо рта, ткань платья шуршала, будто гремучая змея. Но вот в конце показался свет, потянуло запахом готовившейся еды. Я обрадовалась и поспешила к людям. Едва завернула за угол, как попала в чьи-то объятья.

– Спаси, Всесветлая! – ахнули над ухом. – Неужто сама Призрачная Дева попала ко мне в руки.

Не успев испугаться, я встрепенулась и попыталась выбраться, но не тут-то было. Неизвестный держал крепко.

– Отпустите, иначе закричу, – сказала рассержено.

– Простите, леди. Не признал в темноте, – объятья тут же разжались.

Я отскочила от незнакомца на несколько шагов и только тогда взглянула на него. Мужчина был одновременно похож и не похож на Луи. Те же темные пронзительные глаза и волевой подбородок, только на щеке от улыбки появлялась ямочка, да волосы оказались темнее. И еще голос: звучный, мелодичный баритон, от которого волоски на руках вставали дыбом.

– Барон Ольдо Нарвано, – представился незнакомец и церемониально склонил голову.

– Айя Майлини, – пискнула я. – Леди Айя Майлини.

Ну а что, раз уж дочь барона, могу ведь по праву именоваться леди.

– Приятно познакомиться, леди, – на руке запечатлели поцелуй, отчего я покрылась румянцем стеснения.

– Ни разу не видел столь очаровательную гостью у дядюшки? Вы, наверное…

– Я невеста виконта Нарвано, – поспешила сообщить, как и спрятать руки за спину. – Прибыла только сегодня.

Наверное, тень, мелькнувшая на благородном лице Ольдо, мне только показалась, потому, как барон тут же одарил меня улыбкой. Ни снисходительной, как граф, ни вызывающе откровенной как его сын, кузен жениха улыбался открыто и добродушно. Я даже на миг пожалела, что так поспешно вытащила ладонь из его пальцев. Впрочем, сразу же одернула себя, не дело это заглядываться на родственника будущего мужа.

– Барон, – опустила глаза к полу. – Понимаете, я…

И замялась, не зная, как объяснить Ольдо тот факт, что меня, в общем-то, бросили на произвол судьбы. Однако новый знакомец без объяснений пришел на выручку.

– Понимаю, вы гуляли и немного заблудились?

Я судорожно кивнула.

– Что и немудрено. В здешних коридорах и я хорошо так поблуждал в детстве.

Ольдо рассмеялся. Я подозрительно глянула на него исподлобья, но насмешки не увидела. Взгляд барона блуждал, скорей всего, он просто вспомнил один из забавных случаев из своего детства. Впрочем, предавался воспоминаниям он недолго.

– Что ж, леди, вы позволите вас проводить? Я как раз шел на встречу с дядей, уверен, нам будет по пути, – он галантно предложил руку.

Я мучительно долго соображала, но все же решила помощь принять. А вдруг в этих коридорах никого больше не встречу? Так и буду блуждать, пока по-настоящему не превращусь в Призрачную Деву.

От барона шло приятное тепло, я согрелась и стала вновь с интересом смотреть по сторонам. Так, не торопясь, мы вновь преодолели зал с оружием и свернули в один из побочных коридоров, который я не заметила, когда шла одна. После спустились на два пролета вниз и выбрались на центральную галерею. По галерее сновали слуги, горели магические светильники и, главное, здесь было тепло.

– Леди, вы сориентировались? Узнали место? – спросил Ольдо.

Я неопределенно пожала плечами.

– В каких покоях вас поселили?

И на этот вопрос у меня не было ответа.

– Понятно, – кивнул сам себе барон. – Будьте добры, леди Айя, отдохните вот здесь.

Он довел меня до небольшой комнаты, уставленной креслами и мягкими диванчиками, и со всей осторожностью усадил в одно из кресел. Я тут же утонула в его приятной мягкости.

– Никуда не уходите, леди. Я скоро.

А после развернулся и унесся в неизвестном направлении. Некоторое время я беспокойно ерзала, выглядывала барона в проеме двери, в нетерпении кусая губы. Затем нервничать и переживать мне надоело. Смысл волноваться, когда так вкусно пахло ягодными пирожками, а в кресле было удобно и тепло. Я облокотилась на спинку и закрыла глаза, обещая самой себе, что ни за что не усну, отдохну, и только. Да не сумела, поддалась зову сна и, убаюканная голосами слуг, уснула.

– Леди, – кто-то аккуратно дотронулся до руки. – Леди Айя.

Просыпаться категорически не хотелось. Во сне никто не принуждал меня к браку, не унижал и не обижал. Я бегала с сестрой по васильковому полю и была невероятно счастлива.

 

– Леди.

Некто осмелел и прикоснулся к лицу. Провел пальцами от подбородка до виска, огладил волосы, чуть сжал плечо.

– Леди, вам нужно просыпаться.

– Уйдите, не мешайте, – простонала я, сбрасывая чужую руку. – Приходите позже.

– Хорошо, леди, – в смутно знакомом голосе послышался смешок. – Раз вы не можете проснуться, мне придется нести вас до комнаты на руках.

В одурманенном сном мозгу началась работа. Извилины со скрипом зашевелились, и мне, наконец, удалось открыть глаза.

Рядом стоял барон, смотрел на меня и улыбался.

Помоги Всесветлая! Я едва не опозорилась. Сколько было бы разговоров у слуг, видевших как в первый же день невесту одного брата, тащил на руках другой брат.

– Пришли в себя? – спросил он.

Кивнула, вновь ощущая, как покраснели щеки.

– Что ж, могу сообщить вам, леди, хорошую весть. Мне все-таки удалось узнать, где вас разместили: в сиреневой гостевой. И знайте, это было невероятно сложно.

Он вновь улыбнулся, я ответила. Не ответить было просто невозможно. Ольдо весьма располагал к взаимности.

– Я в неисполнимом долгу перед вами, барон, – сказала хрипловатым ото сна голосом. – Прошу вас о последней услуге.

– Ради вас, что угодно, госпожа, – Ольдо вновь приложился к ручке.

– Без вас я не сумею отыскать сиреневую гостиную и опять заплутаю в здешних коридорах, – чувствуя себя донельзя глупо, объяснила я. – А слуги здесь имеют свойство пропадать в самый неподходящий момент.

Барон буквально расцвел и с жаром принялся убеждать, что моя просьба – сущий пустяк. Помог подняться и снова предложил руку. Я то краснела, то бледнела, но за его локоть держалась крепко. Оказалось, покои располагались на том же этаже, только в правом крыле. Мне и нужно было, что пройти прямо до самого конца коридора. Там возле двери топталась служанка, мое появление она встретила с криками радости.

– Вот мы и на месте, – в голосе Ольдо я услышала печаль. – Я выполнил свой долг, теперь невесте моего кузена ничего не угрожает.

Напоминание о женихе моментально испортило настроение, я натянуто улыбнулась и поспешила расстаться с бароном. Тот не удерживал, лишь пожелал удачного дня, да взглянул на меня тоскливо. Тоску во взгляде Ольдо я списала на свое разыгравшееся воображение.

Глава четвертая

Айя Майлини

Вещи прибыли в комнату раньше меня и уже были разложены расторопной служанкой. В том числе и платье: роскошное, но нелюбимое. Лежало подготовленным на кровати, поджидало своего часа. В нем я казалась себе неживой, кукольной, ненастоящей, фарфоровой статуэткой из отцовской коллекции.

– Простите, леди, – служанка была не только расторопна, но и умна. Вмиг заметила недовольство, хотя я только и позволила себе, что чуть поморщиться. – Его сиятельство велел подготовить вас к ужину. Я имела смелость подобрать платье. Времени-то осталось всего ничего, а еще лекарь, когда же вам все успеть.

– Я понимаю…эм…

– Виви, леди, – подсказала служанка – юная симпатичная мисс, возраста моей сестры.

– Виви… хороший выбор. Спасибо тебе.

Девчушка вспыхнула от похвалы, но тут же сделала вид серьезный, донельзя деловой.

– Вы не переживайте, леди, мы все успеем. Вы будете самой очаровательной на ужине, самой яркой и красивой.

Я только головой покачала, девчонка ойкнула и прикусила говорливый язычок. Впрочем, ее хватило ненадолго, спустя полчаса она уже вовсю болтала. Но дело свое Виви знала хорошо, к приходу лекаря я успела не только принять ванну и перекусить, но даже осмотреться.

Почему сиреневая гостевая называлась сиреневой, так и не поняла. В оформлении комнат этот цвет не использовался, букетиков сирени я тоже не видела. Виви на вопрос только пожала плечами. Ее подобное никогда не интересовало, да и служила в замке она совсем недавно, с месяц не более. Впрочем, а не все ли равно, как сказала Виви, после свадьбы мне придется занять покои, специально приготовленные для супруги виконта Нарвано.

 Лекаря – тучного лысого мужчину лет пятидесяти – я встретила в халате и с мокрыми волосами. Тому, правда, до моего внешнего вида дела не было, его волновал только один вопрос: сможет ли будущая виконтесса родить мужу детей и желательно побольше? Он был готов начать осмотр прямо на пороге, заявив властным голосом:

– Ну-с, раздевайтесь, милочка.

Я опешила. Беспомощно оглянулась на Виви, та виновато пожала плечами. Я снова взглянула на лекаря.

– Леди, мне нужно звать вашего жениха, чтобы он помог вам с халатом? – он возмущенно поднял брови. – Меня, знаете ли, еще граф ожидает. Его сиятельство, надо полагать, огромным терпением не отличается.

– Урус-Урус, опять шумите, милейший?

В приоткрытую дверь вплыла миниатюрная женщина чуть старше меня, в руках она держала объемный кожаный саквояж. Вошедшая бросила на лекаря насмешливый взгляд и, поправив выбившуюся прядку каштанового цвета, томно произнесла:

– Совсем напугали девочку, Урус. Вам с таким рвением только стражников в лазарете обихаживать. Мы, женщины – существа нежные.

– Нежные они, – забубнил лекарь. – Время у меня, а вам нежности подавай.

– Вот и шли бы вы к его сиятельству, Урус, мы с леди Майлини сами справимся.

И, повернувшись ко мне, заговорщически подмигнула:

– Как вы думаете, леди?

– Конечно-конечно, – я была готова ухватиться за любую возможность выдворить грубияна прочь из комнаты.

Лекарь пробубнил-пробубнил да все-таки ушел, пообещав вернуться. Незнакомка обвела взглядом комнату, остановилась на служанке.

– Так, Виви, брысь отсюда, – приказала она. – Сию же секунду. Вернешься, когда позову.

– Как скажете, мисс Клотильда, – пискнула девчонка и в мгновение ока исчезла.

Затем дама хорошенько затворила дверь и снова повернулась ко мне. Хитро прищурилась и сказала:

– А вы хорошенькая, леди Майлини.

– Да? – я даже немного напугалась такого напора. – Благодарю.

– Ой, что это я, – спохватилась Клотильда. – Позвольте представиться, мисс Клотильда Ревенс, ваша компаньонка, а по совместительству, лекарь женской половины семьи Нарвано.

– Приятно познакомиться, – вернула я улыбку.

– Вот и славно, давайте же начнем. Нам с Виви вас еще к ужину готовить. А лизоблюд Урус пусть у графа сидит, а то прибежал, понимаете ли, молоденьких девушек щупать.

С все нарастающей паникой я следила за тем, как женщина вынимала из саквояжа всякие незнакомые штуковины. На вид ужасно опасные. А уж слова, вылетевшие из уст Клотильды, и вовсе попахивали безумием. Я никогда в жизни не решилась бы на открытый протест и демонстративную независимость, тем более в присутствии незнакомого человека. Да что там, и сестре не велела, побоявшись лишней фразой навлечь на нее опасность.

– Так, Айя…, – компаньонка бросила на меня загадочный взгляд. – Леди Майлини, могу я называть вас по имени? Не бойтесь, на людях все будет чинно.

– Да, конечно, – пожала я плечиками. – Мне так будет даже проще.

– Вот и славно, присаживайтесь, дорогая Айя.

Клотильда указала на кресло, сама же она уселась за стол, предварительно открыв записную книгу.

– Сейчас я задам вам несколько вопросов, затем перейдем к осмотру. Вы согласны?

Я кивнула.

– Отлично. Как вы можете охарактеризовать ваше самочувствие? Отличное? Нормальное? Плохое?

– Нормальное, даже отличное.

– Были ли недавно боли? Головные? В спине? Женские недомогания? Иные другие?

– Нет, ничего такого, – ответила я.

– Просто замечательно, – Клотильда черканула пару слов в книгу.

Вопросов оказалось много, впрочем, скрывать мне было нечего, лишь на последний вопрос я ответила с опозданием.

– Вы невинны, леди?

Краска смущения опалила щеки. Я против воли скрестила руки на груди.

– Леди?! – тонкие бровки Клотильды поползли вверх. – Вы были с мужчиной?!

И столько экспрессии слышалось в голосе собеседницы, что я даже не поняла, чему была больше рада лекарка, наличию или отсутствию естественной преграды в моем теле.

– Нет, мисс, – поспешила развеять сомнения. – Что вы!

Реакцию Клотильды не увидела, та вовремя опустила голову. А когда подняла, велела мне подняться и снять халатик. Подчинилась я с большой неохотой, но все же предстала перед лекаркой, в чем мать родила. Впрочем, долго меня мучить не планировали, Клотильда быстро осмотрела кожу, рот, волосы, ощупала позвоночник и ребра. И даже те страшные приспособления, что она притащила, на деле оказались вполне невинными. Закончив, лекарка кивнула сама себе и извиняющимся тоном произнесла:

– Я вам, бесспорно, верю, дорогая, но приказ графа не предполагает иного, я обязана вас осмотреть. Везде. И убедиться, что на ложе виконта вы войдете девственной. А потому укладывайтесь, пожалуйста, на диван и разведите в стороны ножки.

Меня передернуло.

– Не бойтесь. Все произойдет быстро и не больно. Вам нечего опасаться.

Пришлось выполнить и это приказание графа. В душе я уже ненавидела и его, и Луи.

– Так, все в порядке, – спустя мгновение, показавшееся вечностью, сказала Клотильда. – Одевайтесь, дорогая.

Но едва я успела подняться, как дверь в комнату распахнулась, внутрь ворвался толстяк Урус. Правильно оценив ситуацию, он заорал с порога:

– Так, я должен убедиться! Приказ графа. Укладывайтесь, леди, или я буду вынужден пригласить его светлость.

Я только и сумела, что нырнуть в кровать и накрыться платьем.

– Всесветлая, дай ему ума! – взвизгнула Клотильда. – Урус, как так можно?!

Впрочем, лекарь внимания на женщину не обращал, целенаправленно стягивая с меня платье. Я судорожно вцепилась с ткань и не отпускала.

– Да уймитесь, Урус! – кричала Клотильда. – Я уже все проверила. Моего слова будет достаточно… Богиня, прости меня.

Женщина метнулась к толстяку и резко нажала пальцем на шею. Тот с шумом выдохнул, мгновенно ослаб и стал заваливаться на пол. Отдуваясь от тяжести, Клотильда кое-как прислонила массивное тело к креслу.

– Простите, дорогая, – смахнула она влагу со лба. – Урус уважаем и весьма умен. Я бы сказала, он очень умный, лекарь от богини, многих из лап Темного вырвал. Но, видно, от большого ума с ним иногда случается такое. Стопорится над чем-то, приходится выключать. Его сиятельство в курсе, но пока не нашел ему замену, терпит.

Меня все еще потряхивало, но я мужественно кивнула. С подозрением покосилась на храпящего лекаря и решила-таки одеться.

– Присмотрите за ним, леди, – виновато улыбнулась Клотильда, когда я закуталась в халат. – Я мигом, людей приведу, унесут несчастного в спальню.

Я испуганно замотала головой.

– Не бойтесь, проснется он в своем уме и пробудет таковым некоторое время. Или вам нужна эта храпящая туша в комнате?

– Хорошо, – была вынуждена согласиться я. – Только прошу, вернитесь скорее.

– Конечно, дорогая моя леди.

Несмотря на опасения, Клотильда возвратилась быстро, а еще привела двоих из замковой обслуги. Мужчины на меня не смотрели, только покосились на лежащего лекаря да безропотно подхватили его под руки-ноги и уволокли. Я с шумом выдохнула от облегчения. С безумными лекарями встречаться мне еще не доводилось.

– А теперь леди, нам нужно поторопиться, – едва за ушедшими закрылась дверь, возвестила Клотильда. – Ужин вот-вот начнется, а у нас ничего не готово.

Затем лекарка и по совместительству компаньонка дернула за шнур, висевший на стене возле кровати. Меня же пригласила сесть на стул возле зеркала. Пока Клотильда расчесывала волосы, я расслабилась и успокоилась. На женщину зла не держала, наоборот, если бы не лекарка, мне пришлось терпеть ненормального мистера Уруса. Что могло прийти в его голову, только Темный и знал.

Не прошло и нескольких минут, дверь вновь отворилась. На этот раз в комнату вошла неугомонная Виви. Увидела смятое платье и схватилась за голову. Запричитала, да Клотильда тут же ее окрикнула, пришлось служанке браться за дело.

Успели вовремя. В четыре руки женщины привели меня в порядок даже раньше, чем предполагалось. Струящееся изумрудное платье, высокая пышная прическа, грамм новомодной элайской краски для лица, капля духов из столицы. Смотрясь в зеркало, я нашла себя настоящей красавицей, тем грустнее стало.

К тому моменту как за мной должен был зайти ненавистный жених, я сидела в креслице и волновалась. Помощницы ушли, оставив в комнате одну, а потому никто не мешал думать, анализировать.

Провела в замке все ничего, а уже столько приключилось. Пренеприятный разговор с графом и виконтом, блуждание по коридорам, сумасшедший лекарь и унизительный осмотр. Единственный лучик в беспросветном отчаянии – знакомство с бароном Ольдо, но и в этом я видела лишь расстройство. После свадьбы и такая радость как разговоры с ним может быть для меня потеряна.

 
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделится: