Litres Baner
Название книги:

Вражда с первого взгляда

Автор:
Марина Серова
Вражда с первого взгляда

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Серова М.С., 2022

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2022

Глава 1

Я проснулась рано от грохота и яркого света, но, открыв глаза, поняла, что вокруг темно и тихо. В полном смятении села на кровати и попыталась понять, что происходит.

Пару секунд спустя небо за окном озарилось молнией, а стекла задрожали от ужасающего грома. Казалось, гроза нависла прямо над моим домом и вот-вот сметет его с лица земли.

«Да уж, вот тебе и доброе утро, – подумала я. – Только этого не хватало».

На сегодняшний день у меня, частного детектива Татьяны Ивановой, было намечено огромное множество дел, не терпящих отлагательств.

Во-первых, утренняя пробежка, которая с недавних пор стала обязательным атрибутом каждого дня. Все-таки работа детектива нередко связана с риском. Догнать объект, за которым ведется слежка. Скрыться от лишних глаз и ушей. Ну и вообще, современная девушка должна держать себя в форме.

Во-вторых, визит к подруге Ленке, который откладывался уже бессчетное количество раз. Работа мешала. А Ленка терпеливо ждала, что было на нее крайне не похоже. Она работает учителем французского языка в школе. Там Елена всегда собранная, деловая, как говорится, строгая, но справедливая. А в обычной жизни она – ходячий ворох эмоций. Причем совершенно разнообразные эмоциональные состояния меняются, как картинки в калейдоскопе, если крутить его очень-очень быстро.

Две недели назад Лена позвонила мне и пригласила в гости. Без объяснения причин, но с физически ощутимой загадкой в голосе. На все вопросы раздавался ответ: «Только при встрече».

Мне, конечно, было жутко интересно, что же такое произошло с лучшей подругой. Но в последние дни работы было столько, что домой я приползала далеко за полночь и совершенно без сил.

Зато наградой было очередное распутанное дело и немалый гонорар, который сейчас грел душу и требовал, чтобы его потратили. Лучше всего на благое дело. К примеру, на ремонт в кухне.

Не так давно мне в руки попал журнал с современными дизайнерскими решениями и красивыми интерьерами квартир, и так мне понравился один из вариантов, что любимая кухня перестала приносить радость.

Это как раз был третий пункт сегодняшних дел – встретиться с дизайнером и попробовать решить, как, зачем и почему. А главное, за сколько.

В-четвертых, поход в салон красоты. Здесь все понятно, чтобы навести красоту. Конечно, я и так на свою внешность пожаловаться не могу. Без лишней скромности скажу, что выгляжу очень даже – высокая блондинка с яркими зелеными глазами и точеной фигурой, я всегда приковывала к себе внимательные мужские взгляды. Но сегодня вечером меня пригласили на грандиозную вечеринку в честь дня рождения Кири. Любимого и верного друга, подполковника полиции Владимира Сергеевича Кирьянова, с которым плечом к плечу были пройдены и огонь, и вода, и медные трубы. Ради такого случая стоило постараться. Подарок был готов, платье и туфли куплены за баснословные деньги, осталось только подготовить начинку для шикарной обертки.

Я поворочалась в кровати, закрыла глаза, попытавшись вновь погрузиться в сон, но поняла, что под эту какофонию звука и света уснуть не удастся, глянула на часы, с ужасом осознав, что еще нет и шести часов утра.

«Раз спать я больше не могу, значит, буду пить кофе и продумывать план на день с учетом появившихся обстоятельств», – приняла я единственно возможное в данных обстоятельствах решение и прошлепала на кухню.

Как только аромат свежесваренного кофе заполнил помещение, а первый глоток божественного напитка был сделан, настроение мое резко пошло вверх, а мысли приняли свой обычный ритм.

«Итак, пробежка отменяется, не буду же я бегать под проливным дождем. К тому же молнии крайне опасны для движущихся объектов. Нет, нет и нет. Жить я хочу долго и счастливо. Лучше сделаю зарядку, – отмела я первый из пунктов. – Позвоню дизайнеру и приглашу его пораньше, скажем, к девяти утра. Решим все вопросы на свежую голову. Лену я позову с собой в салон красоты, недавно она жаловалась, что никак не найдет приличного мастера, а ей не мешает освежить прическу. Мастер с золотыми руками имеется, заодно и поболтаем. А вечером – ресторан. Вот как чудесно все сложилось!» – обрадовалась я и даже начала отстукивать ногой незатейливый ритм.

День обещал быть безоблачным, насколько это возможно при грозе такого масштаба.

Я одним глотком допила кофе, сделала зарядку и пошла в душ, чтобы окончательно смыть с себя остатки сна и начать претворять план в действие.

Анна. Несколько лет назад…

Анютка проснулась рано, в тот момент, когда солнце запустило свой любопытный лучик в комнату через неплотно запахнутые шторы. Почти летний теплый ветерок, пахнущий цветущими яблонями и безудержным счастьем, приподнял шторку и начал щекотать Анин нос.

Смешно фыркнув, Аня тихонько засмеялась:

– Встаю, встаю, нечего меня торопить!

Аня была примерной ученицей выпускного 11-го «А» класса. Почти отличницей. Почти, потому что никак ей не давалась алгебра. Не могла она совладать со всеми этими тригонометрическими функциями, логарифмами и интегралами. Одна только мысль о предстоящем экзамене ввергала в ужас и заставляла зубы выбивать нервную дробь. При том, что остальные точные науки давались сравнительно легко. Что уж говорить о литературе, русском языке, истории… Аня любила учиться, много читала и, вообще, была той самой девочкой, которую учителя на собраниях ставят в пример. А алгебра никуда не денется и точно сдастся под напором зубрежки, уж в этом выпускница не сомневалась.

Родители всегда говорили Ане, что если очень-очень чего-то хотеть и прилагать все усилия для достижения цели, то все непременно получится. А они в свою очередь не понаслышке знали, как это работает. Родители Ани многие годы пытались стать собственно родителями. За свой многолетний брак, а это без малого 27 лет, они сотни раз слышали, что не видать им деток в силу каких-то там сбоев в организмах. Однако ни один из них не сдался. Они прилагали все усилия, посетили множество докторов, мама Ани даже ходила к ведунье, конечно, втайне от отца. Но все было без толку. Пока однажды все вдруг само собой не получилось. Вот так р-р-раз, и уже не молодые, но не отчаявшиеся и сохранившие любовь друг к другу люди стали мамой и папой. Вопреки прогнозам, Анютка родилась здоровенькой, крепкой, веселой, когда маме исполнилось 39 лет, а папе – 41. Малышка радовала родителей своим ранним развитием, добрым нравом и любознательностью. Уже в 6 лет было решено отдать непоседу в школу, потому что в детском саду ей было банально скучно. Она переросла своих одногодок и рвалась к новым знаниям.

Так и повелось, Аня с удовольствием грызла гранит науки, родители были счастливы и весь их мир был наполнен спокойным теплым светом. Естественно, обожая своих мамочку и папочку (только так и никак иначе), девочка еще в малом возрасте твердо решила никогда-никогда их не подводить. Она росла, а убеждение в правильности этого решения крепло. Ведь родители так много дали ей: жизнь, любовь, заботу, радость… В очередной, уже, наверное, миллионный раз сердечко Ани затрепетало от благодарности и нежности.

Анюта потянулась, лежа в кровати, и приказала себе встать. Сегодня был ответственный день, подготовительные занятия перед самым для Ани сложным экзаменом – алгебре.

Тихонько прошмыгнув в ванную, чтобы не потревожить спящих родителей, девочка приняла душ, почистила зубы и заплела две тугие косички. Никакой косметики, только крем для лица. Аня была милой, можно даже сказать, симпатичной. Светло-русые волосы отливали золотом на свету, голубые глаза широко распахнуты, ресницы, хоть и светлые, но пышные и длинные, нос слегка вздернут, самую малость, не как у зазнайки, а очень даже в меру. Фигура тоже была ладная, все на месте. Но был, по мнению Ани, и недостаток. Даже НЕДОСТАТОК! Злополучные веснушки, которые никак не хотели оставлять лицо в покое. Как только наступала весна и солнце начинало припекать, они россыпью появлялись на щеках, а что хуже всего, на носу. Но месяц назад мама где-то раздобыла чудо-крем. И вот уже май, а веснушек как не бывало!

Аня осталась довольна собственным отражением и, напевая себе под нос (совершенно чистый, даже без намека на эфильды – так поэтично называют веснушки врачи) какую-то современную песню, которая лилась из всех уличных кафе, но слова которой никак не оседали в памяти из-за отсутствия в них смысла, отправилась на кухню. Там на столе, в плетеной корзинке, бережно укрытые полотенчиком, лежали сахарные булочки. Это была Анюткина слабость. Мама специально пекла эти булочки для дочери в трудные дни, такие как сегодня, чтобы поддержать и порадовать. Вот и сегодня ночью, когда Аня уже спала, мама напекла восхитительных булок и оставила их на завтрак любимому чаду.

«Спасибо, мамочка», – подумала девочка, отправляя в рот очередной кусочек будоражащего воображение творения кулинарного искусства.

Портфель был собран с вечера, одежда аккуратно развешана на плечиках в шкафу, поэтому, быстро собравшись, Аня выбежала из дома навстречу утру и светлому будущему.

Мой день катился по намеченному руслу, вопреки неожиданному раннему подъему. Это особенно приятно – после напряженной работы я практически отдыхала.

Дизайнер ответил на телефонный звонок в восемь утра и, о чудо, согласился подъехать к девяти. Более того, даже прибыл в назначенный час и был учтив и приветлив. Мне очень легко удалось объяснить, чего же я, собственно, желаю, а молодой человек неизвестного возраста (в какие-то моменты казалось, что ему нет еще и двадцати пяти, а порой накатывало ощущение, что давно перевалило за сорок) грамотно и четко сгруппировал все «хотелки» заказчицы, в двух словах рассказал, что требуется от меня, и принялся за снятие размеров.

 

В итоге к десяти утра я уже была свободна, как ветер, имела на руках точные размеры своей кухни и обещание в ближайшие дни получить предварительный дизайн-проект и смету.

С Леной тоже все сложилось как нельзя лучше. Услышав мое предложение сходить вместе в салон красоты, Ленка разразилась душераздирающим визгом в динамик телефона, радостными выкриками чего-то нечленораздельного и клятвенным обещанием незамедлительно быть. Едва не оглушила, но радость близкого человека – бесценна.

Прилетела Ленка действительно быстро. Вихрем пронеслась по прихожей, сбросив мокрый плащ и обняв меня, попутно окатив брызгами с промокшей шевелюры, и застыла на своем любимом месте в кухне в ожидании кофе.

До назначенного в салоне времени оставалось еще полтора часа, поэтому мы разлили горячий напиток по чашкам, открыли коробку конфет и принялись обсуждать новости. Лене так не терпелось поделиться своей grande nouvelle[1], которая была настолько magnifique[2] и excellent[3], что девушка напрочь забыла о своей бедной подруге, которая крайне мало понимала из сумбурной смеси русского с французским.

Когда Ленка сделала паузу, чтобы набрать в легкие воздух, я, рассмеявшись, попросила начать сначала, но на общедоступном наречии. И тут, наконец, выяснилась причина такого ажиотажа. Оказывается, Лену пригласили преподавать в парижском университете по обмену опытом на целый семестр. Там ей и ее детям предоставят жилье и обеспечат всем необходимым. Конечно, такую возможность упускать ни в коем случае нельзя, и Лена уже дала свое согласие. Дело осталось за малым, оформить документы, и в путь!

«Vive la France[4]», – провозгласили мы любимый тост будущей парижанки, чокнувшись кофейными кружками.

Мне внезапно взгрустнулось. С одной стороны, я была безмерно рада за любимую подругу, с другой – немного грустно становилось оттого, что мы долго не сможем вот так посидеть за столом, смеясь и балуясь.

Сбросив с себя налет тоски, я объявила общий сбор и отчаливание в мир красоты и ухода.

В салоне Лена не замолкала ни на минуту, безостановочно щебеча и рассказывая всем вокруг о том, что Парижский университет был основан в середине XII века, один из старейших в мире, с высокой европейской репутацией. И что находится он на левом берегу Сены, а центром университета является здание Сорбонны.

Вскоре мастерицы салона так прониклись Ленкиной историей, что включили запись концерта Эдит Пиаф, а за ней – Милен Фармер. Нам освежили цвет волос и стрижки, сделали стильные укладки, нанесли макияж. А во время маникюра Лена, наконец, выдохлась и переводила дух, отдавшись приятной процедуре. В общем, полный набор приятностей был получен.

Окрыленные, отдохнувшие, посвежевшие и чертовски привлекательные, мы из салона направились каждая по своим делам, договорившись встретиться на неделе для похода по магазинам. Ведь Лене с детьми совершенно нечего будет надеть во Франции.

Анна. Несколько лет назад…

Экзамен по алгебре был сдан на «отлично». В таком результате не сомневался никто, кроме самой Ани. Но сомнения – это лишь толчок к действиям, как любил говорить Анютин папа.

Отца Аня уважала. Он всегда умел находить правильные слова, мог поддержать, развеселить, успокоить. Рядом с ним все становилось понятным и простым, даже если до этого казалось запутанным и сложным. Папа был примером во всем, папа мог все.

Мама же являлась сердцем семьи, ее душой. Она умела быть везде и сразу, делать одновременно сотню дел и при этом уделять внимание каждому члену семьи. Никто и никогда не слышал от нее «некогда, отстань». Мама всегда с интересом слушала, что произошло в жизни ее близких, неважно, будь то понравившаяся книга или вредная девчонка из двора, которая обзывается и не дает играть с мячом, повышение на работе или стук в передней ступице видавшего виды семейного автомобиля. Знала наперечет всех друзей, помнила все значимые даты.

От мамы с папой у Ани секретов не было никогда. До недавнего времени. Теперь в ее жизни появилась тайна.

Будучи девочкой здравомыслящей и серьезной, она понимала, что сейчас самое главное – отлично сдать оставшиеся экзамены, поступить в Тарасовский государственный университет (ТГУ) на давно выбранный факультет психолого-педагогического и социального образования. Конкурс в ТГУ был огромен, чтобы поступить на бюджет, требовались, как это ни печально, но давно неудивительно, большие деньги. Либо нужно всеми силами добиваться отличных оценок на экзаменах и попасть на бюджет вне конкурса без сдачи вступительных экзаменов, пройдя собеседование.

Далее стояла задача прилежно учиться, получить профессию, найти престижную, хорошо оплачиваемую работу и помогать родителям. Это была ее цель. Дело жизни. Отплатить любимым людям заботой и помощью, чтобы они ни в чем не нуждались в преклонных летах.

Но тайна была, и Аня никак не могла заставить себя отказаться от нее. Что бы девочка ни делала, тайна следовала за ней по пятам и буквально врывалась в размеренную жизнь, заставляя обращать на себя внимание.

«Выброшу при первой же возможности! За что мне все это?!» – доносились до меня вопли моего же подсознания.

Вот почему всегда получается именно так? Приходишь в обувной магазин за парой новых туфель, бродишь среди стеллажей, понимая, что никогда тебе не улыбнется удача, что вся эта обувь не подходит по цвету, фасону, высоте каблука, лишнему бантику на носке… И тут видишь их! Искра, буря, безумие! Осознаешь себя в реальности в тот момент, когда стоишь одной ногой в любимом разношенном кроссовке, а второй – в этом идеальном творении обувных дел мастеров. Продавец уже подобрался ближе и подает вторую туфельку, медоточивым голосом предлагая примерить обе и обязательно походить по залу. И ты плывешь, как лебедь белая, в новеньких блестящих туфлях. Они удобны и красивы, они соответствуют тому образу, который ты успела мысленно себе нарисовать. Нигде не давит, не жмет, не натирает. Мечта! На кассе тебе пробивают чек, принимая оплату по карте, напоминают, что за покупку будут начислены бонусы, которые можно уже завтра потратить в этом же магазине…

Если бы на этом и заканчивалась волшебная сказка под названием «Удобные туфли на шпильке». Но нет! Стоит только облачиться в нарядное платье, надеть новые туфли, взять в одну руку букет цветов, а во вторую для баланса – подарок, не забыв предварительно сунуть под мышку крохотный клатч, в который входит лишь телефон, помада, банковская карта и салфетка, как ты тут же начинаешь ощущать вселенскую боль от врезавшихся в нежную кожу ног ремешков.

Пока ты спускаешься из квартиры на улицу и стоишь под козырьком подъезда в ожидании такси, начинаешь понимать, что туфли, ко всему прочему, натирают пятки, а каблук не то чтобы великоват, а огромен, как Эверест.

«Ничего, – думаешь ты. – Сейчас все пройдет. Логично же, новая обувь, ей нужна пара минут, чтобы немного растянуться по ноге».

Но минуты идут за минутами, пролетает час, два, а ты ненавидишь весь мир: продавца в обувном магазине; человека, который придумал обувь; себя, за то, что в очередной раз доверилась внутреннему порыву и купила туфли «идеально на каждый день», а оказалось «на один раз и больше ни за что»! А могла бы получать удовольствие от прекрасных блюд и напитков, находясь в дорогом ресторане в компании приятных, умных собеседников, друзей и коллег по цеху. Могла бы радоваться возможности покружиться в танце под звуки саксофона и фортепиано. Могла бы отвечать искренней улыбкой на красивые тосты в честь именинника…

Такие мысли меня одолевали спустя два часа от начала празднования дня рождения Кири. Конечно, минутная слабость мгновенно сменилась веселым и легким настроем, ведь кто-кто, а Татьяна Иванова никогда не позволяла себе соскальзывать в омут жалости к себе.

«Была не была», – решила мученица в моем лице и скинула новые туфельки с ног, оставшись босоногой и счастливой.

Тут же свет ламп заслонил мужской силуэт и, потянув за руки, именинник увлек меня на танцпол.

– Могу я завладеть вниманием прекрасной русалки? – спросил Владимир.

– Вам сегодня можно все, прекрасный принц, ну, почти все, – со смехом отозвалась новоиспеченная русалка.

– Ты прекрасно выглядишь, Таня. Спасибо, что пришла поздравить старика!

– Киря, прекращай на себя наговаривать! Ты – мужчина в самом расцвете сил. К тому жес как это я могла не прийти? Ведь твой день рождения только раз в году, а уж отведать яств заморских да сладостей заграничных, это я всегда «за»!

– Любишь ты, Таня, слов загадочных наговорить, – улыбнулся подполковник. – А у меня к тебе, между прочим, есть интересное деловое предложение.

– Так рассказывай скорее, не томи!

– Все ты спешишь, попрыгунья-стрекоза. Ладно уж, слушай, пока меня моя любимая половина не ангажировала на следующий танец. Ко мне на днях обратилась некая Наталья, бывшая супруга успешного и перспективного бизнесмена, компания которого занимается импортом элитного алкоголя.

– Киря, неужели ты решил записаться в клуб анонимных элитных алкоголиков? – пошутила я, но увидев серьезное лицо друга, прикусила язык.

– Этот самый успешный бизнесмен был найден мертвым у себя в квартире неделю назад, – продолжил Кирьянов. – Эксперты и следственная группа сработали грамотно. Следов взлома или присутствия другого человека не обнаружено. Вскрытие показало, что Иван отравился метанолом. Как итог, следственное производство было прекращено, а дело – закрыто по решению старшего следователя с пометкой «отравление некачественным алкоголем на основе метилового спирта».

– Интересно, чем же я могу помочь в данной ситуации? При условии, что, как ты говоришь, сработано было грамотно.

– Вот и мне стало интересно, отчего Наталья так старательно добивалась моей аудиенции. Я решил ее выслушать. Вот ведь странное дело, Иван Соколовский, именно так звали погибшего, по словам бывшей супруги, не употреблял алкоголь уже много лет, и она твердо убеждена, что даже если бы у бывшего мужа возникла необходимость выпить, он бы выбрал что-то более стоящее, но никак не дешевую «паленку». Мне это показалось вполне логичным, особенно учитывая род деятельности компании Ивана. Даже не представляю, где он мог наткнуться на низкопробный суррогат. Да и пустых бутылок, равно как и рюмок или бокалов, в доме покойного не было. В общем, что-то тут явно не чисто. Но я не имею морального права ставить под сомнение работу коллег, сама понимаешь, как это будет выглядеть со стороны, ведь район, в котором скончался Соколовский, не подпадает под юрисдикцию нашего отдела. Еще подумают, что я начинаю закулисные игры. А мне это сейчас очень ни к чему. Перехожу к сути, не кривись! – усмехнулся подполковник, заметив, что я сморщила нос и прищурила глаза.

Это у меня непроизвольно получалось всякий раз, когда разговор заходил о подводных течениях работы в органах или «играх престола», как их снисходительно называла «вольная сыщица», то есть я.

– Я дал твой номер телефона Наталье. Она готова на все, лишь бы найти виновных в смерти бывшего мужа, если таковые имеются, и предать их правосудию. Хоть жена и бывшая, но души не чает в Соколовском, говорит, что он был светлым человеком, который и мухи за всю жизнь не обидел. Никак не может она смириться с мыслью, что такая чистая душа останется неотомщенной. Лучше ты ей помоги, пока дамочка не наделала глупостей. У нее имеется какая-то догадка относительно личности предполагаемого убийцы. Она должна позвонить тебе завтра утром.

 

– Спасибо тебе, друг ситный, удружил! Теперь мне придется бегать по городу с экзальтированной мадам в поисках несуществующего убийцы! Хотя где наша не пропадала. А вдруг меня ждет что-то увлекательное…

– Знал, что не откажешь, спасибо, Танюха, – с радостью в голосе отозвался Киря. – За танец отдельное спасибо!

– Не за что! Тем более что я пока не взялась за это дело, а лишь согласилась выслушать Наталью. Лети к своей возлюбленной, она тебя уже две песни дожидается. Некрасиво, право слово!

Кирьянов закружил в танце любимую жену, а я по-английски удалилась с празднования. Завтра намечалась новая работа, нужно было хорошенько выспаться, чтобы лучше воспринимать информацию.

Печально известные туфли я подхватила в руки и босиком по лужам добежала до такси, что были припаркованы прямо у входа в ресторан.

Если не считать промокших ног и натруженных пяток, я испытывала чувство глубокого удовлетворения и счастья от чудесно проведенного вечера.

Анна. Несколько лет назад…

Аня была скромной, вежливой и трудолюбивой девочкой, которая обожала учиться. Эти качества, по издавна сложившимся правилам школьников, обязаны были превратить ее в «серую мышь» или «ботаничку».

Однако, вопреки устоям юношеского максимализма, у Анюты были настоящие верные подруги. Она не страдала от нападок одноклассников, всегда принимала участие не только в организации школьных вечеров, литературных кружков и веселых стартов, но также была вхожа на квартирники, вечерние прогулки с гитарой, а однажды даже попробовала вино. Несомненно, чисто из научного интереса!

Вино Ане категорически не понравилось. Оно было кислым и совершенно невкусным. А еще от него сразу заболела голова. Научный интерес был удовлетворен, а вино осталось на обочине не самых приятных воспоминаний. С тех пор от любых алкогольных напитков Анюта решительно отказывалась. Что не мешало ей все так же гулять с друзьями, петь песни и веселиться.

Не только отказ от горячительных напитков отличал девочку от одноклассников, но и тот факт, что ровно в 20.00 Аня прощалась и шла домой. Это был ее выбор и твердое убеждение. Все давно привыкли к такому нюансу и не придавали ему значения.

Придя домой, примерная дочь садилась с родителями за обеденный стол, пила чай с медом и рассказывала, как прошел вечер, какие новые песни удалось узнать, какие фильмы сейчас идут в кинотеатре и вообще все-все, что произошло в ее жизни за этот день. Родители всегда с интересом слушали рассказы дочки, задавали вопросы, много шутили и даже пробовали петь песни, которые напевала им Аня. Девочка всегда с особой нежностью относилась к этим традиционным вечерним чаепитиям и не променяла бы их ни на что другое.

Усиленная подготовка к выпускным и вступительным экзаменам заставила всех, даже самых отъявленных, гуляк на время ограничить похождения и вечеринки. Анюта не была исключением. Теперь она дышала свежим воздухом, когда утром шла в школу, а днем – обратно домой через красивый парк, усаженный тополями, кленами и лиственницами. Этих прогулок вполне хватало, чтобы насытить мозг кислородом и для того, чтобы побыть одной и подумать о тайне…

Он был прекрасен. Он был неподражаем. Он был ее тайной и ее мечтой. Он был тем, с кем бы Аня без возражений состарилась и умерла в один день. Он был ее вселенной.

Каждый день на большой перемене Аня первой соскакивала со школьного стула, хватала портфель и стремглав неслась к гардеробу. Но каждый раз он оказывался там раньше. Уже в окружении мальчишек, которые, открыв рты, слушали какую-нибудь очередную захватывающую историю, коих он знал, казалось, бессчетное количество.

Аня подходила к окошку и предлагала милой пожилой гардеробщице свою помощь, ведь на большой перемене почти все школьники спешат одеться, добежать до булочной или ларька со сладостями, а потом успеть раздеться, чтобы не опоздать на следующий урок. Работы невпроворот. Гардеробщица Алевтина Сергеевна с пониманием поглядывала на Аню, потом на него, и с благодарностью соглашалась принять помощь, ласково улыбалась девочке и тихонько приговаривала: «Молодость, любовь»!

Когда Аня заходила в гардероб и вставала у окошка плечом к плечу с напарницей, наступал самый волнительный и долгожданный момент, который выпускница сотни раз потом прокручивала в голове, лежа в кровати и готовясь ко сну.

Он подмигивал Ане! Каждый день! Без поводов и причин. Он! Ей! Подмигивал!

Ради этого момента Анюта готова была работать в гардеробе хоть всю жизнь без перерывов. Но большая перемена заканчивалась. Он вместе с ребятами отправлялся в класс. Аня наспех прощалась с понимающей Алевтиной Сергеевной и спешила на следующий урок, чтобы завтра и послезавтра, и послепослезавтра вновь испытать это волшебное чувство в миг, когда он подмигнет.

Звонок раздался ровно в девять утра. К тому времени я успела совершить утреннюю пробежку, выпить кофе с тостом и привести себя в порядок.

«Не слишком рано, чтобы бояться разбудить, но и не слишком поздно, чтобы человек уже успел заняться своими делами», – машинально сделала предварительные выводы я, беря в руки телефон, и поставила плюсик в воображаемом досье на Наталью.

В том, что это именно Соколовская, я не сомневалась. Мне в общем-то всегда нравились люди, которые умели правильно выбрать время для звонка или визита. И были крайне неприятны те, кто ставил свои личные интересы выше интересов всех остальных жителей планеты. Экземпляры второй категории могли позвонить или заявиться лично поздним вечером или ранним утром, требуя внимания к себе и своей проблеме. И их абсолютно не волновал тот факт, что у человека вполне могут быть свои планы.

Наталья, совершенно точно, относилась к первой категории людей, ведь даже в таком глубоком горе и желании действовать она не стала тревожить частного детектива Татьяну Иванову раньше наступления разумного для делового разговора времени.

– Слушаю, – ответила на вызов я.

– Доброе утро, это Татьяна?

– Да, все верно.

– Меня зовут Наталья, ваш номер мне подсказал Владимир Сергеевич Кирьянов. Сказал, что вы сможете мне помочь.

– Да, Наталья, Владимир Сергеевич предупредил меня о вашем звонке и вкратце обрисовал сложившуюся ситуацию. Но, как вы понимаете, нам необходимо встретиться и обсудить все с глазу на глаз. Только тогда я пойму, смогу ли помочь вам.

– Да, да! Конечно! Нам очень нужно встретиться. Я вам все расскажу, объясню, и вы поймете, что Ваня просто не мог погибнуть по такой нелепой причине! Он был необыкновенным человеком, всегда старался…

– Наталья, – перебила я ее, – давайте все подробности при встрече, хорошо?

– Простите, – всхлипнула девушка, взяла себя в руки, сделала глубокий вдох и продолжила: – Когда и где вам будет удобно?

– Давайте через час, к примеру, в кафе «Привилегия» на Невольской. Знаете, где это?

– Да, мы не раз бывали там с Иваном, – голос бывшей супруги Соколовского дрогнул, но на этот раз она смогла сдержать эмоции, – буду там через час.

– Договорились.

Закончив разговор, я сделала для себя три вывода. Во-первых, Наталья действительно любила мужа. Притом бывшего. Во-вторых, она умеет держать себя в руках и не поддаваться эмоциям, а значит, ее мысли, относительно произошедшей с Иваном беды, вполне могут оказаться здравыми. И в‐третьих, возможная заказчица начинала мне нравиться, а это могло помешать объективно взвешивать факты.

Кафе, в котором я назначила встречу потенциальной клиентке, находилось недалеко. Поэтому свободное время я решила посвятить любимому и полезному делу, которое всегда помогало мне настроиться на работу – бросить кости. Достав заветный мешочек и покатав кости между ладонями, я бросила их на стол.

Получилась комбинация 18+5+34 – «Вы заняты обсуждением одного важного обстоятельства, касающегося ваших денежных средств».

«Неудивительно, ведь сейчас я занимаюсь проектированием будущей кухни, а это обойдется в копеечку, – подумалось мне. – О предстоящем деле никаких указаний свыше, что ж, мы и сами с усами, разберемся».

Накинув легкую ветровку, я выдвинулась на встречу, решив пройтись до места пешком. Погода сегодня обещала быть чудесной. Солнышко вовсю пригревало, а легкий ветерок освежал и бодрил.

Людей на улицах было уже достаточно много, все спешили по своим делам, но как-то не торопясь. Было видно, что прохожие не хотят уходить с улицы и сидеть в душных офисных помещениях, но работать-то надо! Это противоречие и создавало такую ленивую суету.

Прибыв на место за десять минут до встречи, я зашла в кафе, разделась и заняла столик в углу у окна. Отсюда открывался хороший обзор как на входную группу заведения, так и на парковку.

Через пять минут у кафе притормозил новенький темно-синий «кроссовер», из которого вышла девушка лет тридцати, с черными, как смоль, прямыми волосами, рассыпанными по плечам и спине. Фигура девушки давала понять, что ею занимаются тщательно и со вкусом, не пренебрегая фитнесом, растяжкой и, может быть, даже йогой. Черная юбка-карандаш, черная шелковая блузка и черные туфли на небольшом каблучке создавали довольно строгий образ. Категорически не вписывался сюда плотный розовый пластиковый пакет, который девушка судорожно прижимала к груди обеими руками.

Я закономерно предположила, что это именно та особа, с которой назначена встреча, и оказалась права.

1Важная новость (франц.).
2Великолепно (франц.).
3Потрясающе (франц.).
4Да здравствует Франция (франц.).

Издательство:
Эксмо
Поделиться: