Название книги:

Система. Восьмой уровень. Книга 1

Автор:
Дмитрий Серебряков
Система. Восьмой уровень. Книга 1

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Как описать чувства человека, который умер, но при этом жив? Никак. Словами такое не передать. Вот вроде еще мгновение назад ты летишь сломанной куклой от удара автомобиля. И при этом ясно успеваешь понять, что после такой встречи с бампером автобуса не живут. И тут бах – просыпаешься живым. То, что я проснулся не в больнице, было понятно сразу. Да и как тут не понять, когда ничего не болит, руки и ноги целы. Конечно, медицина у нас сильно шагнула вперед, но не настолько. Лежу в странной комнате, где светло как днем, но ни окон, ни каких-либо лампочек или хотя бы чего-то, напоминающего осветительные приборы, нет. Честно говоря, сначала даже подумал, что это такой вид чистилища или чего-то в таком роде. Ведь мы не в курсе, что и как после смерти в раю или в аду. Но, осмотрев себя, пришел к выводу, что я чересчур жив и здоров. Так что потусторонний мир, думаю, можно смело забраковать.

Сел на полке, может, это и кровать, но уж больно на спальную полку в вагоне похоже. Торчит из стены, без ножек и дополнительных креплений. Осмотрелся. Хотя что тут смотреть? Комната максимум четыре на пять или того меньше. Окон нет, дверей тоже, голые стены и полка, на которой я сижу – вот и вся обстановка. Где я? Что случилось? Как отсюда выйти? Да и вообще, как я сюда попал? Вопросов в голове много, а вот ответов ноль. Тут до меня дошло, что я одет. Причем одежда – что-то среднее между спортивным костюмом и пижамой, сложно точнее определить. Странная ткань, приятная на ощупь, легкая и теплая, ну и отсутствие каких-либо швов тоже удивляет. На ногах вроде как обувь, но из чего она и что за покрой такой – непонятно. Самое похожее – это тканевые бахилы, если такие вообще бывают. Ну а теперь самое странное – это мое тело. Оно как бы мое, но и не мое. Как объяснить-то? Хотя… Наверное, занимайся я активно спортом лет с десяти и всю свою недолгую жизнь, вот как раз такое тело и получилось бы. Но я ведь ленивый в этом плане. Зарядку, конечно, по утрам делал, но чисто для галочки. М-да. Чем дальше осознаю себя и свое положение, тем удивительнее и удивительнее все становится.

Встал. Походил по комнате. Ощущения прекрасные, и это мягко сказано. Если бы знал, что развитое тело дает такой изумительный коктейль приятных ощущений, точно бы спортом заниматься начал.

Все это, конечно, хорошо, ну а что делать дальше? И главное, вроде как головой понимаю, что живой, что все хорошо, но руки дрожат, как после перепоя. И тут меня накрыло. Резко и неожиданно. Хотелось смеяться, плакать, кричать, прыгать или что-то разбить, и все это одновременно. Букет тот еще. Сдержать все эти эмоции почти удалось, но вот нервное хихиканье удержать не смог. У меня знакомый был, военный, так вот как-то он рассказывал о подобных эмоциях. Когда возле него буквально в пяти метрах взорвалась боевая граната, а на нем ни царапинки, даже одежду нигде не порвало. Я его тогда не понял. А вот сейчас сразу вспомнил его рассказ. Почему? Не знаю, но подумалось, что, наверно, многих после того, как избежали стопроцентной смерти, начинает колбасить. Не знаю, сколько времени я сидел, переваривая свой эмоциональный коктейль, но в чувство меня привел какой-то странный звук от стены слева. Создалось впечатление, что стена дрожит. Или вибрирует? Да что же все тут такое странное? Хотя какое еще оно может быть? М-да. Загробный мир – он такой. Странный. Логика от бога.

Ну а пока я страдал мысленной деградацией, посреди стены начал появляться контур двери. Не появившись полностью, он просто исчез вместе с частью стены. Вот бац – и нету. Я даже глаза закрыл-открыл несколько раз, ущипнул себя на автомате. И тут в этот самый проход спокойной походкой в мою комнату вошел лысый парень лет двадцати пяти, в таком же наряде, как у меня. Присел на появившуюся из стены полку-стул. Я, кстати, этому событию не удивился. Устал удивляться, видимо.

– Привет. Как тебе новая жизнь?

А вот ответить я этому улыбающемуся в тридцать два зуба парню не смог, ибо в горле почему-то сухо стало, как в пустыне. Так что пришлось только кивнуть.

– Вода справа от тебя. – Посмотрев туда же, куда и он, увидел на очередной полочке, появившейся из стены, стакан с водой. Мысленно пожав плечами, взял его.

– И да, я не Бог, не ангел или какой-либо другой персонаж. Я такой же, как и ты, человек. Разница между нами только в том, что ты только что, можно сказать, заново родился, а я тут уже почти два года.

Выпив воду, я уже собрался задать вопрос, но был остановлен жестом парня.

– Давай, чтобы было быстрее, я вкратце расскажу, что и как, а уже потом ты задашь вопросы. Хорошо? – Дождавшись моего ответно кивка, он продолжил: – Значится, так. Зовут меня Гарри. Мы сейчас находимся непонятно где, и не совсем понятно, зачем нас сюда поместили, но по факту нас тут достаточно много. Подсчета точного никто не ведет, тем не менее, примерно пятьсот человек на этой базе живет. Все с Земли, все там умерли и потом появились тут. Говорим на одном языке, что за язык – никто не в курсе, но для всех он стал родным. Как и кто это сделал, мы не знаем, но теперь бывшие наши языки мы воспринимаем как чужие. Живем мы все в таких же, как у тебя, комнатах. – Окинув взором наше окружение, он продолжил: – А теперь более подробно о том, что тут на базе есть и что тебе придется сделать.

Гарри посмотрел на стену возле себя, и она тут же пропала, а вместо нее открылся вид на огромный светлый зал со множеством столов и разных людей, сидящих за ними и кушающих или просто болтающих. Похоже на огромную столовую. Стоял небольшой гул. Из чего тут сделаны стены? Если до этого я ни одного звука за стеной не услышал.

– Стена не пропала, просто тут такие телевизоры с эффектом присутствия. – Усмехнувшись, Гарри опять смотрел на меня – Это общий зал, он же столовая, он же и единственное место, где все мы можем собираться вместе и общаться.

И тут в подтверждение его слов изображение пролетело вперед и наверх, показывая весь зал сверху. Ощущение от такого движения были не очень приятными. Тело понимает, что все как бы на месте, а вот глаза и слух говорят, что ты летаешь в комнате по воздуху. Аж немного подташнивать стало.

– Ну а теперь самая главная деталь. Обрати внимание на прозрачную стену в зале.

Окинув весь зал взглядом, – до этого я рассматривал людей, сидящих за столами, – быстро нашел стену. Сделанная из чего-то прозрачного, она ограждала относительно небольшой участок зала. Самое примечательное оказалось в том, что в этом выделенном участке имелось двенадцать дверей. И на каждой из них нарисованы цифры, кроме одной. На этой исключительной двери было написано одно интересное слово – «Выход». Причем я точно понимаю, что написано это слово явно не по-русски, но при этом воспринимается для меня родным и знакомым. Остальные подряд пронумерованы от нуля до десяти, а последняя дверь почему-то и была выходом.

– Я думаю, ты сразу обратил внимание на эту замечательную дверь со словом «Выход». Так что с нее и начнем. За ней находится комната, зайти туда может только один человек. Если в комнате больше одного, то ничего не произойдет. А вот если останется только один, то тогда комната закроется, а у него перед глазами появится надпись «Вы действительно хотите выйти?» и две кнопки: «Да» и «Нет». Откажешься – и тогда сразу уснешь, а проснешься уже в своей комнате. А вот если согласишься, то тут уже никто не знает, что произойдет. Так как обратно из тех, кто хотел выйти, никто не вернулся.

После этих слов парень немного помолчал и грустно вздохнул. Видимо, кто-то из его знакомых таки решил попробовать испытать судьбу еще раз.

– Ну а теперь об остальных дверях и заодно главной странности этого места. Там тоже пустые комнаты, но без всяких надписей. Просто если туда заходит один, то дверь закрывается, и появляется другая. Войдя в нее, ты попадаешь в какой-то мир. Что это за мир, мы не знаем, то ли виртуальная реальность, то ли другая реальность, а может, и вообще что-то другое, но одно мы знаем точно: если умереть в том мире, то проснешься у себя в комнате целый и здоровый. Когда попадешь в новый мир, у тебя перед глазами появится задание. Если выполнишь его, то сможешь войти в следующую дверь. Ах да, забыл, – смутившись, сбился Гарри. – Сначала тебе доступна только нулевая дверь, остальные тебя просто не впустят. Так вот, выполняя задания, ты получаешь возможность войти в следующую дверь, при этом старая тоже остается доступна, но уже с другими заданиями. Понимаю, что пока это сложно осознать, однако прими это как факт, других вариантов нет. Со старта у тебя всего тридцать жизней, они у тебя, кстати, показаны. Видишь зеленую точку сверху слева? Странную такую?

Я, не совсем понимая, что тут вообще происходит, тем не менее, послушно попытался найти ту самую точку. Нашел. Она действительно была странной, как маленький шарик от подшипника, только зеленый.

– Нашел, – слегка удивленно сказал я, мотая головой. Куда бы ни посмотрел, шарик всегда был перед глазами на одном и том же месте. Хм. Свою следующую мысль я уже произнес вслух. – У меня в глаза что-то встроено?

– Нет, – усмехнулся Гарри. – Мы точно не знаем, но судя по опытам и благодаря разным экстремалам, даже если отрубить голову, этот визуальный прикол останется. Единственная более-менее правдоподобная версия – это то, что прямо в нашей голове, а может, даже и в самом мозге, стоит нейронная сеть с искусственным интеллектом или чем-то подобным. Мысленно пожелай нажать на этот шарик.

Выполнив просьбу Гарри, я от изумления, по-моему, даже рот открыл. Передо мной развернулась панель, очень похожая на вирт. Вот только у нас вирт был доступен, если надеть специальные очки, да и реагировал он на пристальный взгляд или пульт, а не мысленно. В остальном очень похоже. Перед моим взором парила фигура человека, но схематическая, состоящая из зеленых линий и словно пульсирующих синих линий внутри тела, изображавших разные внутренние органы человека. Сбоку от головы висели два индикатора по сто, синий и зеленый. Под фигурой находилось большое и объемное красное число тридцать. Больше ничего не было.

 

– Что это? – непроизвольно вырвалось у меня.

– Зеленые линии – это кожа, синие – твои органы, – спокойно отвечал Гарри. – Числа означают уровень повреждений. Сейчас у тебя стопроцентная целостность тела, если получишь повреждения, то они будут отображаться на схеме, ну и числа уменьшатся. Внизу то самое количество твоих жизней.

– И что, если оно закончится, я умру?

– Не знаем, – пожав плечами, ответил он. – Но тут ты точно больше не появишься.

– То есть если я хочу все прекратить, то просто нужно войти в комнату «Выход»? Так? – раздраженно спросил я. Все, что меня окружало, изрядно выводило из себя своей нелогичностью, глупостью и с какой-то стороны – безумием.

– Ага. Что, решил снова умереть? – усмехнувшись, спросил Гарри.

– Почему? Вы ведь не знаете, что там.

– Верно, не знаем. Но сам посуди, мы все помним последние мгновения жизни, вот ты, например, от чего умер?

– Попал под автобус, – мрачно произнес я.

– Ну а я утонул. И что-то меня гложет сомнение, что мое тело уже не съели рыбы. А твое явно имеет мало шансов уцелеть. Отсюда вопрос, а куда, собственно, «выход»? В мертвое тело? – насмешливо сказал Гарри.

– Но ведь куда-то эта дверь ведет? – возразил я.

– Ведет, – согласился он. – Но ты сам подумай. Что там, мы не знаем, но точно знаем, что тут мы живы и здоровы. Имеем прекрасное тело, хорошую еду и реальный шанс прожить еще одну жизнь. В тех мирах, что тебе предстоит посетить, есть много интересного и даже в какой-то степени красивого. Не только смерть.

– А может, там, за дверью «Выход», мы очутимся в раю или еще где? Ведь не просто так эта дверь стоит.

– Возможно, – кивнул согласно Гарри. – Но что-то вокруг я ничего духовного не вижу. А вот ультрасовременных технологий будущего хоть отбавляй. Скорее всего, наше сознание было скопировано в новое тело кем-то ради своих целей. Тут, правда, теорий огромное множество – от инопланетян, что ставят над нами опыты, до суперсекретных разработок тайного правительства. Можешь свои придумать.

– А ты сам как считаешь? – с любопытством спросил я.

– Если честно, то никак, – пожал плечами Гарри. – Мне все равно. Я новой жизнью доволен полностью. Конечно, не очень приятно умирать, но с другой стороны, в прошлой жизни я был обычным офисным работником без всяких просветов в жизни. Все расписано на годы вперед. А тут жизнь бурлит сумасшедшим ключом. Я столько всего узнал, увидел и ощутил, что хватит на сотни лет, но мне лично мало. Хочу увидеть, что там, за следующей дверью. Ведь с каждым разом мир за дверью все больше и больше, – возбужденно и вдохновенно закончил он свою речь, но, увидев мой скепсис в глазах, добавил уже спокойно: – Выйти ты можешь всегда, так что просто попробуй.

– То есть ты прошел все двери и теперь просто тут живешь?

– Нет, – поморщился Гарри. – Большинство дальше пятого уровня пройти не могут.

– Уровня?

– Ну, мы так называем эти двери. Тут и правда, все очень похоже на уровни игры, только с очень глубоким реализмом. Так что у меня только пятый уровень, сейчас вот пытаюсь его пройти, – расстроенно ответил он. – Да, кстати, я же тебе еще не все рассказал. Значит, смотри: изначально у тебя тридцать жизней, но после первого прохождения уровня жизни будут добавляться, по десять за уровень, кроме нулевого. В нулевом ты не умрешь, но и новых жизней не получишь. Мы этот уровень называем обучением. Правда, у каждого это обучение разное. Только принцип один и тот же. Но об этом позже. Еще можно получить дополнительные жизни, обучая новичков. Вот как я тебя сейчас. За каждый пройденный тобой уровень я буду получать три дополнительных жизни. Есть еще одно правило. Каждый должен раз в десять суток зайти в дверь своего уровня, если этого не сделать, то у тебя автоматически исчезнет одна жизнь. Ну а если ты потратишь все свои жизни, то просто исчезнешь.

– Это как? – удивился я.

– Тут приходится верить старожилам, которые уже здесь давно и помнят тех, кто был до нас, – вздохнув, ответил Гарри. – В общем, по их словам, раньше что только не пробовали, но так и не смогли узнать, когда и как исчезает тот, у кого осталась одна жизнь, но он при этом все десять суток провел на базе. Просто в какой-то момент все, кто рядом с ним, теряют сознание, причем даже те, кто теоретически могут к этому месту подойти и увидеть, что происходит. А когда приходят в себя, человека уже нет, как будто исчез.

– Хм. Ясно и понятно, почему ты так сильно хочешь, чтобы я остался. Ты просто заинтересован в том, чтобы я прошел как можно дальше?

– Верно, – спокойно ответил Гарри. – Когда ты достигнешь пятого уровня, у тебя тоже будет шанс стать учителем. Новички тут довольно часто появляются. Как только кто-то исчезает или не возвращается, так сразу появляется новичок, и одному из пятерок поступает задание на обучение. Можно от него отказаться, и тогда оно перейдет к следующему. Ну и еще есть один момент: ученик может быть только один.

– Честно говоря, это все как-то сложно понять и принять, – задумчиво произнес я.

– Ничего, поначалу у всех шок, но через пару дней пройдет, – улыбнулся снисходительно Гарри. – Тебя, кстати, как зовут? Тут, если что, можно любое имя использовать или ник. Некоторые предпочитают ник или прозвище, а не имя.

– Максим.

– Будешь, значит, первым Максимом на базе. С таким именем у нас никого вроде нет. Вопросы есть?

– Есть парочка. Как вы вообще тут живете? Тут же реально как в бункере каком-то.

– В основном нормально, – неуверенно ответил Гарри. – Эх, все равно рассказывать. В общем, тут у нас есть три проблемы. Первая – это женский пол. Хотя мы для них – та же проблема. Ситуация такая, что на территории базы полностью отсутствует желание к близости.

– Это как это? – удивился я.

– Вот так. Сексуальное влечение отсутствует полностью, более того, противно, – тяжело вздохнул Гарри. – При контакте с любым из живущих на базе у тебя появится весьма специфическое чувство отвращения.

– Что, настолько сильное?

Гарри задумчиво посмотрел на меня, потом на свою руку. С огромным нежеланием и обреченностью на лице что-то сделал, и из сплошной стены вылезла полочка, на которой лежали два кулька. Один он протянул мне, а второй оставил себе. Не понимая, что происходит, я взял этот кулек, а потом Гарри просто дотронулся своей рукой до моей. После этого я моментально осознал, зачем кулек. Вообще-то я ничего не ел, но меня все равно вырвало. Ощущения были настолько омерзительные, что даже передать нельзя. Фу… Думать на эту тему не хочу. Я скорее голову в кучу дерьма засуну, чем еще раз такое испытаю. Гарри, кстати, скрутило так же, как и меня.

– Ну что, понял? – выпив воды и отдышавшись, сказал он.

– Ужас. – Я и сам залпом выпил стакан воды. – То есть вообще любые контакты так?

– Угу. Но это еще не все. У нас тут есть один умник, ученым был в прошлом, так вот он говорит, что во всем виновата та самая нейросеть в нашей голове. Именно она создает такой эффект. И не только в случае касания. Снимать одежду тоже не советую, но если хочешь испытать сильнейший холод, то вперед, пробуй.

– Погоди, а как душ или туалет, как тогда быть?

– Нет тут ни душа, ни туалета, – вздохнул Гарри. – Каждый раз, когда ты просыпаешься в комнате, ты уже помыт, побрит и в чистой одежде. Кстати, обрати внимание, как только я вошел к тебе, дверь не закрылась.

Я только сейчас понял, что он прав. Часть стены, которая пропала, обратно не появилась. Так они дверью вот эти проёмы называют? Жесть.

– И не закроется, пока я тут. Тут, в общем, много чего пробовали, но, если честно, пересказывать не очень хочется. Все равно толку от этих проб нет.

– Погоди ты с этим. Мы теперь что, навсегда без секса? – изумленно спросил я.

– Насчет этого не переживай, как только попадешь на уровень, то все опять станет нормальным, – усмехнулся Гарри. – И да, там есть женский пол. Правда, в основном он пытается тебя убить, но есть и мирные поселения. Ну а там уже как хочешь: или покупаешь жриц любви, или так знакомишься.

– И как долго там можно жить? В этом уровне?

– Вот это уже хороший вопрос, – довольно ответил Гарри. – Давай я тебе теперь про уровни расскажу. С нулевкой все очень просто. Там тебя ждут десять тренеров, которые помогут тебе освоить умения. Ты, кстати, очень многое можешь, но все это уже сам поймешь. Сложного там ничего нет. Первый уровень – это уже выход на остров. Очень большой остров с весьма агрессивными жителями. Население, как и остров, всегда разное, но одно постоянно – все пытаются тебя убить. А вот второй уровень уже совсем другой. Задачи там разнообразные, да и поселки не только враждебные, но и вполне себе мирные, как и города. Правда, средневековье – то еще удовольствие, – поморщился Гарри, видимо, вспоминая. – Третий и четвертый – то же самое, только уже с разными магами или механизмами. Даже воинственные роботы кому-то попадались. А вот проходить миссию ты можешь сколько хочешь, хоть навсегда оставайся.

– И что, остаются? – с искренним интересом спросил я.

– Не-а. Жить в средневековье желающих нет, – усмехнулся Гарри.

– А что такого плохого?

– Болезни, минимум гигиены, да даже элементарные удобства. К хорошему привыкаешь быстро. А там полный капец. Ну и дней через десять, примерно, абсолютно все тебя хотят убить. Ты становишься чем-то вроде первостепенной цели. Охота начинается такая, что сам захочешь свалить побыстрее. Да и надоедает там. Скучно, особенно по вечерам. В общем, сам увидишь.

– Допустим, но неужели не было желающих жить даже в таких условиях?

– Почему же не было, были. Даже рекорд есть, около года один прожил в таком мире, – улыбнулся Гарри. – Это, кстати, тот самый ученый, о котором я тебе уже говорил. Если хочешь, можешь потом с ним и сам поговорить.

Пока всё, что он рассказывал, действительно напоминало какую-то игру, а не реальную жизнь. Может, виртуальная реальность? Но зачем? Тут я вспомнил, что Гарри про кое-что так и не рассказал.

– Слушай, ты же вроде говорил, что тут три проблемы на базе, а рассказал только об одной, или холод – вторая проблема?

– К сожалению, это не та проблема, о которой стоит беспокоиться, – задумчиво ответил Гарри. – Тут и посерьезнее проблемы есть. Вторая проблема – это психи или, по-другому, те, кто тронулся умом от уровней и смертей. И если с явными психами особых проблем нет, они как бы сами пропадают, то вот с теми, кто скрывает или не совсем еще сбрендил – проблема. Эти уроды пытаются всем гадости сделать. Тут даже не расскажешь толком. Но если кто к тебе начнет каким-то образом приставать, то сразу говори, мы таких вычисляем и насильно из базы выкидываем.

– Не совсем понимаю, каким образом я таких обнаружу и как вы их выкидываете?

– Поверь, ты сразу поймешь, – мрачно ответил Гарри. – Например, они могут схватить тебя за какую-нибудь часть тела и держать, пока сознание не потеряют. Ну или какую-нибудь пакость устроить. Фантазия у них просто больная на всю голову. Хорошо хоть, такие редко появляются. Да и старшие следят за этим.

– Старшие?

– Угу, шестые и выше, таких немного, но они на совсем другом уровне, – с глупой улыбкой произнес Гарри. – Смотришь на них и аж ощущаешь силу. Жаль, они редко с кем общаются. Предпочитают сами по себе жить. Но если какая проблема с психами, они всегда помогут и разберутся.

– Но как?

– На шестом уровне у тебя появится нанитный доспех. Они его даже на базе могут активировать.

– Нанитный доспех? – растерянно переспросил я.

– Именно. Просто по-другому это не объяснить. Тут видеть надо.

– Допустим. Но дальше что?

– Психа насильно в комнату закидывают. И так, пока он все жизни не потеряет, – скривившись, как от лимона, ответил Гарри.

– То есть они так любого могут закинуть? – с подозрением спросил я.

– Да. Но какой им в этом смысл? Поверь, как увидишь хоть одного шестого, так сразу и поймешь, что эти люди просто так силу применять не будут. А уж про седьмых я вообще молчу. Те еще монстры, – грустно усмехнувшись, ответил Гарри.

– А какая же третья проблема?

– Слова, – сказал Гарри. – Да-да. Обычные слова. За это наказаний нет, и потому в этом главная проблема. Тут иногда так некоторых заносит, что просто кошмар.

– Проблема в словах? – с сарказмом спросил я. – А просто не обращать внимания?

– Ты в игры компьютерные играл? – с насмешкой произнес Гарри.

– Ну да. А это при чем? – удивился я.

– Ну так вот, там играют очень вежливые люди по сравнению с тем, что тут иногда творится. Безнаказанность иногда порождает ужасные слова. К тому же это почти единственный ответ на агрессию, возможный на этой базе. Правда, есть положительный нюанс – тут редко когда кто-то с кем-то цепляется.

 

– Хм… Хорошо, я учту, – все еще не совсем понимая, что он имеет в виду, я все же согласился.

– Вот и отлично. Еще вопросы есть?

– Да вроде пока нету, – подумав, ответил я после паузы.

– Ну тогда пошли, будем тебя знакомить с народом, ну и попробуешь местную кухню, – вставая с места, произнес Гарри. – Заодно и базу тебе покажу.

Я задумался, а потом все же пошел за ним. Сначала хотел полежать и поразмышлять над его словами, но потом решил: чего, собственно, ждать? К тому же Гарри явно не все знает, а там вдруг еще кто-нибудь сможет что-нибудь новое рассказать.


Издательство:
ИДДК
Серии:
Система
Поделиться: