Название книги:

Рухнувшие небеса

Автор:
Сьюзен Рэй МакКлайн
Рухнувшие небеса

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Посвящается моим преданным читателям, которые так ждали эту книгу и вдохновляли меня.

Спасибо вам!

2020

Они среди нас.

Небеса рухнули.

Они стали другими.

Мир стал другим.



Я буду рядом

Даже когда это не потребуется…

Я стану твоей тенью,

Только ты не оглядывайся.

Я буду охранять твой сон,

Но ты не просыпайся.

Когда вспыхнут небеса,

Я заставлю их гореть ярче,

Закрою тебя крыльями

И буду напевать колыбельную

до

самого

конца.





Хоть грянет гром,

Иль канут небеса,

Я все равно останусь рядом.

Пусть твои милые глаза

Пропитаны смертельным ядом.


1

Улыбаться, как идиотка.

Разносить заказы.

Желать приятного аппетита.

Это все, что необходимо делать, дабы не вылететь из самого отстойного места – кафе «Эдем на Земле». Почему оно отстойное, могу перечислять достаточно долго, но назову самую вескую причину – здесь мало платят. Насчет всего остального – терпимо. Еду, которую тут предлагают посетителям, не желательно употреблять в пищу. Да и полная антисанитария. А райское название… я всегда размышляю, почему это чертово кафе его носит. Во-первых, как мне известно, Эдем – райский сад, а с ним эта забегаловка не имеет ничего общего. Грязный пол, завядшие на подоконниках растения, дешевый запах кебаба1 – видимо, именно так представляет Эдем мистер Джердж – наш свирепый босс, относящий это недоразумение с вечными убытками в топ популярных заведений.

– Скай! – окликнул меня Брэндон. – Заказ на пятый столик ждет тебя! – Он кивнул в сторону подноса, что-то записывая в блокноте.

Простонав, я отнесла посетителям еду и заплетающимся языком пожелала им приятного аппетита. Не знаю, какой раз за сегодня повторяла эти чертовы слова: «Пожалуйста. Ваш заказ. Приятного аппетита», но каждый раз возникало желание повеситься или выброситься в окно и найти приземление в тех колючих кустах. Увы, отсюда я не могла уйти. Пока что, это был мой единственный заработок.

Подплыв к бару, я не нашла ничего лучше, как биться лбом о стол, свято надеясь, что это как-то решит все мои проблемы.

Чьи-то ладони упали на мои плечи, и я почти взвизгнула, подпрыгивая.

– Прости, не хотел тебя напугать.

– Больше ври. Это твое амплуа, – шикнула я и повернулась к виновнику моего заикания. – Брэндон, если ты не прекратишь подкрадываться сзади, клянусь, в следующий раз окажешься в больнице.

Его белоснежная улыбка сияла ярче всех бриллиантов, а зеленые хитрые глаза с усмешкой скользили по мне.

– Для меня будет честью лежать, если ты того захотела…

– Ты забыл добавить «с переломами всех конечностей». – Я щелкнула его по носу, вытирая стаканы и выстраивая их на стойке.

– Ну, это уже будет не так интересно, – Брэндон взял тряпку, чтобы помочь мне с полировкой или создать иллюзию деятельности, ведь с минуты на минуту должен прийти мистер Джердж, какой не переносит лентяев. – Какие планы на вечер?

– А какие планы могут быть у одинокой женщины?

Парень таинственно ухмыльнулся.

– Я бы сказал, но, боюсь, это ускорит мои шансы оказаться на больничной койке.

Я пропустила его ответ мимо ушей и сделала вид, что отвлеклась на уборку тарелок. Между тем, друг не терял времени и подплыл ко мне, мерцая широкой грудью и каштановыми волосами, собранными в хвостик на макушке. Напитавшись легендами, что девушкам нравятся юноши с длинными и сияющими волосами, как у рокеров, он терпеливо отращивал гриву и не забывал делиться со мной, что регулярно моет их и расчесывает по ночам, оставшись без рубахи. Одному Богу известно, зачем он делился со мной этими «сокровенными» подробностями.

– Скай?

– Да? – я сложила чистые тарелки и отдала их Клери – официантке, которая безуспешно строила глазки Брендону. Поправив белокурую косичку, она с разочарованием проплыла мимо своего «кавалера», так и не добившись от него взгляда.

Зато этот красавец глядел на меня, почти не моргая…

Обидно, однако.

– Что ты делаешь на выходных?

Если это предлог где-то проветриться, стоит заволноваться. Мы с Брэндоном не так близки, чтобы ходить куда-то вдвоем, без компании.

– Зависит от того, что ты хочешь.

– Хороший ответ, – засмеялся он, затягивая черный фартук. – А если я скажу, что поблизости есть кофейня?

– Такая же убогая, как наша? – съязвила я, и словно в доказательство, краска с потолка решила осыпаться на барную стойку, вызывая чуть ли не инфаркт. – Пожалуй, хватит с меня кафешек.

– Я уберу, – засуетился Брэндон, с видом супермена кинувшись спасать стол от мусора.

От его поступка умилилась лишь Клери, прижав поднос к груди. Она восхищалась каждому взмаху тряпки, и, пока меня не вырвало, я лишила себя столь прекрасного зрелища, прильнув в витрине. Капельки недавнего дождя лениво сползали по стеклу, а мрачные тучи подсказывали, что сегодня будет гроза. Я вздохнула, заметив разводы на стекле – нужно вытереть, иначе отхватим от босса. Пододвинув ведерко и прислонив губку к витрине, замерла: стекло было идеально-чистым, без какого-либо пятнышка. Что за мистика?

Я нахмурилась, оглядываясь по сторонам. Итак, я отвлеклась всего на несколько секунд, так что, никто из ребят не мог пробежаться здесь с тряпкой.

Похоже, кто-то заработался.

Мне не хотелось верить, что я начала сходить с ума, поэтому прислонила губы к витрине, где некогда уловила разводы, затем дыхнула. Стекло покрылось легкой дымкой, откуда выглянули отпечатки рук и какие-то каракули. Символы походили на буквы и пропадали на не запотевшей поверхности. Надписи. Очередное баловство посетителей или Райана.

Я закатила глаза, обдувая витрину теплым дыханием и приготовив губку. Предложение, написанное в спешке, постепенно прояснялось, и вызывало у меня все больше вопросов.

За порогом слишком опасно. Не выходи сегодня из дома…

Хотелось посмеяться, но веселое настроение пропало, когда прояснилась еще одна комбинация букв.

Мое имя. Написанное в дикой спешке.

Что за?..

Меня бы бросило в холод, если бы я не знала еще одного индивида, обожающего щекотать мои нервишки. Даже не сомневаясь, чьих это рук дело, я стерла «предупреждение» и пошла к стойке, отсалютовав бармену.

– Ладно, Райан, я никуда сегодня не пойду. У тебя получилось меня запугать.

Друг непонимающе почесал светлую макушку, наливая в стаканы эль.

– Что, прости?

– Та страшная надпись на витрине. – Я освободила ведро от воды и театрально вздрогнула. – У тебя вышло. Я действительно напугана.

– Да о чем ты, черт подери? – Он почти вывалился из-за барной стойки, с явным замешательством глядя на меня.

Неплохой актер.

Я приторно улыбнулась.

– Сделаем вид, что это написал не ты, а какой-нибудь красавчик, пытающийся защитить меня от похотливого маньяка.

– То есть, я не красавчик? – возмутился друг, поджав тонкие губы.

– Вот ты и спалился, —пропела я, порхнув к нему.

Райан, кажется, забыл, что устроил очередную шалость с моим участием. Он часто забавлялся, оставляя пугающие строки на витрине, которые, увы, всегда находила я.

– Я… в этот раз был не я!

– Значит, Брэндон.

– Эй, – подключился к нам друг, нахмурившись, – я не страдаю такой фигней. Да и, Скай, – он опустил руки на мои плечи, слегка надавливая на костяшки, – ты устала за сегодня. Тебе нужно расслабиться.

– Ладно, – вздохнула я и оглянулась на витрину. Будем считать, что Райан решил поморочить мне голову. Что ж, отомстить ему всегда успею.

– Массаж поможет тебе улететь в Нирвану, – прошептал Брэндон, медленно разминая мои плечи. Его пальцы снимали напряжение и расслабляли уставшие до жути косточки.

Уголки моих губ медленно поднялись вверх, и я приземлилась на стул из-за подкосившихся ног. Его массаж, наверное, единственное, что радует в пределах этой забегаловки и не дает думать о плохом. По крайней мере, на время. Ловкие руки Брэндона, своего рода, кратковременное лекарство, помогающее забыться на какой-то срок.

– Скажи, какого черта ты делаешь тут с таким талантом массажиста? – спросила я, подпирая ладошками лицо.

Он засмеялся, хлопая по моим плечам.

– Потому что мне нравится приносить удовольствие таким девушкам, как ты, а не каким-то морщинистым бабушкам без бюстгальтеров. Конечно, никто за это не платит, но… ты бы могла поцеловать меня в щеку, – Брэндон повел бровями и ткнул указательным пальцем в скулу, приближая лицо.

Я ухмыльнулась, оттолкнув его.

– Обойдешься.

Он натянул наигранно-обиженное выражение, которое быстро сменилось на чрезвычайно веселое, когда его огромные глаза уставились на часы возле стойки.

– О, да нам осталось совсем недолго тут проторчать! – ликующе произнес шатен и пригнулся к Райану. – Сделай нам сок. С коньяком, – почти шепотом сказал ему.

Тот кивнул и достал стаканы. Я угрожающе подняла указательный палец, чуть ли не тыча им в бармена.

– Рай, мне просто сок, хорошо? – попросила я, заполучая от Брэндона недоумевающий взгляд. – И как в тот раз с пивом в молочном коктейле не прокатит. Я слежу за тобой.

 

Парень улыбнулся и принялся за работу. Он взял стаканы, затем наполнил их оранжевой, сочной жидкостью со льдом, кинул трубочки и в емкость Брэндона незаметно добавил алкоголь. Если бы кто-нибудь заметил Райана за спаиванием персонала, ему бы точно не поздоровилось. Ну и нам, естественно.

– Последний раз рискую своей задницей для вас, – блондин придвинул напитки, озираясь вокруг. Не обнаружив слежку за собой, он облегченно выдохнул.

Я улыбнулась, помешивая сок и чуть ли не окуная в него нос.

– Пахнет нормально. Коньяк не чувствуется. – Я отпила из стакана, Брэндон тоже последовал моему примеру и пустил жидкость в рот, отвернувшись от посетителей. – Эм, спасибо.

– И да, это не за счет заведения, – Райан обнажил свои ровные зубы, увидев наши разочарованные лица.

Я отложила сок и полезла в карман джинс, пытаясь нащупать деньги. Но тут мое запястье перехватил Брэндон, медленно притягивая к себе.

– Скай, как мужчина, я должен заплатить за даму, не считаешь? – он осторожно положил мою руку на колено, словно опасаясь, что я опять потянусь за долларами.

Внезапно Райан оглушил нас диким хохотом. Мы с Брэндоном в недоумении уставились на него.

– Вы бы себя видели! – парень вытер кожу под глазами, охая. – Такие лица! Будто вам сказали, что сбили соседского котенка! – Он резко выдохнул, успокаиваясь. – Не парьтесь! Платить не нужно. За счет заведения.

Я с подозрением оглядела Райана и кинула взор на Брэндона. Тот пожал плечами и вновь присосался к своему чудаковатому коктейлю.

– Серьезно, да? За счет заведения? Интересно, – я постучала пальцем по подбородку, изображая театральную задумчивость, – сколько раз мы, в основном, вы, не платили и не попадались? Двадцать? Пятьдесят?

Брэндон подавился, затем, откашлявшись, всучил пойло Райану.

– Что-то перехотелось пить, – кратко улыбнулся он и, повернувшись ко мне, подпер лицо ладонью. Половина его тела находилась на барной стойке, а свободная рука безвольно свисала. Брэндон просто источал усталость. Такое состояние у него было каждый раз где-то под конец работы, ну а у меня – с самого утра, когда я только просыпалась и вспоминала, что сегодня моя смена и нужно идти в «райское» местечко на Земле, чтобы зарабатывать жалкие доллары.

– Да ладно вам! – закатил глаза Райан, когда и я протянула сок. – Узнают, ну и что? Свалим опять на Генри, – он кивнул в сторону, где наш «чистоплотный» коллега с усердием ковырял в носу, словно искал там золото.

Какая мерзость.

Конечно, я не была «за», чтобы Генри вновь подставляли, но и «против» – тоже. Ребята неплохо относились к нему, как и я, но часто подкалывали. И… подставляли. Один раз, когда Брэндон и Райан опустошили несколько бутылок из бара, не заплатив, об этом узнал мистер Джердж. Босс, конечно, был не в курсе, кто совершил такой подлый поступок, поэтому моим дебильным друзьям это вышло на руку. Они наплели, что алкоголь выжрал Генри. Естественно, Джердж был в ужасе и чуть ли не убил беднягу. Начиная с того момента, Брэндон с Райаном постоянно сваливают все казусы на Генри, однако тот не жалуется. Зато молча мстит им. Молча забирает их чаевые.

– Ты как хочешь, – посмотрела на Брэндона, который постукивал пальцами по стойке, – а я собираюсь заплатить за себя.

Я кинула несколько купюр Райану; он забрал их с измученным выражением лица, озорство в его голубых глазах растаяло. Когда-то я сравнивала своего приятеля с ангелом – такой же светлый снаружи, улыбчивый, но когда узнала, какие черти в нем водятся на самом деле, и что под таким милым обличием скрывается бармен-халявщик, любящий бесплатно попить коктейли на работе, перестала это делать. Не такой уж он и невинный.

– Скай, ты даже повеселиться не дала! – прохныкал он. Брэндон, видимо, не хотел оставаться в «задолжниках», поэтому тоже всучил бармену пару долларов и поднялся вслед за мной. – Отлично, и ты вместе с ней!

Я улыбнулась и, взглянув на время, пошла переодеваться. Рабочий день, наконец, закончился, и мы с Брэндоном были свободны. Жаль, конечно, что Райан не присоединился к нам – он каждый день (кроме выходных) пахал с утра до поздней ночи, поэтому не мог вступать в наши ряды «бездельников-по-вечерам».

Когда мы закончили с переодеванием, Брэндон открыл мне дверь, и я нырнула в проем.

Несмотря на то, что стояла мокрядь, было достаточно тепло для вечера в Нью-Хейвене. Небо начинало раскрашиваться в темные краски, еле видимые звезды потихоньку появлялись на нем, помогая тусклой луне освещать город, погружающийся в ночь.

Брэндон вышел следом, сунув руки в карманы спортивных брюк.

– Ты сегодня домой?

Он смотрел на меня, почти не моргая. Под таким напором мне стало неловко, к тому же, я вспомнила надпись на витрине, в которой все меньше видела забавы.

– Думаю, да.

Даже если это была очередная потеха, поздним вечером такое баловство не прибавляло уверенности.

– Тебя подвезти? – спросил он, наблюдая, как я посматриваю по сторонам.

Отец не приедет за мной, потому что еще на работе, Карен – тоже не вариант – у нее своих дел хватает, а идти пешком через «криминальные» районы – себе дороже.

Остается Брэндон.

– Было бы чудно.

– Тогда запрыгивай.

Парень кивнул в сторону серенького пикапа и направился к нему. Если честно, я ненавидела ездить в машине Брэндона. Хоть у меня не было собственного транспорта, но считала, что это намного лучше, чем быть обладателем старой развалюхи, которая громыхала как сатанинский хор.

Открыв скрипящую дверцу, я забралась в салон. Брэндон плюхнулся за руль и вставил ключ зажигания. Как только пикап затарахтел, чем-то засмердело, между тем, как я боролась с желанием выброситься отсюда. Видимо, друг не чувствовал этого зловония, зато я медленно умирала, незаметно прикрывая нос. Если это новое химическое оружие – мои поздравления, оно работает.

– Так что насчет кафе? – напомнил друг, постукивая по рулю.

Надеюсь, за отрицательный ответ он не закроет все окна, чтобы я задохнулась здесь.

– Давай поговорим об этом позже?

– Ты какая-то напряженная. Что-то случилось?

– Скажи честно, – я повернулась к нему, – это вы исписали витрину? Бить не буду, обещаю.

– Это не моих рук дела и точно не Рая: он весь день колесил за стойкой. Тем более, окно мыла Клери незадолго до того, как ты там что-то обнаружила.

Грейс, у тебя, видимо, паранойя.

Я нервно улыбнулась.

– Мыла, значит…

– А что ты нашла на нем? – Брэндон повернул налево, и когда я заметила первый лопнувший уличный фонарь, беспокойно вжалась в сидение. Мы как раз проезжали район, куда бы не стоило соваться, особенно после захода солнца. Туда часто наведывалась полиция, ведь он славился воришками и потенциальными насильниками, которые создавали «квесты» для своих жертв, разбивая фонари и усыпая дорогу стеклами. Ирония лежала в том, что через этот район пролегал самый короткий путь до моего жилища…

– Там было предупреждение, адресованное мне. Кто-то не хотел, чтобы я сегодня покидала дом.

Брэндон заметно напрягся, соколиным взором обследуя местность и прибавляя скорость.

– В любом случае, сейчас ты со мной и в полной безопасности.

Надеюсь.

Я кивнула, дабы успокоившись, хотя была как на иголках, вглядываясь в темные дома и изредка мелькающие тела в продолговатых переулках. Страшно представить, что случается с теми, кто ходит здесь один.

С помощью смекалки и маневров Брэндон умело объезжал ямы, осколки, и с каждой «победой» я облегченно вздыхала, схватившись за крестик на шее. Все могло быть куда хуже, но его ржавое корыто не подводило.

Кажется, ликовать было рано: колесо слева засвистело, затрещало, и машину повело зигзагами, из-за чего разъяренному Брэндону пришлось вдарить по тормозам. Я вцепилась в приборную панель, когда он с фонариком высунулся из окна, оценивая ущерб.

– Твою мать!

– Что там?

– Колесо проткнули. Какой-то идиот рассыпал гвозди. – Он оглянулся на меня, схватив чемоданчик с задних сидений. – Будь тут. Не высовывайся, пока я не поменяю колесо.

Меня бросило в дичайший жар, а сердце скакало где-то в глотке.

– Это же долго!

– Четверть часа, не больше. Я постараюсь быстрее.

– Ты знаешь, где мы сейчас находимся? – прошипела я.

Брэндон покинул салон, натягивая рабочие перчатки и озираясь.

– Если повезет, примут за своих. Если нет, – он безумно улыбнулся, – придется немного побегать. Но добежим ли?..

– Не смешно!

– Прости, – приятель помотал головой, настраивая свет на колесо. Он взглянул на меня исподлобья, и смешинки блеснули в его глазах. – На всякий случай, вдруг меня убьют, в салоне старая шоколадка, которой можно отбиваться – имей в виду.

– Быстро за работу, шутник. – Я закрыла дверцу, нахмурившись, отчего Брэндон засмеялся, присаживаясь к колесу, а переулок меж заброшенными домами странно оживился.

Темная фигура копошилась неподалеку, наблюдая за каждым нашим действием. Поскольку Брэндон пропадал за капотом, неизвестный сосредоточился на мне, в то время, как я гадала, что ему надо. Тело больше не шевелилось, впрочем, я была уверена, что оно глядит на меня. Холодок паники обдувал спину, и я почти вывалилась из окна, оповещая Брэндона:

– За нами смотрит какой-то тип.

– Покажи ему средний палец, – обыденно посоветовал он, снимая колесо.

Я опешила, оглядываясь на замершего чудака.

– Ты серьезно? Хочешь, чтобы нас прям на местах прикончили?!

– Скай, он один? – Друг выпрямился, покручивая в пальцах гаечный ключ.

Прищурившись, я не заметила рядом с преследователем «напарников» и слегка расслабилась.

– Пока что да.

– А нас сколько?

– Двое…

– Трое, – Брэндон постучал по дверце пикапа, и тот жалобно скрипнул. – Мы уедем раньше, чем этот псих явится сюда. Я почти закончил. – В доказательство этого он загрузил старое колесо в багажник, затем принялся закреплять новое, размахивая инструментами.

Я готова была кусать локти, с нетерпением ожидая, когда древний мотор снова завоет, и мы, наконец, свалим с этого адского местечка, но также мне хотелось завизжать, потому что «маньяк» пропал из виду, а Брэндон с нецензурной бранью направился очищать дорогу от гвоздей. Куда испарился тот псих – в душе не чаяла, но нутро подсказывало, что дерзкий парнишка, разрушающий традиции этого райончика, привлек его внимание.

– Брэндон, – я приоткрыла дверцу, неуверенно опуская одну ногу на асфальт, – ты скоро?

– Уже иду. – Коротко осмотревшись, он забрал чемоданчик и снял перчатки, бросив атрибутику в багажник. На улице холодало, и наше дыхание сопровождалось едва заметными клубнями пара. – Готова ехать?

– Знал бы, насколько…

Мы тронулись с места, и я облегченно откинулась на сидение, успокаивая пляшущее чечетку сердце. Отныне, Брэндон внимательнее объезжал препятствия, рассказывая мне забавную историю из жизни, которую, к великому разочарованию, пропускала мимо ушей. Мой взгляд был сосредоточен на зеркале заднего вида, в котором исчезала неказистая фигура нашего «преследователя». Он вышагал на дорогу, сунув руки в карманы брюк, и бдел за отдаляющимся пикапом, оставаясь в тени. Вскоре и вовсе исчез, слившись с вечерними красками.

***


Брэндон притормозил возле двухэтажного серого дома, облицованного красным камнем, и ослепительно улыбнулся мне.

– Увидимся завтра?

– Конечно. Спасибо, – я постаралась выдавить улыбку, пока выползала из машины и мысленно отправляла сегодняшний день в мусорное ведро.

Попрощавшись с Брэндоном, я вошла за узорчатую ограду. Свет в окнах горел, свидетельствуя о том, что папа дома, и мне не придется искать в бездонном рюкзаке ключи.

Сегодня он вернулся с работы раньше, чем ожидалось.

Улыбка наползла на лицо. Зайдя в дом, я скинула сумку на пол, выглядывая отца.

На бежевом кресле лежала папка для бумаг и как всегда была мега переполненной, а самого ее обладателя не наблюдалось. Папа работал полицейским, и в основном многие, незакрытые дела взваливались на его уставшие плечи, потому что он успешно справлялся с ними. Работа не щадила его…

Мои постоянные уговоры уйти из полиции и заняться чем-то другим он даже не желал слушать. У него был один ответ: «Нам нужны деньги. С этой работой у нас есть шанс держаться наплаву». Конечно, я спокойно бы принимала такое объяснение, если бы папе платили справедливо за его адские труды. Он часто пропадает в участке, не ночует дома, порой, в выходные сидит за документами, отчего я все больше ощущаю себя брошенным «котенком». После смерти мамы он словно охолодел и забыл, что у него есть дочь, которая требует родительского внимания.

 

Я обнаружила отца возле окна. Он потягивал кофе и доедал шоколадное печенье. Заметив меня, папа отложил кружку, и с широкой улыбкой собрал меня в охапку.

– Как ты, мой ангел? – ласково поинтересовался он. Слегка шершавая ладонь легла мне на щеку.

Я закрыла глаза, сдерживая слезы. Ангел. Родители не называли меня так уже очень давно. С того момента словно прошла целая, длинная вечность. Вечность, где я радовалась и светилась от счастья.

Вечность, где мама жила…

– Улыбаюсь, значит – нормально, – я разлепила веки и взглянула в карие глаза отца, стараясь не опускать уголки губ.

Он стоял в униформе, из какой, практически, не вылезал, глубокие морщинки в некоторых местах прорезали кожу, давая знать о немолодом возрасте, темные волосы, как всегда, пребывали в небрежном виде – у отца не находилось времени их расчесать, так же, как и побрить щетину на пол лица.

– Это хорошо.

Папа чмокнул меня в лоб и вновь взялся за кофе. Лицо помрачнело, тяжелый вздох вырвался из груди, когда человек по рации на его ремне сообщил, что нужно срочно ехать в участок, захватив дела. Посмотрев на меня извиняющим взглядом, он сказал своему коллеге, что скоро будет на месте. Я продолжала стоять на месте, только на это раз не сдерживая слез. Мне было чертовски обидно, что единственный, родной человек отдаляется от меня с каждым разом все больше. Он не находится рядом, когда это требуется, не знает, что творится в моей жизни и почти не участвует в ней…

Как бы я хотела вернуть те времена, где отец не окунался с головой в работу, и мама была с нами. Но, к сожалению, это невозможно. Прошлое нельзя вернуть.

Увидев белужьи слезы, папа неуклюже обнял меня.

– Детка, что случилось?

– Я не помню, когда последний раз видела, чтобы у тебя был выходной, – я сделала шаг назад, убрав его руки со спины. – Ты даже не думаешь о своем здоровье. Обо мне… Чертовски обидно, что тебя вечно нет рядом. А ты мне нужен, пап.

Болезненный комок застрял в горле. Я собиралась закончить «сцену», но знала, что это еще не конец.

– Я люблю тебя, Скай, – прошептал он, приковав печальный взгляд в пол. – И все, что я делаю, лишь ради нашего будущего. Скоро ты поступишь в университет, и мне нужно заработать достаточно денег для этого. Раньше твоя мама…

– … знаю, – я закрыла глаза, громадные капельки слез скатились по щекам. – Она тоже приносила доход в семью. А сейчас ты думаешь, что один это делаешь? Я специально устроилась на работу, чтобы помочь тебе погасить кредит за новую мебель и откладывать на учебу.

Он громко выдохнул, переминаясь с ноги на ногу.

– Я очень благодарен тебе, ангел, но этого все равно мало. Ты получаешь недостаточно, и эти деньги не играют большой роли в бюджете нашей семьи.

Не играют?..

Прозвучало как оскорбление. Мне словно дали смачную пощечину. Я столько пропадаю на работе, чтобы потом выслушать такое? Пыхчу на ней почти без толку? Просто так?

Слова, желающие вырваться наружу, застряли где-то в горле, и рот тупо был открыт. Мне не хотелось кричать на папу, поднимать истерику или еще что, я просто развернулась и помчалась по лестнице, смахивая слезы. Он пытался меня остановить и извиниться, но у него это хреново получалось. Впрочем, как у всех родителей, не умеющих держать язык за зубами.

– Скай, прости. Я не…

Папа не договорил, поскольку я забежала в комнату и захлопнула дверь перед его носом. Отец никогда не следил за словами и мог наговорить много того, отчего потом захочется возненавидеть свою и так дерьмовую жизнь еще больше.

Я любила его. И у меня не было причин его ненавидеть. Почти. Такие случаи всегда сопровождались моими слезами, а ком ярости постепенно рос внутри, не решаясь выбираться наружу. После ухода мамы, он полностью погрузился в работу, стал трудиться в полную силу, чтобы обеспечивать нас.

Я видела, как папа мучился. Этот адский труд, постоянная нервотрепка, депрессия. Не каждый бы выдержал. Когда я поняла, что нужно брать ситуацию и в свои руки, устроилась в отстойное кафе с наступлением летних каникул. Но моя зарплата, как оказалось, не сыграла большой роли в нашем бюджете.

– Скай, доченька, – голос отца донесся до моих ушей.

Я шмыгнула и подняла голову, обнимая коленки. Мне было нечего опасаться – папа не зайдет сюда, если не хочет усугубить ситуацию в триллион раз. Он знает, что когда я расстроена, мне необходимо побыть одной.

Решив не отвечать, я слушала, как он нелепо расхаживает за дверью, подбирая слова.

– Скай, ты слышишь меня? – спросил он мягче. Его идиотская рация вновь дала о себе знать. Выругавшись, папа сообщил напарнику, что уже в пути, а затем я почувствовала, как его большие ладони легли на дверь. – Прости меня за это. Если бы я мог что-то поменять, то непременно бы сделал это. – Он отошел – его тень, просачивающаяся через щелку, уменьшилась в размерах. – Не жди меня сегодня.

И он ушел.

Я снова осталась одна.

Наедине с тишиной, мраком и пустотой.


2

Назойливое гудение телефона разбудило меня. Я не заметила, когда успела уснуть, уткнувшись в подушку. Прогоняя сонное состояние, взяла гаджет с прикроватной тумбочки, проклиная «лунатика». На экране высвечивалось имя Карен – моей лучшей подруги, и я, в принципе, не удивилась – какой нормальный человек будет доставать меня звонками в глухую полночь, кроме этой девицы?

Зевнув, я нажала на заветную кнопку и села в постели.

– И совсем не имеет значения, что пять секунд назад я сладко спала и видела третий сон.

– Как ни позвоню, ты вечно спишь, – пропела она. Помимо ее голоса гремели чьи-то крики и зловещее рычание заставило меня пробудиться.

Только Карен могла в такое время суток не смыкать глаз, доставая меня телефонными звонками при просмотре зомби-сериала «Ходячие мертвецы»2, и есть жирные куриные ножки. Да, она любитель потрепать свои нервишки перед сном и во время какой-нибудь кровавой резни, развернувшейся в экране ноутбука, полакомиться мясом. Не зря я боюсь ее злить, ведь неизвестно на что способна девушка, владеющая боевыми искусствами, постоянно смотрящая «Ходячих мертвецов» и обожающая поедать плоть мертвых животных, сидя на кровати, под которой спрятан чемоданчик с ножами всех видов. Не могу сказать, что точно знаю, для чего ей нужен этот арсенал, но как уверяет подруга, он необходим, дабы защищаться от маньяков, желающих забраться в ее комнату. Честно сказать, если оно и так, то любая уголовщина в здравом уме и близко не подойдет, узнав, кто такая Карен Джонс.

Да и вообще, я никогда не понимала, с чего моя чокнутая подруга взяла, что к ней обязательно нагрянет какой-нибудь идиот, натянувший на лицо дырявые колготки. Вероятно, она мне что-то не договаривает…

– Потому что ты обычно звонишь ночью? – ухмыльнулась я, с широко-распахнутыми глазами слушая, как на конце провода, вероятно, кого-то едят. Жуть. – Какая серия?

– Шестая, – восхищенно ответила Карен, затем что-то зашуршало, и писк подруги почти оглушил меня. Храни господь ее терпеливых родителей. – Мочи его, Дэрил3! Давай! Раздолби ему черепушку! Еху!

Я нервно сглотнула.

– Карен?

Она ойкнула, затем что-то вновь зашелестело.

– Ох, черт. Извини, Скай. Тут был такой классный момент, и телефон выпал из руки. —Она ухмыльнулась. – Приземлился прямо в ведерко с ножками. – Я поморщилась, когда услышала булькающие звуки. Она опять уминала то, с помощью чего раньше передвигались бедные курочки. – Ох, весь в соусе. Подождешь, пока я слижу его?

Меня чуть ли не стошнило – Карен провела языком по экрану и смачно чавкнула. Думаю, ее не волновало, сколько микробов вместе с соусом она только что заглотнула.

Я постаралась сдержать рвотный позыв. Это был не единичный случай, когда Карен «отличалась». Как-то раз ей пришлось своровать у продавца хот-дог. Она забыла деньги дома и сильно хотела есть. Естественно, голод победил, и эта сумасшедшая удирала от толстого мужичка в фартуке по всему городу, пока ее не остановил железный забор, подаривший билет в больницу.

– Закончила? – осторожно поинтересовалась я.

Карен ухмыльнулась.

– Кажется, тебя слышно лучше. Да, закончила.

– Так насчет какого важного повода ты решила меня разбудить? Учти, я не стану болтать с тобой. Ты на часы смотрела?

Она фыркнула.

– Детское время, детка.

– Ну, так ты отчитаешься, что тебе надо, а? – я зевнула. Глаза потихоньку слипались.

– Что, так не терпится от меня избавиться?

– Угадала, – я упала на подушку и сомкнула веки.

– Хах, не отделаешься от меня так просто, Грейс, – «обрадовала» она, злорадно смеясь. – Через час будет концерт в «Мо». Выступает «Сладкое забвение». Лучшая ночь, лучшая группа Нью-Хейвена в лучшем клубе.

Я опять зевнула. Сон потихоньку сгребал в свои пушистые объятия.

– С последним можно поспорить, – подметила я, вспоминая «уютную» атмосферу «Мо» и не закрывающиеся кабинки в туалете. – Ладно. Но, а я-то тут причем?

Карен громко ухмыльнулась.

– Шутишь? Выступает «Сладкое забвение»! – Она цокнула языком. – Знаю, какая ты чертова бука, но обязана пойти со мной, иначе, – затихла на секунду, – я заставлю тебя смотреть «Ходячих»! Весь день! В моей компании, Гре-е-е-ейс.

– Нет, – простонала я. Сон как рукой сняло. Ненавижу этот сериал из-за переизбытка крови, насилия и живых трупов. – Ты не посмеешь.

– Ох, еще как посмею! Так значит, пойдешь со мной на концерт? Учти, я не весь пятый сезон досмотрела.

Это хуже казни.

– Черт, – выдохнула. – Ты в курсе, что я устала, недавно пришла с работы и ужасно, ужасно не хочу двигаться?

1Кебаб (от перс. kabab «жареное мясо») – блюдо азиатской кухни, которое традиционно готовят из рубленой баранины, жаренной на шампурах.
2«Ходячие мертвецы» – американский постапокалиптический сериал, основанный на одноименной серии комиксов. В центре сюжета группа людей, пытающаяся выжить во время зомби-апокалипсиса.
3Дэрил – один из главных персонажей сериала «Ходячие мертвецы».

Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделиться: