Название книги:

Демон под диваном

Автор:
Александр Рудазов
Демон под диваном

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Да не хотим мы, сказали же!

– Если хотите, я могу сделать так, чтобы они больше вообще не разряжались. Мне это ничего не стоит.

– Ух ты, правда?! – поразился Денис. – Слушай, Полинка, а он дело говорит! Бесконечные батарейки…

– Денисыч, вот ты почему все время тупишь? – упрекнула его Полина. – Ну вот почему? Зачем ты меня каждый раз разочаровываешь?

– Что не так-то?

– Ну ты подумай. Зачем нам бесконечные батарейки, если мы можем пожелать…

– А!.. – дошло до Дениса. – Бесконечные деньги!

– Ну вот можешь же, когда захочешь.

Фурундарок заерзал. Ему не понравился поворот, на который свернули мысли близнецов. Это желание наконец-то пришлось по душе им обоим, и они принялись рьяно обсуждать, как его лучше сформулировать.

Потому что если просто пожелать бесконечные деньги – как это будет выглядеть? Это же не компьютерная игра, в которой твой капитал – просто число в углу экрана. Нужно как-то так придумать, чтобы и пользоваться было удобно. И чтоб не заподозрил никто ничего.

И в конце концов близнецы пришли к консенсусу. Зайдя в укромное место, прикрытое со всех сторон деревьями, они спустили Фурундарока на землю, взялись за Черный Криабал, и Денис заговорил:

– Мы хотим кошелек, в котором никогда не закончатся деньги. Чтобы оттуда в любой момент можно было вытащить сколько нужно. Каких хочешь денег – хоть рублей, хоть долларов, хоть евро, хоть…

– Хоть юаней, – добавила Полина.

– Хоть юаней. А что такое юани?

– Китайские деньги, неуч.

– Сама дура!

Фурундарок дослушал их желание, вздохнул, крутанул ладошкой – и протянул близнецам тканевый кошелек, затянутый шнурком. Тот не очень-то походил на знакомые им кошельки – скорее уж маленький мешочек, – но внешний его вид близнецам был безразличен. Они сразу схватили подарок, раскрыли, сунули туда нос – и обнаружили, что внутри ничего нет.

Долго трясли над землей – но ни единой монетки из кошелька не выпало.

– Эй, тут же пусто! – возмутился Денис.

– Конечно, – равнодушно ответил Фурундарок. – Вам же сейчас не нужно.

– В смысле? Нам нужно!

– Да, нам нужно! – присоединилась Полина.

– Зачем?

– Ну-у… Просто так!

– Слушайте. Вы попросили кошелек, из которого можно вытащить сколько нужно. Сколько нужно. Если вам понадобится за что-то заплатить – там появится нужное количество денег. И ни единым медяком больше. А пока вам ничего не нужно – там пусто.

Денис и Полина переглянулись и гневно засопели. Они не это имели в виду. Конечно, так тоже здорово – теперь они действительно смогут покупать все, что захотят… но они это не так себе представляли.

– Ты нас обманул! – предъявил Денис.

– Я выполнил ваше желание, – огрызнулся Фурундарок. – Что вас не устраивает? Надо было точнее формулировать.

– Все равно обманул!

– В таком случае попросите другой кошелек, с другими свойствами. Только это будет уже второе желание.

– Не, нафиг, – отказался Денис.

– Да, нам и этот сойдет, – согласилась Полина. – Только чего у него такой дизайн фиговый?

– А вы его не оговаривали, – ответил Фурундарок.

– И поэтому ты сделал его таким фиговым?

– Конечно. Надо было заранее оговаривать.

– Ой, Полинка, да ладно тебе. Он же не розовый с бантиками или еще какой-нибудь зашкварный.

– А чем тебе не нравится розовый с бантиками?! – возмутилась Полина. – Я такой и хотела!

– А я бы им как пользовался?!

– Никак. Я бы им за нас двоих пользовалась. Ну все, пошли уже проверять!

– Пошли! – кивнул Денис. – А куда пойдем?

– В торговый центр, конечно. Куда же еще?

Глава 4

В Москве очень много торговых центров. Да и вообще очень много всякого. Близнецы Померанцевы родились в провинции, в городе Уфа, но помнили его не очень хорошо, потому что переехали в Москву, когда им было по пять лет.

Мама вот коренная москвичка. В Уфу она ездила, потому что работу хорошую предложили. Собиралась отработать год и вернуться. Но встретила там папу, вышла замуж, родила Дениса и Полину – и в итоге прожила в Уфе почти одиннадцать лет.

Ну а потом умерла бабушка Лаура, которая была мамой папы, а дедушка Паша умер еще раньше. Его Денис с Полиной вообще не помнили, им тогда всего-то годик был. Они и бабушку Лауру-то уже почти забыли.

В общем, после этого Померанцевы собрались и переехали в Москву, к маминой родне. И теперь живут тут. Среди несметного множества торговых центров, станций метро и людей. В Уфе людей поменьше было.

И торговых центров тоже.

Обычно деньги близнецам приходилось тратить осмотрительно. Папа и мама никогда не жадничали, но и жить в блеске детям не позволяли. На нужных и важных вещах не экономили, а всякие излишки – вот вам по триста рублей в неделю, и дальше сами тратьте, на что захотите.

А триста рублей в неделю – это вообще-то ни о чем. Это четыре большие бутылки кока-колы, или пять каких-нибудь недорогих шоколадок, или два билета в кино на самый ранний сеанс, или один поход в КФС, или какая-нибудь совсем уж дешевая игрушка.

И теперь, когда они дорвались до кошелька с бесконечными деньгами… началось что-то страшное.

Первым делом они купили коляску для Фурундарока. Сначала хотели взять самую лучшую, но потом подумали, что он-то им не самый лучший кошелек подогнал, а так, формально. Для галочки. Условия-то выполнил, соблюл, и даже обманул-то не очень сильно, но все равно какой-то осадочек остался.

Так что и коляску они ему выбрали дешманскую, в красный горошек. Не самую уж отстойную – самим же потом ее возить, людям в глаза глядеть, – но и не такую, в какой охотно бы покатались сами, будь им снова по полгодика.

Фурундароку, впрочем, было до фонаря. Он залез внутрь и развалился в позе морской звезды, с презрением отвергнув одеяльце. И близнецы, сжимая нервно кошелек, пошли на кассу.

Кассирша оглядела их поверх очков, но ничего не сказала. Ну да, нетипично, но не сигареты же покупают. Она просто озвучила сумму – и Полина сунула руку в кошелек.

Внутри у нее все сжималось. Все-таки не верилось до конца, что сработает. А ну как ничего там не окажется – и привет, срамота. Денис нервно косился на нее, готовый бросить ручки коляски и драпануть.

Но кошелек оказался шикарен. Ровно столько в нем оказалось денег, сколько стоила коляска. Пять тысяч восемьдесят шесть рублей. До монетки. Полина выгребла две купюры (одну очень ветхую) и пять монеток (довольно потертых), положила их на тарелку-мелочницу и гордо уставилась на кассиршу.

Она еще никогда не держала в руках столько денег.

После этого, уверенные теперь в себе, близнецы пошли в разнос. Катя по очереди коляску с Фурундароком, они сметали с полок все подряд. Разграбили «Детский мир» и «Спортмастер», вымели метелочкой все лотки со сладостями, накупили гору игр для приставки и саму приставку, а потом еще и вторую, но уже другую. Фурундарока сразу же завалило по самую шею, но он не протестовал, а только с ухмылкой наблюдал за алчными детьми.

К сожалению, Денис и Полина не могли покупать все подряд. Место в коляске очень быстро закончилось, и катить ее стало адски тяжело. Они устали, запыхались и проголодались.

– Давай еще в зоомагазин зайдем… – вяло предложила Полина.

– Ну давай… – так же вяло согласился Денис.

В зоомагазин они обычно заходили просто так, попыриться. У них уже был дома кот, так что новых животных родители приносить запрещали.

Да близнецы и сами не особо рвались.

Так что они просто бросили коляску у входа и принялись бродить между аквариумов и клеток с грызунами.

– Полинк, Полинк, ты смотри, тут даже шмотки для хомяков есть! – ткнул пальцем Денис. – Давай купим!

– Зачем? У нас же хомяков нет.

– Ну ты посмотри, какие они прикольные. Давай купим шмотку и самого хомяка тоже купим.

– Зачем?!

– Да просто так! Я всегда хомяка хотел! А у нас же теперь деньги бесконечные!

Полина задумалась. Конечно, деньги теперь бесконечные, но она всегда была экономной и бережливой девочкой. Ей претило выбрасывать пусть даже бесконечные деньги на абсолютно ненужную вещь.

– Чего-то дорогие шмотки-то, – покрутила носом она. – Жилетка для хомяка за четыреста рублей! Это чего так дорого-то?! Тут сам хомяк всего триста пятьдесят стоит!

– О, точно! – обрадовался Денис. – Давай купим двух хомяков, и из одного сделаем другому жилетку! Пятьдесят рублей сэкономим!

– Кхм, – кашлянула над ухом продавщица. Она уже давно ходила за близнецами по пятам. – Вы что-нибудь брать будете?

– Ой, а вы знаете, мы тут искали желтомордика брюхорукого, но у вас его нету, что ли? – спросила Полина.

– Кого?.. – не поняла продавщица.

– Ну желтомордика же, – жалостливо покосился на нее Денис. – Это ящерка такая, только у нее с мордочки еще пурдиссы свисают.

– А, это… ну… а… не, нам не завозили. Но я могу в базе посмотреть.

Близнецы горестно вздохнули, внутренне ликуя. Они любили выдумывать разные слова, а потом смотреть, как человек сначала подвисает, а потом делает вид, что понимает, о чем речь.

И они даже заставили бедную пожилую женщину вбивать это все в строку поиска и убеждаться – такого зверька у них в продаже нет.

А потом они кормили рыбок. В торговом центре был такой мини-аттракцион – сунь сто рублей, покорми рыбок, загадай желание. Раньше-то близнецы этого никогда не делали – потому что это, черт возьми, целых сто рублей! Они не так много получали карманных денег!

А теперь вот оторвались. Доставая купюру за купюрой, они отправляли в аквариум все новые порции корма. Очень крошечные порции. Микроскопические порции. Буквально по щепоточке.

– И вот за это они берут сто рублей?! – возмущенно произнесла Полина.

– Да ладно, у нас же кошелек бездонный, – ответил Денис, пихая в карман очередной магнитик. – Давай его опустошим.

Возле этого аквариума им сразу же пришел в голову лайфхак. Что если не отдавать полученную от кошелька сторублевку автомату, а оставить себе? А потом еще, еще, еще?.. Может, так можно просто так навытаскивать из кошелька гору денег? Чисто про запас?

 

Не сработало. Точнее, сработало, но только один раз. Кошелек, конечно, никак их не наказал за зажиленную сторублевку, но выдавать вторую отказывался, пока автомату не скармливали первую. Так что хоть и лайфхак, но не слишком эффективный.

А потом был фудкорт. Идти без взрослых в настоящее кафе с официантами Денис и Полина все-таки не посмели. Им еще предстояло свыкнуться с мыслью, что теперь они могут сами за себя платить. И вообще заказывать все, что душа пожелает.

Вместо этого они долго бродили вдоль прилавков, изучали меню и раздумывали, чего бы им взять. Попробовать хотелось всего, глаза аж разбегались.

– Смотри, Полинка, смотри, чего написано! – уставился на вывеску Денис. – «Спаси гамбургер»! Эти гринписовцы совсем обалдели – уже гамбургеры спасают!

– Дурак неграмотный! Не «спаси», а «спайси»!

– Сама дура! Нет такого слова!

После этого они чуть не передрались за бездонный кошелек. Он у них был только один, а тянуло близнецов к разным точкам. Денис хотел в блинную, Полину манили роллы. Увы, достать из кошелька хотя бы монетку до момента оплаты по-прежнему было невозможно.

Но они разобрались. Набрали по очереди целые горы того и другого, засели за угловым столиком и принялись уплетать. Хотели предложить что-нибудь и Фурундароку, но тот, оказывается, успел задремать.

– Ого. Он спит, – задумчиво сказала Полина.

– Ага, спит, – согласился Денис. – Совсем как человек.

– Ага. Давай его не будить. А то еще плакать начнет.

– Или описается.

Денис и Полина понимали, что Фурундарок на самом деле не младенец, а взрослый и, возможно, даже старый демон. Но им все-таки трудно было отвлечься от его внешности. Особенно сейчас, когда тот спал с закрытым ртом и отличался от маленького ребеночка только двумя пупками.

Уплетая блины и роллы, близнецы продолжали обсуждать, что им попросить вторым желанием. Результатом первого они остались в целом довольны – теперь, главное, не прогадать и с остальными девятью.

– Мовеф, фофмем фуфуфу… – прочавкал Денис, набив рот блинами.

– Тебя тут в колхозе заждались, между прочим, – сказала Полина, изящно держа палочки. – Каждый день выбегают на дорогу, смотрят – где же там наш самый толстый боров?

– Ама-фу-фы!.. – обиделся Денис. Прожевал, сердито уставился на сестру и предъявил: – Мы, между прочим, с японцами на войне воевали, а ты их суши жрешь!

– Это военные трофеи! – прочавкала Полина.

Денис с отвращением посмотрел на сырую рыбу и недоваренный рис. Он не любил суши. Терпеть не мог. Никогда их не пробовал, но ненавидел до глубины души. И когда родители водили их в японское кафе или просто заказывали роллы на дом, то он всегда смотрел, как остальные уплетают эту гадость, и недовольно пыхтел.

Но сегодня особенный день. Сегодня в жизнь Дениса и Полины вошло волшебство. Сегодня они призвали тварь из темных глубин ада или откуда там родом Фурундарок. Сегодня у них начались удивительные приключения, и они уже успели заполучить несметное богатство – причем исключительно благодаря своим уму, храбрости, доброте и прочим хорошим качествам.

Так что Денис решил все-таки рискнуть и попробовать суши.

И те оказались не так уж и отвратительны. Скользкие, холодные и вонючие, но Денис ожидал худшего.

– Какого черта ты хапаешь мои роллы? – прищурилась Полина.

– А чего, нельзя?

– Ты должен был сначала спросить! И я бы тебе сказала: конечно… хрен тебе, а не роллы!

Денис показал сестре язык. Полина вздохнула и нравоучительно сказала:

– Неправильно ты, дурак тупой, суши ешь. Ты его рыбой кверху держишь, а надо рыбой на язык класть. Так вкуснее получится.

Денис перевернул – и правда стало вкуснее! Не так чтоб очень намного, но разница чувствовалась!

Так они сидели и лопали больше часа. То и дело бегали за добавкой и остановились только когда животы раздулись, как пляжные мячи.

– Важный момент, – сказала Полина, почесывая пузо. – Родителям рассказывать будем?

– Вот ты мне сейчас сложный вопрос задала, – почесал затылок Денис. – Стоит ли папе и маме знать об этом?

Близнецы задумчиво отхлебнули кока-колы. Они пили ее в огромных количествах, хотя родители и пытались их ограничивать, считая, что это из-за слоновьих доз газировки их дети такие непоседливые.

На самом деле нет, конечно. Денис и Полина такими родились.

И обсудив все как следует, они решили пока не рассказывать родителям ни о чем. У них и так хватает забот в их сложной взрослой жизни. Незачем грузить их еще и глупыми детскими играми.

– А как мы объясним… вот это? – указал на забитую добром коляску Денис.

– Обидно, но часть придется безжалостно уничтожить, – вздохнула Полина. – У тебя спички есть?

– Есть, конечно. И еще бензин в баночке из-под горчицы.

– Бензин у меня и у самой есть. Только в бутылочке из-под сока. И я еще мороженого хочу.

– Уверена? Ты и так обожралась так, что сейчас лопнешь.

– Не уверена, – честно признала Полина. – Но все равно хочу. Подбрось монетку, есть мне мороженое или нет.

Денис нашел в кармане заблудившийся двухрублевик и хлопнул им о тыльную сторону ладони. Полина сказала:

– Решка – беру еще мороженое, орел – не беру.

Денис убрал руку – монета лежала орлом.

– Так, вот теперь мне хочется мороженого еще сильнее, – наморщила нос Полина. – Будь ты проклята, монета.

За мороженым она все-таки сбегала – и не только себе, но и Денису. Уплетая его, близнецы обсуждали, что из покупок они выкинут, а что все-таки рискнут протащить домой и припрятать в укромных уголках. Все такие они знали наперечет – все-таки квартира у них только двухкомнатная.

– А новые смартфоны-то мы купим? – спросил Денис.

– Лучше, – улыбнулась Полина. – Мы купим… айфоны.

– О-о-о!..

Айфон. Удивительная штука. Почти волшебная. Вроде и ничего особенного, ничем всерьез не отличается от других хороших смартфонов – но овеян при этом каким-то величественным флёром. Когда ты берешь в руки айфон, то словно ангелы спускаются с небес, умиляясь тому, какой ты замечательный. Без панибратства, они все равно не признают владельцев айфонов равными себе, но все же отмечают их, возвышают над другими жалкими смертными.

Кто они все такие, владельцы сяоми и самсунгов? Ничтожества с трясущимися шеями, многоликая человеческая масса. Человек без айфона не достоин того, чтобы плюнуть ему в руку. Тупое быдло, которое звонит по своей убогой звонилке такому же тупому быдлу и слышит в трубке только козлиное блеянье и свинячье хрюканье. Даже когда айфон просто лежит на столе – стол источает флюиды восторга, счастливый уже тем, что служит подставкой запечатленному в металле идеалу.

Вот такие мысли пронеслись сейчас в головах близнецов.

Честно говоря, айфоны не были им нужны, но для них они всегда были воплощением какой-то недостижимой мечты. Машины, яхты, дворцы на Канарах – это все понятно, но их у детей не бывает в принципе, о них начнем грезить, когда подрастем.

А вот айфон может быть и у ребенка. Редко, но может. Денис и Полина точно это знали, потому что в их классе один такой есть. Антошка Федосеев, маленький вонючий мажор.

И да, он важничает и пыжится именно так. Каждый божий день. Даже перед учителями.

Когда он впервые принес айфон в школу, то вообще смотрел на одноклассников так, словно внезапно стал над ними верховным императором. Его даже хотели побить всем классом, но не посмели коснуться владельца айфона.

Конечно, первоначальный блеск быстро спал. Айфон на поверку и впрямь оказался перехваленным куском говна. Так предпочитали думать Денис и Полина, которым подобная покупка не светила как минимум до конца школы.

Но теперь их мысли развернулись на сто восемьдесят градусов. Они снова преисполнились глубочайшего уважения к смартфону с надкусанным яблоком. И стиснув в руках бездонный кошелек, взявшись за ручки коляски с Фурундароком, не позабыв и драгоценный Черный Криабал, они понеслись покупать то, что позволит им запинать Федосеева ногами.

Когда Денис и Полина выгребли из кошелька пачку оранжевых купюр, продавец в салоне уставился на них, как на говорящих собак. О, дети без родителей сюда заходили частенько – близнецы и сами нередко заявлялись попыриться. Но совершить покупку… взять айфон последней модели… и не один, а сразу два…

– Вам родители точно разрешили такое покупать? – прищурился продавец.

Близнецы сделали честные глаза и принялись тарахтеть. Едва замолкал Денис – вступала Полина. Едва замолкала Полина – вступал Денис. Спустя пару минут лапши на ушах дядьки висело уже столько, что он мечтал только об одном – пробить эти злосчастные айфоны и спровадить детей к чертовой матери.

В общем-то, какое ему дело? Если что не так – ну родители вернутся с чеком и товаром, сделают возврат.

– А как мы ими теперь пользоваться-то будем? – проворчал Денис, ковыряясь с симкой. – Папа же увидит. И мама увидит. Надо будет как-то обосновать. Как мы обоснуем?

– Не беси меня, я счастлива, как никогда, – ответила Полина, прижимая к груди белую коробочку.

– Так что, вы довольны своим первым желанием? – высунул голову проснувшийся Фурундарок. – Может, загадаете теперь второе?

– Нет, ты с этим погоди, – рассудительно ответил Денис. – Мы все как следует обдумаем.

– Да, – кивнула Полина. – А то еще продешевим.

– И вы что, предлагаете мне летать за вами, пока вы не загадаете все десять?! – тут же вскипел Фурундарок.

– Ну да.

– А ты что, куда-то торопишься?

– А по-вашему, моя жизнь – это исполнять желания назойливым недоноскам вроде вас?! – прорычал Фурундарок. – Сколько именно вы собираетесь обдумывать ваши остальные желания?!

– Пока не придумаем что-нибудь путное, – заявил Денис.

– Да. И не торопи нас, – сказала Полина. – А то расторгнем договор в одностороннем порядке.

– Его нельзя расторгнуть в одностороннем порядке! Мы заключили контракт! Теперь вам придется отдать мне книгу, как только я исполню все десять ваших желаний!

– Ну да. Но сроки же ты не указывал. Мы просто не будем ничего желать – и ты ничего не получишь.

– Или загадаем только девять желаний, а десятое не будем.

– Ах вы ж маленькие гаденыши…

Глава 5

Домой Денис и Полина пришли уже под вечер. У них оставался где-то час до возвращения с работы родителей, и они хотели использовать это время, чтобы надежно спрятать айфоны, приставки и Фурундарока.

Коляску они прятать не стали. Наоборот – оставили прямо на виду, в общей прихожей. Сюда выходит аж четыре квартиры, так что все будут думать, что это чья-то чужая коляска. А если все-таки начнут выяснять и спрашивать – Денис и Полина просто не сознаются.

Мама и папа действительно еще не вернулись. Они работали в разных местах – папа доктором в глазной клинике, а мама юристом в косметической компании, – но заканчивали в одно время и возвращались обычно вместе, минута в минуту. Так что близнецы спокойно разложили покупки на кровати Дениса и устроили Фурундароку экскурсию по квартире.

Та продлилась не очень долго. Померанцевы жили в обычной двушке, хотя и просторной. Довольно длинная прихожая, большая кухня, совмещенная с туалетом ванная, балкон, кладовка и две комнаты – одна детская, другая родительская.

Денис с Полиной спали на высоченной двухъярусной кровати (Денис внизу, Полина наверху), и стояла та точно посередине, деля детскую ровно пополам. Снизу справа и сверху слева папа приколотил к ней по фанерному листу, так что кровать превратилась в стенку, а у Дениса и Полины получились две маленькие обособленные комнаты.

По факту, конечно, все равно одна, но если вдруг ссора или захотелось вообразить себя единственным ребенком – можно запереться у себя. Точнее, занавеситься – приделать к этой стенке-кровати двери папа не сумел, ограничился шторками.

Обычно шторки были раздвинуты. Все равно Денис и Полина постоянно диффундировали между комнатками. Как иначе, если компьютер стоит у Полины, а письменный стол – у Дениса? Шкаф с верхней одеждой – у Полины, а шкаф с книгами – у Дениса? Окно на улицу – у Полины, а диван с кучей ящиков – у Дениса?

Показав все это богатство Фурундароку, близнецы выкопали персиковую косточку из горшка. Они каждый день ее выкапывали и внимательно осматривали.

– Это у вас что? – равнодушно спросил Фурундарок.

– Косточка, – ответил Денис. – Персиковая.

– И зачем она у вас тут?

– Папа сказал, что если мы ее посадим в горшок и будем поливать, у нас вырастет персиковое дерево.

– Только мы уже год ее поливаем, а она никак не растет, – пожаловалась Полина.

 

– Возможно, папа нам наврал, – предположил Денис.

– Но мы же все равно будем ее поливать?

– Конечно.

– Я могу вырастить вам дерево мгновенно, – сказал Фурундарок. – Просто загадайте желание – и оно появится.

– Не, мы так не хотим.

– Мы хотим сами вырастить.

– Как хотите. Я вам добра желаю, неблагодарные уроды.

– Ты чего обзываешься-то? – обиделся Денис.

– Да, ты чего такой злобный-то? – спросила Полина.

– По меркам демонов я добрый, щедрый, великодушный и покладистый, – лениво ответил Фурундарок. – Вам еще очень повезло, что вы призвали именно меня. Вы просто пока не оценили, но вы еще оцените. Что в вашем убогом домишке еще есть интересного?

Он летал повсюду, как воздушный шарик, и всюду совал нос. Осмотрел компьютер, полки с книгами. Залез в одежный шкаф и принялся брезгливо перебирать его содержимое.

Конечно, вся одежда Дениса и Полины Фурундароку была велика. Даже то, из чего они сами давно выросли. Но в самом верхнем отделении лежали головные уборы – и вот их Фурундарок принялся увлеченно примерять. Кепку и шапку-ушанку Дениса, берет и соломенную шляпку Полины, позорную тюбетейку и даже строительную каску, которую близнецы в прошлом году позаимствовали на одной стройплощадке.

Оказываясь на крохотной голове демона, те тут же сжимались до нужного диаметра.

Полина тем временем заворачивала Черный Криабал в суперобложку от детской энциклопедии. Та как раз подошла по размерам. Глядя, как Фурундарок вертится перед зеркалом, девочка задумчиво сказала:

– Однажды мы уже находили тварь, заточенную в подвале соседнего подъезда…

– Она издавала душераздирающие, вытягивающую саму жизнь крики, была кошмарна образом и обладала самыми страшными когтями, которые мы только видели, – добавил Денис.

– Она пожрала наши разумы, завладела волей и сделала нас своими вечными источниками питания.

– Мы назвали ее Барсиком.

Барсик как раз вошел в комнату. Здоровенный черно-белый котан жил у Померанцевых уже третий год, и за это время донельзя растолстел и обленился. Он действительно воспринимал людей исключительно как подателей пищи и в обычное время обращал на них не больше внимания, чем на мебель.

Но сейчас ему поневоле пришлось с ними контактировать. Денис и Полина схватили его с двух сторон и поволокли знакомиться с Фурундароком.

Кот орал и вырывался. Фурундарок тоже.

Комнату родителей близнецы ему показывать не стали. Там все равно ничего интересного – только кровать, шкафы и второй компьютер. Денис с Полиной его никогда не включали – у них свой есть.

Так что они сразу перешли к ванной. Полину все это время беспокоило, не надо ли Фурундароку в туалет, так что она деликатно указала тому на унитаз и нажала на спуск.

– Вот, – сказала девочка. – Видишь?

– Фонтан, что ли, такой? – равнодушно покосился туда Фурундарок.

– Нет, это… ну… это… ну… Денисыч, ну помоги!

– Чего я-то сразу? Макнуть его туда хочешь, что ли?

– Блин, да вы чего оба такие тупые?! – разозлилась Полина.

– Кто тупой-то, кто тупой? Полинка, ну он же маленький. Как он тебе будет на взрослый унитаз ходить? Ему подгузник нужен.

– Ты сейчас рискуешь жизнью, смертный, – предупредил Фурундарок. – Смертельно рискуешь.

– Но вдруг ты обкакаешься! – всплеснула руками Полина.

– Маленькая дрянь, как ты смеешь!.. – зашипел Фурундарок. – Гхьетшедарии не испражняются, как вы, ничтожные источники фекалий!

– Что, совсем не испражняются?.. – удивился Денис. – Даже не пердят?

– Нет, – процедил Фурундарок.

– Но ты сможешь это сделать? Если сильно захочешь?

– Я не захочу.

– Ну а вдруг? Сможешь?

– Еще одно слово – и ты сдохнешь. Вы оба сдохнете. Я откушу вам головы, а вместо них приделаю пару гнилых реп, чтобы все видели вашу ничтожность.

– Ладно, ладно, мы тебе как лучше хотели! – возмутилась Полина. – Чего ты завелся-то так сразу?!

Еще Денис и Полина показали Фурундароку ванну и раковину. Открыли воду, чтобы тот посмотрел, как та течет. Им почему-то казалось, что демона земной водопровод должен ужасно удивить.

Не удивил. Фурундарок глянул равнодушно и только спросил, откуда эта вода приходит.

– Магия! – важно заявила Полина.

– Вот ты, Полинка, все-таки ужасно невежественная, – покачал головой Денис. – Какая еще магия? Нет там никакой магии. Это все божье чудо.

– Чье чудо? – заинтересовался Фурундарок.

– Божье. Раньше-то люди ходили за водой на речку. Тяжело было. И создал бог для них ручьи железные, чтоб вода прямо в дом текла. Поднимаешь вот так ручку к небесам – и по воле божьей вода тебе на руки льет.

– Но прислужники дьявола за каждый литр с людей деньги берут! – добавила Полина. – А коли не заплатишь, то вилами пыряют и огнем жгут!

Фурундарок какое-то мгновение даже им верил. Смотрел на честные-пречестные детские мордашки – и верил. Но потом до него все-таки дошло, какую ахинею близнецы ему втирают, и он молча завязал кран узлом.

– Эй! – ужаснулся Денис. – Ты что наделал?! Ты зачем?!

– Верни обратно! Верни все, как было! – вторила ему Полина.

– Это ваше желание? – ехидно спросил Фурундарок.

– Нет! Но ты же обещал ничего в доме не портить!

– Когда это я вам такое обещал?

– Ты поклялся не причинять вреда нашим родственникам и друзьям!

– А этот кран вам родственник или друг? – ехидно спросил Фурундарок.

– Он часть квартиры!

– А эта квартира нам как родная!

– Так что верни все взад и больше не ломай!

Фурундарок задумался. Конечно, он мог испакостить тут все и вся, принудив близнецов потратить желание на возвращение их жилья в нормальное состояние. Но больше одного раза так не получится – они несовершеннолетние, но не полные дураки. Догадаются включить в желание требование ничего больше не ломать.

Так что лучше приберечь это напоследок. Не стоит пока что слишком настраивать ублюдков против себя – а то они в будущем начнут формулировать желания внимательнее, оставляя ему все меньше простора для маневров.

Приняв такое решение, Фурундарок щелкнул пальцами, и кран стал таким, как минуту назад.

Близнецы пощупали его, пустили воду. Кран работал. Они неохотно кивнули друг другу, молча решив приглядывать за Фурундароком.

А то он какой-то подлый.

– Я опять проголодался, – заявил Денис и пошел шарить в холодильнике.

Денис и Полина всегда отличались самостоятельностью. Они запросто могли разгромить квартиру, но остаться голодными – нет, это не про них. Забрось их в тайгу – будут жить на подножном корме.

И уж что-что, а делать бутерброды они умели лет этак с четырех. Денис сноровисто нарезал хлеба, пожарил его в тостере, натер как следует чесноком, смазал майонезом, положил сверху ломтики маринованного огурца и украсил все шпротами. Запах пошел одуряющий.

Полина тем временем разлила на двоих ананасовый сок и уставилась на третий стакан, пустой.

– Ты будешь? – спросила она Фурундарока.

Тот понюхал сок, брезгливо поморщился и рыгнул. В воздухе поплыли пузырьки – в ванной Фурундарок проглотил кусок мыла.

– Не хофет, кавется, – пробубнил Денис с набитым ртом.

– Ну да, он же младенчик… Младенцам сок нельзя…

– А чем его кормить тогда?

– Ну я сейчас молока принесу…

– У вас есть молоко? – оживился Фурундарок. – Давайте сюда!

Полина достала пакет и на секунду задумалась. Бутылочки с соской дома не было. Правда, вряд ли Фурундароку нужна соска – с таким-то набором зубов.

И вообще на крыше он ел такое, что не только младенцы, но и самые безумные обжоры есть не будут.

Так что она просто налила молока в стакан. Но Фурундарок понюхал его, скривился и фыркнул:

– Фу, оно же свежее! Как можно пить свежее молоко?! Я хочу скисшего!

– Э-э-э… скисшего?.. – не поняла Полина.

Но Фурундарок уже сам открыл холодильник (без рук!) и принялся изучать содержимое. Оторвал от связки и съел сосиску, со свистом втянул ломтик бекона, запихнул в пасть две сырые куриные ножки и даже проглотил крышечку от бутылки с кока-колой.

Сам напиток его не заинтересовал.

Зато его очень заинтересовали коробочки с простоквашей, кефиром и сметаной. Он тут же достал из ниоткуда чашку в добрый литр объемом, вылил туда все три продукта и принялся смаковать эту смесь.

– Ого, сколько у вас видов скисшего молока, – одобрительно произнес демон. – Мне нравится.

– Это еще что! – сказал Денис. – Ты еще не видел, сколько их в магазине!

– В магазине, говоришь… – задумчиво сказал Фурундарок, отхлебывая из чашки. – Я наведаюсь в ваши магазины… Какие еще сорта кислого молока там есть?

И в этот момент, как по расписанию, с потолка упал таракан. После того, как мусорный бокс перенесли к самому подъезду, они стали появляться все чаще. Так и лезли из вентиляции.


Издательство:
Автор
Поделится: