Название книги:

Демон под диваном

Автор:
Александр Рудазов
Демон под диваном

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

На светофоре зажегся зеленый человечек, и близнецы зашагали по зебре. Примерно на середине остановились и немножко постояли. Ведь светофор дает на переход тридцать секунд, а перейти дорогу можно за десять.

Денис и Полина не собирались уступать кому-то свои законные двадцать секунд. Они имеют на них право, так что будут пользоваться.

И вообще, им некуда сейчас торопиться. Они ведь не идут куда-то конкретно. Просто тащатся по улице и читают вывески.

Все, какие попадаются на глаза.

– Если ты оказался в лесу во время пожара… – прочла Полина.

– …То ты лошара! – радостно закончил Денис.

Им было ужасно скучно. Стояла июльская жара, каникулы были в самом разгаре, но им было ужасно скучно. Весной они составили длиннющий список дел на лето, внесли в него аж сорок семь пунктов… но сегодня утром этот список закончился.

– Дом готов, – прочитала табличку Полина.

– Обнаглели эти готы, – посетовал Денис. – Уже отдельные дома у них.

Последним пунктом в их списке было посещение Мавзолея. Денис и Полина жили в Москве уже целых пять лет, но еще ни разу не видели дедушку Ленина. Полчаса назад они это упущение исправили, и теперь не знали, чем заняться дальше.

– Табаки, – прочел вывеску на ларьке Денис.

– Тут шакалов продают, что ли? – задумалась Полина.

К счастью, в августе скука обещает закончиться. В августе они с родителями поедут в Сочи, к тете Любе.

На самом деле тетя Люба приходится им не тетей, а какой-то четвероюродной бабушкой, седьмой водой на киселе. Но поскольку она живет в Сочи, в пяти минутах пешком от пляжа, куча народу называет ее тетей и каждое лето приезжает в гости.

К сожалению, до этого еще почти две недели. Почти две долгие, скучные, ничем не интересные недели.

И все друзья, как назло, разъехались. Димыча предки увезли в деревню к бабушке, а Машка улетела к родственникам в Сербию. Общаться Денис и Полина были вынуждены исключительно друг с другом, а друг другу они давным-давно надоели.

– Жук навозный, – меланхолично произнесла Полина.

– Дура набитая, – беззлобно ответил Денис.

– Анусоид.

– Свинья безносая.

Обменивались оскорблениями они не всерьез. Просто привычно соревновались в обзывалках. Другие дети играют в города или съедобное-несъедобное, а близнецы Померанцевы играли в обзывалки. Проигрывал тот, кто первым повторялся – но избегать повторов они могли часами. Словарный запас у обоих был такой богатый, что даже взрослые порой диву давались.

К сожалению, богатый словарный запас не прибавляет ни интеллекта, ни адекватности. Денис и Полина были ярчайшим тому подтверждением.

На первый взгляд они казались обычными десятилетними ребятами – среднего роста, русые, курносые, веснушчатые, с ясными серо-зелеными глазами. Очень похожие, но все-таки не совсем одинаковые – путать их никто не путал.

Но всякий, кто общался с ними дольше пяти минут, запоминал их надолго.

– Смотри, в этом доме Ленин что-то делал, – показала Полина.

– Жил, что ли? – поглядел туда Денис.

– Нет, просто речь читал.

– И они в честь этого табличку повесили?

– Они их всегда вешают. Даже если Ленин просто зашел пописать, надо повесить табличку.

Было одиннадцать часов утра, когда Денис и Полина подошли к своему второму подъезду. Только одиннадцать часов, даже обедать еще рано.

Конечно, можно пойти домой и попускать самолетики с балкона или позвонить в квартиру управдома и убежать, но это все они уже делали вчера. Даже самые интересные занятия приедаются, если повторять их слишком часто.

Так что близнецы просто отправились исследовать глубины квартала. Жили они в новостройке, но все остальные дома поблизости были гораздо старше. На девятиэтажке напротив красовалось число 1978 – значит, построили ее аж сорок лет назад.

Когда тебе всего десять, это кажется очень солидным возрастом.

А уходя еще дальше, Денис и Полина попадали вообще в какое-то царство древности. Четырех- и пятиэтажные дома без лифтов, зато с маленькими железными балконами.

Близнецам ужасно хотелось побывать на одном из таких, но никто из их знакомых в этих домах не жил. Однажды они попытались вскарабкаться по удачно стоящему дереву, но были пойманы и отруганы. Участковый дядя Витя в тот раз приходил к родителям и читал долгую нудную нотацию.

Вот и оно, кстати, то самое дерево. Денис аж облизнулся, на него глядя. Он бы сходу туда залез, но посреди бела дня слишком рискованно. У каждого подъезда есть лавочка, и на каждой лавочке по крайней мере две бабульки. Близнецов Померанцевых они, к сожалению, знают слишком хорошо, и следят за ними так пристально, что становится не по себе.

Денис и Полина гордились заработанной репутацией, но иногда та работала против них.

– Ничего, – сказала Полина, тоже глядя на дерево. – Мы сюда еще вернемся.

– Мы сюда непременно вернемся, – подтвердил Денис.

– Однажды.

– Возможно, уже завтра.

– Да. Возможно, уже завтра.

– Или даже сегодня ночью.

Забраться куда-нибудь ночью близнецы планировали чуть ли не каждый день. Но родители знали, что их дети – Денис и Полина, поэтому на ночь запирали дверь на нижний замок, ключи от которого держали при себе. А вылезти через окно с четвертого этажа даже близнецам Померанцевым казалось чересчур экстремальным. С третьего они бы может и рискнули, но с четвертого пока что опасались.

Может, еще через пару лет, когда они как следует прокачают ловкость…

Побродив часок по дворам, Денис и Полина переделали уйму вещей. Они нашли консервную банку и запинали ее под чью-то машину. Они познакомились с двумя котами и обоих погладили, хотя один долго пытался скрыться. Они вырыли в песочнице глубокую яму и похоронили там бутылку с запиской «Кто нашел тот пусть положит сюда тысячу рублей и закопаит в том же месте а иначе будет плохо».

А потом они обнаружили кое-что особо интересное. Старый дом, определенный под снос. Неказистая кирпичная пятиэтажка – но обнесенная забором и с выбитыми дверьми.

Денис и Полина переглянулись и поняли друг друга без слов. Они обожали лазить по таким вот выселенкам и искать всякие ништяки. Один раз они нашли сломанную стиральную машину, в другой – газовую плиту. Было им тогда всего по восемь лет, и они часа три волокли ее домой. И даже не столько волокли, сколько тянули и перекатывали, потому что приподнять такую тяжесть не удалось даже вдвоем.

А дома папа долго смотрел на их добычу, а потом велел вернуть туда, откуда взяли. Или хотя бы на ближайшую помойку.

К сожалению, в этот раз им так не повезло. Через забор они перебрались играючи, но сам дом оказался пуст. Все жильцы давно выехали и вещи забрали. Из всей добычи близнецам достались грязный плюшевый мишка, еще более грязный одинокий носок, полупустой тюбик с клеем, несколько картонных коробок и целая батарея пустых бутылок в одной квартире.

– Их же сдать можно! – оживился Денис.

– Можно. А куда?

Близнецы задумались. Они знали, что пустую посуду можно сдавать и получать за это деньги, но как-то больше теоретически. Им просто не приходило в голову узнать подробнее.

В итоге они просто выстроили из бутылок несколько фигур и минут десять играли в городки.

Дом все равно будут сносить. Пусть его снесут вместе с кучей битого стекла. А они зато немного позанимаются спортом. Спорт полезен для здоровья, это любой физкультурник скажет.

Облазив дом сверху донизу, Денис с Полиной двинулись было к выходу, но в последний момент задержались. Их привлекла дверь подвала.

Подвалы – это всегда самое интересное. Подвалы и еще чердаки. Но чердаков в современных домах уже не встретишь, слуховые окна ведут прямо на крышу. А вот подвалы есть всегда – только забраться в них не так-то просто. Они обычно заперты.

Этот заперт не был. Дверь стояла приоткрытой, а из-за нее раздавались голоса.

Близнецы такое никогда не пропускали. Спустившись, они замерли и прислушались – а то мало ли кто там внутри? Вдруг бомжи, наркоманы или вампиры? Бомжей и наркоманов близнецы в таких местах уже встречали.

Вампиров пока нет, но такую вероятность тоже не стоит исключать. Москва – город большой, в нем всякое может случиться.

К сожалению, все оказалось прозаичнее. Просто какой-то дядька из стройкомпании и местный слесарь. Обсуждали что-то насчет труб, канализации.

Денис осмотрел замок и на цыпочках убежал наверх. Вернулся он с кусочком картона, который тут же и запихал в гнездо для ригеля. Едва успел – мужики в подвале уже закончили и пошли на выход. Дядька из стройкомпании выглядел жутко недовольным, а вот слесарь ухмылялся и даже насвистывал мелодию.

– Это чего, Первый концерт Рахманинова? – спросил Денис.

– Это Второй концерт Чайковского, дятел! – возмутилась Полина.

– Вас в школе вообще ничему не учат? – покачал головой слесарь. – Моцарт это, «Реквием».

– А-а-а… – протянули Денис с Полиной.

– И вы чего тут шаритесь, щеглы? – прищурился слесарь. – Валите отсюда, мы этот дом взрывать будем.

– Прямо сейчас?!

– А можно посмотреть?!

– Да не, недельки через две. Там канализация, бл… валите, в общем, нечего тут шариться!

Слесарь вытолкал близнецов, но те были уже крепко настроены пошариться в подвале. Дождавшись, пока взрослые уберутся подальше (слесарь ушел пешком, а дядька из стройкомпании уехал на машине), дети тут же снова перебрались через забор и побежали обратно.

Трюк с кусочком картона сработал. Подвальная дверь была древней, хлипкой, держалась больше на честном слове. Замок и так толком не закрывался, а с забитым гнездом ригель вообще почти не провернулся. Может, слесарь это и заметил, да значения явно не придал.

Что ему, забот других нет – возиться с дверью в подвал, который все равно скоро взорвут?

 

Правда, это означает, что ничего ценного внутри точно нет. Но ни на какие ценности Денис с Полиной и не рассчитывали. Их привлекал сам процесс. В обоих жил неистребимый исследовательский дух, и они готовы были по уши вымазаться в грязи, чтоб только засунуть нос куда-нибудь, куда раньше еще не засовывали.

Включив фонарики в смартфонах, Денис и Полина принялись совать носы в каждый уголок. Подвал оказался длинным, просторным. Наверное, тянулся не только под этим домом, но и еще как минимум под соседним.

– Спорим, что он проходной? – задумался Денис.

– А спорим, что нет? – не преминула возразить Полина.

– На щелбан.

– Ага.

– Проиграешь ведь, свиномордия.

– Посмотрим еще, ушат помойный.

Близнецам Померанцевым не требовалось многое, чтобы поспорить. Пари они заключали по любому поводу, и всегда на одну и ту же ставку. Просто потому что а почему бы и нет.

И вообще Денис и Полина находились в довольно противоречивых отношениях. Они никогда не сходились во мнениях. Их любимой игрой были обзывалки и «пни близнеца». Не проходило дня, чтобы они не разругались из-за какой-нибудь ерунды. Они постоянно толкались, щипались и устраивали друг другу мелкие пакости.

И однако они сразу начинали нервничать, расставаясь дольше, чем на пару часов. Когда Денис шел на урок самбо, а Полина – сольфеджио, или когда уставший папа в наказание рассаживал их по разным комнатам, близнецы сразу чувствовали какую-то нехватку, отсутствие чего-то важного.

Они всегда все делали вместе. С первого класса сидели за одной партой, вдвоем выносили мусор и ходили за хлебом, вдвоем шастали по подвалам и даже болели всегда хором.

У одного ветрянка – и у другой ветрянка. У одной ангина – и у другого ангина.

Единственным исключением стал случай, когда Денис сломал руку, упав с гаража. Полина чувствовала какую-то асимметрию, видя гипс на руке брата и не видя его на своей, но это чувство все же было не настолько сильным, чтобы тоже шмякнуться с гаража.

Минут через десять у Полины сел смартфон, а подвал все не заканчивался. Вокруг громоздились трубы, с потолка капала вода и пахло плесенью – больше ничего интересного не было. Мимо пару раз пробегали крысы, и близнецы вперегонки бросались их ловить, но крысы оказывались шустрее.

– У тебя там много еще? – сунула девочка нос в смартфон брата.

– Двадцать пять процентов, – важно ответил Денис.

Полина завистливо прищурилась. Смартфон Дениса держал заряд дольше. И памяти в нем было больше. И если по-честному – принадлежать он должен был именно Полине. Раньше-то у них были абсолютно одинаковые, купленные обоим на седьмой день рождения.

Но пару месяцев назад ее смартфон сломался. Окончательно сломался – в мастерской ничего не смогли сделать. Мама купила ей новый – а поскольку техника за три года ушла вперед, был он заметно лучше старого.

Только вот пользовалась им Полина всего пару дней. Потом проговорилась брату, что сама утопила свой старый в унитазе. Почти что нечаянно. Денис, тупарь такой, сразу побежал топить свой, чтобы тоже получить новый, но был застукан папой.

Сестру он тут же сдал. Не специально – просто начал ныть, что вот Полинка-то свой загубила и у нее теперь новый, а он ходи со старым, как дурак. Строгий, но справедливый папа без раздумий отобрал новый смартфон у Полины и отдал Денису.

А ей – его старый. И еще предупредил, что если она и этот утопит, то будет ходить совсем без телефона.

Никакой справедливости в этом мире.

Двадцать пять процентов зарядки – это вполне прилично. В обычном режиме хватает часа на два, а то и три. Но в режиме фонарика смартфон Дениса ел аккумулятор в несколько раз быстрее, так что уже через пять минут процентов осталось всего двадцать. Близнецы поняли, что надо поворачивать назад, если не хотят застрять в кромешной тьме. На ощупь тут шагать трудно – кругом грязные трубы, до стен толком не дотянешься.

Но они же поспорили. Если сейчас не узнать, проходной подвал или нет, то кто-то останется без заслуженного щелбана. Возмутительное дело же.

Поэтому они продолжали упрямо шагать вперед.

И… уперлись в тупик. Завернули за угол, спустились по трем осклизлым ступенькам – и оказались перед голой стеной. Дальше ничего не было.

– Не проходной. Проспорил, дурильник, – тут же отвесила Денису щелбан Полина.

– Это еще не доказано! – возмутился Денис. – Смотри, тут дверь!

– Где? Нету тут ничего.

– Да вот, сама смотри! Кирпичом заложена!

– Нету тут ничего! – упрямо повторила Полина.

Но вообще-то она тоже заметила, что часть стены выглядит чуточку иначе. Только не желала признавать, а то еще придется отдавать щелбан назад. А поскольку она Денису уже один отвесила, то ей будет причитаться целых два.

Хотя нет. Ничего ей причитаться не будет. Даже если по ту сторону и есть проход – он ведь заложен. Значит, подвал не проходной. Она по-любому выиграла.

Но Денису уже не были интересны эти взаиморасчеты. Он осматривал и ощупывал заложенный проход. Заложили его явно очень-очень давно – пылища, грязища. И просто так выбить хотя бы один кирпичик не получалось – сидели они прочно. Только если зубило где-нибудь раздобыть, а лучше – отбойный молоток.

Зубила близнецы с собой не взяли. Оно слишком тяжелое, чтобы постоянно его с собой носить. А отбойного молотка у них не было вовсе – они просили родителей купить, но те отказывали.

Денис пнул стенку. Потом еще раз. Та не поддавалась.

– Не сломаешь ты ее так, – сказала Полина. – Тут подумать надо.

– Я и думаю. Но одновременно с думанием можно еще и пинать. Вдруг что случится?

И снова пнул.

– Денисыч, ты чего такой тупой-то?! – возмутилась сестра. – Ты меня позоришь!

– Ты на себя посмотри лучше, чувырла! – разозлился брат.

Но пинать стенку перестал. Слишком ничтожен был эффект.

Смартфон пискнул. У него осталось пятнадцать процентов заряда. Еще чуть-чуть – и выключится.

Близнецы переглянулись и вздохнули. Похоже, загадка заложенной стены останется неразгаданной.

И на этом, возможно, все бы и закончилось, если бы Денис, повернувшись, не заметил короткой железной трубы. Пыльная и ржавая, та явно валялась там годами – но оставалась все еще прочной. Вполне могла заменить ломик.

Конечно, мальчик сразу же ее схватил и с индейским гиканьем принялся долбить стенку. Кто бы на его месте поступил иначе? Как только он устал, его сменила Полина – и долбила, может, и не так сильно, зато более грамотно, целясь в пересечения швов.

Когда они закончили, у смартфона оставалось еще десять процентов зарядки. Денис и Полина давно набили руки на разрушении всего и вся, так что жалкая кирпичная кладка отняла у них считаные минуты.

Пока они так трудились, то успели обсудить сокровища, которые просто обязаны найтись по другую сторону. Возможно, это старинный пиратский клад, спрятанный там тысячу лет назад пиратами пяти морей. Или там скелет Лжедмитрия Лжедонского, которого лично замуровал там Иван Грозный. Или там секретный ход, который ведет в секретный правительственный бункер, из которого президент управляет своими бесчисленными клонами.

Денис и Полина не жаловались на фантазию.

Увы, реальность оказалась прозаичнее. По другую сторону был всего лишь еще кусочек подвала. Крохотный закуток – едва им двоим уместиться.

Другие дети на этом бы и угомонились. Но не таковы были близнецы Померанцевы. Колупая пол, Полина задумчиво протянула:

– Тут ничего нет…

– Ничего нет, ага… – согласился Денис.

– А почему тогда тут стенка?

– Законный вопрос. Зачем тут замуровали… ничего?

– Может, тут что-то все-таки есть?..

– Может. А где?

– Давай искать.

Времени у них оставалось все меньше. Индикатор заряда смартфона показывал семерку. Еще несколько минут – и единственный их фонарик погаснет.

Но близнецы Померанцевы просто не обращали внимания на подобные пустяки. Они вообще мало чего боялись в этой жизни. Словно обезумевшие землеройки, они обшаривали стены и долбили трубой уже пол.

И нашли. Когда тройка на индикаторе заряда сменилась двойкой, Денис в очередной раз ударил трубой… и пробил дыру. Под полом оказался тайник.

Вот теперь близнецам стало действительно интересно! До жути, до чертиков интересно! За свою долгую десятилетнюю жизнь они пережили немало приключений, но все они были… ну… не такими уж настоящими. С горечью, но Денис и Полина все же признавали, что большая часть их сражений с пришельцами, поисков нацистского золота и разоблачений рептилоидов в правительстве все-таки происходила исключительно в их собственных головах. А скоростные пробежки по гаражам, войны снежных крепостей и побиение камнями буйного алкаша Володьки – это все-таки немного не то, о чем снимают фильмы.

Но совсем другое дело – тайник под полом замурованной ниши в подвале старого дома! В таком месте просто обязано оказаться что-то особенное!

Там оказалась пыльная коробка. Причем обмотанная цепями и запертая на замок. Но близнецы успели бросить на нее лишь один беглый взгляд – смартфон мигнул в последний раз и потух.

Они оказались в темноте.

Другие бы на их месте растерялись. Но близнецы Померанцевы только досадливо запыхтели. Среди их бесчисленных полезных навыков не было ночного видения. Одно время они пытались его прокачать, но быстро забросили попытки.

Зато они отлично умели двигаться на ощупь. Денис нашарил коробку, а Полина нашарила Дениса и повела его к выходу, водя рукой в воздухе и постукивая пальцами о стены.

– Не открывай без меня, – потребовала она.

– Да она все равно запертая, – прокряхтел Денис. Он изо всех сил пытался выломать замок. Тот был старым и ржавым, но голым рукам все же не поддавался.

Когда дети наконец выбрались, то аж заморгали от яркого света. После темного холодного подвала – да сразу в жаркий июльский полдень.

И у них была добыча. Близнецы вожделенно уставились на коробку, принялись тянуть цепи в разные стороны. Денис сунул под дужку замка притащенную с собой трубу, дернул.

– Спорим, что там дохлый кот? – произнесла Полина.

– Почему дохлый кот? – не понял Денис.

– Закон Шрёдингера. В закрытой коробке должен быть дохлый кот. С вероятностью в пятьдесят процентов.

– А спорим, что нет там дохлого кота? – хмыкнул Денис. – Спорим, что она пустая?

– На щелбан?

– Ага.

– Это кто там по подвалам лазит?! – раздался сердитый оклик.

Близнецы мгновенно спрятали коробку за спинами и сделали невинные лица. Они очень здорово умели прикидываться добрыми послушными ребятками, которые просто заблудились и нечаянно зашли туда, куда не следует.

Но увидев, кто их засек – приуныли. Дядя Витя, местный участковый. Кто-кто, а он знал Дениса и Полину, как облупленных.

– Померанцевы, – вздохнул он, подходя ближе. – Ну кто ж еще это может быть. Вы зачем туда лазили?

– Ну так, – невинно моргнула Полина. – Захотелось.

– А мы не знали, что это ваш подвал, – добавил Денис.

– Это не мой подвал, – терпеливо сказал дядя Витя. – Это общественный подвал. Но вы не понимаете, что ли, что это опасно? Дом же аварийный. Вон и табличка висит.

– Я очки дома забыла, – невинно моргнула Полина.

– А я вообще читать не умею, – добавил Денис.

– Померанцевы, вы зачем меня каждый раз доводите? – устало спросил дядя Витя. – Вас же однажды точно кто-нибудь побьет. Может быть, даже я.

– Не, вам нельзя, вы же мент, – ухмыльнулась Полина.

– Дядь Вить, а вы чего вообще тут делаете? – прищурился Денис.

– Точно, – задумалась Полина. – Дом же аварийный. Вон и табличка висит.

– У вас тут нычка, что ли? – предположил Денис. – Коноплю прячете?

– Коноплю я в другом месте прячу. В хранилище для вещдоков. А вас я просто через забор увидел.

Денис с Полиной хотели было заявить, что через забор ничего увидеть нельзя, если не подпрыгнуть, но тут же сообразили, что дядя Витя выше их на полметра. Забор ему как раз по плечо.

Вздохнув еще раз, участковый принялся читать занудную нотацию о правилах безопасности. Близнецы слушали его чрезвычайно внимательно, сосредоточившись на том, чтобы не дать заметить коробку. А то попадет она в хранилище для вещдоков – и не узнают они никогда, что же такое нашли.

Но отняв у них навсегда пять минут жизни, дядя Витя все же смилостивился.

– Все, Померанцевы, идите отсюда, – велел он, осматривая подъездную дверь. – Скажу, чтоб замок понадежней повесили. А вас на учет поставлю, если еще раз попадетесь.

Близнецы хором пообещали, что больше не попадутся, и вприпрыжку умчались. У них чесались руки вскрыть коробку.

Но сделать это лучше в укромном месте. Дядя Витя зоркий, как орел, да и дворовые бабки по-прежнему сидят на каждой лавочке. Дома сейчас никого нет, родители на работе, но до дома не очень близко.

 

– Пошли на крышу! – предложил Денис.

– Пошли! – поддержала идею Полина.

Они как раз знали неподалеку один подъезд, слуховое окно в котором вечно стояло нараспашку. Денис и Полина нашли его случайно, когда проверяли все подъезды на предмет раскрытых слуховых окон.

Хотя нет, получается, что уже не случайно. Ну да это неважно. Нашли и нашли.

Домофоны близнецы преодолевали с легкостью. Одни открывали нагугленными мастер-кодами, другие – «вездеходом», позаимствованным у почтальонши, третьи – просто батарейкой. Если домофон попадался упорный и не открывался никаким способом – звонили в первую попавшуюся квартиру и рассказывали удивительную историю. Каждый раз новую – повторяться близнецы считали постыдным.

Вот и сейчас они набрали рандомный номер и стали наперебой плакать, что мамы с папой дома нет, а они вышли за хлебом с одними ключами, забыв домофонный брелок, а соседка не отвечает, а у них там в духовке курица на бутылке, которую уже прямо сейчас надо вытаскивать, иначе сгорит весь дом!

Правда, первая попытка все же провалилась. Какой-то на редкость недоверчивый дядька попался. Не купился на их достойную МХАТа игру – сердито огрызнулся и повесил трубку. Денис с Полиной решили заглянуть к нему на обратном пути и чего-нибудь написать на двери.

Зато вторая попытка сработала. Близнецов впустили, и они галопом понеслись на двенадцатый этаж.

Лифтом они обычно не пользовались. У мамы против них было какое-то предубеждение, и она приучила детей ходить по лестнице. Возможно, и к лучшему – духи лифтов явно не благоволили к Денису и Полине, так что застревали они раз в десять чаще других людей.

Может, духи лифтов не любят, когда в кабинах подпрыгивают.

Слуховое окно было по-прежнему открыто. Кажется, жильцы двенадцатого этажа использовали крышу как склад для старья – вокруг громоздилась старая мебель. Несколько пыльных табуреток, перевернутый стол, сервант с разбитыми дверцами. Как они подняли это все на крышу, как пропихнули через не такой уж широкий люк – загадка природы.

Дениса и Полину каждый раз подмывало пошвырять все это вниз, но невероятным усилием воли они все же сдерживались. Понимали, что это будет уже опасно близко к черте, за которой заканчиваются детские шалости и наступает уголовная ответственность.

А садиться в тюрьму десяти лет от роду Денис и Полина не хотели. Они планировали дождаться хотя бы пятнадцати.

Всякого другого мусора на крыше тоже хватало – причем совсем свежего. Тут тебе и битые кирпичи, и куски штукатурки, и рваные обои, и даже обломки арматуры. Наверное, после ремонта приволокли.

Денис с Полиной даже позабыли на минутку про найденную коробку и принялись увлеченно рыться в мусоре. Они с рождения любили рыться в мусоре. Только перепачкавшись в цементной пыли и убедившись, что ничего интересного там нет, они спохватились, что залезли на крышу не просто так, а чтобы плюнуть с края.

С крыши двенадцатиэтажного здания плевок летит долго. Денис и Полина бесстрашно высунулись над парапетами, высунули языки и принялись копить слюну, считая мысленно до десяти. Досчитав – одновременно плюнули и стали смотреть, чей приземлится первым.

Выиграл Денис. Он попал на чью-то машину, так что приземление состоялось на долю секунды раньше. Полина сказала, что это несчитово, и потребовала переигровки.

Но со второй попытки тоже выиграл Денис. Полина расстроилась и пихнула его кулаком в бок. Денис ответил пинком. Слегка подравшись, чтобы не потерять форму, близнецы успокоились и умиротворенно уставились вдаль.

Вид с крыши открывался все-таки потрясающий. Видно было если и не всю Москву, то уж точно минимум половину. Высоты близнецы никогда не боялись, но головы все равно чуточку кружились.

– Отсюда люди кажутся такими маленькими, такими ничтожными… – протянула Полина, глядя на прохожих.

– Давай в них штукатуркой швыряться! – предложил Денис.

– Давай! – обрадовалась Полина и швырнула штукатуркой в Дениса.

– Уй, да не в меня же, дура! Я же сказал – в людей!

– А ты что, не человек? Кто из нас после этого дурак, а?

– Фу, Полинка, ты чего такая тупая?!

Полина снова швырнула в Дениса штукатуркой.

– Вот не была б ты моей сестрой, я бы тебя та-ак отлупил! – проворчал Денис, потирая руку.

– А вот не был бы ты моим братом, я бы… была та-ак счастлива! – ответила Полина.

На этом месте к ним внезапно пришло понимание, что они забыли кое-что важное. У них же в запасе есть коробка с неизвестно чем, но точно не каким-нибудь пустяком!

Замок сопротивлялся недолго. Пара ударов трубой и кирпичами – и цепь лопнула. Взволнованно пыхтя, близнецы принялись толкаться и пихаться. Каждый хотел открыть коробку сам.

В конце концов они сделали это вместе – и уставились на содержимое.

Книга. Там лежала старая пыльная книга.

– Дохлого кота нет, – произнес Денис.

– Но и не пустая, – отпарировала Полина.

Находка их немного разочаровала. Книга – это просто книга. Книг у них и дома полно. И находили они их тоже нередко – иногда целыми связками. Люди сейчас часто выбрасывают книги.

Но эту все-таки спрятали как-то уж очень заковыристо, так что близнецы стали ее рассматривать. Выглядела она необычно – обложка совсем черная, без картинок, а название на каком-то непонятном языке.

На том же языке было написано и все внутри. И тоже никаких картинок, если не считать пары каких-то чертежей. Денис и Полина долго листали вперед и назад, но так и не нашли ни одной знакомой буквы.

– На руны похоже, – сказал Денис. – Скандинавские.

– Вообще не похоже, – не согласилась Полина. – Это на этрусский похоже.

– А как он выглядит-то?

– Да вот так и выглядит.

Денис хотел заспорить, но он не знал, как выглядят этрусские буквы. И сильно подозревал, что Полина тоже не знает и просто выпендривается.

Его сестру вообще хлебом не корми – дай повыпендриваться.

Они перевернули еще страницу. И еще. И еще. Минут пять листали туда-сюда, словно надеясь, что буквы станут понятными. Вернулись в конце концов к самой первой странице и еще пару минут упорно на нее таращились.

И вдруг… Денису показалось, что он что-то понимает. Не смысл самих слов, а просто буквы. В голове словно само всплывало: вот здесь надо читать так, а здесь – так…

Он бросил быстрый взгляд на Полину. Та кивнула – она тоже заметила что-то странное. На самой первой странице, самый первый абзац, самые первые несколько слов – они каким-то образом стали читаться.

– Секеторон истакара марида! – прочел Денис.

– Зукита орока чу! – продолжила Полина.

Они поглядели друг на друга и заржали. Офигенно же! Книга на непонятном языке, который вдруг стал читаться! Правда, это все равно звучит по-чуркистански, но… но офигенно же!

– А ты дальше можешь прочесть? – спросил Денис.

– Ничегошеньки, – мотнула головой Полина. – Только первые две строчки.

– А поняла что-нибудь?

– Ни единого словечка.

– Ладно, все равно круто. Это наверняка заклинание.

– Наверняка. Дай-ка я еще разок прочитаю.

– Нет, дай лучше я.

– Отдай.

– Нет, ты отдай.

Они обменялись теплыми родственными пинками и решили прочесть вместе. Вытащили книгу из коробки и хором заговорили:

– Секеторон истакара марида! Зукита орока чу! Иневорк! Армеда хиара та кенека остора! Зукита аркинт ор га пиат ретегон! Зумирак! Зумирак! Аскирак! Озикаторо эскатара ирминга дари торозед! Иневорк тагаор!

Понятные буквы закончились. Денис с Полиной принялись было ржать… но смех застрял в горле. Потому что едва они произнесли последнее слово, как вокруг стало темно. Мрак сгустился такой, словно выключили свет в туалете.

И в этой кромешной мгле раздался гулкий бас:

– КТО ПРИЗВАЛ ВЕЛИЧАЙШЕГО ГОСПОДИНА?!


Издательство:
Автор
Поделится: