Название книги:

Сердце взаймы

Автор:
Олег Рой
Сердце взаймы

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Кай ощутил холод, не от снега или ветра, а словно бы пробирающийся изнутри. Это чувство было ему неприятно знакомо, словно кошмар, который отступил с первыми лучами солнца, но только и ждал, пока наступит ночь, чтобы вернуться.

Катарина тихо ахнула. Герда испуганно сжала руку Кая. На миг все четверо друзей застыли, не веря своим глазам.

Фигуры ледяных танцоров преображались: они выпрямлялись и увеличивались, словно оживая. Лёд шёл пузырями, вместо бальных нарядов на скульптурах нарастали тяжёлые доспехи, а в руках появилось оружие – мечи, как машинально отметил про себя Кай. Прозрачные, голубовато-серебристые ледяные мечи.

– Стража! – громко позвал Кристиан.

Он немного запоздал – по аллее уже бежали два одетых в форму гвардейца из охраны принца. Ледяные воины обернулись к воинам-людям. Острия ледяных мечей блестели в свете ламп ничуть не хуже отточенной стали. В вечерней тишине над парком разнёсся звон металла, а потом высокий звук, похожий звон разбитого стекла. Ледяные воины окружили людей, преимущество явно было на их стороне.

Герда продолжала цепляться за Кая так сильно, что у него начала неметь рука.

– У кого-нибудь есть оружие? – с тревогой спросил Кристиан.

Кай отрицательно помотал головой, а Катрина молча вытащила из складок плаща кинжал с узорной рукоятью. Он выглядел скорее красивой безделушкой, чем настоящим оружием, но всё же это было лучше, чем ничего.

Шпаги в руках гвардейцев буквально рассыпались от холода. Несколько замахов ледяного оружия, – и вот люди уже повержены и лежат в снегу. Ожившие статуи, повернувшись одновременно, как по команде зашагали в сторону растерянно замершей четвёрки друзей.

– Смотрите! – вскрикнула Катрина, показывая в противоположную сторону.

Кай обернулся туда и увидел худшее из того, что можно было предположить. Другие фигуры в парке тоже начали преображаться, превращаясь в точно таких же ледяных воинов.

– Бежим! – воскликнула Герда. Но Катрина только покачала головой.

– Поздно. Да и некуда, мы окружены.

Воины приближались. Кай глубоко вздохнул. Времени сомневаться или хранить секреты не было. Он присел на корточки и торопливо слепил снежок.

– Что ты делаешь, Кай?! – удивился Кристиан. – Собираешься забросать их снежками? Лучше уж кинуть камень, будет больший эффект. Их ледяные доспехи не пробили даже шпаги моих гвардейцев.

Кай не ответил. Он размахнулся и представил, как снежок набирает силу и магию, как становится больше и прочнее… Маленький комок снега со свистом пролетел, увеличиваясь в размерах, и попал в грудь ледяного воина, который подошёл ближе всех. От удара снежок раскрошился, и секунду казалось, что ничего не произойдёт, но затем по нагруднику воина пошли трещины, и его тело раскололось на отдельные глыбы.

Кристиан и Катрина удивлённо выдохнули, а Кай уже лепил новые снежки. Воины замерли, словно бы тоже удивились кончине товарища, и это дало пусть и небольшую, но фору. Следующий снежок распался на части в воздухе, над головами воинов, и каждый осколок угодил в свою цель. Кай снова и снова кидал снежки, целясь не только в воинов, но и оставшиеся ещё неизменными скульптуры. Внезапно в голову пришла идея. Целясь в очередную фигуру, Кай представил себе не только то, как она разлетается на части, но и то, что каждый обломок, в свою очередь, тоже летит в цель, нанося разрушения. Это сработало, и Кай повторил попытку снова и снова, пока не понял, что немного перестарался. Пострадавшие от его магии скульптуры начали лопаться, осколки полетели во все стороны, рискуя поранить самого Кая и его друзей.

Герда вскрикнула, уворачиваясь. Катрина ловко отбила кинжалом крупный ледянок осколок, летевший ей в голову. Узоры на рукояти засияли огненно-рыжим, и Кай ощутил исходящий от оружия принцессы жар. Кинжал не был красивой безделушкой – он оказался магическим артефактом. Стоило острию коснуться осколка льда, как тот расплавился в воздухе, заливая водой и Катрину, и Кристиана.

– Вы в порядке? – с тревогой спросил Кай.

Кристиан усмехнулся, а потом взглянул куда-то за спину Каю и воскликнул:

– Берегись!

Кай отскочил в сторону, ещё не успев понять, о чём его предупреждают. И вовремя. Туда, где он только что стоял, опустился ледяной меч. Один из воинов под прикрытием кружащих в воздухе, словно вьюга, осколков скульптур подобрался слишком близко. Обломки льда врезались в него, выбивая куски из брони и оружия, но он ещё стоял на ногах. «Это ненадолго», – подумал Кай, спешно лепя из снега очередной снежок. Он замахнулся и кинул его в воина, превратив того в мелкое крошево.

– Кай! Сделай что-нибудь с осколками! – крикнула Катрина, отбивая очередной обломок ледяной скульптуры, летящий прямо на них.

Каю тоже пришлось увернуться от того, что раньше было лапой льва или клювом лебедя, или куском замковой кладки.

– Сейчас, – Кай зажмурился, сосредоточился, – и осколки скульптур и стен попадали, лишённые магии.

Когда он снова открыл глаза, то увидел, что все ледяные воины повержены. В одних он попал снежками, другие же оказались на пути осколков. Скульптуры и прекрасный ледяной замок тоже были уничтожены. Не уцелели ни стены, ни цветы, ни горделивые олени, ни изящные лебеди.

Королевские гвардейцы лежали в дальнем конце аллеи, усыпанной осколками льда самых разных размеров. Катрина поспешила к ним, за ней последовал Кристиан, бросив на Кая непривычно серьёзный взгляд. Герда, бледная как снег, с трясущимися губами, подошла ближе и обняла Кая. Он прижал её к себе, чувствуя, как её до сих пор бьёт сильная дрожь.

– Ты же узнал их? – испуганным шёпотом спросила Герда. – Они так похожи на воинов, которые стерегли дворец Ледяной ведьмы…

– Но мы победили Ведьму, – напомнил Кай, осторожно, но крепко держа её в объятиях. – И она столько лет не появлялась…

Герда отстранилась от него. Она упрямо хмурилась, хотя в уголках глаз и стояли слёзы.

– Я не отдам тебя ей! Только не снова. Ни за что!

– Я сам не позволю себя увезти, – заверил Кай. – Ведь я больше не беззащитный ребёнок.

Герда сжала губы и кивнула.

– К тому же, – Кай оглянулся на бесформенную кучу осколков, оставшуюся от ледяных воинов. – Мы не знаем, она ли послала этих существ.

– А кто ещё это мог быть? – сердито возразила Герда.

Она явно хотела сказать что-то ещё, но их отвлекли голоса и стоны из дальнего конца аллеи, где Кристиан и Катрина склонились над поверженными гвардейцами. Кай и Герда тоже бросились туда. Оказалось, что ледяные воины не убили охранников принца, а только оглушили, и теперь те приходили в себя. Герда охнула, увидев раны гвардейцев. Одному меч ледяного воина повредил ногу, второго ранили в бок. Снег под обоими окрасился кровью, но оба были живы.

От входа во дворец к ним уже бежали люди с факелами. «Интересно, где они были раньше?» – сердито подумал Кай, но тут же понял, что, возможно, горячится напрасно. Это им, участникам стычки, показалось, что сражение заняло много времени, – а на самом деле всё, скорее всего, произошло за несколько минут.

– Найдите носилки! – крикнул принц приближающимся слугам. – И позвоните в город, нужно вызвать врача.

По растерянным лицам слуг Кай понял: что-то неладно. Он осознал это ещё до того, как Ларс, камердинер Кристиана, проговорил:

– Ваше высочество, телефонные линии не работают уже несколько часов.

– Что?! – сидевшая на корточках над раненым гвардейцем Катрина вскочила на ноги. – Почему нам не сообщили?

Камердинер отступил на полшага, явно встревоженный её напором.

– Мы не посчитали это важным, – ответил он, тем не менее, с достоинством. – Мастер должен прибыть завтра.

Кристиан потёр переносицу.

– Ларс, пусть Эрик не распрягает сани! Или запряжёт их снова, если уже распряг. Отправляйтесь вместе в город, разыщите врача! И обязательно дай телеграмму в столичный совет учёных о нападении ледяных воинов.

– Зачем? – тут же поинтересовалась Герда. – Может, не стоит торопиться кому-то сообщать?..

Кай взял её за руку, стараясь успокоить и поддержать. Сам он отметил, что Кристиан пока ни словом не упомянул его магию, и понимал, что им ещё предстоит это обсудить.

– Сейчас важно абсолютно всё: и привезти врача, и сообщить о нападении, – решительно проговорила Катрина. К ней уже вернулось самообладание, и хотя голос всё равно немного дрожал, похоже, причиной стал не испуг, а плохо скрываемая злость. – Главное – поторопиться. Во имя всего святого, может кто-то найти носилки? Здесь раненые!

* * *

Нападение ледяных воинов взбудоражило тихую резиденцию. Гвардейцев принесли во дворец и уложили в гостевых спальнях, обработав и перевязав раны, которые не выглядели уж слишком опасными. Пусть кожа вокруг порезов посинела и опухла, будто бы при сильном обморожении, но, как отметил Кристиан, раз оружие было ледяным, то иначе и быть не могло. Сами офицеры жаловались только на слабость, в остальном же чувствовали себя неплохо. Фрейлины Катрины вызвались дежурить при раненых до приезда врача, и сделали это с энтузиазмом, заставившим Катрину с усмешкой предположить, что девицы просто ищут предлог остаться в компании молодых и симпатичных гвардейцев.

На вечер Кристиан и Катрина планировали небольшой пир в честь помолвки друзей, но после случившегося ни у кого из четверых не было настроения праздновать. Герда, которую всё ещё трясло, хотела вовсе отказаться от ужина, но Катрина решительно воспротивилась.

– Нам всем сейчас необходимо поесть, чтобы восстановить силы, – заявила она не терпящим возражений тоном.

– И выпить тёплого вина, – поддержал её муж. – Ничто так не снимает напряжение, как бокал старого доброго фальконского из королевских погребов.

Кай не стал с ними спорить, тем более что был вполне согласен. Нападение встревожило его больше, чем он готов был признаться даже самому себе. Герда вынуждена была согласиться на ужин, но оказавшись за столом, едва притронулась к еде. Да и Кай постоянно отвлекался на тяжкие мысли, хотя стряпня повара и была выше всяких похвал. Кристиан пытался развеселить всех ничего не значащей беседой, старательно избегая разговоров о нападении или колдовстве Кая, но быстро понял, что эта затея обречена на провал. Заканчивали ужин уже в полной тишине.

 

– Ладно, – вздохнула Катрина и отодвинула тарелку. – Думаю, мы слишком устали. Все дела подождут до утра, тогда же приедет врач и вернётся Ларс. А пока лучшее, что мы можем сделать – пойти спать.

– Я не хочу, – покачала головой Герда. – Или, точнее, хочу, но не смогу уснуть.

– Не волнуйся, я уже об этом позаботилась, – Катрина накрыла ладонь Герды своей. – Наш повар умеет готовить отличный успокаивающий отвар, который уже принесли тебе в спальню. Целебные травы и немного магии помогут тебе уснуть.

Герда с волнением посмотрела на Кая, словно боялась, что, стоит ей уйти, он растает в воздухе.

– Иди отдыхать, – попросил тот и добавил, стараясь, чтобы его голос звучал уверенно:

– До утра со мной ничего не случится. И я никуда не денусь, обещаю.

– Если денешься, то я очень обижусь, – нарочито серьёзно ответила Герда, прежде чем подняться из-за стола и выйти вместе с Катриной.

Кристиан и Кай тоже встали, дожидаясь, пока девушки покинут обеденный зал. В проёме арки Герда с тревогой оглянулась. Кай кивнул ей и ободряюще, как он надеялся, улыбнулся.

– Ты тоже пойдёшь отдыхать? – спросил Кристиан, когда Герда и Катрина ушли.

– Я, как и Герда, не уверен, что смогу уснуть, – Кай снова сел и рассеянно побарабанил по столешнице. – Не хочу даже пытаться, если честно.

Он не стал говорить, что опасается кошмаров. Ледяные воины, так похожие на слуг Ведьмы, пробудили в душе тот ужас, который, казалось, давно остался в прошлом.

– Приказать, чтобы тебе тоже подали отвар? – со всей вежливостью радушного хозяина поинтересовался Кристиан.

Кай покачал головой.

– Спасибо, но нет. Лучше я просто лягу попозже.

– Тогда, думаю, ты не будешь против составить мне компанию в библиотеке, – предложил принц. – Потому что я тоже не собирался спать.

Кай не стал отказываться и последовал за ним в библиотеку. Коллекция книг в резиденции была небольшой и не шла ни в какое сравнение даже с той, что хранилась в столичном поместье их высочеств, не говоря уже об огромной королевской библиотеке, занимавшей во дворце отца Кристиана целый этаж. Но в самой комнате было уютно: на стенах ровно горели лампы, отбрасывая приятное глазу золотистое свечение, среди высоких шкафов удобно расположились массивные мягкие кресла с тёмно-зелёной обивкой и невысокий стол с выгнутыми ножками, на котором лежал меч в ножнах. В украшавшем ножны орнаменте угадывались гербовые крылатые львы.

– Ты держишь меч в библиотеке? – удивился Кай.

Кристиан опустился в кресло и похлопал ладонью по рукояти.

– Только что велел принести его сюда. Обычно я не ношу меч, несмотря на то, что это положено по статусу и традиции… Но сегодня в парке я пожалел, что не взял с собой оружия.

Кай уселся в кресло напротив. Весь вечер они избегали упоминать о нападении, если не считать разговоров о ранениях гвардейцев. Но вечно избегать такой важной темы казалось невозможным. Кай был благодарен, что Кристиан и Катрина не стали задавать вопросов в парке или во время ужина в присутствии слуг, но делать вид, что ничего не произошло, он не мог. И не хотел.

– По поводу сегодняшнего… – начал Кай. – Я чувствую, что должен объясниться… Но, честно, не знаю, откуда взялись эти ледяные воины, и кто их послал. Как ты понимаешь, я совершенно не ожидал ничего подобного. Я никогда бы не подверг опасности тебя или Катрину… Но всё равно прости за случившееся.

Кристиан остановил его изящным движением руки.

– Прекрати, Кай! Тебе не за что просить прощения. Конечно же, никто из нас не ожидал нападения! Скорее, извиниться стоит мне. Я же ваш будущий король, моя обязанность защищать поданных. Не говоря уже о том, что вы – мои друзья и гости. А всё, что я мог сделать, – это стоять в стороне и смотреть, как моя жена и лучший друг пытаются дать отпор противнику.

Кай даже не знал, что ответить. Он опустил взгляд, рассматривая руки: потрескавшуюся от холода кожу и неизвестно когда появившуюся царапину около большого пальца.

– Знаешь, откуда пошла традиция, обязывающая королевских особ носить оружие? – неожиданно спросил Кристиан.

– Нет. Но, наверное, так принято потому, что король – главнокомандующий армии? – предположил Кай, коротко глянув на друга. – Прости, я не силён в истории.

В ответ на это Кристиан хмыкнул.

– Ты почти прав… В старые времена было слишком много войн и борьбы за трон. Король или наследник престола не мог знать, когда, как и где на него нападут враги, – взгляд принца подёрнулся дымкой, будто Кристиан сейчас был не здесь, в библиотеке, а где-то в далёком прошлом, во временах старой воинственной Фалькании. – Потому этикет предписывает знати, а, особенно, наследникам и наследницам носить оружие и уметь им пользоваться. Не только в нашей стране, но и во всём северном конгломерате.

– Вот почему у Катрины оказался кинжал, – вспомнил Кай. – Я удивился, увидев, что она захватила его на дружескую встречу.

Дымка во взгляде Кристиана рассеялась, и он поморщился.

– Катрина ревностнее относится к традициям, чем я, – заметил он. – К тому же, огненный кинжал – родовой артефакт королевской семи Далхольма. Её семьи. Надеюсь, вы с Гердой не посчитали это личным оскорблением или проявлением недоверия к вам?

По всей видимости, удивлённый взгляд Кая ответил лучше всяких слов, потому что Кристиан широко улыбнулся.

– Ты об этом даже не задумался? – спросил он.

– Некогда было, – развёл руками Кай. – Когда на тебя наступают ледяные воины, меньше всего думаешь об этикете. Только о том, как спасти друзей, хватит ли у тебя сил и…

Он оборвал себя на полуслове, не зная, как заговорить о магии.

– …и волшебства? – продолжил за него Кристиан. Помолчал и добавил:

– Я и не знал, что ты умеешь колдовать. Был уверен, что тебя воспитывали обычные люди, а не наставники-маги.

Кристиан выглядел слегка удивлённым и озадаченным, но, насколько мог судить Кай, вовсе не злился, что от него скрывали такие вещи. Впрочем, принц всё ещё не знал всех деталей. Кай на секунду задумался: а, может, и не сообщать их? Может, соврать что-нибудь, сказать, что колдуны обучили его только базовым вещам, а потом позволили поступить в кадетский корпус… Но это было бы слишком нечестно по отношению к другу. И к тому же, Кристиан всё равно заметил бы в такой истории несостыковки.

– Меня и не маги воспитывали, – вздохнув, проговорил Кай. – Видишь ли… Я не родился с магией, Кристиан. Она появилась уже тогда, когда я… В общем, после моего плена у Ледяной ведьмы.

Выражение лица Кристиана ничуть не изменилось. Он всё так же заинтересованно смотрел на Кая. Не как человек, который боится чужого проклятья или неуправляемой силы необученного колдуна, а как друг, который внезапно узнал о тебе что-то новое и совершенно неожиданно, но при этом совершенно безобидное. Например, что у тебя есть собака – хотя ты всю жизнь уверял его, что не любишь животных. Кристиан выглядел так, словно он просто открыл новую грань личности Кая, и теперь не был уверен, что ему с этим делать, и как держать себя с другом.

– Ясно, – произнёс, наконец, принц после непродолжительного молчания, показавшегося Каю вечностью. – Ты боялся осуждения и того, что тебя посчитают проклятым или опасным. Именно потому и скрывал всё.

Это звучало как утверждение, а не вопрос. Кай сжал подлокотники кресла и кивнул.

– Кто ещё знает? – деловито осведомился Кристиан. – Герда – само собой. Друзья в кадетском корпусе? Родные?

– Никто, кроме Герды, – ответил Кай. – А теперь и вы с Катриной. Я… Я хотел бы сохранить это в тайне, сам понимаешь.

– Ты мог бы и не говорить об этом, – с жаром откликнулся Кристиан. – Конечно, я никогда и никому не раскрою твой секрет. Жаль, что я не узнал раньше, но я прекрасно понимаю причины, по которым ты не поделился своей тайной со мной или Катриной. Теперь многое стало ясно… Замкнутость Герды и то, как сильно она о тебе волнуется. Представляю, как нелегко тебе было.

– Ты прав, – выдохнул Кай.

С его плеч словно свалился тяжкий груз. Оказывается, вес тайны был намного тяжелее, чем он думал. Но теперь стало ощутимо легче. До чего ж хорошо, когда не надо скрывать что-то от лучшего друга.

– Скажи, – Кристиан подался вперёд, в его взгляде появился исследовательский блеск. – А твои способности касаются только снега и льда? Или ты можешь что-то ещё? Зажечь свечу, например? Или вскипятить воду? Умеешь ли перемещать предметы по воздуху или зачаровывать вещи? Как вообще работает твоё волшебство? Что ты ощущаешь, когда используешь магию? И как ты открыл в себе эту способность? Когда это произошло?

Поток вопросов немного ошеломил Кая.

– Эй, полегче, – рассмеялся он. – Я не могу ответить на всё сразу.

Кристиан хмыкнул.

– Ладно, – сказал он. – В таком случае, отвечай на те вопросы, которые успел запомнить.

– Я управляю снежками, – осторожно начал Кай. – Теми, которые слепил сам. Ни свечи, ни вода, ни другие предметы… Ничего такого я не умею. Но когда я кидаю снежок, я представляю себе, куда и как он полетит, и что с ним будет. И так всегда и получается.

– То есть, ты управляешь им силой мысли, – сформулировал Кристиан.

– Да, наверное, это можно так назвать, – согласился Кай.

– Но ты смог расколоть ледяные скульптуры, – напомнил принц. – Это же тебе удалось!

– Только потому, что в них попали осколки моего снежка, – возразил Кай. – Я представил, что снежки твёрже камня и могут расколоть лёд. А потом представил, что будет с осколками льда. Только и всего…

Он мысленно поразился тому, как просто оказалось говорить о магии. Будто бы они обсуждают разные стили фехтования, а вовсе не волшебство, неподвластное большинству людей.

– И всё-таки я не очень понимаю… – пробормотал Кристиан.

– Извини, если выражаюсь слишком туманно, – развёл руками Кай. – У меня плохо с объяснениями. Это скорее чувства и ощущения.

– Ты описываешь лучше, чем большинство колдунов объясняют свои способности в трактатах, – снова усмехнулся Кристиан. – Хотя бы не сыплешь через слово непонятными терминами.

– Ты читаешь колдовские трактаты? – удивился Кай.

– Мы вообще знакомы? – ехидно поинтересовался Кристиан. – Конечно, читаю… Точнее, пытаюсь. Колдуны присутствовали во время всех эпохальных событий, я верю, что они наиболее полно могут рассказать о них. К тому же, всегда интересно знать, как работают силы, которыми я не наделён.

Кай улыбнулся рассуждениям Кристиана. Его всегда немного удивляло то, что принц, любитель светской жизни, танцев, пиров и прочего веселья, при этом ещё и страстно интересуется историей, словно школяр или учёный, посвятивший всю свою жизнь изучению пыльных фолиантов. Куда уместнее такой интерес казался в Катрине. Она, в отличие от эмоционального, всегда оживлённого, остроумного и обожающего находиться в центре внимания мужа, не любила быть на виду и предпочитала разговорам книги, а большим шумным приёмам – тихие камерные встречи с немногими по-настоящему близкими друзьями. Принц и принцесса были очень разными людьми, – но это нисколько не мешало им понимать и искренне любить друг друга. Как Кай и Герда, принц и принцесса тоже выросли вместе, были рядом с самого детства, чуть ли не всю жизнь, но при этом относились друг к другу так трепетно и заботливо, будто воссоединились совсем недавно, да ещё и после того, как преодолели множество препятствий в борьбе за свою любовь.

Стоило подумать о браке друзей, как мысли о собственной свадьбе вернулись и тяжко заворочались где-то внутри, словно скребя по сердцу осколком льда. Видимо, это было заметно даже со стороны, потому что Кристиан вдруг пристально посмотрел на Кая.

– Вижу, тебя что-то гнетёт, – с сочувствием произнёс принц. – Не хочешь поделиться?

Кай попытался увильнуть от ответа.

– Я и так весь вечер рассказываю о себе, – произнёс он с нарочитым смешком. – Вроде уже поделился всем, чем мог. Может, поговорим о чём-нибудь другом, более интересном, чем моя скромная персона?

Но Кристиан не дал ему сменить тему.

– Лучше расскажи о том, что тебя действительно тревожит, – произнёс он уже без улыбки. – Я уже сказал, что можешь не волноваться о своей тайне. Мы с Катриной не раскроем её. Но ты ведь беспокоишься не из-за этого, правда? А из-за чего-то совсем другого.

– Дело ж не только в моей магии, – всё ещё не сдавался Кай. – То, что произошло сегодня в дворцовом парке, согласись, не может не вызвать тревогу. И кучу неприятных вопросов. Как так вышло, что скульптуры вдруг превратились в ледяных воинов? Кто был целью нападения – вы с Катриной? Или мы с Гердой? Чьих рук это дело? Может быть, вернулась Ледяная ведьма? Если так, то что она хочет, чего добивается?

 

Кристиан слегка поморщился.

– Всё это важно узнать, не спорю. И поверь, я приложу все усилия, чтобы разобраться как можно скорее. Но сейчас речь не о том, а о тебе. Как только вы приехали, я сразу понял, что с тобой что-то не так. И это было ещё до нападения, так что не увиливай, превращение скульптур в ледяных воинов тут не при чём. Единственное, что мне приходит в голову, это ваша с Гердой помолвка. Я прав?

Кай невольно сжал кулаки от досады. Хотелось возмутиться, ответить какой-то грубостью и попросить Кристиана не лезть к нему в душу. Но они дружили слишком давно, и Кай действительно дорожил этой дружбой. Поэтому он глубоко вздохнул и всё-таки признался:

– Я сомневаюсь, что готов к свадьбе.

Кристиан удивлённо поднял бровь.

– Сомневаешься? Но из-за чего, дружище? Если дело в деньгах, то мы с Катриной возьмём на себя все траты, мы сразу так решили. Повторяю: вы – наши самые близкие друзья и…

– Нет, дело вовсе не в деньгах, – перебил его Кай.

– Тогда в чём?

– Ну… Наверное, в том, что мы ещё слишком молоды, чтобы создавать семью.

Кай счёл эту отговорку вполне подходящей, но принц был иного мнения.

– Когда мы с Катриной поженились, то были моложе вас, – возразил он. – Так что возраст – сам по себе, без каких-то других причин – тут явно не при чём.

– Но люди разные, Кристиан, – в свою очередь возразил Кай. – Ты такой, я другой. Ты перед свадьбой чувствовал уверенность, а я… Нечто иное.

– Вот и поделись со мной тем, что чувствуешь ты.

Кай понял, что отделаться отговорками не удастся. Он отлично знал, что отличавшие принца весёлость и лёгкость были лишь одной из граней личности его друга. Когда это было нужно, Кристиан умел быть и серьёзным, и твёрдым, и настойчивым. Вот как сейчас.

– Просто… – начал Кай. – Я чувствую… Точнее, я не чувствую… В общем, вряд ли я готов. Вряд ли мы с Гердой готовы…

Ему было трудно описывать свои мысли и ощущения, под внимательным взглядом Кристиана они казались мелкими и глупыми. Особенно сейчас, после нападения ледяных воинов, когда чуть ли не в соседней комнате лежат раненые гвардейцы, верные защитники принца. В сравнении с этим личные переживания выглядели и вовсе не стоящим внимания пустяком.

– Да неважно это всё, – сказал Кай вслух. – Главное, чтобы вы с Катриной и ваши люди были целы. А всё остальное в расчёт можно и не брать.

– Напротив, – Кристиан подался вперёд, меняя позу. – Если б это было неважно, я бы не спрашивал. Потому рассказывай.

Кай тяжело вздохнул.

– Дело в наших с Гердой чувствах, – начал он и тут же поправил себя:

– Точнее, не наших, а моих. Я не знаю, что чувствует Герда, и не могу судить… Может быть, она тоже что-то скрывает. Хотя сомневаюсь… Она выглядит такой уверенной, когда говорит о свадьбе и планирует её. Но я… Как бы это сказать… Мы всегда знали, что поженимся, и раньше это казалось само собой разумеющимся. Я понимал, что должен буду сделать ей предложение перед окончанием кадетского корпуса, знал, что она этого ждёт. Я купил кольцо и попросил Герду стать моей женой. И только когда она сказала «Да», я вдруг понял… Нет, не понял, а… Не знаю, как это сказать…

Он прервался, окончательно запутавшись. Мысли разбегались, как потревоженные рыбёшки: ни одну не поймаешь, только блестят чешуёй, когда ныряют в глубину и скрываются с глаз. Кай глубоко вздохнул. Нужно было произнести вслух то, что он не решался даже подумать, и не позволял себе сказать даже мысленно.

– Я… Я не уверен, что люблю Герду.

Кристиан молчал какое-то время, только задумчиво смотрел на него. А потом медленно заговорил:

– Не могу сказать, что понимаю тебя, – он потёр подбородок, откинулся на спинку кресла и продолжил, сплетя пальцы:

– Наша с Катриной история во многом похожа на вашу. Мы были совсем детьми, когда узнали о предстоящей свадьбе… Боюсь, такова судьба принцев и принцесс: заключать браки по политическим, а не личным мотивам. Не говоря уже о… некоторых других обстоятельствах.

Кай подался вперёд. Он едва не спросил, о каких обстоятельствах говорит Кристиан, но потом передумал – не хотел перебивать – и потому только кивнул.

– Мы, как и вы, росли вместе, – продолжал Кристиан. – И я полюбил Катрину, её гордый характер, смелость и ум. А она полюбила меня в ответ. С тех пор наш союз столь же естественен для нас, как то, что мы дышим, ходим, говорим… Мы никогда не представляли себя в браке с кем-то ещё, никогда не хотели этого. Каждый из нас совершенно уверен в другом, как в самом себе. И потому, признаюсь, мне странно сейчас тебя слушать, – ведь я думал, что и у вас с Гердой всё так же, как у нас. Ты, насколько мне известно, всегда любил Герду. А о ней и говорить нечего, раз Герда была готова бросить вызов самой Ледяной ведьме, чтобы спасти тебя. Откуда тогда взялись сомнения в чувствах?

Кристиан так вдохновлённо говорил о любви к Катрине, что Каю снова стало неловко. Он отвёл взгляд, рассматривая блики света на корешках книг.

– В том и дело, – свой голос он услышал словно со стороны. – Я до конца не уверен, что хоть когда-то любил Герду так, как она меня. Как она этого заслуживает. Ну… в том смысле, что я был в неё влюблён или готов бросить кому-то вызов ради неё.

Кай ждал, что Кристиан что-то ответит, но тот молча ждал, пока он выскажется.

– Мы были детьми, дружили, – продолжил Кай. Он снова опустил взгляд и перевернул ладонь, рассматривая царапину. – А потом Герда меня спасла. Я был искренне благодарен ей. И когда у меня появилось волшебство, то она оказалась единственной, кому я смог довериться. Кто понял. Кто бы не испугался.

Кристиан молчал. Было слышно, как за окнами воет ветер. «Наверное, снова началась метель, – подумал Кай. – Значит, снег не растает, как я надеялся».

– У меня никогда не было никого ближе Герды, – продолжал он, – а у неё – никого ближе меня. Все думали, что мы обязательно станем мужем и женой, и мы привыкли думать так же. Но я… Я не хочу быть вместе с человеком, которого не люблю.

Кай ждал, что Кристиан снова промолчит, и даже вздрогнул, когда услышал его голос:

– Ты говорил об этом с Гердой?

– Нет, – беспомощно ответил Кай. – И не знаю, как это сделать. И вообще, стоит ли… Я боюсь ранить её. Ведь она так ждёт свадьбы и ни секунды не сомневается… Но, если мы поженимся, я могу ранить её ещё сильнее. Больно будет и мне, и ей.

Он прикрыл глаза ладонью.

– Я правда не знаю, что мне делать, Кристиан. Ты первый, кому я признался. И это так глупо! Сегодня на нас напали, это произошло явно не случайно и наверняка ещё повторится. Кому-то из нас или, может быть, всем нам, грозит опасность. Возможно, вернулась Ледяная ведьма… А я тут со своими дурацкими любовными переживаниями…

– Отставить, офицер, – командный голос заставил его прерваться и выпрямиться в кресле, едва не подскочив, а Кристиан продолжил уже мягче:

– Не нужно валить все проблемы в одну кучу, так ты их никогда не решишь. Но и прятаться от проблемы, делая вид, что её не существует, и всё это пустяки, тоже нельзя. Это трусость.

– Выходит, я трус? – скривился Кай.

– Пока ещё нет, – пожал плечами Кристиан. – Но, если будешь у алтаря клясться в любви к Герде, не будучи уверенным в своих чувствах, то рискуешь им стать.

Кай застонал, снова закрывая лицо ладонями. Почему отношения – это так сложно? Как жаль, что у них нет ещё десятка лет, чтобы отложить свадьбу, подумать, разобраться в себе и принять правильное решение. А тут ещё эта его проклятая тайна…

– Тебе хорошо говорить, – сказал он, опуская руки, – у вас с Катриной нет секрета, который вы хранили бы ото всего мира.

Кристиан хмыкнул.

– Знаешь, как говорят, не суди книгу по обложке, – начал он.

И явно собирался сказать что-то ещё, но грохот, раздавшийся из глубины библиотеки, заставил их с Каем вскинуться.

– Проверим, что это? – спросил Кай. Кристиан кивнул.

Они поднялись из кресел и медленно двинулись туда, откуда раздался звук. Кристиан взял меч, но пока его не обнажал, Кай шёл на полшага позади. Они обошли ряд полок и обнаружили распахнутое настежь окно. Тяжёлые тёмные портьеры раздувало холодным ветром, снежинки кружились, влетая внутрь комнаты, и падали на лакированный пол.


Издательство:
ГРЕЙТ ФРЕЙМ
Поделиться: