Litres Baner
Название книги:

Сосуд для иномирцев

Автор:
Ирина Романова
Сосуд для иномирцев

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Мне снился кошмар, страшный и мучительный.

Тёмный зал, огни, которые мигали и двигались, страшные уродливые лица, что склонялись надо мной, характерные движения, совершаемые при половом акте. Страшно, но я не могла кричать, даже в этом жутком сне, я немая… Слёзы текли, не переставая, я безвольной куклой, словно в дурмане, разрешала совершать над собой насилие.

Как проснуться?

Как забыть?..

Глава 1

– Ну и что, так и будешь сидеть? Пошли, сходим, прогуляемся. – соседка по общежитию усиленно звала меня выйти из дома. Я со вздохом согласилась, и правда, чего это я сижу в четырёх стенах? У меня отпуск же, понимаю, на мои деньги от работы медсестрой и санитаркой при больнице не сильно разгуляешься, но всё же.

Кивнула ей и, схватив лёгкую кофту, пошла следом. Рядом с общежитием, где мы с соседкой жили, раскинулся большой парк, мы пошли сразу по центральной аллее. Купили по мороженому, и радуюсь поздней весне, прогуливались, никуда не торопясь.

– Лина, твой вчера приходил, ты всё же не хочешь к нему вернуться?

Написала в телефоне «нет».

– Не, как по мне, правильное решение. Ты вон, какая красотка, а ему, козлу, только бы по бабам шляться… Единственный плюс – своя квартира. И чем ты ему не угодила? Немая, орать не будешь, хозяйственная, красивая, не то, что я. Так что, найдёшь себе ещё кого-нибудь.

Я кивнула, найду, наверно. Сейчас мне точно никто не нужен. Перед отпуском впахивала за двоих: за напарницу и себя. Работать в ожоговом отделении очень тяжело, но зато заведующая хорошая, постоянно что-то к зарплате прибавляет. Устала я сильно, так что теперь отсыпаюсь и отдыхаю.

– Ты не могла бы сегодня вечером погулять? Вася придёт, ты же знаешь, нам больше негде… – Подруга прятала глаза.

– «Он же женат, зачем он тебе?» – отпечатала в телефоне. Подруга язык жестов не понимала, писать было проще.

– Это тебе хорошо, ресничками похлопала, третьим размером груди шевельнула – и все твои. А мне и Вася в радость…

– «Куда я пойду ночью?»

– Да не ночью, вечером. К девяти придет. Я тебе смс напишу, когда соберёмся прогуляться с ним.

– «Хорошо».

Как бы не хотелось, но придётся идти вечером в парк. Темнеет сейчас уже ближе к десяти, да и народ гуляет, ничего страшного. Возьму ролики и покатаюсь немного.

В оговоренное время я была спроважена соседкой, едва успела надеть джинсы вместо юбки, схватить рюкзак и мешок с роликами.

Накатавшись вволю и вдоволь насладившись, почувствовала, что очень устала. Хорошо, долгожданная смс пришла. Переобувшись, я решила сократить путь через парк, чтобы быстрее добраться до общаги. Свернула на пустую дорожку и быстрым шагом прошла большую часть. Внезапно передо мной упал сноп света.

Я удивлённо подняла голову, но ничего не увидела, свет, словно был из ниоткуда. Мелькнула шальная мысль, что это инопланетяне. Мелькнула и погасла, луч переместился на меня. Я почувствовала себя словно букашка под микроскопом, меня парализовало, из ослабевшей руки выпал рюкзак и сумка с роликами. А затем моё сознание словно выключили – раз и темнота.

Приходила в себя тяжело, словно от наркоза: боль в теле, мышцы ноют, между ног саднит, а низ живота ноет. Вспомнила кошмар и резко распахнула глаза.

Я не знаю, где оказалась, но это точно не моя общага. Вполне уютная комната, с большим окном, плотно задвинутые шторы, большая кровать, на которой я и лежу. Страх накатил волною, словно цунами, смывая все на своём пути. То, что я неизвестно где, да и болезненные ощущения между ног – всё это говорит о том, что кошмар всё же не был сном. Я решила встать. Откинув одеяло, с удивлением оглядела себя. На мне почему-то была надета длинная широкая сорочка, прямо как в исторических фильмах.

Где-то в комнате раздался шорох, я замерла. Из темного угла вышел мужчина. Он огромной массой надвигался на меня, а я остолбенела, не зная как реагировать.

– Доброго дня, Илани.

От его голоса я вздрогнула, и попыталась отползти на другой конец кровати. Внешний вид мужчины говорил о том, что он не человек. Или, на худой конец, на нем маска… Наверно всё же маска. Я с ужасом вглядывалась в чёрные чешуйки, покрывающие скулы, лоб испещрённый наростами, и гребень, слегка выступающий из густых волос.

– Илани, вам больше ничего не грозит.

«Ага, как же. Если кошмар был явью, то кто же меня в этом убедит» – саркастично подумала я. Сползла с противоположной стороны кровати, спустив ноги, и оглянулась, ища пути к побегу. Дверь. Метнулась туда, но меня перехватили.

– Вы можете себе навредить… Давайте, провожу в комнату омовения, там уже готова для вас одежда.

Я обмякла в руках мужчины, губы затряслись, истерика выплеснулась внезапно. Моё тело извивалось, пытаясь вырваться из больших и сильных рук, но эффекта особо не было.

– Не нужно вести себя так, вас больше никто не тронет, только себе навредите себе.

Мгновение и снова темнота. Всё с вами ясно…

Глава 2

– Нельзя постоянно держать её в искусственном сне! Это навредит ребенку! – чей-то голос рядом яростно шепотом доказывал что-то.

– Если понадобится, будет спать всю беременность! – отвечал звучавший яростью второй голос.

– Это неправильно! Мы не должны с ней так обращаться! – решительно вклинился в разговор третий.

Я открыла глаза, решив, что точно больше истерить не буду, и внезапно осознав, что один из них сказал. Я беременна?

– Сосуд нужно оберегать! – мне второй голос почему-то симпатизировал.

– Вот и займись ею! – дверь открылась, следом раздались удаляющиеся шаги.

– Илани, я чувствую, что вы проснулись, подходить я к вам не буду. Просто покажусь на виду.

На свет, льющийся из окна, вышел мужчина. По сравнению с предыдущим, он был более худой. Я бы сказала, это оказался изящнее: приятное впечатление от тонких черт лица не портили наросты на скулах и рога на лбу, яркий гребень торчал из красивых светлых волос, заплетённых в косу.

– Вам нужно принять ванну и одеться. Я принесу еду. Ванная вон там, – он указал мне за спину. Кивнула, показывая, что услышала.

– Хорошо, я за ужином, для вас, – он слегка поклонился и вышел.

Я неторопливо сползла с огромной кровати, на которую меня снова уложили, и, осторожно ступая голыми ногами, подошла к указанной двери. Открыв ее, поразилась размеру помещения. Ванная была сделана из цельного камня, за ней расположился искусственный водопад с небольшим бассейном. Я подошла к ванне и потрогала воду. Она оказалась теплой, приятно запахла лёгкая пена.

Скинув сорочку, залезла в воду. Мылась быстро, мало ли, вдруг кто-то войдёт. На бортике обнаружились какие-то баночки. Я изучила каждую, пытаясь прочитать надписи. Буквы сначала не давались мне, но потом неожиданно сложились во вполне понятный текст. И всё же я решила ничего не пробовать. Кто знает, что туда добавили.

Разлеживаться не стала, искупалась и начала вытираться, рассматривая красивое платье, висящее на плечиках возле зеркала. Белье вполне нормальное, но немного более закрытое, чем мне привычно, а лиф в форме топа. Село идеально, как и платье со шнуровкой по бокам. Ещё в комплекте шли мягкие балетки в тон. Я повертелась, разыскивая расчёску, не нашла. Вышла в спальню, оглянулась в поисках зеркала или столика.

– Позвольте, я вас причешу? Я буду дотрагиваться только до волос.

Я поежилась, натыкаясь взглядом на мужчину.

Он довольно быстро расчесал и указал мне на стол, полный еды. Я присела и принялась с интересом разглядывать незнакомые блюда. Увидев это, мужчина пояснил:

– Это лёгкий суп. Это второе – мясо с овощами. Это салат, здесь выпечка и ягодный сок. Не удивляйтесь, что я знаю слова, похожие на ваш язык. Мы вживили артефакт вам под кожу и все, что вы слышите, адаптируется к привычным названиям. Я говорю свое, а вы слышите свое, но суть одна. Вы ешьте, потом я расскажу все по порядку.

Я решила не упорствовать, мало ли как они поступят, могут и опять в сон погрузить. Да и вкусно было, так что я спокойно, с аппетитом съела предложенное.

– Располагайтесь в кресле, вам там будет удобнее, – предложил мужчина.

Я недолго думая, присела и взяла с собой понравившийся сок.

– Начну по порядку, – начал рассказ незнакомец, – мы – раса Нират. Живём далеко от вашей планеты, но иногда приходится прилетать на Терру. Причина банальна и даже страшна для нас. Мы вымираем, нас все меньше и меньше, мы давно объединились по несколько мужчин в семью, и ждём рождения именно нашей женщины. Но ее нет… У нас есть закон, по которому мы можем взять одну женщину не из нашей расы, сосуд для рождения ребенка. Мы решились взять вас, к сожалению, это можно сделать только один раз, и только при специальном обряде возле нашего источника. Время на уговоры и объяснения нет, я не приемлю насилие, но по-другому нельзя было. Ни один из нас не хотел причинять вам боли, оскорблять… Мы готовы заглаживать нашу вину столько, сколько нужно, ни один из нас без вашего разрешения не прикоснется к вам, будьте уверены! Небольшая грубость со стороны Ирта, это просто его обычное поведение. Он воин, по-другому не может, да и женщин у нас нет, чтобы хоть как-то уметь общаться. Однако бояться его точно не стоит.

Мужчина замолчал и посмотрел на меня выжидающе. Я показала рукой, что хочу писать.

– Вы не хотите с нами говорить? Что же, это ваше право! – он посмотрел на меня нечитаемым взглядом, словно спрятал все эмоции. Вот как я должна ему объяснить, что говорить не могу, совсем. Дотронулась до губ и горла, отрицательно мотнула головой.

– Я понял вас, общаться с нами вы не будете, – сделал он снова тот же вывод. Я опустила плечи.

– Оставляю вас, позже принесу ещё еды перед сном, комнату пока не покидайте, – сказал он и торопливо вышел.

«От его объяснений легче не стало… Что делать? Если я правильно мыслю, они меня используют, только как суррогатную мать. Что дальше? Выкинут как не нужную вещь, вполне вероятно… Надо искать выход, возможно даже побег. Нужно попытаться найти книги, хоть какие-то сведения. Я не буду безвольно сидеть и ждать, когда у меня заберут ребенка!» Я задумалась, соображая, что делать и как выбираться из этого ужаса.

 

Глава 3

Иртис, Ратис, Меркат – Нираты.

Мы вымираем…

Нас осталось всего несколько сотен, одна женщина на тридцать мужчин. Каждая вторая женщина бесплодна, да и не всегда беременность благополучно протекает, случаются выкидыши. Мы уже сотню лет используем женщин других видов, для рождения детей. Но и то шанс, что мы сможем быть совместимы, очень мал. Наши источники перестали нам служить, помогать – они просто засыхают. Без них мы перестанем быть долгожителями… А потом и вовсе исчезнем.

При помощи источника мы втроём нашли нить, ведущую к сосуду, но он отказывался нам помогать, молчал долгое время.

Эта странная женщина, отказывается с нами говорить, ну звука не произнесла, возможно, выражая нам свое презрение. Мы готовы терпеть такое отношение с её стороны. Возможно, её обидело, что своё семя оставили мы все трое, но так нужно, по-другому нельзя зачать. Мы дополняем друг друга. Как только наш ребёнок появится на свет, мы поселим её отдельно, она больше нас не увидит. Мы бы не хотели, чтобы ненависть к нам перешла на ребёнка. Она будет обеспечена всем необходимым до конца своей жизни.

Лина

Первые два дня меня даже из комнаты не выпускали. Я пару раз повернула ручку двери, проверяя. Когда же они всё-таки убедились, что я скандалить не буду, позволили пройти на этаж, состоящий их пяти спален и одной общей гостиной. Их комнаты были ожидаемо, закрыты. Я вела себя спокойно, они соблюдали молчаливую дистанцию. Кормили, приносили чистую одежду и молчали. Я тоже естественно, бумаги я так и не нашла, писать мне не на чем, да и не факт, что смогут прочесть.

Имен я их так и не узнала, кроме того великана, что оказался рядом первым. Ирт был крупного телосложения, темные волосы в толстой короткой косе, коричневый гребень и такого же цвета же чешуйки по лицу. Блондин с жилистым телом, которое выглядело обманчиво сухопарым, но я видела, как перекатываются мышцы под его туникой.

Третий оказался ещё загадочней, чем все остальные. Он кидал на меня взгляды, думая, что я не вижу, в них сквозило неприкрытое желание, сожаление. Но как только я поворачивалась в его сторону, он сразу прятал свой взгляд за пушистыми рыжими ресницами… Он был весь огненный: волосы, россыпь веснушек, только гребень и чешуйки золотистые.

Все чаще я стояла возле большого окна в гостиной, с жадностью глядя на зелень вокруг дома. Намекала, что хотела бы прогуляться, в надежде, что хоть это они поймут. И да, меня всё же поняли, выпустили… На второй неделе.

Сначала кто-то из них ходил за мной, но судя по высокому забору, вряд ли у меня есть хоть какая-то возможность перелезть. Совершенно гладкие стены в десять метров высотой. На то, чтобы успокоить их бдительность, ушло ещё две недели. Я гуляла по большому саду с неизвестными растениями, всё чаще выбирая новые тропинки, исследуя сад, надеясь найти хоть одну лазейку, любую.

Однажды мне на глаза попалась едва заметная тропка, она выглядела более заросшей, чем остальные, давая понять, что по ней давно не ходили. Я оглянулась, проверяя, не следят ли за мной, и смело шагнула на тропинку.

Шла достаточно долго, углубляясь, всё дальше в уже не сад, а парк, притом, не ухоженный. Тропинка вилась под ногами, словно звала, и я доверилась интуиции. Как оказалась, не зря. Она вывела меня на большую поляну, с россыпью крупных камней, и бьющим из земли небольшим ручейком. Присев на ближайший камень, я зачерпнула ладонями прохладную воду и с жадностью напилась. Боялась ли я отравиться? Нет, чувство, что я делаю все правильно, не покидало меня. Воздух рядом сгустился, и на камень присела прозрачная тень старика.

– Приветствую тебя дитя. Рад, что ты нашла ко мне дорогу, не часто меня проведывают гости. А скоро и вовсе незачем будет. Еще немного и я уйду.

Я попыталась жестами объяснить, что сожалею. Он внимательно посмотрел на меня.

– После того как ты выпила из источника, ты можешь общаться, дотронувшись до существа. А я тебя и так слышу, твои мысли.

«Почему вы умираете? Я могу вам помочь?»

– Ты так искренне сожалеешь обо мне. Нет, помочь мне нельзя, я и сам не хочу жить. Наши дети – да, я предок Ниратов – они нарушили столько заветов пращуров, что мы приняли решение потихоньку покидать их. Одно обращение с женщинами, словно с бездушными игрушками, чего стоит. Младенцев растят избалованными настолько, что те считают, будто им должны с самого рождения.

Он замолчал, смотря на мелкие пузырьки воздуха, поднимающиеся со дна ручейка.

– Взять тебя, не любя женщину, заставлять её быть матерью насильно… А потом после родов избавиться от нее, как от ненужной вещи. Были случаи, что мать просто продавали для утех другим Ниратам.

Глава 4

«Значит и меня, что-то подобное ждёт? Но я не хочу, я уже люблю этого малыша…» – я тихо заплакала, схватившись за ещё плоский живот.

– Это беда всех женщин-сосудов… Многие умирали, кончая с собой, другие превращались в полубезумных созданий.

«Как мне сбежать отсюда?» – это главный вопрос, который возник у меня в голове.

– Сбежать? А куда? Весь мир принадлежит Ниратам. Везде найдут, у тебя же артефакт, – он сожалеющее покачал головой.

«В другой мир?»

Старик поднял голову и посмотрел на меня, что-то обдумывая.

– Это хорошая идея, и я готов отдать последние силы, чтобы помочь тебе. За пределами мира Нираты бессильны.

«Если бы была возможность, я б забрала вас с собой. Не хочу, чтобы вы ушли… совсем» – я искренне сочувствовала духу.

– Спасибо дитя, но это невозможно. Недалеко мир прародителей, там до сих пор живут потомки. Они уже другие, хотя называют себя также Ниратами. Источники там сильны, их почитают. Женщина – Мать с большой буквы. Здесь их считают гибридами, не чистыми…

«Как я туда попаду?» – стало страшно.

– А ты готова?

«Да!» – я подскочила на месте.

Старик засветился, вбирая в себя воду. Источник иссяк, засветился овал, затянутый словно плёнкой.

– Иди дитя, пусть тебе помогают предки, – сказал старик и внезапно уменьшился. Буквально истончился, опадая облачком на влажную траву, расходясь, и оставил на месте выемки от воды маленького сиреневого бельчонка. Недолго думая, подхватила звереныша и шагнула в овал, который натянулся, принимая меня, обтекая тело, словно вода, и смыкаясь за моей спиной. Я обернулась, посмотреть на поляну, с которой ушла. Сердце испуганно дёрнулось, там стоял огненный иномирец, он смотрел умоляюще, а потом упал на колени и протянул ко мне руки.

Я дотронулась до живота, потом словно взяла младенца на руки, укачивая, затем кулаком показала, как будто вырываю себе сердце, и отрицательно покачала головой. Надеюсь, он понял, что я хотела сказать. Я смотрела в его глаза, которые расширились от понимания. Он замахал, отрицая, но окно со звоном захлопнулось, и я осталась в лесу одна, не считая маленького бельчонка в моей руке.

Огляделась, похоже на дикие заросли, нет ни дороги, ни просвета. Зато были знакомые камни и большой шумный ручей. Я присела возле него, пытаясь унять сердце, которое суматошно билось в груди. В горле опять пересохло, я зачерпнула воду из ручья и с жадностью напилась. Сбрызнула каплями влаги на бельчонка, мне казалось, что он совсем не живой. Зверёк зашевелился, сел на моей ладони и огляделся. Я опустила его к берегу, он слез с руки и буквально нырнул в воду. Я едва успела подхватить его, боясь, что захлебнется.

«Дитя, я оказывается не только жив, но и теперь являюсь твоим хранителем! Наши источники, услышав меня, отдали последние силы, чтобы я остался с тобой», – бельчонок тронул меня крошечной лапкой и говорил ментально.

«Что делать дальше, здесь даже просвета нет, сплошной лес», – я оглядывалась, ища хоть какие-то следы.

«Сейчас будет! Попрошу этот источник!» – бельчонок радостно прыгал по траве, надо хотя бы имя ему дать, или спросить, может у него уже есть.

«У меня нет имени, буду рад принять его от тебя» – смотрела на это крохотное сиреневое чудо, и мысль была только одна:

«Сиреневый Lilac, Лил, если мальчик, Лила если девочка».

Он задумался и начал усиленно копаться у себя в шёрстке, пытаясь определить свой пол.

«Я девочка…» – надулся малыш.

«Самая милая девочка», – подхватила Лилу с земли и почесала спинку.

«Да-а, вот так, ещё чуть-чуть, и за ушком», – разомлела она у меня на ладони.

«Так, о чем я? Значит так. Правило источника: когда существо к нему приходит впервые, источник преподносит дар. Такой, как у него попросят. Но тем, кто не знают, что просить, им источник даруется то, что посчитает нужным. Я тебе подарила возможность общения, а вот, что подарил этот – я не знаю!» – она запрыгала по руке, ловко взбираясь и садясь на плечо. Показала на просвет, который появился из ниоткуда.

Мы пошли по высокой траве, которая расступалась и показывала нам направление. Шли долго, я уже выбилась из сил. Тропинка закончилась на берегу озера, однако пить воду из него я не решилась. Села без сил на поваленное дерево и вздохнула. Лила, ускакала осматриваться.

«Там есть большое дерево, в нем что-то вроде жилья. Никого нет. Судя по абсолютному отсутствию следов, в нем никто не живет», – Лила, положила крошечную лапку мне на палец и делилась находкой. Я устало побрела в указанную малышкой сторону. За деревьями внезапно нашлась поляна. На ней росло большое дерево, а в нём дверь. Я осторожно потянула её на себя – открылась. Уютная комната, оказалась заставлена простой деревянной мебелью. Было видно по слою пыли, что здесь действительно давно никто не жил. Я воспряла духом и, схватив кожаное ведро, преодолевая усталость, наносила воды. Вымыла и вычистила всю скопившуюся грязь. Сил хватило только на то, чтобы напоследок ополоснуть грязное платье да напиться из ручья, который протекал за деревом. После чего я рухнула в кровать, мгновенно засыпая.

Глава 5

Утром проснулась, как не странно, бодрая. Вынула из волос спящую Лилу и, надела успевшее высохнуть за ночь платье. Бельчонка решила не будить, уложила обратно на нагретую мной подушку. Умилилась, как смешно она распласталась и спала. С улыбкой подошла к ручью, умылась и начала оглядываться. Еды в доме не было, а есть хотелось неимоверно.

Вдруг с волнением я поняла, что я чётко осознаю названия всех растений и не только, ещё способы их заготовки и применения. Значит мой дар от источника – и есть это знание? Наверное, хорошо…

Накопала корешков, собрала плодов с деревьев, несколько пучков трав для чая. Пришлось возвращаться за хворостом. Его оказалось полно на берегу озера. В воде плеснула большая рыба. И тут ко мне пришла мысль: а что если прикормить её у берега? Можно будет заманить в запруду.

Откинув пару камней из воды, собрала на большой лист палочкой мелкую живность и высыпала ее в воду. На щедрую кормёжку почти сразу приплыли несколько крупных рыбин. Отлично, потенциал есть. После обеда займусь запрудой. Учитывая, что я точно решила пока остаться тут, она будет не лишней.

Лила, проснувшись от моей ходьбы, сразу включилась в работу. Помогла зажечь огонь в очаге. У неё это получилось всего одним взмахом лапки. Обещала подробней рассказать о витающей в воздухе силе. Оказывается, её так много, что можно черпать напрямую.

Но вот идею остаться тут, не одобрила.

«А если что-то случится? Надо искать Ниратов, они помогут», – аргументировала она.

«Не хочу. Чувствую, что я тут к месту». – Но я отказалась.

Мы поели местных плодов, которые запекались в огне, запили чаем из трав. Затем я занялась запрудой, отгораживая небольшой участок озера у берега камнями и ветками. Вспомнила плетения ивового забора и, нарезав похожих прутьев, поставила ещё и ограждение. Потрудились изрядно. Я хоть и скинула платье, оставшись в одном скромном белье, но жарко было всё равно. Когда закончили, я, недолго думая, решила искупаться. Наплававшись от души, успела и погреться, и просохнуть.

Следующим утром я проснулась рано. За деревом жизнь леса кипела, природа жила. Порхали с ветки на ветку и вели перекличку птицы, мелкая живность шуршала тут и там. Крупной поблизости вроде не водилось, хотя может они не подходили, почувствовав запах чужака.

«Лила, начни меня учить, расскажи, как пользоваться дарами», – обратилась я к бельчонку.

«Хорошо, – легко согласилась она, – начнем с азов. Садись, – указала лапкой на ближайший стул, – закрывай глаза и попробуй представить силу. Она вокруг тебя, везде. Выбери образ, любой: искры, свет, ленты, что больше нравится…» – важно повествовала Лила, расположившись у меня на плече.

 

«Я вижу цветные ленты», – улыбнулась я.

«Попробуй коснуться каждой. Не огорчайся, если не поддадутся, это приходит не сразу. Да и не все могут поддаться. Только те, что будут именно тебе доступны».

Я сосредоточилась и принялась усиленно трогать ленты. Первая была белая. Она проскользнула сквозь пальцы. Синяя просто отодвинулась. Я перебрала разные, и все сопротивлялись тем или иным образом. Наконец-то, уже порядком устав, я дотронулась до зелёной. Она ласково обвилась вокруг моей руки и легко впиталась. Не испробованными остались два цвета: золотой и красный. Красная лента мазнула меня по пальцам и оставила кровавые капли. А строптивая золотая некоторое время играла и не давалась, но потом, словно сжалившись надо мной, брызнула искрами прямо в лицо.

«Ты очень долго, – Лила, дёрнула меня за ухо, – но ничего научишься. Не дались?»

«Зелёная лента обвила руку и впиталась, – рассказала я, – красная оставила капли, золотая брызнула искрами».

«Ого, зелёная – это целительство, красная – огонь, а золотая… означает, что источники приглядывают за тобой, ты всегда можешь попросить их о чём-то».

«Попросить как? – уточнила я. – И что у них стоит просить?»

«Как лекарь, ты можешь черпать из источника силу, чтобы лечить», – пояснила Лила.

«Ясно, – кивнула ей и вздохнула. – Я устала. Давай пойдем, посмотрим, поймалась ли рыба и насыпем ещё насекомых», – предложила, вставая и разминая затекшее от долгого сидения тело.

Рыба была, целых две крупных серебряных красотки. Поймав, я с трудом вытащила одну на берег. Оставила лежать и ушла за ножом в дом. Вторую оставила плавать в запруде, не забыв насыпать насекомых в воду.

Несколько дней пролетели очень быстро и по расписанию. Утром я занималась с силой, которую тут зовут Эклитэ. После обеда изучала и заготавливала травы и корешки. Чувствовала я себя хорошо и, кажется, такая дикая, но спокойная жизнь меня вполне устраивала.

– Доброго светила, Малисса*, – раздалось сзади.

Звук чужого голоса напугал меня до дрожи в коленях. Хорошо, что в этот момент я сидела на пеньке возле дерева и перебирала травы. Вдохнула глубже и повернула голову к говорившей, судя по тембру, женщине.

– Мы в деревне заприметили дым из домика, – призналась она и указала в его сторону. – Здесь когда-то жила знахарка. Это место закрыто от простых людей, в него могла прийти только Малисса, знахарка.

Я неуверенно кивнула.

– Будут благословенны предками труды ваши, Малисса! – воскликнула женщина. – Много лет у нас нет помощи, лечимся сами, только травами. Да разве же ими всё вылечишь… Вы позволите приходить к вам?

Я снова кивнула. Она поставила корзинку у своих ног и отошла, сказав:.

– Примите дары, не отказывайте в малости!

Дождавшись очередного кивка, женщина развернулась и ушла быстрым шагом.

«Это еда. Хлеб, мясо, все съедобное», – Лила уже вытащила кусок пирога и с аппетитом жевала.

«А я говорила, что наше место тут!»

Улыбаясь, понесла корзинку в дом. Поставила чай в печь и решила сварить мясо. Рыба за неделю уже прилично надоела, да и хлеба хотелось жутко.


Издательство:
Автор
Метки:
Самиздат
Поделиться: