Litres Baner
Название книги:

Последняя Ягиня, или Советы вредного домового

Автор:
Ирина Романова
Последняя Ягиня, или Советы вредного домового

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Даже сказки бывают грустными…

Моя жизнь, начавшаяся в древнем лесу на краю болот, вроде бы была обычной. Мама, Яга Велимира, и отец, Змей Горыныч Милонег, древняя избушка на курьих ножках, лес, полный магических существ: кикиморы, лешие, болотники… Один домовой, живущий где-то за печкой, чего стоил!

В нашем доме бывали ведьмы и ведьмаки и даже несколько раз черти, но этих матушка на дух не переносила. Повсюду висели обереги от нечистой силы. Меня тогда уже учили выживать, ведь на болотах появились первые «пожиратели». Их так прозвали за то, что, поймав магическое существо, они просто выпивали его силу. То есть пожирали ее, оставляя лишь прах! Так поведали змеи и лягушки, которые все чаще и чаще становились свидетелями этого. Зачем им такое большое количество магии и жизненной силы, непонятно. Но, имея каленую кожу, огромные когти, острые зубы, они не боялись ничего – на Земле у них не было врагов!

Мне тогда подходила первая сотня лет, что в принципе считалось еще юностью у Ягинь. Ведь мы живем семьсот, а то и тысячу – все зависит от магического потенциала. Но в один день жизнь сильно изменилась: пожирателей стало больше. Мама с отцом приняли решение закрыть болото – потребовалась не только их сила, но и всех магических существ. Многие пришли на помощь. Меня тогда не пустили, велев не высовывать нос из избушки и оставив приглядывать за мной домового.

Мир магии дрожал так сильно, что я бы и сама не вышла наружу. Было очень страшно… Через сутки маму привел Наум. Она разом постарела, превратившись из статной женщины в древнюю старушку. Пока я суетливо вливала в нее эликсиры, он сидел за столом и смотрел на меня.

– Что там произошло? – Я опустилась рядом, устроив уснувшую мать удобнее.

– Болото закрыто ценой жизни твоего отца и десятка ведьм. Даже не знаю, сколько ведьмаков пало…

– Что?..

– Ты последняя молодая Ягиня. Кикимор не осталось точно, но подсчеты еще предстоят. Мне так жаль… но на тебе теперь присмотр за стеной, его ставили на крови твоих родных. И только ты услышишь, если ее начнут ломать. Хуже только та новость, что их оказалось несколько сотен, и часть все же ушли по миру, а значит могут быть в любом городе.

– Кто они и что здесь делают?

– Кто ж знает! Кощей сказал, пришлые, а значит, могут вернуться. Ведьмы объединяются в анклав, берут к себе всех оставшихся магических существ.

– Я не справлюсь одна!

– У тебя нет выбора! Взрослей! – буркнул Наум, уходя из избы.

Я и повзрослела под нравоучительный бубнеж домового… и под стоны умирающей матери.

Глава 1

Двести лет спустя

– Без труда не выловишь и рыбки из пруда! – выкрикнул домовой, шустро прячась под печку от летящего в него лаптя.

– Это-то ты к чему приплел, ирод?!

– Тебе давно замуж пора, а ты все сидишь в глухом лесу, все ПРЫНЦА ждешь! Да к нам уж, почитай, сто лет никто, кроме ведьм, не приходит, и даже те редкие гостьи! Кто тебя такую страшную замуж возьмет? Глянь-то в таз! Страшила! – ехидничал Василий.

– А перед кем мне тут красоваться? Последний леший и тот помер давно! – фыркнула я, но в начищенный таз глянула. Ну, не красавица, да.

– Так я и говорю, в город надо, приложить усилия! Ведьмы тебе и помогут счастье женское устроить!

Я умолкла, вышла на крыльцо и села на ступеньку, глядя на темный лес. Тут не поспоришь, ведьмы приходят в нарядах, словно бабочки, только плащом прикрыты сверху. Я же одета еще в платья матери, хожу в лаптях на босу ногу, волосы вечно растрепаны, перевязаны платком. Нет, все чистое, дом вычищен до блеска… но давно все обветшало.

Старый домовой Василий прав: надо идти в анклав к ведьмам. Там не откажут в помощи. Вот завтра с рассветом и схожу, только найду заветный камешек-перенос!

Вздохнув, вернулась в дом. Задув лучину, скинула лапти и платье, оставив только исподнюю рубашку, и залезла на печь. Заснула под невнятное бормотание домового – он, кажется, опять пересчитывал запасы.

Завтра будет новый день, а заодно и пища.

***

– Доброе начало – половина дела! – Домовой уже и завтрак приготовил, пока я ходила лицо ополоснуть.

– Ладно уж, приняла решение – иду в город! Давно я там не была! Может, и правда чем ведьмы подсобят! – оправдывалась я, быстро поедая кашу и ломоть хлеба и запивая чаем из трав.

– Из малого выходит великое! – одобрил Василий.

Надев все самое лучшее, что с трудом нашлось в полупустом сундуке, я накинула плащ и приняла личину старухи. Сжав камень-перенос, оказалась у ворот дома. Калитка была гостеприимно открыта, и я, не задумываясь, пошла по гладкой каменной дорожке, удивляясь окружающим чистоте и красоте. Трава словно подстриженная, без примеси луговой, вокруг благоухающие цветы, о которых я и не знала. Пока шла до крыльца, думала, как бы у себя такое сделать… Мой сад давно умер, даже яблоньки засохли от старости.

Взобравшись по каменным ступенькам, дернула за веревку колокола, висевшего около двери. Раздавшийся звон волной разошелся по огромному дому. Дверь распахнулась, а за ней оказался человек. Увидев меня, он вдруг переменился в лице и, перегородив вход, прошипел сквозь зубы:

– Пошла прочь, мерзкая старуха! Госпожа Адель не подает нищенкам!

– Чего?! – Моя клюка с размаху стукнула по лбу зазнавшегося, превращая в огромную жабу.

– Ефросинья! – всплеснула руками ведьма Адель, степенно спускающаяся по лестнице.

– Он назвал меня мерзкой старухой!

– Но ты же сейчас так и выглядишь, разве нет? – Адель махнула рукой, возвращая человеческий облик жабе.

– Ну, он ведь не впускал меня! – Посмотрела на сидящего на полу мужчину – тот потирал шишку на лбу.

– Иннокентий Павлович! В следующий раз не препятствуйте гостям и сразу зовите меня! – Адель пожурила пришедшего в себя слугу. С трудом встав, он, покачиваясь, поклонился и с достоинством ушел. – Что случилось, Ефросинья? Идем в кабинет, поговорим. – Ведьма повела меня к двери у лестницы.

– Одичала я там, в лесу. Домовой говорит, пора меня в невесты… – перекинула вину на Василия. Самой-то стыдно признаться, что уже и дитя свое хочется на руках подержать!

Сбросила морок, показывая себя, как есть.

– Задача не из легких, но мы тебя поселим тут. Девочки займутся тобой. – Во взгляде пожилой ведьмы читалось сожаление.

– Так мне же дома надо быть? – удивилась я.

– Ты сможешь уходить и напрямую из своих покоев и приходить, когда тебе нужно! Сейчас наша главная задача адаптировать тебя под современный мир. Ты слишком долго сидела в лесу, Ягиня!

– Да это я знаю! Хоть бы учениц прислали, всем бы веселее стало!

– Нет больше Ягинь, ты последняя… – вздохнула Адель и, встав, поманила меня за собой.

– Как так-то?

– Пожиратели успели завершить свое черное дело. Магический мир умирает, одаренные дети почти не рождаются. А и если есть – крохи от прежнего могущества!

– Они остались в мире?

– Да, и могут менять личину, воруя ее у убитого мага! Заберут полностью даже память существа!

– И что, не удается поймать? – не поверила я.

– А как? Все в основном одиночки. Ну, пропал, потом появился… А есть изменения или нет, непонятно.

– И как это обнаружили?

– Один из ведьмаков неожиданно проявил интерес к знаниям ведьм, штудируя библиотеку. Убили, конечно, его, а он после смерти стал самим собой, и добило его заклинание из черной книги.

– Что? Ведьма жива? – Я знала, что это за книга. Она была запрещена и спрятана, ведь, по сути, являлась самим воплощением смерти. Воспользовавшись любым заклинанием, ты отдавал ей не просто всю магию – жизнь!

– Состарилась мгновенно, а следом ушла к предкам. Все отдала за это заклинание! – Адель поманила меня из кабинета.

– Мать земля, спаси и сохрани! – прошептала я молитву, творя знаки от нечистой силы.

– От пожирателей это не поможет! Вот твои покои, всегда приходи сразу сюда. Доступ я тебе открыла, сейчас ведьмы освободятся, помогут тебе. Адаптация – вещь сложная, трудно менять трехсотлетнюю Ягиню!

– Я буду стараться! – заверила ее.

– Не сомневаюсь!

Вот так началась моя новая жизнь. Только куда она приведет?..

Глава 2

Итак, начнем отсчет. Шел 1916 год, стоял август.

Села в кресло и, оглянувшись, поняла, как я не вписываюсь в эту комнату. Одернула подол, прикрывая лапти, и прижала к себе потрепанную сумку. В дверь ворвались две хихикающие ведьмочки и замерли с удивлением, заметив меня.

– Добрый день! – присели они в поклоне.

– Добрый…

– Нас прислала госпожа Адель. Мария и Анастасия. – Обе переглянулись.

– Тогда приступайте! – велела я. Этак мы будем полдня играть в гляделки!

– Думаю, стоит начать с магазина готовых платьев! Потом можно вызвать портного. Затем надо бы к мадам Фараньтье – там, думаю, помогут со всем остальным. – Они осматривали мои волосы, руки.

– Ведите! – решительно кивнула им, вставая.

– Отлично, еще курс этикета леди, – сказала одна из девушек, а на мой недоуменный взгляд добавила, прощебетав: – Облегченный, просто в обществе так принято, чтобы не выделяться!

– Хорошо, – пожала плечами я. Не смогу – развернусь и уйду, делов-то!

Ведьмочки вывели меня на улицу, где уже ожидала карета, и усадили напротив себя. Я же притихла, рассматривая город. Как же он разросся и изменился! Я так давно здесь не была, а зря. Ведь где-то в городе у меня имелся клочок земли – маме подарили за какую-то помощь богатой семье.

– А как узнать, моя земля до сих пор принадлежит мне? – спросила у притихших ведьмочек.

– А у вас была земля тут, в городе?

– Да, подарена еще маме купцом Анисимовым, недалеко от его усадьбы.

– Надо поднять архив и уточнить. Усадьбы больше не существует: родственники давно продали землю и уехали за границу. Там вроде бы купеческая палата, ресторация и постоялый двор. – Мария достала записную книжку из крошечной сумочки, висевшей на поясе, и сделала запись.

 

– А как теперь покупают мебель? Раньше, помню, надо было заказывать у лавочников или столяров.

– Сейчас много магазинов, салонов готовой. Были бы деньги… – пожала худенькими плечиками Анастасия.

– Золотом или драгоценными камнями?  – поинтересовалась я. У меня сроду не было этих бумажных векселей!

– Госпожа Адель обменяет на векселя, нужно будет ей сказать. Золото и драгоценные камни просто так не продашь. Их придется нести оценщику – тот даст бумагу, подтверждающую рыночную стоимость, и после нужно заверить ее у нотариуса! – Мария сделала новую пометку в книжке.

Я задумалась. Мне нужно менять все: изба внутри требует переделки, расширения пространства. Если появится дом в городе… то можно еще много чего сделать. Там, глядишь, и жених сыщется… на богатое приданое. На красоту особо не рассчитываю – не красавица я.

Честно говоря, я не любила суету. Моя жизнь давно размеренная, а тут такой поворот!

Притихла, рассматривая пейзаж за окном и отмечая, как одеты люди. Даже крестьяне не носили лапти… Вместо них у женщин – красивые ботинки на шнуровке, чуть выглядывающее из-под кружева платья. У всех были такие интересные сумочки… Надо и мою переделать – она поменяет свой вид на любую, ведь вещица заговоренная, с большим пространственным карманом.

Наконец-то экипаж остановился, и мы оказались у трехэтажного дома.

– Приехали!  – сообщили мне девушки, покидая карету.

Я не торопясь вышла, поправила косынку, съехавшую к ушам, и степенно последовала за девушками. Едва звякнул колокольчик при входе, к нам подскочили две женщины. На меня даже не посмотрели – прилипли к ведьмам, щебеча что-то про новинки одежды и моду.

– Нет, сегодня нам нужно привести в надлежащий вид госпожу Ефросинью Милонеговну,  – отмахнулись ведьмочки от продавщиц.

– Ох, тут справится только сама госпожа! – Переглянулись те, осмотрев меня. Одна из них ушла по лестнице вверх.

– Добрый день, леди! – Оттуда уже спускалась дородная женщина. В руках ее было пенсне, и она с неподдельным интересом рассматривала меня.

– Добрый, госпожа Фараньтье! – поклонились ведьмы. Я же только слегка опустила голову.

Вроде бы сначала собирались в магазин платьев, а приехали сюда… Хм, надо же, передо мной последний представитель химер! Думала, что их нет… Видимо, хорошо прячется! Хотя если я это поняла, и остальные могут узнать.

Склонив голову и перейдя на магическое зрение, изучала незнакомку. Та так и замерла на последней ступеньке, не отрывая от меня взгляд.

– Думаю, нам будет удобно в гостиной, – очнулась она и, махнув продавщицам, отправила их куда-то. – Приготовьте полный комплекс, а на дверях повесьте, что мы закрыты на спецобслуживание!

– Ну здравствуй, последняя… – Едва мы остались наедине, повернулась к госпоже лицом, не выпуская из вида.

– Надеюсь, что не последняя, как и ты, – хмыкнула женщина, усаживаясь в кресло.

– Есть наследники?

– Да, вернее, надеюсь на это. Далеко очень, нить почти не чувствуется. Возможно, еще икринка. Но это не важно, ты-то зачем тут? – Эта якобы мадам неприязненно смотрела на меня…

– Хочу идти в ногу со временем, одичала я на болотах. Поможешь? Иль побрезгуешь?

– Деньги получать все равно от кого… – хмыкнула она и расслабилась.

– Тогда не вижу препятствий. – Села напротив и расслабилась. Нам воевать незачем. Да, раньше были другие времена: шла война между ягинями и химерами. Теперь же, когда мы остались одни в своих родах, не к чему затевать ссоры.

– И я не вижу. Ну пойдем, превратим тебя в красавицу! Портную я уже вызвала, думаю, нечего тебе ноги бить, все на месте сделаем!

– Деньги – всегда главное?

– А ради чего еще жить? Жизнь пуста и бессмысленна, когда тебе уготовано несколько сотен лет…

– Ну, если впустую жить, да, – не согласилась я. У меня столько хлопот, что замуж никогда выйти!

– А не впустую твоя возня с болотом? Ерунда! Пожиратели удобно устроились! Никто не знает, где они и кто они… Магический мир скорее мертв, чем жив!

– Я тебя услышала. Ты еще жива только потому, что большинство тварей там, на болотах! Тут их не более нескольких десятков, – спокойно парировала я. Прекрасно знала, что не все верят в стену, считая, что магический мир исчезает сам по себе, потому как пришло время.

– Наш спор сейчас бесполезен. Идем, портниха уже у дверей. А следом процедуры! – прервала меня химера.

Действительно, чего это я? Мы останемся при своем мнении. Верить или не верить – личное дело каждого. Да и все знали: химеры ушли из мира. Куда и как, держалось в тайне. Здесь же были изгои, нечистые по крови и посмевшие смешать себя с другими расами. Мне этот вопрос был не интересен…

Мы вышли из гостиной и, пройдя холл, вошли в большое помещение, похожее на купальню. Здесь находились медные ванны, странные лежаки и куча шкафчиков, кресел…

– За ширму, пожалуйста, – поманили меня девушки-помощницы.

Мои сопровождающие ведьмы с удобством расположились возле столика, на котором стояли сладости и чай. Зайдя, я стала раздеваться, оставаясь в одной исподней рубашке. В дверь, постучавшись, вошла женщина, а следом и две девушки. Поздоровавшись, они сразу направились ко мне.

– Добрый день, я портная Жаннин. Позвольте сделать замеры?

Я только кивнула ей. Жаннин, достав полосатую веревку, начала быстро измерять меня, диктуя цифры девушкам. Те записывали и успевали перешептываться.

– Долго еще? – К нам заглянула химера.

– Нет. Сейчас все то, что есть из готового, будет подогнано, а остальное в течение недели пошьем. – Женщина еще раз окинула меня взглядом и, забрав помощниц, вышла.

– И куда они?

– В соседнюю комнату с манекенами – будут шить на месте. Мы же займемся телом. Волосы у тебя и так красивые. Чуть придать гладкости и сделать укладку – и все, – вертела меня химера.

Она вывела меня из-за ширмы и, подведя к ванной, толкнула к двери. Рубашку стянули, и я забралась в чан с водой. Две помощницы, повязав фартуки и надев нарукавники, подошли ко мне. Два часа меня мыли, скребли. Даже с ногтями что-то делали. Лишили волос со всего тела, кроме головы, заставляя чувствовать себя неуютно. Напоследок нанесли крема и, завернув в простыни, усадили в кресло, дав чашку с чаем, которую я с жадностью опустошила. Налили вторую – ее я уже пила спокойнее.

В это время двери снова открылись, и в комнату внесли несколько манекенов с платьями. Чай у меня отобрали и, не дав времени на возмущения, начали примерку. По сути, я и не видела, как сидит на мне одежда. Вошедшие обсуждали это между собой, на ходу подшивая. Вскоре на меня все же надели белье, а следом платье, чулки и ботинки, затем вернули в кресло, творя что-то на голове. Я уже уже ничего не хотела – мое терпение испытывали…

– Все! – заявила наконец-то химера. Помощницы, сдернув ткань с большого зеркала, подкатили его ко мне.

Я встала и уставилась на отражение. Это я?..

Из зеркала на меня смотрела госпожа с удивленным выражением лица.

– Ну вот, если ты будешь нас посещать хотя бы раз в неделю и поддерживать то, что мы сегодня сделали, ты всегда будешь так выглядеть.

– Попробую, – согласилась я.

Мой новый образ мне очень нравился, несмотря на все те же пышные формы. Оказывается, синее платье со сборкой под грудью, кружевным воротничком, тонкими рукавами мне вполне к лицу. Бонусом шли сумочка и шляпка, перчатки, тонкий плащ и несколько платков.

От сумки я отказалась, взяв свою и превратив ее в такую же за ширмой, чтобы никто не увидел колдовства. А еще я поняла: чтобы соответствовать этому образу, я должна поменять все вокруг. Не только избу, но и свою жизнь.

– Вроде все, – химера удовлетворенно смотрела на меня, – еще бы недовольное лицо поменять, а то отталкивает.

– Разберусь без тебя, – буркнула я. И так нервы на пределе!

– Сомневаюсь, но удачи желаю! – хмыкнула бестия.

Ведьмы не дали разгореться скандалу, подхватывая меня и уводя из этого адского дома красоты. По-другому никак не назвать! Тело зудело и чесалось, тугой корсет передавливал ребра и живот. В красивых ботинках оказался существенный недостаток: они плотно сидели на стопе. Я, привыкшая к лаптям, чувствовала себя так, словно на ногах были колодки.

Новая жизнь уже не казалась столь радужной. Я со вздохом вышла за порог дома и наблюдала, как ведьмы, придерживая подолы платьев, садятся в карету.

– Сейчас будем обедать, присмотритесь к правилам поведения за столом. – Мария улыбалась мне вполне дружелюбно. А вот вторая ведьма явно была недовольна ролью моей няньки.

– Хорошо, но потом я – домой. – Не собираюсь находиться здесь круглые сутки!

– Тогда давайте определим время вашего обучения? У нас с утра дел полно, а вот в обед и после него мы можем посвящать вам три часа!

– Приходить на обед? – уточнила я.

– Да, будете изучать сервировку, этикет, подачу блюд, – говорила именно Мария, вторая же отмалчивалась.

– Где заказывают мебель? – я решила не откладывать приобретения для дома. Стены и пространство и так изменю, а вот мебель лучше покупать готовую. Вряд ли у меня получится что-то похожее на все, что я сегодня видела.

– Я вам принесу зарисовки одного мастера. Он обучался в Италии, можно приобрести готовое и заказать, но для начала надо решить, как вы это оплатите. Ведь, если я правильно поняла, ни векселей, ни денег в современном виде у вас нет? – Ведьма участливо глянула на меня.

– Вот, этого хватит для начала? – Порывшись в сумке, я достала увесистый мешочек с камнями и золотыми монетами царских времен.

– Смогу ответить вам завтра! – Мария расшнуровала его и, заглянув внутрь, удивилась. – Я отдам это проверенному ювелиру, он уже оценит и выдаст векселя. А их можно обменивать на что угодно, сдача выдается деньгами. У вас всегда должны быть с собой наличные, ведь не все могут принять крупный вексель.

– Спасибо.

Хоть ведьма и светлая, почему-то виднелась дыра в ауре, словно кто-то высасывал из нее жизненные силы. Надо будет ей оберег сделать. Знаю, они у меня сильные, а значит, защитит, заодно и выяснится, кто ж такой умник…

Обед у нас был накрыт в моих апартаментах на троих. Вторая ведьма, внезапно сославшись на дела, ушла. Мария же посадила меня за стол и начала объяснять, для чего предназначен каждый прибор. Я запоминала, понимая, что до этого я прекрасно обходилась одной ложкой. Деревянной! А здесь чистое серебро, с вензелями дома Адель, видимо, доставшееся еще от бабки. Знаю, что она ведьма в шестом поколении. Беда лишь в том, что Адель так и не стала матерью – даже могущественные ведьмы не могут этого избежать.

Хотя ходил слух, принесенный сорокой на хвосте… Мол, сама Адель и была в этом виновата. Влюбилась не в того, а мать, не достучавшись до нее, отчаялась и пожелала больше не иметь потомков. Но то пересуды… Где там правда, знала только сама Адель, которой, наверное, уже давно пришлось с этим смириться.

После обеда, намучившись с приборами, я изучала светское поведение в обществе. Что можно, что нельзя, какие темы обсудить, а какие не стоит. Как сидеть, ходить… стоять.

Мария была преисполнена терпения: спокойно направляла, помогала в освоении. Да и память у меня хорошая – все запоминала с первого раза. Завтра займусь покупками для дома, а сегодня расширю пространство.

Ни один жених не захочет прийти в такой дом, как у меня. Точнее, избу…

– Из грязи в князи… – встретил меня домовой.

– Не бухти! Хотел перемен, сейчас получишь! – Настроение было, конечно, самое то для переделок! Хотелось снять с себя все, походить босой по полу в одной исподней рубашке!

– Не учи ученого! – огрызнулся домовой.

– Выпороть бы тебя! – разъярилась я.

Чуть позже обязательно займусь воспитанием избалованного домового!

Недолго думая сдвинула светлицу и единственную комнату влево, раздвигая пространство. На этом месте образовался холл, справа же на стене появилась двухстворчатая дверь – там будет гостиная. За моей спиной выросла лестница на второй этаж. Изба возмущенно и громко заквохтала.

– Тише, кура безмозглая! Хозяйка красоту наводит! – где-то под лестницей раздался ехидный голос домового.

Я поднялась наверх, решив, что пока здесь расположатся две комнаты: моя спальня и кабинет. Или хранилище зелий, где я буду и готовить их.

– Так, перенести сюда с чердака и кухни все принадлежности для зельеварения! – скомандовала домовому.

– Так голые стены! Куда же все? – возмутился тот.

– Вырасти временные из дерева! Потом будем ин-те-рь-ер делать! – еле выговорила новое слово.

– Это что? Ругательство какое-то?! – задохнулся в возмущении домовой.

 

– Вот вроде умный… где не надо! – фыркнула я. – Это все вместе: стены, пол, мебель, занавески! Ясно, поганка старая?

– Новая метла по-новому метет! – вывернулся Василий и отправился переделывать кабинет.

А вот спать придется на сундуке со старым матрасом. Новое куплю по мере возможности. Не все сразу, понемногу. Из сумки выложила продукты, что дала мне Адель перед уходом, ведь запасы у меня почти кончились. Только то, что выращено самой, да чуть круп в остатке было.

По моему велению под лестницей выросла дверь в кладовую, а в ней показался и люк в подпол.

Весь день прошел в суете, к вечеру вымотала себя, так что едва упала на соломенный тюфяк, уснула.


Издательство:
Автор
Поделиться: