Название книги:

Кикимора на выданье, или Королева болот

Автор:
Ирина Романова
Кикимора на выданье, или Королева болот

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

На краю болот, мистических и сказочных, на полянке среди берёз стояла избушка… да, да, та самая, на куриных ногах!

Не верите в сказки? Ну и зря!

За домом был разбит сад, парничок, красивый цветник и беседка. В ней восседала Ягиня, ну или по-старому баба – Яга. Да только посмевших ее так назвать ждало вовсе не сказочное проклятие, хорошо, если не на всю жизнь.

Ефросинья была молода, крепка телом, ну и рука у нее была тяжёлая. Женихов отвадила всех, суров у нее был характер, видела всех женихов насквозь, прекрасно понимая, зачем она им нужна: детей они все хотели, сильных магически… Ни о каких чувствах речь не шла вовсе.

Устала она от притязаний и ушла на самый край магического леса, сюда простые люди не заходят, а от магов, ведьмаков стоит запрет.

– Ну что, заготовки уже почти все сделаны. Вопрос только, зачем нам такое количество консерваций? – обратилась она к домовому. Тот шустро подхватывал закрученные банки и исчезал, отправляя те в подвал.

– Запасы карман не тянут! – возразил домовой.

– Не тянут, – с тоской оглянулась на огород. Скоро картошку копать, морковь, свеклу… ещё капуста. Забор покосился от времени, придется гастарбайтеров опять искать. Те, сволочи, харчей сожрали немерено, а забор абы как поставили, всего пятьдесят лет, а он уже завалился. У бани крыша провалилась, а куры скоро будут спать на улице. С козой вместе…

– Мужика бы в дом… хоть какого-нибудь, – буркнул домовой, забирая последнее и исчезая.

– Где ж его взять-то, мужики пошли то какие? – загрустила Ягиня.

– Какие? – заинтересовался домовой.

– Меркантильные! Денег им давай или детей без любви, магически одаренных! Лучше уж нанять кого, – вздохнула она и встала с лавки. Стряхнула фартук, снимая его с необъятной груди.

– Нанять тоже хорошо… Но свой мужик лучше!

– Поговори мне ещё тут, – хлопнула она по столу.

Вернулась в дом и, открыв потайную дверь, оказалась в квартире. Обычной, на окраине Москвы. Сначала это был свой дом, потом трёхэтажный, затем – двенадцати. Прогресс не стоит на месте, а вот возраст… вторая сотня уже никак.

– Спущусь-ка я к соседкам, на лавочку, глядишь, что путное подскажут, – накинула шаль на плечи и посмотрела на себя в зеркало; оттуда смотрела женщина в возрасте, нельзя ей показывать посторонним свое истинное лицо.

Вышла на лестничную площадку, спустилась на первый этаж и, пройдя холл, вышла во двор. Ага, вон и соседки с третьего и пятого этажа уже сидят, судачат. Увидев ее, обрадовались и махнули, зовя к себе.

– Ефросинья, наверное, только с деревни вернулась? Все огородом занимаешься? – спросила любопытствующая соседка.

– А чем же ещё, не умирать же со скуки в душной Москве? Вы лучше скажите, где взять работников, забор починить да баню. Там в деревне вообще никого не осталось… – вовсе не притворно вздохнула Ягиня.

– Ой, а у меня квартиранты появились, хорошие мужики, не пьют! Сказали, ремонтом они занимаются… Вроде как бывшие военные, подряд у них. Приехали в Москву за длинным рублем! Да только думаю я, обманут их, одиночки, без фирмы, кто их возьмёт? – рассказывала, торопясь, соседка.

– Фросенька, приходи вечерком, попьем чаю. А то вон и сейчас не поговорить, дождь натягивает, кости опять ломит, – буркнула соседка, потирая натруженные руки.

– Я тебе мазь давала, использовала уже? – уточнила Ефросинья.

– Кончилась, а тебя же не было, да и неудобно мне… Дорогая, наверное, – смутилась женщина.

– Вот ещё, принесу, у меня запас, – Ягиня встала и пошла домой, – через часик приду, пирожков напекла, принесу.

Ушла в квартиру, взяла в доме большую миску пирожков с разными начинками. Домовой буркнул недовольно:

– Опять соседок кормить будешь?

– Нет, мужиков заманивать! – огрызнулась Ягиня, собирая травяной сбор и баночку с мазью для суставов.

Спустилась к соседке и зашла без стука, знала, что ждёт она ее. На плите стояла кастрюля с супом, макароны и котлеты.

– А я и ребят кормлю, мне не трудно, а они приходят голодные. Жалко мне их, прошлый раз не заплатили им… Вернее, подкинули копейки и выгнали, и сейчас куда-то ходят. Говорят, заканчивают объект, только вот денег опять не видно.

Входная дверь хлопнула, и там кто-то, тихо переговариваясь, раздувался.

– Мальчики, руки мойте, ужин готов, – громко сказала соседка пришедшим.

На шум в дверях кухни я все же оглянулась, тут же переходя на магическое зрение. Ох не просты ребята. Проклятий на них понавешанно, болезней, ещё чего-то и слабый свет магии. Без настойки рябиновой не разберёшься…

– Что, опять не заплатили? – охнула соседка.

Мужчины только кивнули, усаживаясь к уже накрытому столу. Ягиня смотрела, как они едят, и понимала: надо брать, и ей польза будет, и им…

– У меня дом в деревне нуждается в ремонте, деньги плачу вперёд, еда за мой счёт, – посмотрела на них пристально, внушая, что она достойна доверия.

– Хорошо, – ответил один из мужчин.

– Через час жду вас у себя, за нами приедет машина. Квартира 123, – вытащила из кармана пачку денег и положила на стол.

– А расписку? – уже в дверях ее позвали удивлённым голосом.

– А что, обманите?

В ответ тишина, она согласно кивнула и вышла…

***

Вот так познакомились мои мама и папы, да, папы, они все – мои генетические отцы.

Теперь давайте знакомиться. Я – последняя кикимора на планете, и у меня потрясающие родители: мама – Ягиня и папы – три богатыря. И живу я вовсе не в сказке…

Глава 1

История родителей трудная и очень долгая, я всегда любила слушать ее на ночь. От всех, ведь каждый из них рассказывал ее по-разному, поэтому легенда каждый раз обрастала новыми подробностями.

О современном мире я не знала ничего, совсем. Росла в доме у матери в лесу, в избушке на курьих ножках, пока случайно проснувшиеся магические силы не позволили открыть мне потайную дверь в квартиру. Так меня шестилетнюю и нашли сидящей на балконе и смотрящей на жизнь во дворе жилого дома. Так я узнала, что есть просто люди, а есть мы, магические существа. А еще я узнала, что мне туда нельзя…

– Если мне туда нельзя, я могу хотя бы знать об этом? – спросила я у матери, которая стояла за моей спиной.

– Можешь, я думаю, пора начинать обучение. Твое будущее тебе не принадлежит, груз ответственности тяжел! – вздохнула мама.

– Почему?

– Потому что ты последняя, на тебя возложена большая надежда.

– Я не хочу!

– Я тоже, но выбора нам не оставили! – внезапно рассердилась мама, но я знала, что вовсе не на меня.

Папы учили меня всему, что нужно знать о современном мире, мама – магии и всему, что с ней связано. Мой дар – управление пресной водой, соленая меня не слушается, я очень долго ей училась управлять. Когда впервые мне позволили подойти к краю болот, на мой зов пришли страшные существа, пожиратели. Стена, что мама поставила на болото, не пустила их, но они стояли и смотрели на меня так, словно я их еда.

Вот тогда я и испытала свой первый, самый сильный страх. Тогда я решила, что не справлюсь, ведь мама сказала, что я должна принять власть и прогнать тварей из нашего мира.

Они уничтожили сказочный мир, Ягинь, Кикимор, дед Змей Горыныч погиб там же, болотников, водяных, речных русалок. Кого убили, кто-то уснул, отрезанный от магии мира. По сути, их больше нет, мы уцелели по непонятным причинам, мама сказала, мир пытается выжить. Земля помогла нам родиться, пытаясь помочь.

Я – Королева Болот и последняя Кикимора на земле. А я не хочу… Я просто хочу быть обычной, жить там, где есть люди.

– Совет ведьм просит представить тебя. Тебе на днях исполняется двадцать, пора искать того, кто станет твоим мужем и поможет принять наследство! – мама, как всегда, была прямолинейна, и все было сказано просто за ужином.

Я подавилась супом, отцы затихли, я посмотрела на маму.

– То есть двадцать лет мне нельзя было в мир людей, а теперь вот так сразу можно, но только чтобы замуж? – я сказала это тихо и не глядя на маму. Она не терпела своеволия…

Я всегда старалась быть тихой и незаметной при ней, только с отцами я могла быть сама собой. Магия Ягини позволяла ей наказывать меня без особых усилий. Заставить стоять целый день в углу, заклеить рот, онемевший язык…

– Именно так, и не в мир людей, а только в цитадель. Одна из ведьм сможет определить твоего супруга, пошлем ему весть, и уже дома будете знакомиться.

Я же промолчала, а что сказать? Если она все уже решила. Вечером ко мне зашел один из отцов, Илья…

– Детка, прости ее, она и так тебя долго прятала от мира, страшась последствий, – он взял мои руки и заглядывал в глаза.

– Ты еще скажи, что она это делала, потому что любит! – я выдернула свои ладони и спрятала в подмышки.

– Это так, ты не представляешь, как она расстроилась, когда поняла, какая в тебе проснулась магия! Ведь она надеялась, что ты будешь кем угодно, но только не кикиморой! – увещевал меня отец.

– Я не хочу замуж!

– Твой супруг уже существует и дан тебе магией, вы связаны. Как мы с мамой были предназначены друг другу с самого начала. Наша встреча, она была предопределена. Подумай о том, что ты станешь хозяйкой самой себе, муж станет другом, помощником. Ты сможешь начать возрождать болото, давая миру магических существ.

– Мне не нужно будет жить дома? – из его слов я только и услышала.

– Нет, мы построили дом с другого края болот, он так же имеет дверь в мир людей. Только там была дача теперь просто земельный участок, досталась мне от родителей.

Вот тогда и у меня начал рождаться план, я не зря росла молчаливой и тихой. Я много размышляла и думала, а теперь, наконец, готовила план побега. Да, именно так, побега. А там жизнь подскажет, что делать дальше.

– Я готова, – поправила на себе сарафан и косынку.

 

Мне не нравилось свое тело, мамино, пышная грудь, широкие бедра. Посмотрела на себя в зеркало: я толстая, нос пипкой, румянец во все пухлые щеки… Из красивого во мне, пожалуй, волосы: зеленые, густые, туго стянутые в длинную, до самой попы, косу. Да глаза яркие, зеленого цвета… И все.

– Хорошо, – кивнула мне мать и открыла дверь в квартиру, вернее, уже в дом.

Несколько лет назад дом, в котором была квартира, снесли. Мама предпочла купить землю и построить дом, в котором мне даже можно было находиться. Не покидая двора, конечно же…

Сегодня меня представляют ковену ведьм и, возможно, жениху. Сердце билось в груди заполошно, словно птица в клетке. Я впервые покидаю дом…

Отец Алексей вывел машину из гаража, и мы сели в нее, открыли ворота электронным ключом и проехали через марево магической стены. Я тут же пропала, с жадностью смотря на мелькавшую за окном жизнь, недоступную мне. Деревенский пейзаж сменился на город, а затем мы подъехали к огромному высотному зданию. Въехав на подземную парковку, машина остановилась.

– Можно мне с вами? Поддержать Светлану? – скосил глаза в зеркало заднего вида отец.

– Нет, нам тут ничего не угрожает, – отрезала мама.

Он вышел из машины, открывая нам дверь, первой вышла мама, я следом. Внутри здание оказалось старым, оказалось, оно имело снаружи иллюзию современности. Мы шли каменными коридорами по полу, покрытому коврами, скрывающими звук наших шагов.

Мы вошли в большую комнату, останавливаясь в дверях. На нас смотрело несколько женщин, по магическому следу я поняла, что это – ведьмы.

– Ефросинья, выйди, оставь нас, – попросила самая старая из них.

– Но, Адель… – вскинулась мама.

– Иди, – сказала та с жёсткими нотками в голосе.

Мама развернулась и молча вышла, и я поняла, что она не самая сильная в этом мире.

– Сильна… – протянула одна из ведьм.

– Да, а после инициации будет сильнее, чем мать… – согласилась та, которую мама назвала Аделью.

– Боишься? – ко мне подошла молодая женщина, участливо заглядывая в глаза.

– Немного, – согласилась я.

– Зря, все уже определено судьбой. Суженый твой тоже… Сегодня он узнал, что ты есть, и будет искать тебя, – она взяла мою руку и, перевернув ладонью кверху, водила по линиям, словно что-то там видела.

– Кто? Мария? – спросила Адель.

– Вот этого не вижу, словно он невидим или существует на гранях. Главное, он силен магически и сможет ей помочь.

– Это все? – уточнила ведьма.

– А еще девочка сильна, несмотря на страх, она сделает то, что задумала, – кивнула Мария и отпустила мою руку.

– Это помешает? – Адель взяла в руки книгу и открыла ее, пролистав и останавливаясь пальцем на каких-то строках.

– Нет, задержит, но так судьбой задумано. Не нужно той мешать, Ефросинье не говорить, а, наоборот, помочь!

– Чем?

– Оберег подарить, подсказать, к кому можно обратиться за помощью, как распознать врагов… – Мария начала копаться в сумке и что-то там искать.

– Тогда, милая, прими от каждой из нас дар, – Адель смотрела на нее сухими старческими глазами внимательно, словно просчитывала что-то.

Мария нашла искомое и с радостным возгласом вернулась ко мне, неся в руках браслет из дерева. Кажется, осина, если не ошибаюсь.

– Это, детка, тебе, чтобы чувствовать зло. Как начнет жечь, беги. Не оглядываясь!

– Спасибо, – я протянула руку, и она надела его.

– Не за что, береги себя!

– Это амулет иллюзии, сможешь принять только один образ. Посмотри на себя в зеркало и меняй, подпитываться он будет от тебя сам. Пока носишь его, образ будет держаться! – одна из женщин положила мне в руку простенькое колечко из серебра.

– Это камешки-порталы, отправят недалеко, но в случае нужды помогут спастись. В них уже есть магия, просто сожми в руке и пожелай исчезнуть! – следом в ладонь легли несколько камешков, на вид обычных речных голышей.

– Хм, я даже не знаю, что подарить… – произнесла Адель и потом, открыв ящик в столе, посмотрела в него, а потом, кивнув, вытащила кусок мешковины, – бездонная сума, капни на нее кровью и произнеси заветные слова, и она навечно твоя. Знаешь заклинание?

– Знаю, – я с удивлением смотрела на обветшалую вещь. Сколько же ей сотен лет?..

– Молодец, а там она и сама подстроится под твои желания, – ведьма была довольна.

– Я, наверное, поняла, о чем говорила Мария, и вот это тебе точно пригодится! – другая ведьма достала из сумки какую-то тонкую книжку. Поводив над ней рукой, протянула мне.

– Что это? – с удивлением открыла и поняла, кажется, это в мире людей называется паспорт.

– Это документ, без которого в мире тебе не получится передвигаться. Фото пока нет, как только сделаешь свою иллюзию, посмотри на фото через зеркало.

– А, и до меня дошло! – хлопнула себя по лбу еще одна ведьма, – на, держи, это деньги, их при разумных расходах хватит надолго! – сунула она мне кошель.

– Спасибо, – я растерянно стояла, не понимая, куда мне все это деть, чтобы мама не видела.

– Суму активируй! – рассмеялась Адель, поняв, о чем я думала.

Я быстро расстегнула булавку с воротника своей нижней рубашки, кольнула палец и, выдавив каплю крови, мазнула по ткани сумы, не забыв произнести заклинание и попросив ту стать невидимой для всех, кроме меня. Сумка превратилась в небольшой плоский карман, я сунула все подаренное туда и, раздвинув складки длинного сарафана, закрепила ее булавкой изнутри.

– Ну и вот все, иди, удача будет всегда на твоей стороне! – Мария открыла дверь и вытолкнула меня из комнаты, – Ефросинья, все в порядке, жди сватов! Жених уже знает.

– Кто он? – мама была бледна, но тверда как скала.

– Это нам не открылось! – сказала ведьма и захлопнула дверь.

Мама взяла меня под руку и повела обратно.

– Расскажешь? – спросила она.

– Они ничего не сказали толком, только то, что он невидим или живет на грани миров, – буркнула я, пытаясь осмыслить, что только что произошло.

– Света, я понимаю, ты винишь меня во всем… Но не я выбирала, кем тебе родиться…

– Ладно, – я не стала спорить и, замолчав, села в машину, когда отец открыл дверь.

– Я могу увидеть свой дом? – я даже не смотрела на мать, просто боясь отказа.

– Конечно, завтра свожу тебя и передам ключи. Но не советую пытаться воспользоваться дверью в мир людей, она закрыта. Рано, – мать удивила меня своим согласием.

– Я даже могу переселиться туда? – решила дожимать ее, пока она так щедра ко мне.

– Не терпится стать взрослой?

– Ну почему же… Собираясь выдать меня замуж, ты уже оповестила весь мир, что я взрослая…

– Если бы я могла прятать тебя дольше, я не задумываясь сделала бы это!

Я не стала отвечать, прекрасно понимая, что могу спровоцировать мать.  Она всю жизнь дистанцировалась от меня, воздвигая между нами невидимую стену и всячески отгораживаясь.

Мы вернулись в дом, я не захотела сегодня возвращаться в лес. Просто поднялась к себе в комнату тут, в мире людей, чтобы не слышать зова тех, кто жив и зовёт к себе. Я все равно им не могу помочь, я не готова!

К ужину у нас был гость, один из отцов поднялся ко мне в комнату:

– Светочка, у нас гость, мама попросила быть не такой замкнутой… – отец Никита говорил и прятал глаза.

– Жених? – я обречённо посмотрела на него.

– Возможно, это тебе решать.

– Ну конечно!

– Света, мама любит тебя, ты поймёшь потом, сейчас ей очень тяжело. Ведь у нее был выбор, а у тебя, в сущности, нет…

– Хватит, – с отцами я могла говорить так, как считаю нужным. Они никогда мне не перечили, выслушивали и даже не наказывали, когда я переступала грань дерзости.

Надев брючный костюм, блузку, я расчесала косу и вышла из комнаты. Спускаясь в гостиную, твердо решила, что буду держать себя в руках. Я должна получить ключи от своего дома, чего бы мне это не стоило. Войдя в гостиную, прошла к креслу у окна, в котором обычно сидела. Гостя ещё не было, поэтому со столика, стоявшего рядом, я взяла не дочитанную мною книгу.

Комната наполнялась звуками накрываемого стола, который сервировал домовой.  Следом за мной вошла мать и отцы, они что-то обсуждали, но, заметив меня, резко умолкли.

– Могла бы надеть платье, – мама опять была недовольна.

– Мне переодеться? – я даже не оторвалась взглядом от страницы.

– Ни к чему, гость на пороге, – отмахнулась от меня мать.

Вот только тогда я подняла голову, чтобы посмотреть на гостя. Ведь посторонних в нашем доме не бывало…

Мужчина был высоким, по фигуре такой же, как и отец Илья, накачанный и с короткой стрижкой, но взгляд… хищный, острый. Он осмотрел меня так, словно я добыча. Встретившись со мной взглядом, он чуть усмехнулся.

– Александр, прошу, не стесняйтесь, – позвала гостя к столу мама.

Судя по нему, он не особо стеснялся, потому что, сев на предложенное место, по-прежнему не сводил с меня взгляда. Вообще-то по правилам этикета, которые мне вбивала мама в голову столько лет, он должен был подойти ко мне и отвести к столу. Я посмотрела на маму, которая очень была нетерпима к нарушениям этикета. Она лишь растерялась на несколько секунд, но сделала вид, что ничего не заметила. Как же она торопится избавиться от меня… Я сама встала с кресла и села напротив гостя.

Молчание за столом угнетало, я вяло ковыряла еду в тарелке.

– Тебе бы вместо жареного мяса салата или овощей отварных, – тишину нарушил голос Александра.

– Ты переступаешь границы приличий, – не выдержала мама.

– Да брось, Ефросинья, ты выдаешь дочь замуж. Тебе нужный сильный маг, иначе не решить проблему. Подумай сама, сильнее меня никого сейчас в мире нет, какие у нас будут дети? Правильно – сильные! Поэтому тут о чувствах речи не идёт. Зачали ребенка – и я оставляю ее вам, пришло время нового зачатия – опять я на месте.  Чистая выгода обоим сторонам. Минус – девушка неприлично толста, для меня это эстетически неприятно!

– Вон… – тихо сказала мать.

– Что? – в его голосе звучало неподдельное удивление.

– Вам лучше уйти, – усмехнулась уже я, – мама трепетно относится к еде и считает наши фигуры идеальными.

Мужчина, швырнув приборы на стол, с грохотом отодвинул стул и пошел на выход.

– Похудеет, зовите! – решил он высказаться напоследок.

Домовой шустро подложил ему под ноги ковер, который внезапно взбесился. Мужчина от неожиданности вскрикнул и почти упал, но приземлиться на пол ему не дали: по щелчку пальцев мамы он исчез. Даже не хочу знать, куда она его отправила.

Ужин заканчивался более удачно, чем начинался, у меня даже проснулся аппетит, и я быстро все доела.

– Я могу идти?

– Иди! – отпустила меня мама.

Вот так закончилось первое знакомство с женихом. Если все и дальше будет так происходить, то я готова ждать сколько угодно.

Глава 2

Утром я проснулась рано, но терпеливо выжидала, когда мама сама скажет, что пора. Завтрак был спокойный, отцы что-то обсуждали по поводу работы. У них была сеть строительных фирм, мы вроде как не нуждались в деньгах. Только мне от этого ни холодно, ни жарко, ведь меня даже не выпускали за ворота, чтобы самой купить даже одежду.

– Ты готова? – прервала разговоры отцов мама.

– Да, – пожала плечами я.

– Хорошо, – она встала и пошла ко мне в комнату.

Я, конечно, удивилась, но молча проследовала за ней. Когда она зашла в мою комнату, то сдвинула одно из кресел от стены и, махнув рукой, проявила дверь.

– Теперь она тебе доступна, это вход в дом на болоте. Огражден от всех проникновений, – сказала она и вышла.

Я стояла, в ступоре смотря на стену. Все это время она была тут?..

Откинув все сомнения, я повернула ручку и вошла в дом. Большая светлица, русская печь, четыре оконца, ведущих в лес. Я огляделась. Домик состоял из одной комнаты, но при желании можно и увеличить пространство. Даже знаю как, но пока это и не нужно. Мне нравится, что я вижу сейчас. Кровать, спрятанная за печью и закрытая шторкой, стол с четырьмя стульями. Домотканые дорожки на полу, вышитые занавески на окнах. Шкаф посудный, словно вырезанный из цельного дерева. Все красиво! Потому что это мое…

Я повернулась к двери и, положив на нее руку, произнесла заклинание на запрет входить кому-то через эту дверь. Для точности нарисовала кровью руну, чтобы точно без моего разрешения сюда входа не было. Дверь в мир людей манила, но я знала: она закрыта и спрятана.

Еще раз оглянулась и прикинула, чего мне тут не хватает. Полки для книг, кресла у окна и вазы для цветов… И надо взять фруктов и безмерный кувшин с ключевой водой. Хотела похудеть, вот она возможность, никаких пирогов…

Вернулась в тихий дом и, собрав необходимое для сна и взяв желаемое из кухни, хотела вернуться, но меня увидел отец Алексей.

 

– Тебе понравилось? Что-то туда еще хочешь?

– Книжный шкаф и кресло.

– Хорошо, завтра будет, добавим еще маленький столик с лампой к креслу. Чтобы глаза не портила при чтении…

– Спасибо, пап, я пойду?

– Ты хочешь там ночевать? – Он удивленно посмотрел на сверток с моим любимым одеялом, подушкой, там еще лежала пижама и тапочки.

– Да, а что, это запрещено? – вскинулась я.

– Нет… – в его глазах мелькнуло понимание.

Кивнула и ушла снова в свой дом. Зажгла люстру над головой и, открыв книгу, начала читать. Библиотека у нас пополнялась часто, отцы сами любили читать и меня к этому привили. Абы чего у нас не было, только классика и книги известных писателей. Недавно как раз библиотека была пополнена, притом даже по моей просьбе книги на английском языке известного писателя. Вот одну из них я и вяла на сегодняшний вечер. Так увлеклась, что очнулась, только когда за окном ухнула сова, сообщая мне, что давно уже за полночь.

Встала и потянулась, разминая затекшее тело. Подошла к двери, ведущей в лес, открыв ее, я вдохнула тёплый воздух. Лето в разгаре, сейчас бы на речку… Воду я любила, я же кикимора. Хотя мне это абсолютно не нравилось, но вода отвечала мне взаимностью. Я отпустила свою магию, начала распускать косу… Ага, озеро хоть и не большое, но есть. Завтра схожу поутру, плохо, что полотенце не взяла. Хотя я и тут не искала еще…

Снова потянулась и, зевнув, ушла в дом. Задернув занавески на окнах, я переоделась в пижаму и, утонув в мягкой перине, укуталась в одеяло.

***

За окном едва дыша, стоял невидимка, с жадностью наблюдавший за девушкой. Чувствуя, как на больной от одиночества душе расцветает что-то необычное, доброе. Ведь ему столько лет… Он считал, что так и останется одинок в этом мире. Когда в магических каналах прозвучала новая нота, запахшая весенней талой водой, он не поверил. А когда кинулся искать, опоздал, нота снова была спрятана. Он долго сидел и ждал, когда снова появится хоть малейший отголосок ее магии, и не прогадал. Его счастье обнаружилось на краю гибельных болот… Красивая, статная и такая юная кикимора…

Оглянулся на завесу, прикрывающую поляну, где стоял дом. За ней двигались серые тени – безликие. Тут уже, твари, почувствовали новую добычу… Одним смазанным движением он оказался за границей дома и, схватив одного, оторвал ему голову.

Твари, алчно взиравшие на дом, мгновенно поняли опасность, пытаясь скрыться, но еще одну он все же успел схватить.

– Отпусти… – прохрипел монстр.

– Передай своим, увижу здесь, будете мертвы… – прошипел с ненавистью.

– Ты не справишься со всеми, нас много, – сипел пожиратель.

– Сразу нет, но уничтожать буду! Понял?

– Понял! – пожиратель исчез, как только невидимка расслабил пальцы на его горле.

В доме было тихо, ничего не должно нарушать сон его сокровища…

***

 Рядом с домом надрывались соловьи. Я потерла глаза, пытаясь проснуться, ведь вчера легла поздно. Намеченный мною план грозился быть проваленным из-за банальной лени. Но внезапно в голове прозвучал голос вчерашнего жениха: я толстая! Как холодной водой облило, даже подпрыгнула с кровати. Подхватив одежду, я прямо как была, в пижаме, вернулась в комнату, надевая купальник и легкий сарафан, сланцы и подхватила с собой полотенце.

Дорожку к озеру пришлось прокладывать самой. Места были дикие, но мне была подвластна магия этого места из-за близости болот. Под ногами стелилась тропинка, трава бережно была отодвинута, мелкие камешки из земли утрамбовывались на поверхности. Дорожка прошла мимо дикого малинника, заставляя остановиться и, быстро набрав горсть ягод, кинуть их в рот. Провела по губам языком, слизывая капли сока и причмокивая. Сладкая…

Озеро появилось быстро… Красиво как! Прощупала магически – вокруг пусто, хотя должен быть водяной и пару русалок как минимум, все исчезли или уснули. Вздохнув, я скинула сарафан и сланцы, и зашла в воду. Проплавав в теплой воде почти час, я пошла обратно, решив не надевать сарафан на мокрый купальник, а завязав большое полотенце на груди. Есть не хотелось, и я снова остановилась возле малинника, но с трудом отыскала несколько ягод. Странно, было же много…

Быстрым шагом вернулась к дому, перед порогом остановилась. На нем стоял полный туесок с малиной, и боковым зрением я заметила странную тень, прижавшуюся к углу дома.

– И кто ты? – я уточнила, прекрасно понимая, что вижу магическое существо. Тень дернулась.

– Наум… – тихо прошелестел голос.

– Тот самый сват Наум? – я с интересом всмотрелась в легендарное существо. Кто же не читал сказок про помощника-невидимку?

– А тут чего ходишь? Где твой хозяин?

– Хозяин? – закашлялся он, – Так нет у меня теперь хозяина! Свободен я! Могу тебе послужить!

– Вот еще, не нужен ты мне. Что там, в сказках про тебя было сказано? Ты мне я тебе…

– Нет никаких условий! Все давно поменялось! – в его голосе послышался страх.

«Чего это он испугался? Давно без хозяина?» – подумала я, а вслух произнесла:

– Без фокусов! А то маме расскажу! – зачем-то добавила это, хотя и так понятно, мама авторитет же…

– А кто у нас мама? – поинтересовался бесцветным голосом Наум.

– Ягиня! А папы богатыри!

– Весомо… Слушаюсь и повинуюсь, хозяюшка! – склонился он, делая себя чуть темнее, чтобы я могла его видеть. – Что желаете на завтрак?

– Ничего, надо худеть, у меня вон пару яблок осталось, хватит, – отмахнулась я и, подхватив туесок с ягодами, шагнула в дом.

Ушла за занавеску перед кроватью и быстро надела сарафан. Он хоть и бестелесный, но все же имя у него мужское…

Вышла из-за занавески, а на столе стояла еда.

– Я же сказала… – занервничала я, чувствуя мгновенно проснувшийся аппетит.

– Это все диетическое, я много лет собираю разные рецепты. Готовить только некому… – его голос дрогнул, словно от волнения. – Я могу готовить столько блюд низкокалорийных, но притом сытных!

– Ладно… – я даже растерялась. Такая забота обо мне…

Быстро заплела косу и села за стол, решив сначала выпить чай на травах. А затем до меня дошло: печь не топлена, а шкаф с посудой по-прежнему закрыт.

– И где ты это все взял?

– Так у меня тут дом свой, вернее, последнего хозяина, я там и живу…

– А кто был твоим последним хозяином?

– Я не хочу об этом говорить…

– Хорошо, не будем, – пожала я плечами, начиная пробовать то, что стояло на столе.

– М-м, вкусно, – я начала со странного омлета, он был не из яйца, это точно.

– Я рад, – прошелестел Наум.

Утолить голод получилось быстро, и я поняла: Наум не шутил, когда говорил, что блюда сытные.

– Я домой, тебе, наверное, туда нельзя. Мама не любит чужих… – я встала из-за стола.

– Мне хватит и тут места, можно сделать второй этаж. Или комнату ещё, расширить пространство?

– Пока не нужно, если только тебе нужно где-то спать. Вроде ты говорил, дом свой есть… – внезапно проснулось чувство собственности. Нечего тут ему ещё и ночевать!

– Нет, нет, я почти не нуждаюсь в отдыхе, поэтому на время вашего сна я буду уходить!

– Хорошо, – расслабилась я, – отец обещал мне шкаф для книг и кресло. Надо вернуться, да и платяной шкаф нужен, не таскать же одежду туда-сюда.

– Я могу создать любую мебель… Зачем покупать? – прошелестел голос Наума.

– А у тебя всегда такой странный голос? Честно, мурашки от него… Словно с призраком говорю, – передёрнула плечами.

– Я думал, буду пугать вас мужским… – сказал Наум мягким мужским баритоном.

Тем временем со стола пропала еда, была убрана скатерть и напротив меня легли мебельные каталоги. Я с интересом подошла посмотреть, а действительно, пока закажут, пока привезут.

– Действительно, спальни явно не хватает, – вздохнула я, понимая, что даже небольшой платяной шкаф сюда не влезет.

Оглянулась на комнату и угол за печкой, где стояла кровать, пытаясь мысленно втиснуть в пространство шкаф с книгами, и шкаф с одеждой.

– Можно сделать комнату на крыше, там большой чердак, и пространство менять не придется. Тут оставить кухню и столовую… – передо мной легли ещё несколько журналов.

– И веранду, чтобы там пить чай и читать книгу в кресле-качалке… – мечтательно произнесла я и получила ещё порцию мускулатуры.

Домой я вернулась через несколько часов. Как хозяйка дома и имея теперь Наума, я могла позволить себе жить без указки матери. Которая сейчас встречала меня в моей бывшей комнате таким взглядом, словно хотела выпороть. Я мгновенно вскинула защитные щиты и сложила руки на груди крест-накрест, запрещая ей колдовать на меня.

– Я согласилась принимать твоих кандидатов в мужья, но не говорила, что буду сидеть и ждать их! – посмотрела на мать.


Издательство:
Автор
Поделиться: