Название книги:

Джейк Рэнсом и воющий сфинкс

Автор:
Джеймс Роллинс
Джейк Рэнсом и воющий сфинкс

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Посвящается Кэролайн, без которой в нашей жизни было бы куда меньше чудесного


James Rollins

Jake Ransom and the Howling Sphinx

Copyright © 2011 by James Rollins

Благодарности

Путешествовать лучше всего в хорошей компании. Вновь отправляясь в Пангею, я помнил об этом. Прежде всего автор выражает глубокую признательность людям, с неутомимым усердием вычитывавшим книгу и помогавшим ценными замечаниями: Пенни Хилл, Стиву и Джуди Прей, Дейву и Уиллу Мерреям, Кэролайн Уильямс, Крису Кроу, Крису Смиту, Джошу Харрису, Джону Кизу, Ли Гаррету, Денни Грэйсону, Леонарду Литтлу, Кэти Л’Эклюз, Скотту Смиту и Салли Барнс. Они выискивали огрехи, помогали советом в технических вопросах, писали отзывы – поверьте, лучше критиков мне не сыскать. И конечно, я бесконечно признателен Кэролайн Макрэй – кстати, автору замечательных книг – и Дэвиду Сильвиану, бескорыстно трудившемуся за кулисами. Они помогли мне пережить тяжелый год – без их помощи книга бы не состоялась. Наконец, позволю себе выразить безмерную благодарность сотрудникам «Харпер Коллинз», в особенности моему редактору Барбаре Лалики – за безграничное терпение и потрясающий талант рассказчика. И было бы настоящим упущением с моей стороны не поблагодарить тех, кто прошел со мной весь путь от начала и до конца, – моих агентов Русса Галена и Дэнни Бэйрора. Напоследок скажу то же, что и всегда: ответственность за любые фактические ошибки и прочие огрехи, которые может содержать эта книга, лежит исключительно на мне.

Пролог
Долина Царей

Горе человеку, которого такая буря застала на открытом месте.

Над Египтом неслись тучи красного песка из Сахары. Солнце скрылось в пыльной мгле, огромное темное облако было видно даже со спутников. Попавшим под него приходилось очень худо: шквалистый ветер обдирал кожу подобно наждачной бумаге.

Но старик слышал зов – и не мог не подчиниться приказу.

Профессор Нассор Хури был старшим куратором Каирского египетского музея и ведущим экспертом по Древнему царству. Господин куратор упорно шагал вперед, наперекор безжалостному ветру. Темное от загара лицо прикрывал платок, глаза прятались под защитными очками.

С трудом продвигаясь по Долине Царей, старик почти ничего не видел, но ориентировался прекрасно. Впрочем, любой египтолог без труда отыскал бы дорогу в лабиринте известняковых холмов и занесенных песком расселин. Тысячелетиями долина служила местом захоронения египетских фараонов, в том числе и знаменитого Тутанхамона.

Однако Нассор направлялся к месту, куда археологи не заглядывали, – в самую глубь долины. Старик шел, сгибаясь под порывами ветра, к новому раскопу. Хотя со стороны могло показаться, что здесь бурят скважину, добывая воду для изнывающей от жажды земли. На пропусках, рабочей одежде и оборудовании виднелся один и тот же знак: черный грифон. Логотип предприятия, финансировавшего раскопки.

«Торгово-промышленная компания Бледсворта».

Корпорация спонсировала множество таких благотворительных проектов. Однако Нассор прекрасно знал, с какой целью ее люди роют землю именно здесь. Знал и молчал, ибо за это ему хорошо заплатили.

А сегодня даже велели прийти.

Неужели они нашли… это?

«Нет, не может быть…»

Песчаная буря дышала нестерпимым жаром, однако Нассора обдало леденящим холодом, когда он дошел до места. Рабочие пережидали ненастье в укрытии, вокруг ни души. Нассор осторожно шагал, огибая сваленные в кучи инструменты и детали буровой установки. Наконец он оказался перед склоном холма. Укрепленный деревянными брусьями вход в тоннель запирала стальная дверь.

Нассор набрал секретный код, и дверь распахнулась. Старик застыл на пороге, им овладело странное предчувствие. За спиной завывала буря, но подземный коридор почему-то не казался желанным укрытием. Пол резко уходил вниз, потрескивали факелы в железных скобах. На стенах плясали отсветы.

Сглотнув и справившись с минутным страхом, Нассор шагнул вперед. Порыв ветра захлопнул дверь за его спиной. Грохнуло железо, старик вздрогнул – и быстро пошел вниз.

«Сделаю, что велят, и тут же домой», – подумалось ему.

Подземный ход уходил все глубже и глубже. Известняковые стены сменились обтесанными каменными блоками, ноги ступали по древним ступеням – лестница по-прежнему вела вглубь. Нассора преследовало чувство, что стены тоннеля сдвигаются и сейчас вытолкнут его как пробку. Но выбора не было. По спине стекал ледяной пот – но ничего не поделаешь, надо идти дальше…

Наконец тоннель вывел его в гулкую большую пещеру. Куполообразный свод терялся в темноте, по стенам шли надписи иероглифами. От зала отходило еще несколько коридоров, но внимание Нассора привлекло совсем другое. Вдоль стен пещеры рядами стояли статуи из черного камня. Неведомый скульптор в точности передал облик египетских воинов Древнего царства. Фигуры не походили друг на друга, каждая отличалась ростом и видом, однако всех объединяло одно: выражение беспредельного ужаса на лице. Исполненные смертного страха взгляды скрещивались в одной точке – голове каменной змеи в центре зала.

Изваянная в рост человека кобра злобно раздувала капюшон. Однако у этой змеи было не два, а три глаза! Два каменных, из того же известняка, что и вся статуя. А вот третий… Третий ярко сиял над головой кобры и переливался кровавым огнем в свете факелов – огромный, овальной формы драгоценный камень величиной с человеческий кулак.

Все еще не веря собственным глазам, Нассор приблизился.

И тут раздался отвратительный скрежещущий голос. Старик вздрогнул и застыл на месте. Голос доносился из коридора в дальнем конце пещеры. Говоривший не выходил на свет, оставаясь под покровом мрака; из темноты доносились лишь скрипучие слова:

– Ты знаешь, что это…

Знакомый голос. Именно он прозвучал в ушах Нассора, призывая на тайную встречу. Голос принадлежал человеку, купившему молчание и вечную благодарность старика. Жутковатый наниматель оплатил лечение его жены – и та выздоровела. Нассор никогда не жалел о заключенной сделке.

Точнее, не жалел до этого самого мгновения.

Ибо профессор не сомневался: поиски не дадут никакого результата! Сокровище из сказок и невнятных легенд – его ведь не существует! Что дурного в том, чтобы разрешить человеку раскапывать участок, на который больше никто не претендовал? Да еще и в поисках мифического артефакта? Нассор и думать не мог, что компания Бледсворта преуспеет в поисках и доберется до сокровища…

– Узнаешь глаз?..

О да, Нассор узнал. Глаз выглядел точь-в-точь как его описывала древняя Книга Тота. Старик помнил имя драгоценного камня. «Глаз Ра».

– Принеси мне его…

Из клубящихся в устье тоннеля теней протянулась рука в железной перчатке. Пальцы со скрипом раскрылись.

Не в силах противиться приказу, Нассор двинулся к статуе. Приблизившись, поднял руку и положил ее на ярко горящий глаз. Когда ладонь накрыла камень, волоски на фалангах пальцев встали дыбом. Старик обмер – он явственно чувствовал странную силу, изливавшуюся из кристалла. Сердце неистово билось в груди, кровь стучала в висках, но приказ он расслышал совершенно отчетливо:

– Принеси мне его…

Сделав над собой усилие, Нассор все-таки протянул к камню обе руки. Вверх к локтю стрельнуло болью, но старик решительно вынул драгоценный камень из глазницы. Отступив от статуи, он посмотрел на то, что лежало в его ладони.

Камень был поистине огромным, с два его кулака. Пламя факелов отражалось в полированной поверхности, разбрасывая тысячи дрожащих теней. Познаний Нассора в геологии хватило, чтобы опознать кристалл: в его руках лежал огненный рубин, чрезвычайно редкий в этих землях. О стоимости камня такой величины можно было только догадываться… Идеальная огранка, никаких дефектов, хотя… Профессор провел пальцем вдоль жилки черного обсидиана, поперечным зрачком расчертившей гладкую поверхность камня.

Выглядит как настоящий глаз.

Нассор быстро перевел взгляд на статую и вздрогнул.

Глаз змеи.

За древним изваянием зашевелились тени, из коридора выплыла фигура человека, отдававшего Нассору приказы. В темноте, укутавшей его плотным плащом, не получалось разглядеть черт лица.

Профессор отступил на шаг – ужас и изумление все еще властвовали над ним. Старик понял: пусть из всех легенд о «Глазе Ра» верна лишь половина, все равно нельзя отдавать камень! И уж тем более им не должен завладеть человек из тени!

Из темноты донесся холодный смешок, словно невидимка прочел мысли Нассора.

– Тебе некуда бежать…

Нужно хотя бы попытаться. Нассор развернулся к ведущему на поверхность коридору. «Глаз Ра» не должен попасть в руки к чудовищу! Наверх, на воздух, а там уж он сумеет добраться до музея!

Старик сделал шаг. Точнее, попытался – ноги вдруг заледенели и отказались слушаться. Нассор посмотрел вниз и ахнул: его ботинки превратились в камень! Стали одним целым с известняковым полом пещеры!

Нет, нет, не только ботинки!

Холод полз вверх к коленям – ноги обращались в камень. Ледяная неподвижность поднялась до пояса, Нассор закрутился, пытаясь сдвинуться с места. Не тут-то было: живот, грудь, руки – все окаменело и застыло.

В неподвижных пальцах горел рубиновый глаз.

– Нет, нет… – в ужасе простонал старик.

И, посмотрев на выстроившихся вдоль стены каменных воинов, охнул: их лица искажал такой же ужас. Нассор понял, зачем его сюда позвали.

– Проклятие…

Голос проскрипел прямо над ухом…

– Проклятие обрушивается на того, кто осмеливается вынуть «Глаз» из назначенного ему места…

 

Голос шелестел совсем рядом, у него за спиной. Обернуться Нассор не мог – холод полз вверх, шея тоже окаменела. Его обманули! Заставили прийти сюда – чтобы жертвой проклятия стал он, а не похититель камня!

Сопротивляясь из последних сил, Нассор выкрикнул:

– Прошу вас, только не…

Тут горячая мольба оборвалась – губы и язык старика тоже обратились в камень.

– Что поделаешь… – прошелестело над ухом.

Окутанная тенями фигура вытянула руку, железные пальцы сомкнулись над сияющим кристаллом и с трудом вынули рубин из намертво сжавшихся пальцев Нассора. Старик хотел обернуться и посмотреть в глаза человеку, обрекшему его на гибель, но уже не мог ни двинуться, ни вздохнуть. Мир погружался в черноту, зрение покидало профессора. Но он расслышал последнюю угрозу – правда, обращенную не к нему, а к кому-то другому. Старик проваливался во тьму, и холодный голос шептал на ухо:

– Теперь этот Рэнсом заплатит за все…

Часть первая
Три недели спустя

Глава 1
Огненные глаза

Согласитесь – не каждый день получаешь ногой по лбу.

В жизни Джейкоба Бартоломея Рэнсома это происходило по понедельникам. Вот и сейчас он лежал лицом вверх на голубом тренировочном мате и слушал, как звенит в ушах. Перед глазами крутились искорки веселого света. А все потому, что быстрее нужно удар блокировать. Тем более такой мощный.

– Ты как?.. – поинтересовался его противник.

Брэндон Фан был на два года старше Джейка и считался лучшим учеником Школы тхеквондо Северного Хэмпшира. Черный пояс среди юниоров, это вам не шутка.

Юноша протянул руку – вставай, мол. Брэндон был наполовину вьетнамец, хотя по виду и не скажешь. Только глаза чуть раскосые, словно парень прищурился и собирается засмеяться. Брэндон, как и Джейк, тренировался в традиционном белом костюме под названием добок.

Джейк ухватился за протянутую руку и поднялся на ноги.

– Здорово ты меня, – покачал он головой. – Я аж улетел!..

Брэндон довольно улыбнулся. Они тренировались в паре уже три месяца. Джейк решил, что обычных трех занятий в неделю ему недостаточно – маловато практики, надо бы побольше. Хорошо, что они с Брэндоном приятели – теперь Джейк оттачивал свои умения в спаррингах с юношей. После занятий тренировочный зал-доджан на пятнадцать минут оставался в их распоряжении.

– Твоя техника улучшается, – серьезно сказал Брэндон. – Скоро станешь мастером, а я тебе буду кланяться.

– Ага, – пробормотал Джейк, мотая головой – он тщетно пытался вытрясти звон из ушей и искры из глаз.

Однако доля истины в словах Брэндона была – у Джейка действительно стало лучше с техникой. На прошлой неделе он сменил синий пояс на красный. На языке боевых искусств это значило, что ученик владеет приемами, но еще не способен контролировать движения так, как носитель черного пояса.

С этим трудно было не согласиться.

Ошибки и невнимательность – неизбежные последствия излишнего рвения в тренировках. Надо поменьше усердствовать. Но… как забыть то, что случилось всего три месяца назад? Память услужливо подсовывала картины, такие живые, словно все произошло не далее как вчера. Сегодня утром Джейк проснулся весь в поту: простыни смяты, в горле застрял крик. Крылатое чудище из ночных кошмаров неспешно растворилось в сиянии утра.

Во сне Джейк снова провалился в доисторическое прошлое, в эпоху, когда огромный массив суши еще не распался на континенты, когда он составлял единое целое – Пангею.

Пангея означает «весь мир». Что ж, название полностью оправдало себя – Джейк увидел все миры.

Череда исчезнувших из нашего мира народов прошла перед его глазами: майя, древние египтяне, римляне, викинги, индейцы – кого там только не было! Все они провалились из своего времени в мир, где в бескрайних доисторических лесах охотились свирепые динозавры. Пытаясь выжить, люди объединились и поселились в заповедной долине Калипсос, которую защищала от хищников древняя технология, унаследованная от владык Атлантиды.

Кошмар прошлой ночи снова перенес Джейка в Пангею. За ним охотились крылатые и когтистые чудища, которых местные жители называли гракилами. Страшные твари служили Кальверуму Рексу, жуткому Королю Черепов Пангеи. В ушах Джейка до сих пор стояли пронзительные крики гракилов, словно Король Черепов все еще шел по его следу.

Возможно, кстати, так оно и было.

Вот почему Джейк удвоил усилия на тренировках.

Уловив его настроение, Брэндон отступил на шаг и пристально посмотрел в глаза:

– Ты готов?

Хороший вопрос.

Готов ли он? Джейк чувствовал: выбора нет – надо встретить опасность во всеоружии. Последние несколько дней грудь странно сдавливало, словно где-то собиралась гроза, а Джейк это чувствовал.

– Так, давай еще раз. – Джейк откинул со лба светлые волосы и встал в защитную стойку, равномерно распределив вес на обе ноги.

Брэндон был старше, но Джейк не уступал ему в росте. Юноша следил за лицом противника, пытаясь угадать направление следующего удара. Японские наставники говорили, что нужно следить за глазами противника. Китайские мастера советовали держать в поле зрения все тело целиком.

Брэндон занимался ровно тем же самым – внимательно смотрел на Джейка. И вдруг его глаза широко раскрылись от изумления! Даже не изумления – ужаса! Брэндон вытаращился на что-то, находящееся позади Джейка. Волосы на затылке встали дыбом, инстинкт сработал безупречно: Джейк присел и обернулся. Черный седан не вписался в разворот и с разгону влетел прямо в окно зала!

С разгону боднув Брэндона в поясницу, Джейк отпихнул друга прочь – чудом избежав столкновения с автомобилем. Его ноги и передний бампер разминулись буквально на миллиметр! Джейк грохнулся на бок и вместе с Брэндоном покатился по полу.

Машина с ревом пронеслась мимо и со скрежетом впечаталась в стену.

Джейк вскочил на ноги и потянул ошалело моргавшего друга.

Двигатель разбитого седана зачихал и остановился. Из-под вспучившегося капота поднимался дымок.

Джейк сделал осторожный шаг к автомобилю – сердце колотилось как сумасшедшее, но вдруг кому-то нужна помощь?..

– Не подходи близко! – вскрикнул Брэндон.

Пахло бензином. Из-под машины вытекала темная густая жидкость. С улицы доносились возбужденные крики. Люди бежали к месту аварии – если, конечно, это была авария…

Джейк оцепенел от страха. От машины валил густой черный дым. Преодолевая ужас, он шагнул к автомобилю и заглянул в заднее окно. За рулем должен был сидеть кто-то – ссутулившаяся, опустившая к рулю голову фигура…

Там было пусто.

Джейк шагнул ближе, прямо в бензиновую лужу. От дыма щипало в глазах, но нельзя же было уйти не разобравшись! А вдруг там все-таки кто-то есть! И Джейк наклонился, всматриваясь, – нет, пусто. На передних сиденьях никого.

Но как же так?..

– Джейк! – вдруг закричал Брэндон, показывая пальцем.

Джейк оторвал взгляд от загадочной пустой машины и уставился туда, куда был направлен палец друга. Из-под капота уже вырывались языки пламени.

Джейк рванул с места, крича на пределе легких:

– Брэндон, беги!!!

Они помчались к разбитому окну. Снаружи собралась небольшая толпа. Вдали завывали сирены.

– Всем назад! – заорал Джейк, рыбкой выпрыгивая из здания.

Толпа попятилась – и вовремя.

Позади грохнул взрыв. Бесплотная рука пихнула Джейка в спину, подняла и вбросила прямо в гущу замерших с раскрытыми ртами зевак. Следом обжигающе дохнуло пламя, он перекатился и посмотрел на то, что осталось от тренировочного зала. Там бушевало пламя, прямо как в печке. Дым по-змеиному свивался в клубки и казался странно одушевленным.

На какое-то мгновение оглушенному, ошеломленному Джейку показалось, что дым склубился в высокую тень. И эта тень раскрыла огненные глаза и уставилась прямо на Джейка. В жутких зрачках плясало черное пламя.

Джейк охнул, и в память мгновенно ворвались картины недавнего прошлого. Он снова, как три месяца назад, стоял, дрожа от страха, у порога древнего храма Кукулькана в долине Калипсос. А на него, сверкая глазами, надвигался Король Черепов в доспехах из черных теней. Король Черепов. Кальверум Рекс. Когда-то он был алхимиком, однако магия крови и ее жуткие ритуалы соблазнили его. С тех пор Король Черепов мучил живые существа, превращая их в уродливых мутантов. Злодей стремился захватить власть над всей Пангеей – и подчинить каждого ее обитателя своей воле. Тогда, три месяца назад, Джейк его остановил. Нашел в себе силы не отступить и посмотреть Королю Черепов прямо в глаза.

И вот теперь Джейк Рэнсом встретился с тем же самым взглядом! Тот затягивал, как колодец. Вокруг стремительно темнело, и из черноты смотрели только огненные глаза. Они прожигали насквозь, до самых костей. Джейк даже двинуться не мог!

Надо бороться! Нельзя поддаваться этому взгляду! Страшные глаза пылали, затягивая все глубже и глубже…

И тут оглушающе громко забибикала машина. Дымная фигура вздрогнула – и растворилась в пламени. А бибиканье заглушил вой пожарной сирены. Джейк встряхнулся и пришел в себя; зрению вернулась отчетливость. Он обернулся к огромной красной машине, со скрипом затормозившей у тротуара.

Дальше было одно сплошное мельтешение.

Джейка осматривали и ощупывали на предмет повреждений, потом тащили куда-то в сторону – оказалось, на скамейку в соседнем скверике. К счастью, он отделался легко – ни одной царапины, только волосы чуть подгорели. И кстати, пахли преотвратно. Джейк умудрился даже не порезаться о разбитое стекло под ногами, хотя был босиком. На плечи ему накинули тяжелое одеяло. Рядом, тоже укрытый, сидел Брэндон.

А Джейк все не отрывал глаз от горящей школы. Тугие водяные струи сбивали ревущее пламя. Огненный демон… покажется ли он снова?..

Джейк пихнул друга локтем:

– Слушай… а ты не видел… ну… в пламени… ну… Короче, ты чудища с огненными глазами случайно не заметил?

Брэндон отрицательно помотал головой и вытаращился на Джейка, как на психа.

Тот помолчал, обиженно вздыхая, но в конце концов решил, что друг, в общем-то, прав. Паника, взрыв, перед глазами туман – в таком состоянии чего только не увидишь. Наверняка почудилось – ночные кошмары и воспоминания о Пангее сыграли с Джейком злую шутку.

Неподалеку полицейский терпеливо записывал показания свидетеля. Здоровенный дядька сжимал в кулаке поводок, с которого заполошно рвалась собачонка, похожая на помесь крысы и швабры. Дядька воодушевленно докладывал:

– …И тут – глядь! – машина катит под уклон! И быстро так! – Рассказчик энергичными жестами представил, как мчится вниз по Холлихок-лейн черный автомобиль. – И мимо меня – р-раз! – пролетел! А потом через перекресток – р-раз! И в окно – бумс! И ведь как удачно вышло-то, а? Никто ж не пострадал!

«Удача тут ни при чем, – мрачно подумал Джейк. – Просто вовремя получилось отпрыгнуть…»

Полицейский быстро писал в блокноте.

– А за рулем был кто-то?

– Не-а, не видел, – сказал дядька.

Страж порядка нахмурился и осуждающе покачал головой:

– Похоже, бросили машину с включенным двигателем, да еще и на ручной тормоз не поставили. А вы, случаем, ничего такого подозрительного не заметили? Может, кто-то вокруг бродил? Или даже убегал с места аварии?

– Не-а, не заметил… Да и вообще, сэр, какие тут могут быть подозрения! Машина в стену бабахнулась!

Полицейский обреченно вздохнул, и Джейку полегчало. А может, это и впрямь несчастный случай?..

Он поднялся со скамейки и сбросил одеяло.

– Эй, ты чего? – удивился Брэндон. – Сказали же: сидеть здесь, пока родители не при… Ой!

Слова замерли у него на губах. Брэндон смутился, сообразив, что сморозил глупость, и забормотал извинения. Джейк лишь отмахнулся: чего там… Да уж, если ждать родителей, ему придется просидеть на этой лавочке остаток жизни.

Он обвел взглядом кипящую суматохой улицу: крутились мигалки, подвывали сирены, перекрикивались пожарные. Однако Джейк ничего не видел и не слышал. Перед глазами стояли родители, какими он их запомнил по той фотографии. Снимок сделали на фоне раскопа в Центральной Америке. Отец и мать стояли со счастливыми улыбками, в походных костюмах цвета хаки, и держали высоко над головой камень, испещренный иероглифами майя. Через неделю родители пропали. И больше их никто не видел. Только фотография осталась.

Это случилось три года назад. Дело расследовали, в официальном заключении написали, что отца и мать убили бандиты. Джейк знал: это не так. Странная история оборвалась здесь, но продолжилась в Пангее.

Джейк с сестрой Кэди как раз и попали туда три месяца назад. В диком, населенном доисторическими чудищами краю на их долю выпало множество приключений: они нашли верных друзей, выжили в жестокой войне и в конце концов отыскали ключ к тайне подлинной судьбы родителей.

 

Словно наяву, Джейк видел перед собой древнюю долину Калипсос и громаду храма Кукулькана. Вот он входит в пирамиду, идет мимо хрустального сердца, спускается во внутренний зал и видит огромное золотое колесо календаря майя. А у зубцов гигантского механизма – карманные часы отца. Забытые… или оставленные. Джейк хорошо помнил строки, которые мама велела выгравировать на крышке:

В честь нашего десятого совместного оборота вокруг солнца я дарю моему любимому Ричарду этот кусочек золота. Со всей любовью под звездами,

Пенелопа.

Подарок на годовщину свадьбы. Сколько ни прокручивал Джейк в голове это воспоминание, в мыслях продолжали тесниться вопросы, на которые так и не находилось ответов. Как отцовские часы оказались в храме? Папа и мама живы? Где они? Неужели заблудились во времени?

Неизвестно, непонятно.

Одно Джейк знал наверняка: ответить на эти вопросы под силу только ему.

И вот сейчас он стоял – босой, в тренировочном костюме – и решительно сжимал кулаки. Хватит рассиживаться. Велосипед он оставил всего в квартале отсюда. Надо ехать домой. Нечего здесь больше делать.

Джейк повернулся к другу, чтобы попрощаться, но не успел ничего сказать: высокий неуклюжий человек протолкался сквозь толпу, подскочил к Брэндону и заключил в медвежьи объятия.

– Ф-фух, я так беспокоился…

Ответить у Брэндона не получилось, так крепко отец притиснул его к своей груди. Фан-старший и Фан-младший были очень похожи – одинаковые темные глаза и черные волосы. Иногда Джейк вынимал последнюю фотографию своих родителей, подходил к зеркалу в ванной и подолгу смотрелся, выискивая сходство. Ростом он пошел в отца – высокий. От отца же унаследовал светлые волосы. А от матери – голубые глаза и маленький нос. Стояния перед зеркалом служили своеобразным утешением. Словно удалось снова пообщаться с родителями – пусть хоть так, через отражение в стекле.

Джейк продолжал, словно завороженный, смотреть, как отец обнимает Брэндона. Отвернуться недоставало сил – сердце сжималось от горя и тоски, а еще Джейка трясло от ревности. Ну да, конечно, завидовать плохо. Умом-то он понимал, вот только ничего не мог с собой поделать…

Брэндон наконец сумел высвободиться из отцовского захвата и повернулся к Джейку с выражением искреннего беспокойства на лице:

– Слушай, давай папа тебя до дома подбросит, а?..

Но Джейк лишь попятился и отрицательно потряс головой. И сглотнул – в горле стоял здоровенный комок.

– Я… В общем… я на велике, ага?..

– Слышь, сынок, – сказал отец Брэндона, – зачем тебе это? Давай подвезу – и тебе хорошо, и нам спокойнее.

При слове «сынок» Джейка передернуло. Никакой он ему не сын!

– Спасибо, мистер Фан. Но я лучше сам.

Отец Брэндона посмотрел, подумал – и обнял сына за плечи.

– Ну, как хочешь.

Джейк коротко кивнул и двинулся к велосипеду. Разогревшийся под палящим солнцем асфальт жег ступни. Он перешел на бег, но не из-за боли. Джейк хотел как можно скорее убраться отсюда.

Залезая на велосипед, он обернулся. Да уж, школа основательно пострадала. Похоже, в ближайшую неделю тренировок не будет. Но ничего, есть чем заняться – дома ждут горы книг и журналов. К тому же дядя Эдвард обещал завтра отвезти его в Музей естественной истории. Там открывалась новая экспозиция по Древнему Египту, и дядин друг взялся показать им экспонаты до того, как придут посетители.

Джейк отвернулся – и вдруг резко посмотрел обратно. У пожарной машины среди густых клубов дыма стоял здоровенный мужчина. Глаз легко выделял его в толпе: на человеке был приметный, черный в полоску костюм. Но самое главное – рост и ширина плеч. Здоровяк помаячил несколько мгновений и скрылся за пожарной машиной.

Джейка обожгло воспоминанием.

Неужели?..

Губы сами выговорили имя человека, словно призывая его обратно. Морган Драммонд.

Однако знакомец так и не появился в поле зрения, и уверенность покинула Джейка.

В конце концов, чего только не привидится в таком дыму. Это мог быть кто угодно: капитан пожарной команды, начальник полицейского управления… И вообще, что тут делать мистеру Драммонду? В последний раз они виделись в Лондоне, в Британском музее. Драммонд возглавлял службу безопасности «Торгово-промышленной компании Бледсворта» – именно она финансировала экспедицию, из которой не вернулись родители Джейка.

Как-то все это подозрительно выглядит.

Непонятно, как связаны исчезновение папы и мамы и эта корпорация – но то, что они как-то связаны, очевидно.

Джейк вспомнил булавку на галстуке Моргана Драммонда – грифон. Логотип «Торгово-промышленной компании Бледсворта». Легендарное чудовище, наполовину лев, наполовину орел. А в Пангее Джейк видел этот знак на мече повелителя гракилов, одного из военачальников жуткого войска Короля Черепов. Да и сами гракилы, если вдуматься, очень похожи на грифонов…

Что же их всех между собой связывает?

Он продолжал вглядываться в дым – а вдруг человек появится снова? Однако прошла минута, другая, и Джейк сдался. Покачав головой, подумал: померещилось. Нет тут никакого Драммонда.

Джейк открыл замок на колесе и вывел велосипед из стойки. Пора домой, путь ведь неблизкий.

Крутя педали, он продолжал оглядываться – на душе было по-прежнему тревожно. Джейк помнил, как встопорщились волосы на затылке в тот самый миг, когда седан врезался в окно школы и чуть не расплющил их с Брэндоном.

Волосы до сих пор стояли дыбом.

Велосипед Джейка катил по проселочной дороге. Щебенка скрипела под колесами. Шоссе давно осталось позади, вокруг расстилались акры и акры принадлежавшей семье земли – поместье было обширным.

По пути из города в голове прояснилось, однако тревога не отпускала – огненные глаза, вспыхнувшие среди клубов дыма, все еще стояли перед внутренним взором.

Узорная решетка ворот распахнулась, и Джейк приветливо помахал двум каменным воронам, восседавшим на столбах по обеим сторонам от въезда. Согласитесь, в поместье под названием Вороньи Ворота странно было бы увидеть какую-нибудь другую птицу на страже подъездной дороги.

– Привет, Эдгар! Привет, По! – поприветствовал Джейк изваяния.

Те смерили его мрачными взглядами.

Имена каменным воронам дал прапрапрадедушка, Огастас Бартоломью Рэнсом, аж в девятнадцатом веке. Они с Эдгаром Алланом По были давними, еще со школы, друзьями, а стихотворение «Ворон» знаменитого поэта прадеду очень нравилось. Рассказывали, что на написание бессмертного творения По вдохновило одно из этих каменных изваяний. В семье в течение столетий не утихал спор, какому же, правому или левому ворону, потомки обязаны гениальным наитием.

Эдгару или По? По или Эдгару?

Джейк считал, что потомки обязаны «Вороном» пернатому с правого столба. Старина По сидел, опустив голову и прикрыв глаза, и от одного его вида бежали по спине мурашки. Впрочем, какая разница? Оба ворона уже давно стали частью семейной истории, вместе с эксцентричными дядюшками и другими чудаковатыми родственниками.

По крайней мере, эти двое не собирались никуда исчезать.

Джейк налег на педали. По сторонам извилистой тропы тянулся лес – сплошные сахарные клены и дубы. Потом роща уступила место заросшему английскому парку. А среди всей этой зелени возвышался старинный дом в стиле Тюдор – с многочисленными башенками, фахверковыми фронтонами и покатой крышей, заросшей за долгие годы мхом. Столетиями к дому что-то пристраивали, расширяя изначально скромное жилище, – когда-то здесь стоял небольшой домик, предназначенный для семейных вылазок из города.

Правда, главный вход ни разу не переделывали. Даже дверь сохранилась та самая, времен фермерского дома – дубовая, сбитая из досок, на которые пошли стволы росших в округе деревьев. Ее перетягивали широкие медные ленты, прибитые массивными гвоздями с квадратными шляпками.

Джейк затормозил, направляясь к ступеням. Подъездная дорожка огибала по кругу газон, и он тотчас заметил машину, прямо у каменной лестницы, ведущей к дубовой двери.

Внимание Джейка сразу привлекли две странности.

Входная дверь была открыта настежь – тетушка Матильда никогда бы себе такого не позволила. А самое главное, Джейк узнал машину! Это был черный седан, точно такой же, что врезался в стену школы!

Та же модель, та же марка!

Это не совпадение – Джейк готов был руку отдать на отсечение.

Нервы натянулись до предела, а сердце ушло в пятки. Джейк бросил велосипед на гравий и, низко пригибаясь, побежал к дому.

Ему совсем не нравилось происходящее.

Из дома донесся грохот – и звон бьющегося стекла. А следом он услышал такое, что у него прервалось дыхание. Отчаянный крик боли.

Тетя Матильда! Она попала в беду!


Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
  • Джейк Рэнсом и воющий сфинкс
Поделится: