Название книги:

Проклятье Иран

Автор:
Татта Риззи
Проклятье Иран

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1. Дар

Легкость во всем теле. Ощущение свободы от кончиков пальцев до ниспадающих прядей черных как смоль волос. Мягкая ткань полупрозрачного одеяния нежно ласкала кожу, поддаваясь легким дуновениям холодного ветра, что прорывался в комнату через приоткрытое окно. Я закусила губу. Как же хорошо и спокойно. Все тело, каждый его сантиметр наполняла незримая сила. Она согревала меня, пульсировала по моим венам, кружила голову и заставляла трепетать неспокойное сердце. Я слегка приоткрыла рот и выпустила на волю теплый воздух, что немного покалывал разгоряченное горло. Странное чувство, но немного знакомое. Отдаленно напоминало послевкусие от только что сделанного укола наркоза. Внутренние ощущения тоже были чем-то похожи, но все же дарили куда больше наслаждения, чем медикаментозный дурман.

– Отвернитесь, госпожа Ирана в исподнем, ― раздался знакомый голос за дверью, который словно звонок назойливого будильника попытался вырвать меня из сонного плена.

Поморщилась и попыталась мысленно отстраниться от грохота мигом захлопнутой двери и быстрых, взволнованных шагов.

– Лена, ― прошептала Зира и аккуратно дотронулась до моей руки. – Проснитесь скорее, вы опять…

Я попыталась открыть глаза, но сонная нега заколола мне веки, не желая так просто рассеиваться под напором непрошенной реальности.

– Лена, ― еще более обеспокоенно позвала меня верная служанка.

Неохотно, поморщившись, я закрутила головой, слегка потянув затекшую шею, и тут же упала, утонув в мягкой перине. От испуга быстро села, озираясь по сторонам.

– Летала? ― со смешанной долей восхищения и страха спросила я у Зиры.

Она, поджав уголки губ, словно сдерживая их от радостной улыбки, лишь кротко кивнула в ответ.

– Ох, ― на выдохе произнесла я и запустила пальцы в волосы, зачесывая их назад. Это происходило уже не впервые, но прочувствовать и осознать эти моменты в полной мере никак не удавалось, ведь летать мне доводилось только во сне.

Сглотнув очередное разочарование, я плюхнулась на подушку. Нет, не так я себе представляла дар левитации. Сколько бы я ни силилась, но пробудить новую способность днем, когда я бодрствовала, не удавалось. Только ночью и только во сне…

Зира аккуратно оттянула к моим пяткам задравшуюся сорочку и с нежностью посмотрела мне в глаза. В этот момент мне показалось, что нещадная рука старости незаметно прикоснулась к моей служанке. При первой нашей встрече она предстала передо мной в облике молодой девушки лет двадцати, двадцати пяти, не больше. Сейчас же рядом сидела взрослая женщина с печатью горького опыта на лице. Нет, ее улыбка была теплой, большие карие глаза с вытянутыми вертикальными зрачками, что являлись прямым доказательством ее принадлежности к роду драконов, смотрели на меня с материнской любовью, добротно приправленной чувством восторга. Но… то ли мое воображение рисовало на ее лице лишние морщины, то ли мои внутренние ощущения более не могли воспринимать ее так, как это было прежде. И вроде бы все то же неброское серое платье, все тот же аккуратный высокий пучок, но уже не та Зира. Теперь передо мной сидела мать, что потеряла свое дитя. Дитя, которое погибло из-за меня… Нет, я не заслуживаю ее любви, но и не могу сейчас от нее отказаться.

– Это редкий дар, ― улыбнулась служанка и, приблизившись, мягко погладила меня по щеке, ― Дар, доступный лишь самым сильным колдунам.

– Но я же не ведьма, ― быстро выпалила я и поспешила отвернуться. Мне было сложно сохранять спокойствие, ведь в очередной раз мне приходилось врать той, которая ничем того не заслужила. Правда, какая же это ложь? Ведьмой я не была, но… моя истинная сущность символизировала нечто гораздо худшее, если, конечно, верить словам мертвого колдуна, чей призрак или… как же лучше выразиться? Остатки души? В общем, тот, кто даже с того света пытался уничтожить чудовище, которое, по его мнению или, лучше сказать, верованию, напрямую угрожало этому миру.

Да, в такие минуты, когда Зира одаривала меня теплотой своего сердца через нежные касания, заботу или просто доброе слово, я успокаивала себя лишь одним, – я не врала абсолютно во всем, лишь недоговаривала. И да, я не говорила никому, что, оказывается, Ираны – истинные воплощения Орникса, что были околдованы во имя жизни всех существ в этом мире. И скорее всего мое спасение ни к чему хорошему не приведет. Интересно, скажи я нечто подобное, как бы они отреагировали? Что бы сказала Ника? Отвернулся бы от меня Рога?

Я усмехнулась. Да он итак не часто на меня смотрел. После того случая я все чаще ощущала себя в его присутствии предметом необходимой мебели, который редко удостаивался его взгляда, а уж в особенности слова.

Ох, о чем же я думаю? Кто вообще знает, правду ли мне наплел Люка? Может, он просто врал, чтобы сломить мою волю и подчинить мое тело? Но тогда… откуда вся эта магия? Как это объяснить?

– Не переживайте, ― Зира погладила меня по плечу. ― Мы обязательно все выясним. Но я уверена, что ничего плохого ваши новые… ― Зира немного призадумалась, подбирая более подходящее слово, что не будет звучать столь опасно, как «магические силы», учитывая, что у этих стен везде есть недоброжелательные уши. И, к слову, две пары из них стояли прямо за дверьми моей опочивальни, как следствие ужесточения надзора за Ираной. ― Назовем их… возможности. Да, ― довольно кивнула она, словно похвалив себя за смекалку, и продолжила: ― Не думаю, что ваши новые возможности сулят вам что-то ужасное. Скорее это дар, посланный вам вашими прошлыми воплощениями. Дар, который они наверняка выторговали своими страданиями и слезами у матери небес.

– Угу, ― устало протянула я, почувствовав очередной укол совести. Ну почему же все стало с ног на голову? Бывшая жертва превратилась в главного злодея. И, кажется, я прекрасно справляюсь со своей новой ролью.

Живот свело то ли от голода, то ли от нервов. Постоянно думать обо всем этом становилось уже невыносимо, но не думать и не переживать я не могла.

– Знаете, когда я была маленькой, ― эта фраза служанки заставила меня отвлечься, Зира никогда раньше не рассказывала мне ничего из своего детства. Мне доводилось слышать только истории из детства Ники и Рога в ее исполнении. – Моя нянечка часто пела мне старинные баллады перед сном, ― она немного смутилась и добавила: ― Это такие песни, которые по сути своей являлись древними сказаниями, что передавались из уст в уста.

Я быстро кивнула, пропустив уточнение того, что прекрасно знаю, что такое баллады.

– Боюсь, что я уже не вспомню дословно каждую из них, но вот одна история все же врезалась мне в память. Это было сказание о волшебнице по имени Голузелла из Темного леса. Кстати, по легенде этот лес ранее стоял на берегу моря, можно сказать, что он был там, где сейчас находится Дракардия.

– А что такого особенного было в этом лесу?

Зира устремила взгляд к потолку и ненадолго задумалась:

– Говорят, что Темный лес был пристанищем для могущественного клана колдунов. Они веками жили, скрываясь в его непроходимых дебрях, подпитываясь магической силой от небывало высоких и раскидистых деревьев, что почти не позволяли проникать солнечному свету в свои дебри. Отсюда и название – Темный лес. Ходят легенды, что даже земля в том лесу была способна рождать новых колдунов, без использования, ― Зира немного смутилась и опустила голову.

– Необычным способом, ― помогла ей я, пытаясь поторопить тем самым свою рассказчицу, ― ты это имела в виду?

– Да.

– Тогда как?

– Говорят, что новые колдуны и колдуньи появлялись прямо из почвы. У всех таких младенцев были черные как смоль волосы и такого же цвета глаза, что сплошь сливались со зрачками. Они уже сразу рождались с магическими рунами на своих предплечьях и каждый узор был не просто отличным от других, а даже не видан до этого момента прежде. Они обладали невероятной магической силой. Настолько могущественной, что могли даже разверзнуть землю, превращая ее в огнедышащую яму. Но только один дар был им недоступен – они не умели летать.

– Как назывался их клан или… Что там у них было?

Зира усмехнулась.

– В те времена были только племена, госпожа…

Она замялась. Все-таки ей было еще слишком непривычно называть меня просто по имени, но она старалась:

– Лена.

Я довольно кивнула. Зира смущенно покачала головой, словно пристыдив себя за такую вольность.

– Как называлось это племя? ― переспросила я.

– Племя Темного леса, ― сдвинув брови, ответила Зира.

– Ясно, ― да, с фантазией было в древности у них туго… Хотя, если вспомнить нашу историю, то чего тут удивляться? Жили за рекой от основной части поселка – жили в заречье. Местные жители промышляли рыболовством, значит, селение у них получало соответствующее название: Рыбное, Рыбацкое, Рыбинск. Занимаешься кузнецким делом – будешь Кузнецов… Да уж, тут за примерами ходить далеко не надо.

– Голузелла была одной из таких колдуний, ― продолжила свой рассказ Зира, ― что появились прямо из земли. Она была необычайно красива и сильна. Каждый муж, кто хотя бы раз увидел ее лицо, уже не мог забыть о черноволосой красавице. Однажды, когда пришло время всем вождям тогдашних племен собраться вместе на Великий Совет…

– Великий Совет? ― переспросила я, ощущая, что теряю суть чего-то важного в ее рассказе.

– Да. Раньше все племена и все народы жили в мире. Причин сражаться между собой у них не было. У каждого была своя плодородная земля и достаток. Отчасти это было заслугой племени Темного леса.

Зира посмотрела на беспокойное море за окном, в ее взгляде отчетливо читалось чувство жалости:

– Говорят, что раз в год они собирали всех вождей, чтобы воздать молитвы древним богам и испросить их благословения каждому существу и каждой земле. Они проводили свои обряды три дня и три ночи, а по завершении выдавали каждому вождю горсть земли, ветку со старого дерева и пучок зеленной травы с горстью ягод. Племена забирали их с собой в родные земли и сжигали в большом костре. Дым от костра становился зеленным и превращался в густой туман, что еще три дня и три ночи накрывал их земли подобно пуховому одеялу. После этого почва оживала, радуя все новыми и новыми дарами, воды очищались, существа становились сильнее и плодовитее.

 

– Если все это так помогало, почему сейчас никто не проводит такие обряды?

– Темного леса уже давно нет, а без него этот обряд не провести, да и не думаю, что кто-то знает, как его проводить.

Зира тяжело вздохнула и добавила:

– Тому виной стала первая война. Согласно той легенде, она и началась из-за Голузеллы. В тот год именно Голузелла проводила обряд божественного благословения, ведь именно она была с рождения наделена редким даром, что позволял ей парить в небесах подобно птицам и драконам, поднимаясь даже выше облаков! Все думали, что такой могущественный дар, как у нее, сделает обряд еще сильнее, и они не ошиблись… Только вот двое из вождей, вернувшись в родные земли, так и не смогли позабыть красоту Голузеллы. Они вернулись в Темный лес вновь, чтобы сыскать у нее ответа на свои чувства. Но колдунья была непреклонна. Она не захотела покидать землю-мать и выходить замуж в далеких краях. Тогда вожди пригрозили ей войной, Голузелла не стерпела такого, ведь мир между всеми племенами был изначальным залогом процветания всех народов. Она решила проучить неверных, темной ночью воспарила к небесам и отправилась в далекие земли, чтобы забрать данное им благословение. Но и Голузелла оказалась не права. Боги покарали ее за своеволие, создав могучего Орникса, который после и уничтожил Темный лес.

– Орникса создали боги? ― я вся обратилась в слух и пристально уставилась на Зиру подобно жадному до знаний ребенку.

– Так говорят.

– Но как?

– Никто не знает, эта легенда пришла к нам еще с незапамятных времен.

– А что за времена?

Зира улыбнулась и погладила меня по волосам.

– В тот момент, когда был уничтожен темный лес, все знания прошлых лет и память о них также канули в лету. Так гласят легенды.

– Но тогда, почему эта легенда…

– Ее рассказал сам первый Орникс, это было единственное, что он пожелал донести до всех племен из прошлых знаний. Остальное было решено сокрыть, чтобы еще больше не злить древних богов.

– А почему они разозлились?

Зира ненадолго задумалась, но все же ответила:

– Говорят, что они сначала разозлились на Голузеллу за то, что она решила своевольно забрать их дары у племен. Они послали Орникса, чтобы он наказал ее. Но Орникс не смог ее убить, так как тоже был пленен ее красотой. Он лишь запер ее высоко в горах, решив, что забрать ее от столь любимой земли-матери уже будет достаточным наказанием.

А вот другие племена, которые увидели силу колдунов, что была способна не только даровать, но и забирать дары, решили поддержать два пострадавших племени и показать колдунам свою силу, чтобы они и не думали впредь вершить их судьбы вопреки воле богов. Они посчитали, что наказание Голузеллы стало символов немилости богов ко всему племени Темного леса…

– Страх, ― поправила я ее размытые доводы. ― Страх заставил их напасть на Темный лес. Они боялись, что колдуны обретут над ними власть, поэтому решили задавить их силой.

Зира сначала удивилась, но улыбка быстро пропала с ее лица, и, выждав несколько секунд, женщина все же согласно кивнула:

– Наверное, вы, ― она вновь осеклась, ― думаю, ты права.

– Они напали на Темный лес, а что дальше? ― мое любопытство не отступало, я жаждала узнать, чем же все-таки закончилась эта история.

– Началась война. Погибло много существ. Боги пришли в ярость, они послали Орникса, чтобы он уничтожил то, что по сути, стало причиной раздора.

– Темный лес, ― закончила за нее я. ― Боги решили забрать у них свой дар, чтобы больше не было причин воевать. Но вместо этого стравили их только еще сильнее… Голод, вымирание, все это привело вас к тому, что есть сейчас…

Глава 2. Заговорщики

Стук в дверь заставил нас с Зирой содрогнуться, вырывая из омута затянувшейся утренней беседы. На пороге показалась Ника, как всегда в ярком красном одеянии, пышущем роскошью с легкой ноткой похоти, игриво выраженной в черном кружеве по окантовке извечного глубокого декольте, коему каждый раз просто жизненно было необходимо подчеркивать одно из ярко выраженных достоинств своей хозяйки. Она быстро прошмыгнула внутрь, толкнув бедром дверь и напугав тем самым плененного стражника, что не смог оторвать взгляда от сексуальной красавицы и, вытянув шею, пытался как можно дольше не выпускать ее из вида.

Оценив нас взглядом, принцесса подперла бока кулаками и со свойственной ее персоне ухмылкой спросила:

– Опять летала?

– Да, ― блаженным голосом ответила Зира.

Все-таки даже услышав легенду, которая еще в детстве поразила мою служанку и каким-то неведомым образом заставила проникнуться неподдельным восторгом к летунам, я все еще не понимала, что же все-таки такого необычного было в этом даре в мире, где есть магия, оборотни и огромные драконы!

– С ума сойти, ― покачала головой красноглазая драконша, скрестив руки на груди, ― до сих пор поверить не могу!

– Вы же это видели, госпожа, ― с улыбкой укорила ее Зира.

– Да, но… такой дар у простой Ираны! И за тысячи лет никто об этом и словом не обмолвился. Все это очень странно!

Я вжалась спиной в подушку, пора бы мне привыкнуть к ее «очень странно», ведь слышала уже не раз. Ника всегда подвергала сомнению все, что только можно было. Подсознательно не доверяя никому, кроме себя, удивительно, как она еще книгам доверяла!

Принцесса вальяжной походкой продвинулась к трюмо и, усевшись на пуфик, аккуратно поправила пряди, выбившиеся из высокой прически.

– Вы опять были в библиотеке? ― поинтересовалась Зира.

– Да, даже вновь заплатила этому жлобу, чтобы проверить мужскую часть.

Разделение библиотеки на мужскую и женскую части стало для меня еще одним неприятным сюрпризом пару дней назад. Все-таки нравы здесь ни к черту.

– И опять ничего не нашли, ― многозначительно протянула Зира.

– Именно! ― Ника повернулась к нам. ― Неужели вам не кажется это все странным? Раз – и именно у нашей Ираны просыпается такой дар! А у других что? Звезды не так сходились?

– Это чудо…

– Чудес не бывает, Зира! ― воскликнула Ника, не дав ей договорить.

– Вот тут бы я с тобой поспорила, ― недовольно прошипела я.

– Ну, так давай! – не успокаивалась принцесса, раздосадованная очередным промахом.

Я опустила ноги на пол и поспешила покинуть свою мягкую перину. Холодный паркет тут же уколол пятки, и магия внутри меня, двигаясь от самого сердца, раскатилась по телу теплым потоком. Именно за эту «новую возможность» я была признательна в последние дни больше всего. Учитывая, что обещанного «обогревателя» дождаться мне так и не пришлось. Тот, кто его обещал, уже месяц как покоился в могиле.

– Я – человек, ― здесь я запнулась. Слабое оправдание, но все же, ― что родился и вырос в другом мире. В один поганый день меня окружила чертова воронка, оставив след из дохлых птиц, и это в мире без магии, хочу заметить. После этого странная цепь затащила меня под воду. Я утонула, надеюсь, что в моем мире не совсем прям утонула, конечно, и оказалась здесь! Да и не просто так занесло, а с великой целью, умереть в родах… Нет, умереть в первую брачную ночь, подарив жизнь мистическому могущественному существу. А! У меня же еще есть выбор: быть обескровленной, съеденной или сожженной! И вот теперь во мне, вдобавок ко всему прочему, проснулась магия! Вокруг меня летают драконы, в горах поджидают колдуны, а в лесах точат клыки оборотни. И секундочку, в моем мире все эти существа живут только на страницах книг и в кино! Оп-па! А у вас-то и фильмов нет! Вот тебе еще одно чудо мирозданья!

– Что за чудо такое? ― поморщилась принцесса.

– На большом экране тебе показывают чью-то ошеломительную, полную приключений жизнь. Ну… или эту вот реальность сейчас. Тоже подойдет под остросюжетную ленту.

– Что? – лицо Ники совсем искривилось. Она не любила те моменты, в которых совершенно не понимала, что происходит. То есть она не любила все, что выбивалось из-под ее контроля. Поэтому периодами, а точнее очень часто, она, как мне кажется, не любила и меня.

– Хватит вам, ― вмешалась Зира. ― Не время для ссор. Завтра возобновится отбор, ― она понизила голос: ― У нас все готово?

Ника согласно кивнула.

Сердце сжалось в груди. Вот он, страх – мой верный друг, что последнее время навещал меня столь часто. Сколько бы я ни старалась, но избавиться от него с каждым разом становилось все сложнее. И вот сейчас я словно вновь оказалась на краю той самой башни, только на этот раз меня толкало вниз не колдовство Люки. Нет, сейчас я готовилась совершить этот прыжок сама, по собственной воле.

Как вспомню тот день, так злобные мурашки бегут табуном по спине. Я в этом мире пробыла совсем ничего, а такое ощущение, что уже успела пробежать марафон с препятствиями вокруг планеты. И вот, после небольшой передышки, мне вновь предстояло броситься в гонку на выживание. Но теперь я была к ней готова (ну, или почти готова). Однозначно могу сказать одно: я уже не та Лена, которая только что попала сюда. Нет, теперь я буду сражаться, буду давать отпор. Правда, не знаю пока как именно, но точно буду.

Я тяжело вздохнула. Даже мысли в моей голове не звучат так убедительно, как мне бы этого хотелось. Но ничего не поделаешь, хочешь-не хочешь, а драться придется. Смерть все равно хуже…

Совесть. А вот и снова ты, проснулась и скребешься на душе. Еще один тяжелый вздох сорвался с моих губ.

– Не бойся ты так, все спланировано, ― Ника горделиво расправила плечи: ― Я предусмотрела все варианты развития событий. Все пройдет как надо.

Она выставила руку, сжатую в кулак, вперед и подняла большой палец вверх, при этом оттопырив мизинец. Я засмеялась.

– Что? ― она повернула данную символику к себе и, сдвинув брови, добавила: ― Не так, что ли?

– Нет, ― сквозь смех ответила я и продемонстрировала правильный жест, без участия мизинца. ― Вот так надо.

– Подумаешь, палец один, ― хмыкнула принцесса и вновь повернулась к зеркалу, будто проверяя, не сказалась ли ошибка на ее красоте. Убедившись в собственной неотразимости, Ника бросила брезгливый взгляд в мою сторону: ― Ее надо бы приодеть. И с лицом что-то сделать, ― она описала круги вокруг своих глаз, ― Эти ужасные мешки придают ей болезненный вид.

– Да, ― согласно кивнула Зира и, поймав на себе обиженный взгляд, поспешила одарить меня извиняющейся улыбкой.

Я и без них знала, насколько ужасно выглядела. Этой ночью у меня получилось поспать от силы часа три. Волнение от предстоящих событий и мысли о прошлых атаковали меня снова и снова, вырывая из цепких пальцев ночной дремы.

Воспоминания о том дне снова явили мрачные картины перед моими глазами. Как только Рога опустил меня на одну из уцелевших в сражении с Граздами башню, к нам тут же прибежал король Риза вместе со своей стражей. Я даже толком опомниться не успела, как меня уволокли в тронный зал и учинили самый настоящий допрос. Впервые черный дракон обращался ко мне напрямую во всеуслышание, хотя обращался – это слишком мягко сказано. Он кричал на меня во все горло. В какой-то момент я даже почувствовала себя виноватой в произошедшем, хотя, нет, вру. Я до сих пор чувствую в этом во всем свою вину.

– Как ты оказалась на башне? ― брызжа слюной, вопил король драконов, в очередной раз спускаясь с подмостков, на которых красовался его устрашающий трон, а затем вновь поднимаясь и судорожно сжимая поочередно ладони, сложенные за спиной.

– Я не знаю, ― тихо, подавляя плач, в очередной раз произнесла я.

– Как это не знаю? ― еще сильнее закричал Риза, подлетев ко мне и схватив одной рукой за плечо, второй задрав подбородок вверх. Его глаза сверлили меня ненавистью, рот исказился в зверином оскале. Меня трясло и без его выпадов, а это уже было слишком.

– Меня гнал наверх черный туман. Он словно преследовал меня, ― быстро выпалила я, еле сдерживая слезы обиды и страха.

– Ты видела, кто сотворил туман?

Я покачала головой. Он сжал мое лицо еще сильнее, я поморщилась от боли.

– Совсем никого? ― ревел Риза.

– Ваше Величество, ― вмешался Рога. ― Не думаю, что она желает скрыть личность того, кто хотел ее убить.

Король одарил сына взглядом, полным ненависти, его верхняя губа задрожала, и он поднял руку, скрючив пальцы, будто сжимал в них чью-то глотку.

– Ты, ― он дрожащий от гнева рукой указал в сторону Рога, ― думаешь, я и без тебя этого не понимаю! ― он отшвырнул меня назад, на долю секунды я даже испытала облегчение, высвободившись от его хватки. ― Но эта дура могла же лучше смотреть по сторонам! Бесполезная баба! Кусок, ― он вновь повернулся ко мне, и в его глазах читалось неистовое желание разорвать меня в клочья, ― безмозглого мяса!

 

– Ваше Величество, ― голос седовласого дракона звучал настолько спокойно и любезно, что вызывал в данной ситуации чувство неуместности. Он сделал несколько шагов вперед, придерживая края длинной мантии, чтобы не путалась под ногами, и, сделав легкий учтивый поклон, продолжил: ― Ирана – человек. А как мы знаем, люди слабы и весьма пугливы. Возможно, если мы вернемся к этому вопросу после того, как дадим ей немного отдохнуть, она сможет вспомнить больше деталей. Тем более, ― он усмехнулся, слегка приподняв крючковатый нос и прищурив желтые глаза, ― она сегодня летала впервые, ― откашлялся в кулак, ― точнее падала.

Среди стражников послышались тихие смешки, но король быстро пресек их недовольным взглядом. Риза ненадолго затих, размышляя над словами старого дракона, которые явно его немного успокоили. После он тяжело вздохнул и согласился.

Лишь только потом я узнала, что этот старик был отцом Солы, а ныне еще и стал заменой Люки. Сколько бы я ни расспрашивала о об этом Дуге принцессу Нику, единственное что смогла от нее добиться, так это: «Он хуже моей матери! Таких прохвостов даже земля едва выдерживает, не то что небо! Хотя небо явно про него забыло, живет уже почти два века, и никак его не приберут!», и: «Его глаза любят лишь золото, а порой и оно его недостойно. Держись от него подальше. Не тот враг, которого следует заводить». Легко, конечно, сказать…

В дверь постучались. С недавнего времени я даже стала узнавать этот стук. Короткий, и всегда только один.

– Да? ― протянула Зира и облегченно вздохнула, когда из-за двери показался Рога.

Я поджала губы и съежилась, поймав на себе мимолетный, безразличный взгляд пары белых глаз. Зира, заметив мое смущение (надеюсь, что не разочарование), поспешила накинуть мне на плечи плед.

Рога медленно прошел вглубь комнаты. Его привычное каменное выражение лица меня порядком раздражало, больше даже бесил тот факт, что оно ему явно шло, придавая незаурядный шарм такого отстраненного, сильного и непоколебимого благородного мужа.

Иной раз я задавалась вопросом, зачем это все ему? Если я настолько безразлична, зачем нужно мне помогать?

Еще один тяжелый вздох. Порой кажется, что мою грудь скоро разорвет от этих томных вздохов. В тот день, точнее ночью, когда меня чуть не сбросили на скалы, а король учинил допрос с пристрастием, в мою комнату ворвалась Ника, выдворив стражников. Точнее, она просто выволокла их за шиворот как котят, я и подумать не могла, что в ее нежных ручонках прячется столько силы! Она кричала во все горло сначала то, что ее мама решила срочно выдать ее замуж за какого-то плодовитого старика, у которого штук двадцать детей, половина из которых старше нее. А закончив эту тираду из бесконечного потока возмущенных ругательств, она отволокла нас с Зирой к окну и шепотом произнесла:

– Король решил ускорить отбор и… он отменил право Ираны на жизнь после свадьбы, дарованную волей мужа. Якобы для того, чтобы недостойные не могли склонить ее в свою сторону. ― она с извинением посмотрела на меня, ― Лена, в тот день, когда будет выбран твой муж, проведут церемонию, и ты умрешь.

Затем последовала еще одна череда все новых «прекрасных» событий. Приказ не выпускать Ирану из своей комнаты, да, вообще никуда не пускать, меня даже особо не удивил. А вот ужесточение ранговой тирании, – это уже был другой разговор. Его Величество решил, что просто слуг ему недостаточно, он отделил бывших благородных и низкорожденных от себе подобных. Последних было принято решение истреблять по достижению тридцатилетнего возраста. Затем он ввел обязательные роды для благородных драконов каждые пять лет, что должны служить подтверждением их положения. В общем, один приказ выходил чуднее другого. Последний его указ привел в ярость даже непоколебимого Рога. Риза провозгласил себя главнокомандующим всей армией, ни один командир более не смел выдать даже самое мелкое поручение своим солдатам без письменного согласия короля.

Никто из нас до сих пор так и не смог найти достойного объяснения такому безрассудному поведению правителя. Ну… если не считать одного моего предположения, что у Его Величества кукушка вместе с крышей съехала, но как меня заверила Зира, драконы с ума не сходят. Природой в них такого недуга не заложено. Но я очень сильно сомневаюсь в этом утверждении, судя по их великолепным устоям…

– Все готово? ― поинтересовалась Ника, поворачиваясь к брату.

– Да.

– А Лидия? ― быстро выпалила я.

– Она в темнице, ― продолжая смотреть лишь на сестру, ответил Рога. ― Король решил не переносить казнь, ему пока не до нее.

– Нам это, конечно, на руку. Но не думаю, что она нам нужна, ― вид у Ники был такой, словно ребенка заставили делать ненавистную уборку в своей комнате, и он в очередной раз пытается выказать бесполезное сопротивление.

– Нужна! ― настойчиво воскликнула я.

Ника сдвинула брови и покосилась в мою сторону.

– Она научит меня… как колдовать, ― странно, но после всего, что мне довелось здесь пережить и повидать, я до сих пор слышала в подобных речах (на тему волшебства и прочего) долю бреда.

– Надеюсь, ― надменно произнесла она, ― твоя новоиспеченная учительница не станет нам обузой… или того хуже.

– Хуже?

Она подняла на меня свои красные глаза и с полной серьезностью в голосе произнесла:

– Предателем.

– Разве, ― вмешался Рога, прежде чем я успела что-либо возразить, ― может стать предателем тот, кто даже не присягал нам на верность?


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Книги этой серии:
Поделиться: