Название книги:

Последний Орникс

Автор:
Татта Риззи
Последний Орникс

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1. Воспоминания

Насколько это страшно? Заглянуть в своё прошлое? Заново пережить все моменты, но на этот раз оценить всё со стороны? Всю свою жизнь, от корки до корки…

Я никогда раньше не задумывалась над этим вопросом, но сейчас, наблюдая за прошлым Зиры воочию, я невольно ощущала этот страх. Что если вдруг кто-то станет свидетелем и моих воспоминаний? Мурашки бегут по спине, как только представлю все это! Ссоры с братом, мою ненависть… даже зависть. Упрёки родителей, их вечное стремление увидеть во мне другого человека. Всё то, что обычно сокрыто от чужих глаз. Эти мысли невольно вызывают во мне чувство стыда. Стыдилась ли я себя, своих поступков, слов или просто не хотела выставлять на показ не самые приглядные моменты собственной жизни, сказать сложно. Но то, что такой расклад даже в простом предположении был мне не приятен – неоспоримый факт.

Стук в дверь заставил меня содрогнуться, а раздавшийся следом громкий мужской голос окончательно вернул в реальность (если всё происходящее вообще можно было так назвать):

– Обед подан.

Зира, всё это время сидевшая на кровати в окружении двух ребятишек и читавшая вслух, предположительно, детскую книгу с устрашающей цветастой обложкой, изображающей чёрного дракона, что с особым рвением раздирал плоть то ли оборотня, то ли колдуна в окружении цветущей зелени летнего поля, невольно оторвалась от своего занятия. Услышав повторное приглашение, она с сомнением покосилась в сторону закрытой двери, а затем перевела взгляд на окно, пытаясь сориентироваться во времени. Эта Зира из прошлого была на много моложе той, которую я встретила впервые, да и куда счастливее той, которую не столь давно убили прямо на моих глазах.

Маленький мальчик с ярко-серыми глазами и кошачьими зрачками (отличительная черта всех драконов), который сидел от неё по правую руку, сморщил нос:

– Я не хочу есть.

Зира мягко улыбнулась и погладила его по седым волосам:

– Надо, ― с нежностью произнесла она.

– Я тоже не хочу! ― красноволосая девчушка забила худыми ножками по кровати.

Зира сдвинула брови, но ругать проказницу не стала. Только тяжело вздохнула и слегка приподняла уголки губ, словно, с присущим многим родителям снисхождением, принимала капризы девчушки, как нечто неизбежное, но, к счастью, временное (в лучших случаях).

Закончив свою недолгую демонстрацию откровенного несогласия, девочка плюхнулась на спину, скрестив руки на груди. Ох, этот жест мне был прекрасно знаком!

– Ника, ― сдвинув брови, умоляюще протянула Зира, чувствуя, как возрастает градус надвигающейся бури.

– Не буду! Не буду! Не буду! ― девочка принялась кататься по постели из стороны в сторону, при этом продолжая крепко сжимать плечи, чтобы, не приведи случай, не расцепить руки. Ведь этот протестующий жест был так важен, правда, насколько именно было высоко его значение, думаю, знала одна лишь Ника.

Девочка остановилась, посчитав, что сыграла свою партию вполне себе идеально. Она украдкой посмотрела на служанку, и судя по недовольно поджатым губкам, спокойствие Зиры ничуть не оправдало её трепетные ожидания. Ника несколько раз шмыгнула носом, но быстро раздумав лить горючие слёзы, вновь атаковала постель беспорядочными ударами маленьких ножек.

Зира едва успела отскочить, прежде чем розовая пятка прилетела ей прямо в нос. Я нахмурилась, но при этом не смогла сдержать улыбки, испытывая одновременно два совершенно разных желания: дикую охоту засмеяться, а вместе с тем и хорошенько отшлёпать эту начинающую скандалистку.

– Так себя принцессы не ведут! ― укорила воспитанницу драконша.

Маленькая Ника остановилась, на секунду задумавшись, а затем устремила взгляд в потолок, продолжая демонстративно держать руки скрещенными на груди. Девочка вытянула шею, немного приподняла голову, чтобы во всей красе продемонстрировать «врагу» недовольную мину, и серьёзным тоном выдала свой, как всегда убийственный, контраргумент:

– Откуда мне знать, как ведут себя принцессы? У Его Величества больше нет дочерей, а в книгах о них ни слова!

Горькая обида тут же отразилась на её лице. Было сложно сказать, являлась ли она частью хорошо спланированного спектакля или же просто, будучи ребёнком, она не смогла сдержать искренних эмоций, но в одном сомнений не было, в детстве её мимика была куда милее. Вспоминая все пронзительные взгляды, гневный тон, что пробирал до костей, яд острого языка и хищный оскал, я с трудом узнавала в этой маленькой шкоде хорошо знакомую мне драконшу.

Зира внимательно оглядела воспитанницу, а Ника, заметив её внимание к собственной персоне, ещё сильнее поджала пухлые губки и несколько раз показательно шмыгнула носом. Казалось, что она вот-вот должна разразиться диким плачем, но глаза маленькой драконши оставались предательски сухими. И этот факт от Зиры это тоже не ускользнул. Она всё ещё продолжала смиренно ждать, когда сие безобразие подойдёт к концу. А вот в отличие от сообразительной служанки, маленький Рога принял всю эту игру за чистую монету. Финт принцессы сработал на нём безотказно.

Принц придвинулся к сестре и мужественно взял её за руку, накрыв второй рукой их сомкнутые ладони:

– Зато ты есть! Разве плохо быть единственной принцессой?

Моя улыбка становилась все шире при виде этой картины. Даже в детстве он был похож на героя. Такой прямо спасатель в шортиках. При этой мысли я едва сдержала смех, хотя это и не имело никакого значения, всё равно бы меня никто не услышал, даже если бы вдруг мне вздумалось орать во всё горло. Кстати, и это тоже уже было испробовано, и итог был безрезультатным.

– Рога? ― сдвинув брови, недовольно протянула Ника и призадумалась.

Мальчик со всем вниманием уставился на сестру, он явно не догадывался, в какие степи её могли унести собственные мысли, но по тому, как он напрягся, было сразу понятно – ничего хорошего от этой паузы он не ждёт.

– Тебя Сола опять побил? ― да, всё-таки Ника всегда была Никой. Убить момент одной лишь фразой, с этой способностью надо родиться!

Я не сдержалась – хихикнула, и тут же посмотрела на Зиру, которая даже не шелохнулась. Сколько раз мне надо это проверить, чтобы до конца осознать, сейчас она была не со мной? Да и меня по сути здесь не было, я могла сесть в кресло, могла свободно ходить по комнате, могла прикоснуться к любому из них, но при этом не испытать абсолютно ничего. Лишь только твёрдость тела объекта, но ни текстуры, ни тепла, просто абсолютный ноль, даже камень в реальном мире дарил больше услады осязания, чем эти воспоминания.

Единственное, что я ощущала – это запахи. Вот, например, сейчас я чувствовала свежесть морозного воздуха, что приносили лёгкие дуновения ветра, которые врывались в комнату через открытое окно. Но и этот ветер был каким-то другим, чуждым. Я видела, как он колыхал строгие серые шторы, как бродил по взъерошенной огненной гриве принцессы, но при этом никак не могла уловить его собственной кожей, хотя, кажется…

Здесь нельзя было сказать с полной уверенностью, что это были реально мои ощущения. Возможно, это всего лишь память моего обоняния, осязания. Я помню, как должно быть, а вот было ли это сейчас, – большой вопрос.

Рога насупился и поспешил опровергнуть предположение сестры:

– С чего ты взяла? Меня никто не бил! ― он отпустил её руку и демонстративно отвернулся, уставившись в стену.

– Он всегда тебя лупит! ― Ника поднялась, сползая к краю кровати и пытаясь одновременно с этим заглянуть в лицо брата. ― Все это знают! Даже я видела…

– Никто меня не лупит! ― совсем разобидевшись, прокричал мальчик.

– Лупит-лупит! ― не успокаивалась та. ― Все смеются над тобой! Ты же принц, сын Орникса, а тебя лупит сын развенчанного!

– А ты – грубиянка! ― разозлился он и перешёл в контрнаступление. ― И на принцессу совсем не похожа! Все говорят, что ты и на девочку не похожа!

– Я – не просто девочка! ― возразила Ника и лукаво прищурилась: ― Я – принцесса.

– Ага, и поэтому ты такая капризная и противная? Думаешь, тебе всё можно? ― маленький Рога пыхтел от злости. Его щёки налились румянцем, в глазах появились первые признаки обиды, а губы предательски задрожали.

– Ха! А кто мне запретит? Я – единственная дочь короля! ― Ника явно наслаждалась болью, которую причиняла неудачливому защитнику.

Я тяжело вздохнула. Уже тогда драконья принцесса избрала для себя этот каменный путь. Проще брызгать ядом, чем признаться в собственных слабостях и страхах. Всегда ждала удара со спины, поэтому нападала первой. Чаще даже без разбора. Этакая одиночка прямо с пелёнок.

Сколько бы я не наблюдала за ними в лабиринтах воспоминаний Зиры, всё больше и больше, не теряла причинно-следственную связь. Взять дружбу Рога и Сола. Всё, что я видела здесь, это как Сола издевался над белым драконом. Он всё время дразнил его слабым, немощным. Настраивал других ребят против него, то и дело толкал и пихал, когда слуги отвернуться. А в реальности? Когда я увидела их вместе впервые, то подумала, что они были парочкой неразлучных друзей…

Хотя Рога никогда не подтверждал моей догадки, но почему-то мне казалось, что эти двое понимали друг друга куда лучше, чем остальные. Словно их что-то связывало, объединяло.

– И чего ты тогда жалуешься? Лучше уж быть принцессой…

Рога не успел договорить, громкий хохот Ники прервал его на полуслове. От такой реакции сестры мальчик поник ещё сильнее. Зира с пониманием посмотрела на него. Конечно, в его словах была своя правда. На принцев в Дракардии возлагались особые надежды, соответствие которым было основой их выживания. А вот принцессам было куда проще, по крайней мере до тех пор, пока они не достигали брачного возраста, точнее сказать «детородного».

– Всё, довольно ссор! ― Зира встала и направилась к трюмо.

– А мы и не ссоримся, ― быстро ответила Ника и тут же сжалась под напором двух пар сильно сомневающихся глаз.

 

– Нам пора собираться, будь вы хоть королем и королевой, опаздывать – дурной тон. Особенно, когда вас ждут.

– Мы не можем опоздать на трапезу. Никто не начнёт есть, пока мы не придём, ― возразила девочка.

– Тем более! Другие дети будут сидеть и смотреть на еду голодными глазами, пока вы не придете, разве это хорошо? ― Рога улыбнулся, но тут же поспешил спрятать своё довольство, кажется, я догадываюсь, чьё измученное лицо он представил в этот момент. ― И тем более еда за это время остынет. Вы ведь не хотите есть холодный суп?

Дети поморщились. Не смотря на свои недавние выкрутасы, Ника первой спустилась на пол и неохотно заковыляла к трюмо. Я с грустью посмотрела на Зиру, которая принялась мастерить высокую причёску для маленькой принцессы. Теперь понятно, откуда у нее этот навык. Волосы Ники были куда непослушнее моих, и, видимо, годы тренировок сделали Зиру мастером, а Нику привели к решению полностью отказаться от каких-либо заколок и хвостов, отдав своё предпочтение распущенным волосам. Мне всегда казалось, что это своего рода символ её неподчинения общим правилам. В отличие от всех этих тугих пучков остальных драконш, её волосы всегда свободно развивались огненными лепестками, обрамляя плечи и прикрывая спину принцессы, как дополнительный щит для её революционных взглядов.

Зира повернулась к окну, скользнув безучастным взглядом по мне. Я помахала ей рукой в сотый раз, но это. Как и ожидалось, было бесполезно. Хотя во мне и теплилась надежда, всё же единственное, что могло вернуть её мне – наше возвращение в Междумирье. Самое страшное во всём этом была даже не мрачная тюрьма, а осознание того, что мало-помалу, хочу я того или нет, я поглощала ядро, а, возможно, и душу той, которая, спасая меня, отдала собственную жизнь.

Я вздохнула, сколько бы я себя не корила, ситуацию было не изменить. Я чувствовала, что должна была что-то сделать, попытаться вернуть Зиру к жизни, но жестокий внутренний голос твердил без всяких сожалений: «Смерть не победить».

Зира суетливо продолжала наряжать свою маленькую принцессу, поглощённая заботами, мне даже показалось, что она воистину наслаждалась своими хлопотами. Рога смиренно ждал, рассматривая свои босые ноги, что свободно болтались, свесившись с кровати. А я с пущим интересом принялась рассматривать комнату, чтобы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей, но окружающая обстановка совсем не помогала.

Тусклые серые стены, каменный пол с настеленными ковриками. Маленькая деревянная кроватка, явно для одного. Это была комната Ники или Рога? Такая строгость и сдержанность больше бы подошла мальчику…

Посмотрела на старое трюмо и вновь вздохнула. Видимо, всех детей в Дракардии просто держали в одинаковых условиях, будь то дочь или сын короля, кажется, значения не имело. Строгость и сдержанность, наверное, так и прививают покорность.

Рога слез с кровати и принялся заправлять постель сестры. Я с сомнением покосилась на эту картину. Да уж, помниться в Сальвоне чья-то постель таких ухаживаний не удостаивалась. Зира сама лично бегала каждое утро и прибиралась в их комнатах. Интересно, когда всё изменилось?

По спине пробежала мелкая дрожь, началось! Чёрная дымка проступила сквозь стены и окно, сквозь образы маленьких Рога и Ники. Она медленно прорезала картину вокруг, заполоняя каждый сантиметр пространства своей пугающей тьмой.

Моё тело сжало в невидимые тески, стало трудно дышать. Возвращение всегда давалось тяжело. И особенно тяжело было именно ей.

Силуэт Зиры начал слегка отдавать лёгким светом в надвигающемся мраке, что наступал на нас со всех сторон. Она встряхнула головой, затем схватилась за висок, второй рукой за грудь. Дыхание сбилось, она жадно хватала ртом воздух, пытаясь сделать глубокий вдох, но тьма уже окутала её своими цепями, не давая груди подняться достаточно высоко. Зира обернулась вокруг себя. Глаза широко распахнулись, на лице отразился ужас – теперь она видела руки тьмы, что уже обвили её тело. Я быстро подскочила к ней и дотронулась до плеча. Теперь я могла это сделать. Она резко обернулась, схватила мою руку и с силой сжала пальцы. Я застонала, казалось, что ещё немного и мои кости этого не выдержат!

Глава 2. Страх во тьме

― Это я! Зира, это я! ― я пыталась вырваться из её жестокой хватки, но всё было тщетно.

Испуганные глаза Зиры смотрели куда-то сквозь меня, губы кривились от боли. Она не сразу услышала мою просьбу, ей понадобилось время, чтобы прийти в себя, но даже, когда она узнала меня, руку не отпустила, напротив, сжала ее еще сильнее, выдавливая из меня приглушенный стон.

– Лена? ― только и успела произнести драконша, прежде чем мрак окончательно добрался до неё.

Чёрные цепи Междумирья, как змеи, расползлись по её телу и крепко стиснули в своих оковах. Она вскрикнула и упала на колени. Её пальцы скрючились, она изогнулась, лицо исказилось безумием, тем самым выражением безысходности и неизмеримого страха. Она закричала, дикий вопль резанул по моим ушам, но быстро стих, превращаясь в жалобный стон. Зира продолжала извиваться, выгибаясь в разные стороны настолько, насколько позволяли ей тёмные цепи.

Моё тело тоже сковывала тьма, но подобных страданий она мне не приносила. Эти цепи словно покрывали меня едва касаясь, не лишая возможности двигаться по своему желанию.

Я опустилась рядом с ней на колени и крепко обняла за плечи. Сколько бы я не силилась, я никогда не могла разорвать эти чёртовы оковы. Я ничего не могла. Только смотреть и молиться, чтобы этот раз не стал для неё последним. Молиться, чтобы в следующее мгновение она не исчезла прямо на моих глазах.

– Я здесь. Я рядом, ― сквозь слёзы повторяла я снова и снова, проклиная себя за ту боль, что испытывала Зира. Я не могла избавиться от чувства вины, но я и не хотела от него избавляться. Она умерла из-за меня, и всё, что сейчас происходило с ней, тоже было из-за меня.

Ну, почему? Почему это должно было произойти с ней?

Нет, даже не так. Почему это вообще произошло с нами обеими?

Вены проступили на её шее. Она запрокинула голову и снова истошно закричала, гораздо громче, чем раньше. Я прижалась к ней ещё сильнее и уткнулась лицом в её плечо. Она билась из стороны в сторону, я держала её изо всех сил, стараясь не дать ей пораниться (если здесь вообще было обо что ударяться). Самый большой мой страх – однажды потерять её в этой темноте, позволить этим истязаниям отнять её у меня раз и навсегда. Мне казалось, что если я её отпущу, то больше никогда не увижу вновь. Поэтому я всё крепче прижималась к ней и продолжала вопрошать, адресуя свою мольбу ничему и всему одновременно.

Всё закончилось быстро. Тьма полностью вобрала в себя её воспоминания и окутала нас со всех сторон. Зира еще какое-то время тряслась в моих объятиях, положив голову мне на грудь. Её тело источало лёгкое свечение, что позволяло мне без труда видеть печать страданий на её лице. Плечи моей драконши дрожали, она тихо всхлипывала и повторяла:

– Всё хорошо, я в порядке.

Даже сейчас Зира переживала за меня, пыталась успокоить, и от этого становилось ещё более тошно на душе.

Она взяла мою руку и уткнулась носом в тыльную сторону ладони. Холодные слёзы коснулись моей кожи. Я наклонилась и поцеловала её макушку:

– Прости меня. Пожалуйста, прости.

Она замотала головой:

– Это не твоя вина.

Она выпрямилась и посмотрела мне в глаза. Как же быстро она брала себя в руки в такие моменты. И насколько же сильнее я начинала себя винить, видя это.

– Здесь нет твоей вины, Лена, ― успокаивала меня Зира, но её губы продолжали дрожать.

Я не смогла сдержаться, плач предательски вырвался наружу. Пришла моя пора реветь навзрыд. Как же это было бесполезно! Совсем не приносило облегчения.

Зира прижала меня к себе, я чувствовала её тепло. Я была благодарна за это. Ощущение жизни в этом бездушном месте было подобно глотку свежего воздуха. Она прижимала моё лицо к своей груди, продолжая гладить по волосам. То ощущение, что она дарила мне… я слишком хорошо знала эти чувства, чувства материнской заботы и любви. Да, у них есть и терпкий привкус, но с Зирой всё было иначе. Она отдавала мне себя без остатка. Она ничего не просила взамен. Никогда ничего не просила для себя. С ней я только брала. Брала любовь, брала доброту, тепло, её свет. Но никогда ничем не платила взамен, кроме чувства безграничной благодарности и безоговорочной любви, что не выходили дальше границ моего сердца.

Это были неправильные отношения, как мне казалось. Я была в них монстром из сказок, который забирал всё хорошее, а взамен отдавал лишь плохое. Вот и сейчас, она умерла из-за меня, она страдала даже после своей смерти, но даже сейчас я никак не могла ее отблагодарить. Я не могла даже придумать, чтобы могло бы окупить все ее дары.

– Как думаешь, ― начала Зира, когда мои рыдания немного стихли, ― она тоже здесь?

Я вытерла щёки и огляделась по сторонам, тщетно пытаясь разглядеть что-то во тьме.

– Должна быть.

– Тогда, где она?

– Прячется, ― злость накрыла мгновенно. Руки сжались в кулаки.

Эта тварь должна была быть здесь. Больше ей быть негде. Наверное, выжидает, скрываясь во мраке, когда я полностью поглощу Зиру, чтобы потом поглотить меня.

– Странно, ты видишь мои воспоминания, но мы не видим её…

Я с грустью посмотрела на драконшу:

– Здесь показывают воспоминания лишь того, кого поглощают.

– Но ты говорила, что видела свои?

Я кивнула:

– Да, тогда, когда отдала ей контроль, чтобы мы могли сбежать от Туров. Видимо тогда она…

– Поглощала тебя?

Я пожала плечами:

– Возможно, ей и удалось съесть какую-то часть меня, но я не чувствую, что что-то потеряла. Я помню тот день, в который мы попали…

Я запнулась и вопрошающе посмотрела на Зиру. Та тяжело вздохнула и ответила на мой немой вопрос:

– Я всё помню. Помню, где была, но… в те моменты… я не осознавала, что это всего лишь воспоминания.

– Со мной было так же, но, ― внезапно меня осенило: ― Зира! Я не проживала прошлый момент, я думала, что просто вернулась домой!

– Что? ― удивилась она.

– Я помнила всё, я была собой. Просто не сразу поняла, что это было воспоминание из прошлого, понимаешь?

– Не совсем, ― она сдвинула брови.

– Получается, ты тоже можешь? Ты можешь понять, что это происходит не взаправду! Ты можешь это остановить!

Зира тяжело вздохнула и нежно провела пальцами по моим волосам:

– Лена, ― тихо произнесла она моё имя. Я всё поняла по её взгляду раньше, чем услышала её слова: ― Я уже мертва. Этого не изменить.

Я резко вскочила и, задыхаясь от несправедливости, закричала:

– И ты хочешь, чтобы я тебя уничтожила? Съела твою душу? Хочешь исчезнуть раз и навсегда?

Она поднялась, и наши взгляды поравнялись:

– Откуда ты знаешь, что здесь моя душа, а не просто ядро?

– А ты? Ты так в этом уверена?

Она замолчала. Она не знала, что мне ответить. Никто из нас не знал, чем являлись ядра на самом деле, были ли они душами, и что именно здесь происходило? Что ожидало Зиру после поглощения? И что ждало меня?

– Лена, ― неожиданно Зира прервала нависшую над нами тишину, ― ты говорила, что должна была убить оборотня, чтобы поглотить его? Но разве ты убивала Люку?

– Нет, ― задумчиво протянула я. ― Люка медленно исчезал сам.

– Тогда почему с оборотнем было иначе?

Я пожала плечами:

– Возможно, потому что он пытался убить меня?

– Он сопротивлялся, ― подытожила Зира, затем отвернулась, устремляя взгляд в темноту. ― Ещё ты говорила о свете?

– Да, ― кивнула я. ― Это что-то вроде проходов в воспоминания или обратно в реальность.

– Люка показывал тебе то, что хотел, верно?

Я закусила нижнюю губу:

– К чему ты клонишь?

Зира повернулась ко мне, её взгляд был полон решимости, которая даже пугала:

– Ты можешь управлять этим местом?

– Всей этой тьмой? ― воскликнула я. ― Сомневаюсь!

– Но Голузелла говорила, что это твоё подсознание?

– Она говорила, что это… она говорила, что это отчасти лишь оно, а по большой степени какое-то… пространство между мирами. Зира, как такое возможно?

– Думаю, мы, и правда, в твоей голове, ― она тяжело вздохнула, ― но и где-то ещё. Думаю, мы стоим на границе.

– Как? ― ещё громче завопила я, не сдержав эмоции.

Зира покачала головой:

– Говорили, что раньше существовали колдуны, что могли видеть прошлое и предсказывать будущее. Они покидали свои тела и отправлялись к Богам за ответами, могли бродить по божественному царству днями, а то и пропадали на годы. Возвращаясь, они несли мудрость предков и волю Богов.

– Думаешь, они были здесь? Но как? Я не понимаю!

– Лена…

Она положила руки мне на плечи. Какими же тёплыми были её ладони. Настолько тёплыми, что я никак не могла поверить, что её больше нет. Не может быть мертвец таким живым! Это невозможно!

 

– Не ищи простых ответов на сложные вопросы. В мире есть многое, что находиться за границами нашего понимания. Не всё во Вселенной подчиняется законам мирозданья. И здесь должны быть свои правила, они обязаны тут быть.

Она закрыла глаза, крепко сжав пальцы на моих плечах. Я заёрзала, было немного больно, но, конечно, не сравнить с её предыдущей хваткой. Драконша сделала глубокий вдох, затем медленный выдох.

– Зира? ― с опаской позвала её я.

Она замотала головой, так и не произнеся ни слова. Зира продолжала дышать, медленно и глубоко, смакуя невидимый воздух. Хотя был ли он здесь? Я не совсем понимала, из чего состояло это место, да и чем по сути оно являлось. Руки Зиры начали источать жар, который плавно растекался по всему моему телу. Становилось спокойно и легко.

Внезапно появилось маленькое свечение за спиной драконши.

– Зира! ― с удивлением позвала её я.

Но она не отвечала. Просто продолжала дышать. Жар становился всё сильнее. Свет начал медленно приближаться к нам.

Мои мысли окутали волнение, но в сердце всё ещё царил покой. Странные ощущения. Словно так и должно было быть. Я не чувствовала опасности, не ощущала страха. Световая точка разрасталась плавно, постепенно подлетая всё ближе. Вскоре она выросла до большого круга с человеческий рост.

– Зира, ― на этот раз мой голос прозвучал мягко и тихо, с еле уловимыми нотами восторга.

Она открыла глаза, тут же распахнув их ещё шире, и, заметив свет, что падал на нас обеих, она резко обернулась. Лицо драконши просияло победоносной улыбкой.

– Я не могу сказать, что помню этот день слишком хорошо, но думаю, здесь это не имеет значения.

Она взяла меня за руку и потянула в сторону света. Я немного замялась, но её уверенность заставила меня всё-таки сделать первый шаг, а за ним другой. Мы вошли в этот свет вместе, и единственное, чего я желала, чтобы мы также вдвоём, держась за руки, смогли выйти оттуда.


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Книги этой серии:
Поделиться: