Название книги:

Именем Федерации!

Автор:
Леонид Резников
Именем Федерации!

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 3

– Так вы хотите уверить меня, будто прибыли из прошлого?

Гемм скосил глаза на мрачные лица техников, копавшихся в развороченном нутре панели. Те деловито выкручивали поврежденные выстрелом панели и все время что-то ворчали себе под нос.

– Именно так, – кивнул Корнелиус, вертя в пальцах неизвестно откуда взявшуюся золотую монету. – Между нашими эпохами почти четыре тысячи лет. Уму непостижимо!.. Нет, я, конечно, предполагал, что изобрел нечто поразительное, но чтобы настолько. Вопрос в другом: как теперь вернуться обратно?

– Но как вы все-таки проникли на судно?

– Странный ты человек. Я уже объяснял тебе, что нас забросило сюда вихрем.

– И вы хотите, чтобы я поверил, будто вы, не имея никакого оборудования, переместились в пространстве и времени и попали точно на судно.

– Все так. Но я не понимаю, что ты подразумеваешь под оборудованием, – раздраженно потеребил бороду Корнелиус. – С помощью эликсира пробудились могучие природные силы, образовался коридор и…

– Вы сами-то верите в то, что говорите?

– Разумеется!

– Давайте начистоту: вы с этим типом, – Гемм указал пальцем на притихшего в углу святого отца, – каким-то образом пробрались на судно, предположим, в порту Аркадии.

– Аркадии? – вздернул брови Корнелиус.

– Я сказал, предположим.

– Хорошо, будь по-твоему.

– Так вот, пробравшись на судно, вы укрылись в одном из помещений и…

– Не пойдет, – перебил командира Святов.

– Почему?

– Система локации засекла бы посторонних еще до старта.

– Да, ты прав. Биосканер вряд ли возможно обвести вокруг пальца. – Гемм помял тяжелый подбородок. – Но тогда выходит, что они говорят правду. Однако это невозможно!

– Помните луч? Может, он?

– Чепуха. И их не расплющило при ударе?

– Если они находились в состоянии струны. Правда, не знаю, как возможно реализовать струнный переход без генераторов свертки пространства. И спецэффектов, вроде свечения или взрывов, от струны не бывает.

– Вот и я о том же, – вздохнул Гемм и хлопнул себя по коленям. – Что же мне с вами делать?

– Посадить в карцер.

– Карцер? – переспросил Корнелиус.

– Чудное помещение со всеми удобствами, где вас никто не побеспокоит, – быстро пояснил командир и незаметно показал кулак второму пилоту.

– А, отлично! Мне как раз нужно подумать. Скажи, а что это за чудное судно, которым ты управляешь? Отродясь таких не видывал.

– Обычный спейсер.

– Как-как? – подался вперед маг.

– Космическое судно. Пересекает огромные расстояния в пустоте между звездами и планетами.

– Невероятно! Между звездами?

– Именно.

– Вы боги?

– С чего вы взяли?

– Только богам подвластно летать по небу, – взмахнул руками Корнелиус.

– Но разве вы сами не пересекли, по вашим утверждениям, пространство и время.

– Твоя правда. Прости, у меня в голове все перепуталось, столько событий… А нельзя ли взглянуть на звезды и планеты?

– Господи, прости… – забормотал отец Ансельм в своем углу, но маг метнул в его сторону недобрый взгляд, и монах замолк, сжавшись в комок.

– Отчего же, можно. Только панель починят.

– Готово, командир! – поднялись с пола техники. – В следующий раз палите, если не трудно, чуть правее.

– А что там? – поинтересовался Гемм.

– В том-то и дело, что ничего.

– Ну-ну, остряк. Свободны!

– Как скажете.

Пурвис уже сидел в своем кресле, активируя один за другим модули управления. Ходовые и энергосистемы, системы жизнеобеспечения, защиты и слежения оживали одна за другой. Вспыхнул экран, и на нем появилась восхитительная картина двух звезд – оранжевого гиганта и великолепной синей звезды более скромных размеров. Слева от них плыли в черноте две планеты. Бок третьей располагался в правой части экрана.

– Какая красота! – восхищенно воскликнул Корнелиус. – Но почему они такие маленькие?

– Маленькие? О нет, вы ошибаетесь. Они огромны.

Отец Ансельм выставил правое ухо, прислушиваясь к разговору.

– Настолько огромны, что и представить трудно. Но находятся очень далеко. А вот эти шары и есть планеты, вращающиеся вокруг них, – чуть меньше Земли, – охотно пояснял Гемм, указывая на экран.

– Врешь, собака! – не вытерпел монах, вскочив на ноги. – Грязная ложь! Земля плоская, небесный свод тверд, Солнце вращается вокруг Земли, и никаких планет больше нет и быть не может. А это – дьявольское наваждение.

– Помолчи, – скривил губы маг.

– Не буду молчать! Мои уши отказываются слушать подобную ересь.

– Может, тебе их оборвать? – грозно свел брови Корнелиус.

– Нет, нет, – скукожился отец Ансельм. – Я лучше послушаю.

– Прости моего спутника и, прошу, продолжай, – обратился маг к командиру.

– В общем-то, продолжать особо нечего. Да и времени нет – нужно разобраться во-он с тем судном.

– А что с ним не так?

– Это контрабандисты.

– Кто-кто?

– Пираты, – нашелся после некоторых колебаний Гемм. Он и вправду уже был готов поверить в сказку о пришельцах из прошлого.

– Ах, пираты! – понимающе качнул головой Корнелиус. – Что ж, не буду тебе мешать.

Маг сцепил руки за спиной и уставился на экран.

Гемм поколебался, но решил не выпроваживать старика из рубки – он казался совершенно безобидным. Если его не раздражать.

– Так, – сказал Гемм и быстро забрался в кресло. – На чем мы остановились?

– На захвате, – подсказал Святов. – Сейчас подойдем и захватим его ловушкой. Похоже, он основательно выведен из строя, если столько времени не подает признаков жизни.

И, как будто услышав слова, оброненные оператором защиты, огромный контейнеровоз ожил и начал разгон.

– Что за… Командир, он уходит!

– Теперь не уйдет.

– Ему нет смысла уходить – он возвращается в систему, – вклинился в беседу Хан. – Сейчас выполнит обход третьей, и по новой начнет свои бесконечные блуждания.

– Может, повторить номер с камнем? – предложил Святов.

– Бесполезно, он скоро скроется за планетой. Проклятье! – Гемм саданул кулаком по подлокотнику.

– Я могу его остановить, – подал голос Корнелиус.

– Не говорите глупостей! – отмахнулся командир. – Его масса сто с лишним тысяч тонн. Как вы его остановите?

– Не знаю, что такое тонна, но остановить его очень просто. Вот так! – Корнелиус воздел руки и что-то забормотал. Неведомая сила исказила пространство вокруг него – оно поплыло, будто марево над раскаленным песком.

– Что за!.. – сглотнул Гемм, сжимая пальцами подлокотники.

– Командир, смотри! – вскрикнул Пурвис, и Гемм поспешно переметнул взгляд на экран.

Данные анализаторов показывали просто невероятное – огромное судно почти мгновенно сбавило скорость практически до нуля. Но и без сухих цифр было видно, что творится с контейнеровозом. Резко потеряв скорость, он начал заваливаться вправо, к планете. Разгонные двигатели работали, но судно будто кто-то очень сильный держал на привязи.

– Великий Космос! – пробормотал Гемм, протирая глаза. Подобного не могло быть, в принципе не могло. Но одна мысль сменила другую. – Они же сейчас войдут в атмосферу. Отпустите их! – крикнул он старику.

Звучало это крайне глупо: немощный старик, удерживающий усилием мысли махину спейсера, – но другого объяснения происходящему рассудительный Гемм, как ни старался, а найти не мог.

– Не понимаю тебя, – опустил руки Корнелиус. – Ты сам просил остановить их.

– Но я не совсем то имел в виду. Судну при орбитальном ходе нельзя терять скорость, иначе оно рухнет вниз, на планету.

– Как камень, подброшенный вверх? – уточнил маг.

– Именно! Как огромная скала.

– Командир, они бегут! – выкрикнул Святов, и все обернулись к экрану.

От корабля отстыковалась спасательная шлюпка и, набирая скорость, начала отходить от планеты. Контейнеровоз же, двигатели которого все еще работали на полную мощность, рванулся к планете, словно выпущенный из пращи камень.

– Перехватить! Немедленно! – отдал приказ командир.

– Нет ничего проще, – сказал Корнелиус, восприняв команду на свой счет. Несколько пассов руками, и удирающая шлюпка поплыла к крейсеру.

– Представляю, какая в их рядах сейчас царит паника, – усмехнулся Святов.

– Активировать ловушку.

– Есть!

– Зачем ловушка? Я их прямо сюда доставлю.

Корнелиус продолжал производить пассы, будто что-то тянул к себе и наматывал на пальцы.

– Куда – сюда? – порывисто обернулся Гемм.

– Прямо сюда.

– Не… Не вздумайте! Слышите? – В горле у командира вдруг пересохло. – Не надо!

– Глупости!

– Прекратите, я приказываю!

– Ну уж нет. Пираты должны получить по заслугам, – продолжал гнуть свое маг.

– Вы не понимаете! Вы же угробите всех нас. Одумайтесь!

Шлюпка была уже совсем рядом и продолжала сближение. Она металась, словно птица, попавшая в силок, но не могла вырваться. А Корнелиус все тянул и наматывал, наматывал и тянул.

– Врешь, не уйдешь, – бубнил маг, вошедший в раж.

– Выполняю маневр уклонения! – гаркнул Пурвис, первым справившись с потрясением.

Его пальцы запорхали над консолью. Крейсер рванулся вправо и начал торможение. Шлюпка ушла влево и понеслась по дуге, как грузик, раскручиваемый на ниточке.

– Ты мне мешаешь! – разозлился Корнелиус.

– Прекратите безобразничать, слышите? – потряс пальцем Гемм. – Отпустите сейчас же шлюпку!

Крейсер отклонился, и Пурвис вывел двигатели на разгонный режим. Шлюпка описала окружность и начала заходить справа.

– Да что ж такое?

Второй пилот почувствовал, как его волосы встают дыбом. Еще немного, и шлюпка окажется точно на траектории полета. Пурвис прекратил разгон и перебросил энергию на тормозные двигатели. Судно затрясло. Шлюпка пронеслась у самого носа и ушла на второй круг. Гемм выпрыгнул из кресла и повис на старике.

 

– Заклинаю вас, одумайтесь – мы все погибнем! – затряс он старика за плечи

– Погибнем? – уставился на него маг и опустил руки. – С чего вдруг?

– Там пустота! Вы не понимаете, – захлебывался словами Гемм. – Ничего нет. Дышать нечем. Разгерметизация…

– Что же ты сразу не сказал? Тогда этих несчастных стоит скорее втянуть сюда – я не могу допустить, чтобы они погибли, задохнувшись.

– Не-ет!!! – вскричал Гемм и от безысходности вцепился в собственную шевелюру.

Маг с утроенной энергией заработал руками, и шлюпка с бешенной скорость рванулась к крейсеру.

– Вот кто тебя, командир, тянул за язык? – обреченно спросил Хан, откидываясь на спинку кресла.

Пурвис вновь начал разгон в попытке избежать столкновение со шлюпкой лоб в лоб, но… Судно тряхнуло. Заскрипели, лопаясь, обшивка и шпангоуты, взвыла сирена. По коридорам прокатился грохот. Пропала тяжесть.

– Всем пристегнуться! – гаркнул Гемм, поспешно влезая в кресло.

– Пробиты третий, четвертый и пятый отсеки, – доложил Святов. – Выведены из строя гравитационные установки. Жертв нет.

– Вы этого добивались? – обернулся Гемм к магу, всплывающему над полом и смешно раскорячившемуся.

– Не понимаю, как так вышло… – пробормотал в бороду Корнелиус, пытаясь осознать, что с ним происходит.

– Лучше молчите. Экипажу – готовиться к аварийной посадке. Хан – расчет траектории. Святов – обеспечь защиту в плотных слоях атмосферы. Пурвис – шли «мэй-дэй».

– Ай-яй-яй! – завопил перепуганный отец Ансельм, витая под потолком.

– Вот именно, – ворчливо отозвался Гемм.

– Но что я опять сделал не так? – спросил маг, подплывая к командирскому креслу.

– Вы – старый дурак! Молите своих богов, чтобы нам удалось сесть.

– Сесть? Куда?

– О Великий Космос! На планету. – Гемм ткнул пальцем в экран, туда, где из-за голубой звезды выплывал шарик четвертой планеты.

– На вон ту великолепную синюю звезду?

– На голубую планету!

– Но ведь она крохотная, – усомнился Корнелиус.

– Знаете что?.. – яростно сверкнул глазами Гемм.

– Все, молчу, молчу, – примирительно выставил ладони маг.

– Это самое лучшее, что вы можете сейчас сделать, – прорычал командир.

– Но если хотите, я могу посадить вашу лодку на тот шар. Правда, не понимаю, как мы на нем поместимся.

– Ы-ы! – потряс кулаками командир. – Оставите вы меня в покое или нет?

Маг обиженно надулся и попытался отвернуться, но в невесомости из этого ничего не вышло.

– Есть расчет! – доложил Хан.

– Я не уверен насчет торчащего из нашего бока спасательного модуля, – сказал Святов и пожевал нижнюю губу. – Может не хватить мощности на полевую защиту подобной конфигурации.

– А разве у нас есть варианты? – спросил Гемм.

– Увы!

– В том-то и дело.

– …Поразительно, я парю, как горный орел!..

– …Иисусом Христом, пресвятой девой Марией…

– Начинаю разгон, – доложил Пурвис, и тяжелый крейсер с торчавшей из разрыва на правом боку искореженной спасательной капсулой медленно двинулся по пологой дуге к планете.

Объятое жидким пламенем, судно дрожало как от лихорадки. Его бросало из стороны в сторону и, казалось, оно вот-вот развалится на части. Отец Ансельм с ужасом взирал на картину надвигающейся земли в струях адского пламени. Когда становилось вовсе невмоготу, святой отец зажмуривался и принимался бубнить молитву, но от очередного ощутимого толчка вновь распахивал глаза и еще крепче сжимал крест.

Корнелиус стоял с гордо вскинутой головой у командирского кресла, держась за его спинку обеими руками. Лицо его окаменело и ничего не выражало, но невольное волнение мага выдавали живые глаза. Он, разумеется, не понимал, что происходит, но подспудно догадывался, что не все в порядке.

– Высота двадцать тысяч. Температура оболочки в пределах, – доложил Святов.

– Скорость – три тысячи, растет. – Пурвис коснулся рычагов управления двигателями. – Отрабатываю торможение. Две тысячи… Полторы… Тангаж минус пятнадцать. Скорость тысяча… Семьсот. Тангаж минус пять… Компенсация крена на пределе – слишком высокое сопротивление «затычки». Необходимо погасить скорость.

– Тогда ее будет недостаточно для планирования, – отозвался Гемм.

– Идем с левым креном. Свалимся в штопор, – предупредил второй пилот.

– Держи скорость шестьсот пятьдесят! Бажен, отстрели вооружение.

Крейсер дернулся.

– Готово.

– Крен – ноль. Скорость опять растет, – сказал Пурвис.

– Тангаж плюс три. Добавь режим основным.

– Скорость шестьсот пятьдесят; вертикальная – тридцать пять. Высота десять.

– Доведи тангаж до плюс пяти, режим восемьдесят. Нужно погасить вертикальную.

– Ох, сейчас ка-ак гробанемся, – покачал головой Хан. Ему никто не ответил.

– Вертикальная двадцать пять. Скорость шестьсот, падает. Высота семь, – продолжал диктовать Пурвис.

– Режим девяносто.

Далеко внизу раскинулся дивный девственный пейзаж: извив реки, бескрайний лес и лента горного массива с белоснежными шапками. Он убегал назад все быстрее и быстрее. Уже можно было различить широкие и плоские кроны деревьев.

– Справа на двадцать лес, кажется, пореже, – сказал Хан, рассматривая картину локатора в собственном визуал-объеме.

– Хорошо, выходи на него, – разрешил командир.

– Скорость шестьсот. Вертикальная пятнадцать. Высота три. Аккуратней с правым креном! – предупредил Пурвис Хана.

– Принял.

Картина леса на экране начала заваливаться и заскользила влево. Потом плавно вернулась в горизонт.

– На курсе, – доложил Хан.

– Скорость шестьсот, высота полторы… Тысяча.

– Тангаж – плюс два. Скорость держать четыреста, – отдал команду Гемм.

– Высота семьсот… пятьсот…

Лес уже волнистым ковром мчался под самым носом крейсера.

– Тангаж – плюс пятнадцать, режим – восемьдесят пять! – выкрикнул командир.

– Но… – засомневался Пурвис.

– Не рассуждать!

– Есть!

Крейсер медленно задрал нос. Людей потянуло вперед, и привязные ремни врезались в тела.

– Скорость двести. Высота сто пятьдесят… Сто… Тангаж растет.

– Держи пятнадцать!

– Вертикальная десять… пять… Высота пятьдесят… сорок… тридцать… Скорость двести.

– Тангаж – ноль! Тормозные – режим сто!

– Высота двадцать пять…

Крейсер с треском вломился кормой в заросли деревьев, а ядерное пламя тормозных двигателей выжгло посадочную полосу в сплошной стене деревьев. Со стороны могло показаться, что это стадо слонов с трубным ревом несется напролом. Крейсер дернулся, круша и подминая под себя обугленные остатки деревьев, и заскользил по ним, быстро сбрасывая скорость.

Отец Ансельм с воплем откатился к приборным панелям и там затих. Корнелиуса оторвало от кресла и бросило на консоли.

Крейсер замер.

– Приехали. – Гемм отстегнул ремни, встал и потянулся.

– Ты не капитан, – завозился на консоли маг и схватился за бок. – Ты изверг! Ох-х, чтоб тебя… – Он спустил ноги на пол и поморщился. – Я бы не доверил тебе и рыбацкой лодки, не то что звездной. Садист, изувер!

– Между прочим, именно ваши необдуманные действия привели к такому исходу, – мрачно заметил Гемм.

– Я-то здесь при чем? – выпрямился Корнелиус и потер ноющий бок.

– Пойдемте, я вам кое-что покажу. – Гемм взял мага под локоть и потащил за собой.

– Да не пойду я никуда!

– Идемте, здесь все равно больше нечего делать. Крейсер уже никогда не взлетит.

– Да? – засомневался Корнелиус.

– О, поверьте мне на слово, – заверил мага командир. – Вы еще тот волшебник. Прошу!

Корнелиус надул щеки и нехотя вышел из рубки. Гемм шагнул следом. Из-под приборных панелей высунул нос монах, огляделся, быстро вскочил и припустил за магом и командиром. Оставаться в этом дьявольском месте и дальше было выше его сил. Он быстро нагнал в коридоре Корнелиуса и пристроился слева.

– Куда мы идем? – спросил он.

– Спроси у нашего хозяина, – недовольно огрызнулся Корнелиус и замолчал.

Гемм прошел почти до конца коридора и, внезапно свернув вправо, остановился у дверей. Поколдовав с пультом на стене, он убрал руки за спину и забурчал себе под нос:

– Надеюсь, шлюз не заклинило при посадке.

– Шлюз?

– Дверь наружу. Впрочем, даже если и так, то, я уверен, вы с вашей неисчерпаемой энергией и неутомимой фантазией в два счета обеспечите нам выход.

– Да-да, это он запросто, – ответил за Корнелиуса святой отец, которому нестерпимо хотелось поскорее выбраться наружу. Маг окатил его ледяным взглядом, и монах заткнулся.

Двери с тихим шипением разошлись, и люди ощутили незнакомые терпкие ароматы.

Первым по широкому пандусу сошел Гемм. За ним, озираясь и умывая руки, спустился монах. Последним вышел маг. Он застыл у нижней кромки пандуса и оглядел громаду корабля, покоящуюся на выкорчеванных деревьях.

– Какая огромная… И это называется небесная лодка? – воскликнул он.

– Это называется космическое судно. Вернее, то, что от него осталось. А вот и ваших рук дело, – указал Гемм на торчащую из разрыва в корпусе судна корму спасательной капсулы.

– О силы природы! Но я же не знал, – от глубоко огорчения маг упал на колени. – Прости меня, добрый человек. Я испортил твою лодку…

– Судно, – смиренно покивал головой отец Ансельм.

– Да-да, судно. И едва не лишил жизни стольких людей.

– Ладно, чего уж там. Вставайте, – вздохнул Гемм.

– Не встану, пока не простишь меня.

– Вставайте, говорю! Хватит ломать комедию.

– Ну, раз ты настаиваешь… – Маг тяжело поднялся с колен. – Теперь я понимаю, что ты имел в виду, когда говорил про большой шар. Значит, планеты и вправду большие шары? И ты привел э-э… судно с пробоиной к нему и опустил, словно перышко. Ты великий небоход!

Гемм не ответил. Он приблизился к нависавшей над землей корме спасательной капсулы и задрал голову.

– Послушай, колдун, – зашептал отец Ансельм, дернув Корнелиуса за рукав. – Мы дома, и нужно скорее бежать отсюда, пока дьявол отвлекся. Слышишь?

– Дома? – повернул голову маг. – Да ты в своем уме, святой отец?

– Что такое?

– Взгляни на небо, и тебе все станет яснее ясного.

– Небо? – Отец Ансельм неторопливо обвел взглядом горизонт. В какой-то момент глаза его замерли и расширились. Рядом с привычным желтым кругом солнца висел еще один, поменьше, синий. А чуть правее всходила крошечная луна. – Господь милосердный! – поспешно перекрестился монах. – Где мы, колдун?

– На другой планете – где же еще?

– Но других планет не бывает!

– А это что по-твоему? – Корнелиус сошел с пандуса на землю и притопнул.

– Галлюцинация!

– И железная лодка – тоже галлюцинация?

– Судно.

– И лес вокруг?

– Н-нет… То есть… – завертел головой отец Ансельм. – Но ведь…

– Впрочем, думай, что хочешь. Даже можешь бежать искать своих братьев-извергов, – махнул рукой маг и склонился над невиданным цветком с четырьмя крупными оранжевыми лепестками, свисающими вниз, и белой ворсистой серединкой. – Какая красота!

Корнелиус протянул палец к серединке и коснулся ворсинок. Лепестки жадно вцепились в палец и потянули на себя, упругий стебель цветка напрягся.

– Вон ты какой! – воскликнул Корнелиус, выдергивая палец. – Тогда вот тебе, вот! – Он растоптал цветок и с видом победителя обернулся к святому отцу. – Это дикое создание, выходит, тоже галлюцинация? В таком случае можешь попробовать сунуть палец.

– Благодарю, что-то не хочется, – наморщил лоб отец Ансельм, затем сделал жалостливое лицо. – Корнелиус, миленький, давай отправимся назад, а?

– Назад? Чтобы твои братья-изверги всерьез взялись за меня?

– Что ты, что ты! – замахал полными ручками монах. – Да я объявлю тебя великим праведником, если хочешь, даже святым великомучеником.

– Ну уж нет, – покрутил головой маг. – Мучений мне и своих вполне хватает. К тому же все равно ничего не выйдет.

– Почему? – испугался отец Ансельм.

– Нужные минералы я, возможно, найду, но здесь нет ни одного знакомого мне растения. К тому же я так и не понял, что за дьявольскую смесь ты сотворил.

Монах осенил себя крестным знамением.

– Там, кажется, какая-то красная водичка перевернулась и… и еще зелененькая, с перламутром. А потом еще…

– Красненькая, зелененькая, – поморщился Корнелиус. – А пропорции? Лишняя капля – и нас зашвырнет к черту на кулички. Мне нужно знать наверняка, чтобы произвести точные вычисления.

– А-а, – разочарованно отмахнулся отец Ансельм, отошел в сторонку и тяжело опустился на толстый корень.

– Ответь, капитан великолепного небохода, – обратился Корнелиус, приближаясь к Гемму, – что ты с таким интересом разглядываешь?

После того, как маг осознал истинные масштабы могущества людей будущего, он преисполнился к ним уважения. Металлическая махина, размерами с целый жилой район, способная летать, внушала невольный трепет.

 

– Зовите меня Сартор.

– Странное имя.

– Кто бы говорил, – пробурчал капитан.

– И все же, почтенный Сартор, – не стал спорить Корнелиус.

– Да вот, думаю, как ее извлечь.

– Зачем?

– Там живые существа.

– Пираты! Собакам – собачья смерть. – Маг сложил руки на груди и презрительно выпятил нижнюю челюсть.

– Возможно, у вас так и принято поступать с подобными людьми, но у нас жизнь ценится высоко. К тому же они не совсем пираты, а… как бы вам объяснить? Они перевозят недозволенные вещи – недостойное занятие, но до смертной казни точно не дотягивает.

– Понимаю. И что же ты хочешь?

– Пока не знаю. Наверное, придется резать шлюпку, чтобы вытащить их оттуда.

– Глупости! Отойди-ка в сторонку, – повел рукой маг.

– Что вы собираетесь делать? – с тревогой в голосе спросил Гемм.

– Вытащить ее – что же еще?

Командир поспешно отбежал подальше к лесу и спрятался за толстым стволом дерева. Неизвестно, что может еще устроить этот вздорный, себе на уме старик, обладающий небывалой силой и способностью шутя двигать предметы.

Корнелиус, подтянув рукава мантии, приподнял руки. Шлюпка дрогнула и завозилась в дыре корпуса, словно невиданное животное, пытающееся выбраться на свободу из тесной норы. Гемма пробил невольный озноб. Шлюпка рывком подалась назад, потом еще немного. Скрежет и скрип искореженного металла разнесся над лесом. Освобожденная шлюпка зависла над землей, повисела немного, будто сомневаясь в выборе места для приземления, и плавно опустилась чуть в стороне.

– Вот! – устало сказал Корнелиус, опуская руки.

– Великий Космос! – воскликнул Гемм, приближаясь к шлюпке. – Как вам это удается?

– Уверяю тебя, почтенный Сартор, в том нет ничего сложного. Воздух пропитан силой – я концентрируют ее и направляю в нужное место. Правда, дома я не мог поднять ничего тяжелее груженой телеги. Может, двух.

– Поразительно! – Гемм коснулся ладонью холодного бока шлюпки, словно не верил глазам. – Впрочем, если я правильно понял, что вы имеете в виду, здесь энергонасыщенность гораздо выше, чем на Земле – совсем рядом находятся две звезды, одна из которых, оранжевая, светит как тысяча земных солнц.

– Тысяча? Невероятно! – взмахнул свободными рукавами маг.

– Невероятно другое: как вы умудряетесь управлять энергией.

– Практика, Сартор. Десятилетия практики. Меня, по правде говоря, больше удивляет, как вы, не владея искусством управления силой, умудряетесь повелевать холодным железом.

– Мы владеем, только… так сказать, в другом ключе. Технический способ.

– Как-как?

– Устройства, приспособления, которые управляют силой за нас.

– А вы управляете приспособлениями, – догадался Корнелиус. – Предметная магия.

– Именно, – натянуто улыбнулся Гемм. – А кто ваш спутник?

– О! Это великий инквизитор. – Корнелиус скосил глаза на понуро сидящего в сторонке монаха.

– Инквизитор?

– Он занимается искоренением ереси раскаленным железом и прочими малоприятными методами.

– Садист?

– Не знаю такого слова. Скорее, заблуждающийся, боящийся всего нового и непонятного. А страх, как известно, имеет множество проявлений – от паники до жестокости. Простите, но почему из лодки никто не выходит?

– Может, люк заклинило? – предположил Гемм.

И как бы в ответ на его вопрос люк в боку шлюпки вздрогнул и начал плавно опускаться. К командиру приблизились четверо стоявших у пандуса грозного вида мужчин с оружием в руках. Маг посторонился – кто знает, чего можно ожидать от пиратов.

– Кто эти люди? – спросил он шепотом у Гемма, кивнув в сторону вооруженных людей.

– Группа захвата. На случай сопротивления.

– Понимаю, – пробормотал Корнелиус и уставился на люк.

Из прямоугольного хода долго никто не показывался, затем осторожно высунулась лохматая голова с острыми ушами, двумя невысокими гребнями и круглыми красными глазами. Нос, похожий на короткий хобот, шевельнулся, будто что-то вынюхивал.

Маг от неожиданности отшатнулся от люка.

– А, дьявол! – взвыл отец Ансельм, опрокинулся назад, перевернулся и на карачках полез в куст, который совсем по-живому попытался отстраниться от грузного монаха.

– Именем Федерации, вы арестованы! – рявкнул один из вооруженных громил и дернул разрядником. – Выходи по одному!

– Фьюи? – повело хоботом существо.

– Господи, кто это? – пробормотал ошарашенный Корнелиус.

– Фьюриане – одна из рас, открытых в космосе, – охотно пояснил Гемм. – Живет в системе GJ176, по-вашему в созвездии Тельца, планета Фьидо.

– Уф-фу, а я уж думал… – провел маг ладонью по лицу.

– Что?

– Да нет, ничего.

– Выходи, выходи, – повторил приказ безопасник. – И не прикидывайся, что не знаешь галактического.

Существо долго мялось, никак не решаясь ступить наружу, потом приоткрыло узкую щель рта, прятавшуюся под хоботом, и наивно, писклявым голосом спросило:

– А вы не будете драться?


Издательство:
Автор
Поделиться: