Название книги:

Прикоснись ко мне

Автор:
Елена Рейн
Прикоснись ко мне

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 2

Егоров стоял перед небольшим овальным зеркалом на стене и внимательно смотрел на свое отражение, отмечая чистую кожу лица, груди и рук. Как такое возможно? Девчонка ведь его трогала вдоль и поперек, даже искусственное дыхание умудрилась сделать.

Почему нет покраснений, а учитывая степень охвата открытых участков тела, на которые она нагло посягнула, еще жуткого раздражения, превращающегося в агонию? Он излечился? Это что?!

Послышались шаги в коридоре, и через минуту в кабинет уверенной походкой вошел Серов. Он застыл на месте, отмечая нервное состояние пострадавшего, ко всему прочего лучшего друга, а потом выдал:

– Ты почему не в процедурном? Я же сказал Анастасии…

– Колян, я не пойму, почему нет следов? Она ведь меня лапала везде, где хотела.

Серов поднял бровь, приблизился и заострил внимание на груди мужчины, соглашаясь с ним. Да, следов нет. Абсолютно чистая кожа.

– Да, странно. Может, она все-таки не прикасалась к тебе?

– Ты считаешь, что я так хорошо долбанулся, что стал бредить и мечтать, чтобы голубоглазка с котом начала меня дергать в разные стороны, с перерывами засасывая в губы?

– Ну, учитывая твою возникшую болезнь, возможно…

– Серов, ты уже совсем? Я тебе говорю, что она и за руки хватала и почти залезла на меня, ломая грудь своим массажем.

– Вероятно, твоя болезнь прошла, – предположил Серов и, приблизившись к Егорову, осторожно взял его руку, проверяя на повреждения.

Дмитрий скривился, чувствуя покалывающие ощущения. Вроде как обычно при его болезни. Или ему кажется? Дождавшись, когда друг отпустил руку, он грубо поинтересовался:

– Все, закончил?

– Мне нужно проверить все. Не забывай, что ты у меня здесь как пациент, которого я лично забрал с места аварии и без талона принял в своем кабинете. Заметь, как тебе повезло с другом, – наблюдая, что Егоров никак не реагирует, лишь морщится, Николай спросил: – Кстати, как себя чувствуешь?

– Нормально… вроде. Упал удачно, только челюсть болит, но все зубы целые. Немного хромаю, но без особых повреждений, кожаный костюм только можно выбросить и шлем.

Серов принялся за спину, между делом предлагая:

– Можно сделать рентген, чтобы удостовериться…

– Ничего не нужно, – отмахнулся мужчина и вдруг процедил грубое ругательство.

– Что? – воскликнул Николай, переживая, что надавил сильнее, чем следует.

– Убери свои гребаные руки! Пошла сыпь.

Николай моментально поднял руки вверх и чуть подался в сторону, решив удостовериться в словах друга. Действительно, там, где он касался уже начала проявляться сыпь. Все как обычно. Чуда не случилось.

Задумался. Он до сих пор удивлялся, как кожа человека может реагировать столь странно, а ведь раньше Егоров был как все, но шесть лет назад после автомобильной аварии что-то произошло, и теперь мужчина не мог переносить чужие прикосновения. Николай даже не хотел вспоминать состояние друга в тот момент, когда выяснились последствия аварии. Это стало катастрофой для Егорова, отразившейся на его характере. Больше не было того весельчака и обольстителя. Мужчина изменился, стал груб, полностью сосредотачиваясь на работе, отдаляясь от друзей и семьи. Никто, кроме самых близких, не знал о редком заболевании Дмитрия, что и понятно. Зачем о таком рассказывать? Насколько Николай знал, Егоров встречался с женщинами, но как он переносил близость, остается только догадываться, но достоверно одно – Дмитрий откупался потом от любовниц, не желая больше видеть.

– Все же придется потерпеть… Мне нужно тебя осмотреть, а медсестра обработает раны и сделает перевязки, – деловито сообщил хирург-травматолог, протянув руку в карман за тонкими перчатками.

Егоров скривился, но кивнул, с сожалением отбрасывая надежду, что болезнь прошла. Он молча стоял, никак не показывая своих эмоций, обдумывая, и когда друг закончил, совершенно спокойно сказал:

– Дай мне ее номер.

– Чей номер?

– Той пигалицы, что звонила тебе с просьбой, убрать с дороги мою тушу.

– Зачем? – сдерживая себя от эмоций, невинно поинтересовался Николай, двигаясь к рабочему столу. Он лениво снял перчатки и бросил их в урну.

– Затем! Серов, ты что такой нудный?

– Слушай, мне кажется, ты красавице не понравился, и неважно, что она улыбалась. Это так… защитная реакция в стрессовой ситуации, или скорее благодарность мне, что я увез подальше такого неадеквата, как ты. Думаю, она…

Отметив, с каким раздражением Егоров смотрит на него, Николай перестал рассуждать и со вздохом протянул:

– Хорошо, скину.

– Нет, сейчас продиктуешь. Я тебя знаю – ты забудешь, как только выйдешь из этого кабинета и потеряешься в своем приемнике.

Удобно устроившись в кресле, Серов глянул на свой сотовый телефон, не желая так просто отдать номер и не узнать главного. Егоров еще тот лис, не поделится даже с лучшим другом своими планами, что угнетало. Он-то с ним всегда делится, а этот радует, когда уже натворит делов. Побарабанив пальцами по столешнице, Николай между прочим поинтересовался:

– И что будешь делать… с ее номером? Звонить? Правда? Ты первый позвонишь ей?

– Нет, я что-нибудь придумаю, чтобы не быть полным идиотом.

– То есть проявлять инициативу, это теперь идиотизм?

– Это не для меня, – отмахнулся Егоров, наблюдая за рукой, отмечая, что сыпь переросла в красные борозды. Стиснув зубы в тонкую линию от разочарования, он закрыл глаза и некоторое время стоял неподвижно, чтобы случайно не разгромить кабинет друга. Нужно успокоиться.

– Ммм…уверен, чтобы ты не придумал, получишь очаровательный… отказ. Честно, ты точно ей не понравился. Да что там… я знаю тот взгляд, который она послала тебе перед тем, как я усадил твою огромную тушку в салон. Девушка мысленно послала тебя далеко и надолго, от всей души желая всего самого лучшего.

– Мне нужно кое-что проверить, – спокойно выдал Егоров, не собирая отчитываться. Зная себя, он не мог точно предположить, как отреагирует на девчонку, если на нее у него действительно нет реакции.

– Она мне мою Ольгу напомнила. Такая же милая и очаровательная, пока не сломала мне челюсть, потому что я случайно ухватил ее за грудь в метро.

– Твоя Ольга не кинулась бы спасать котенка на дороге, так что посмотрим.

– Не понял, а при чем тут котенок? И напомню, что ты всю дорогу рычал про идиотку с котенком, не понимая, почему она еще не лежит в больнице с переломами.

– Заткнись.

– Все же ты такой грубиян, Егоров. До сих пор удивляюсь, почему дружим столько лет.

– Телефон дай, и я пошел.

– Ну нет, ты же в процедурный тогда не явишься. Так что вот, давай туда, а то удалю номер красавицы.

Дмитрий с прищуром смотрел на друга, зная, что тот так и сделает. Раздраженно хмыкнув, он схватил белую рубашку, позаимствованную у друга, и предупредил:

– Я скоро. Номер можешь на бумажке написать, – задержавшись у двери, мужчина хищно оскалился и сказал: – И да… цифры в правильной последовательности укажи, своими заменять не нужно.

– Ну-у-у что ты… я и не собирался, – весело заявил Николай, улыбаясь как Чеширский Кот.

Егоров усмехнулся и быстро вышел из кабинета, направляясь к лестнице. Представив, что сейчас будет испытывать, скривился, но ничего не поделаешь.

* * *

«Есть дни, которые хочется пролистнуть, проспать, окончательно забыть. Сегодня именно такой…» – рассуждала Елена, чувствуя себя опустошенной и разбитой. Невыносимо тоскливо, что хотелось завыть. Громко. Так, чтобы очнулась от унылого состояния.

Девушка сидела на лавочке в раздевалке. Она давно переоделась, но не могла подняться. Покоя не давала одна навязчивая мысль – уснуть именно здесь, но этим обычно занималась любовница управляющего, так что место забито. Печально.

Прозвучал булькающий звук. Алексеева удивилась, не представляя, кто мог ее беспокоить в пятничный вечер. Глянув на экран телефона, она прочитала сообщение:

«Привет, красавица. Когда заканчиваешь работу?»

Андрей. Интересный, заботливый, надежный и невероятно добрый. Не мужчина, а МЕЧТА. Елена улыбнулась, чувствуя тепло в груди. Силавин всегда звонил вовремя, словно чувствовал, когда ей было плохо. А если замечал печальные глаза, подбадривал, рассказывал веселые истории или просто сидел рядом, молчаливо поддерживая. Взяв в руки телефон, девушка написала:

«Уже все, собираюсь выходить».

Следующее сообщение пришло незамедлительно:

«Через пять минут буду у тебя. Выходи».

Поднявшись с лавочки, Алексеева счастливо вздохнула и поплелась на выход. Она двигалась медленно, не желая бежать, в полной уверенности, что подойдет как раз в тот момент, когда подъедет Андрей. Точный как часы – это про Силавина.

Толкнув стеклянную дверь за ручку, девушка сделала шаг на улицу, но тут влетела в Максимова, решившего покурить на крылечке и заодно проверить, насколько усердно трудилась уборщица, натирая стекла с внешней стороны здания. Вместо того чтобы отойти, мужчина сильнее прижал девушку к своей груди, а точнее выпирающему животу, хитро улыбаясь при этом.

Подняв голову, Алексеева прищурилась и спокойно выдала:

– Артур Николаевич, можете отойти, чтобы я случайно вам на ногу не наступила. А то у меня бывает…

Понимая, что Алексеева «случайно» так и сделает, Артур Николаевич надул щеки и, отпихнув от себя красавицу, грубо заявил:

– Елена, выходной будет в понедельник.

– Нет, послезавтра, – напомнила она, стараясь быть вежливой и корректной. Вечно нужно всем напоминать о своих выходных. За две недели даже отдохнуть не дали. Может, она не шеф-повар, а рабыня?

– Ошибаешься. У нас будет проверка, приезжает генеральный директор и ты должна быть обязательно.

– А почему в воскресенье?

– Ему так захотелось.

«Понятно. Генеральный директор с тараканами, жуками и огромными пауками в голове. Любитель поработать и всех напрячь».

 

– У меня свои планы.

– Не хочешь работать здесь? Совсем уже обнаглела?!

– Артур Николаевич, а у вас совесть спит или в вечном отгуле? В тот выходной заболел Суров, и мне пришлось работать за двоих. Я же не железная. Завтра упаду на кухне и некому будет выйти на работу. Если только вам…

Слова убедили. Мужчина почесал затылок, давая понять, что думает, затем буркнул:

– Завтра можешь взять выходной.

Планы полетели к черту. Так бывает… особенно в этот день. Чувствуя раздражение, девушка кивнула и поспешила дальше, не желая разговаривать и с кем-либо контактировать. Не стоит. Если только с Андреем. Не прошла и двух шагов, как услышала в спину:

– И не опаздывай! Я тебе настоятельно советую прийти заблаговременно. Лучше на два часа раньше, чтобы все проверить. Ничего с тобой не станет!

– Конечно, – согласилась Алексеева, добавляя про себя: – Мне же делать нечего. Вместо того чтобы спать в пять утра прибегу к ресторану и лягу на крылечке, показывая свою преданность перед генеральным директором.

На расстоянии семи метров девушка почувствовала себя лучше. Свобода! Втянула свежий воздух, наслаждаясь прохладой, и тут же застопорилась, замечая черную иномарку, а рядом улыбающегося высокого мужчину с букетом розовых хризантем. Андрей умел красиво ухаживать, завораживая комплиментами, заражая своим оптимизмом, чем производил шикарное впечатление.

Насколько она знала, мужчина работал детским хирургом в местной поликлинике. Девушка усмехнулась, вдруг задумавшись о том, что порой Силавин вел себя не как врач. Она не хотела анализировать и разбирать по полочкам его поведение, просто порой не получалось контролировать себя. Это происходило мгновенно, как щелчок пальцев. Когда они как-то сидели на детской площадке и маленькие дети стали драться, то помогая им разобраться, Лена задумалась. Андрей держался отстраненно, холодно, беспокоясь скорее о ней, чем о обиженных мальчишках. Заметив, что самый младший с царапиной на лице, она осторожно обработала, поучая, что всегда можно договориться, ведь они друзья. У девушки возникло ощущение, что не так говорит и ведет себя мужчина, работающий в такой должности. Как считала Елена, детский хирург должен неплохо разбираться в психологии детей и уметь найти к ним нужный подход, чтобы они меньше переживали и чувствовали себя в безопасности. Для специалиста этого профиля крайне желательно иметь неплохие коммуникативные навыки, чтобы общаться с маленькими пациентами и их родителями, успокаивать их, передавать им оптимистичный настрой. Но она не видела таких качеств в мужчине. Вероятно, другие положительные качества мужчины перекрывали их. Он был идеален, во что не верилось. Общаясь с ним, Лена чувствовала себя счастливой и нужной.

Одиночество. Даже при огромном желании дружить она всегда оставалась одна. Перепрыгивая через классы, улыбчивая девочка с длинными косичками всегда была изгоем, хотя мечтала иметь много друзей, общаться в веселой компании. Известная уважаемая семья, ребенок с большим потенциалом и возможностями – вот основные причины, отталкивающие ее от других детей. Как она не пыталась, ее обходили стороной. А если Лена начинала контактировать, вмешивались родители, начиная терроризировать недостойную семью ребенка, с которым посмела подружиться их дочь.

Очень нравилось Елене в Андрее то, что он не спрашивал ее о прошлом, не интересовался семьей, не задавал ненужных вопросов. Один раз проявил интерес, но, заметив, что она не может ответить, оставил попытки. С ним девушка не боялась быть собой, делилась, стараясь держаться честно и открыто, зная, что мужчину интересует только она.

Познакомились они случайно в парке, в котором Лена постоянно гуляла вечером или сидела на лавочке, читая что-нибудь интересное. Алексеева любила держать в руках настоящие книги или журналы, вдыхая запах страниц, чувствуя приятную тяжесть. Она редко когда читала в сети, чтобы не портить зрение. Да и зачем ей интернет в сложившейся ситуации? Ей нравилась ее жизнь, пусть она не была такой легкой, как виделось в мечтах. Позже оказалось, что они живут по соседству. И это удивительно, ведь она ни разу его не видела. Мужчина позвонил в ее дверь, извиняясь и оправдываясь, что залил ее сверху, чего, к счастью, не случилось. Через час он стоял на пороге с шоколадным тортом, не зная, как напроситься на кружку чая. Вот так стали общаться.

Увидев девушку, мужчина улыбнулся и поспешил навстречу. Его добрая улыбка заставляла стучать ее сердце быстрее. Когда мужчина начал ухаживать, отвозить на работу, убеждая, что делает это как заботливый сосед, который хочет быть другом, Лена смеялась, стараясь не отталкивать. Ей нравилось с ним разговаривать, общаться и гулять по парку. Только вот в последние дни все чаще она замечала пристальные, жадные взгляды, свидетельствующие о том, что Андрей видит в ней желанную женщину. Если бы Силавин предложил встречаться, она бы не удивилась, но с ответом растерялась. Все в нем нравилось, даже очень, но осмелиться на нечто большее, чем дружба, была не готова. Вероятно, глупо так размышлять в ее возрасте, но ничего не могла с собой поделать. Ей нужно время.

– Привет, красавица! – мужчина очаровательно улыбнулся и заметил: – Ты сегодня рано. Что-то случилось? – на кивок девушки он вручил цветы и убежденно сказал: – Это тебе. Уверен, они согреют твое сердце и немного успокоят.

Прижав букет к груди, вдыхая чудесный аромат, Елена закрыла глаза и прошептала:

– Появился ты, и все стало хорошо. Спасибо.

– Всегда рад помочь такой обворожительной девушке. Кстати, можно тебя пригласить в ресторан? Приметил один здесь поблизости.

Лена не хотела, аппетита совсем не было, но, вероятно, мужчина после работы голоден. Моментально вспомнив все организации, что находятся по улице, подумала, что только один он мог приметить, а там очень дорого. Зачем в такие заведения ходить в обычный день без повода, чтобы перекусить? Ненужная трата денег. Она сомневалась, что детские хирурги получают столько, что могут себе позволить ежедневно ужинать в дорогих ресторанах. А если он очень голоден и хочет произвести впечатление? Задумавшись, она предложила:

– Если ты отвезешь меня в магазин за продуктами, то я тебе приготовлю изумительный ужин, который ты никогда еще не пробовал в своей жизни.

В светло-зеленых глазах красивого мужчины появился завораживающий огонек. Он подмигнул девушке и произнес:

– Уже предвкушаю. Только ты выбираешь, а я оплачиваю. Договорились?

Елена рассмеялась и кивнула, соглашаясь с его предложением. Но уже в машине, мужчина стал сомневаться.

– Ты устала, а еще будешь готовить. Может, все же согласишься на мое предложение? Поверь, там действительно отменно готовят.

– Нет, мне будет приятно. Просто у меня сегодня неудачный день, поэтому очень надеюсь, что вечер пройдет отлично.

– Понял. Я постараюсь, чтобы так и было. Кстати, у меня есть бутылка отличного вина десятилетней выдержки. К твоему ужину как раз подойдет.

Сдержав ненужный комментарий и спрятав подальше вспыхивающие в голове наблюдения, Лена выдавила улыбку, ругая себя, что не может маскировать свои эмоции, и как можно счастливее заявила:

– Тогда поехали! Постараюсь тебя удивить.

– Ты всегда меня удивляешь, – серьезно сказал мужчина и завел машину, как вдруг услышал панический крик:

– Стой!

Пораженно выдав нелепый звук, мужчина резко обернулся и увидел, с каким отчаянием девушка смотрит куда-то влево, привалившись к окну. В следующую секунду она выбежала из машины и рванула к крыльцу салона красоты, доставая из-под железных ступенек серый комок шерсти, оказавшийся котенком. Прижав его к груди, Алексеева погладила кота по голове, что-то ласково шепча, и быстро вернулась в машину. Усевшись в кресло, она с надеждой посмотрела на мужчину и спросила:

– Не против, если он поедет с нами?

– Не-е-ет… Но ты не замараешь одежду, он же… грязный и мокрый.

– Я его помою, накормлю, и будет у меня жить. Такая лапочка! Назову его, – она задумалась на секунду, прищуриваясь, а потом с восторгом выдала: – Гвоздик!

– Лен, ты уверена? – спросил мужчина, не переставая улыбаться. Действительно, эта девушка не может без того, чтобы каждый день удивлять его. Теперь вот этот нелепый комок шерсти.

– Да! Кстати, именно из-за этой крохи я попала в неприятную историю, а потом Гвоздик сбежал. Думаю, это судьба.

– Пусть так. Возьми в бардачке полотенце и укутай его, чтобы не испачкал тебя, – предложил мужчина и крутанул руль влево, между прочим заметив: – Как раз ему корм возьмем в магазине.

Елена кивнула, счастливо улыбаясь, обнимая испуганного котенка. Она посадила его на полотенце и поспешно вытащила из сумки салфетки, с восторгом выдыхая:

– А пока… я тебя немного почищу.

Отмечая, как обиженно покосился на нее котенок, пряча голову вниз, она не сдержалась и засмеялась, радуясь, что теперь у нее появился маленький друг. Раньше ей не разрешали, потом некогда, а сейчас… это СУДЬБА.

Глава 3

Егоров сидел в машине, хмуро наблюдая за тем, как девушка бежала к машине его двоюродного брата, прижимая к груди серого котенка. Кстати, не этот ли мокрый крысеныш причина аварии? Однозначно он.

Надо же… как интересно. И что Силавин Андрей забыл в этом убогом городишке? Тем более с простой девчонкой, работающей на кухне? Неужели за шесть лет двоюродный брат так сильно изменился? У него же высокие стандарты к женщинам, и чтобы он засветился с одной, это нереально. Какие у них отношения, что он забирает Алексееву на машине?

Нужно в гости заглянуть. Они давно не говорили по душам за бутылкой виски. До аварии двоюродные братья хорошо общались, потом Егоров забросил все связи, погрузившись в работу.

Наблюдая, как машина Силавина отъезжает, Дмитрий испытал разочарование и гнев. Он понимал, что, может, это был случай, но если все же на девчонку у него нет реакции, то скорее всего возникнут трудности.

Посидев еще какое-то время, Егоров вышел из машины и, слегка прихрамывая, поплелся к своему ресторану. Оказавшись внутри, Дмитрий направился в кабинет управляющего, зорко поглядывая по сторонам, отмечая все, не пропуская ничего. Только вот не дошел, остановившись у раздевалки, заслышав странный звук. Нахмурившись, он посмотрел на пальцы в открытых перчатках и вошел внутрь, уставившись на красивую девушку, спящую на лавочке.

Не ожидая такой наглости, мужчина нахмурился, пытаясь понять, почему Максимов не контролирует сотрудников, позволяя им такие вольности? Она зачем пришла? Работать или дрыхнуть в ресторане? Сделав шаг к ней, Дмитрий наблюдал некоторое время, как она ерзает, сладко похрапывая, пытаясь справиться с яростью, за считаные секунды охватывающей его тело, и только хотел подойти, чтобы дернуть за плечо, как вдруг в помещение вошла высокая темноволосая женщина с ведром в руках.

– Э, вы кто? Что здесь делаете? – с возмущением пробормотала она, не понимая, почему посторонние в раздевалке. Глянув на Мохову, вместо которой ей пришлось мыть пол помимо своей работы, она насупилась. Но что не сделаешь ради отпуска. Максимов отказал ей, а Анна пообещала договориться с ним в благодарность за помощь.

– Это что за чучело? – процедил мужчина, заостряя взгляд на ведре с грязной водой.

– Не ваше дело. Пусть спит. Это возлюбленная Максимова.

– Чего?! – рявкнул Егоров и быстро приблизился к женщине, моментально перехватывая ведро, а в следующую секунду выливая его с размахом в сторону спящей сотрудницы.

Громкий визг прозвучал в ресторане подобно раскату грома. Анна моментально соскочила с лавки, выплевывая мыльную воду со рта, с ужасом поглядывая на свою одежду, а потом завизжала:

– Ты охренел, урод? Ты хоть знаешь, кто я?

– Мне плевать. Пошла вон из моего ресторана. Уволена.

Начиная понимать, что перед ней не простой посетитель, случайно решивший заглянуть в раздевалку, она открыла рот и жалобно заскулила:

– Я… я… случайно уснула. Простите.

– Что здесь происходит? – возмущенно прогрохотал Максимов, влетая в раздевалку, рассчитывая разобраться с обидчиком любовницы, пока не встретился с разъяренным взглядом Егорова, сглатывая слюну, понимая, что генеральный директор явился раньше положенного срока и все не так понял.

– Артурчик, – слезно начала девушка, протягивая руки, желая, чтобы родной мужчина ее пожалел. Надо же было что-то делать. Главное не потерять мужчину, а он уж что-нибудь придумает. В крайнем случае найдет ей новую работу. Желательно полегче, а уж она отработает. Мохова четко понимала, что генеральный директор не потерпит ее, слишком заносчивый и мерзкий. Таких она не переносила, считая выскочками.

– Убирайся, – с презрением выдал Максимов, злясь на глупую девку. И зачем повелся на смазливое личико?! Ни мозгов, ни желания работать. Только в одном хороша, но слишком навязчива. Понимая, что нужно выгородить себя, мужчина посмотрел на Егорова и убежденно заявил: – Виноват. Уволю, как только…

 

– Ты тоже уволен. Час даю на то, чтобы забрал вещи и освободил кабинет. Не справишься, я тебя лично выкину.

– Но… я столько лет проработал в ресторане, – запинаясь, бубнил Максимов, не понимая, почему попал под горячую руку. Пусть Мохову увольняют, она заслужила. Ленивая тварь подставила его. Он не виноват и не собирается терпеть. Выпятив грудь вперед, задрав подбородок вверх, мужчина начал говорить: – Я считаю…

– Полчаса, – с яростью отчеканил Егоров и, заметив, как мужчина побледнел, добавил: – Заявление не забудь оставить на столе. Когда вернусь, чтобы тебя уже не было. Понял?

– Но сотрудники…

– Без тебя разберусь с персоналом, – процедил Дмитрий и направился к выходу. У двери остановился и, повернувшись к женщине, с тоской взирающей на грязную воду на полу, которую, очевидно, придется убирать ей, предупредил: – Через час собрание в кабинете. Всем быть непременно. Кто опоздает, может писать заявление по собственному желанию.

– Но некоторые…

– Все, кто на смене, – уточнил Егоров и направился в бухгалтерию, не понимая, как мог позволить такому ослу работать в должности управляющего. Сегодня и завтра он заглянет с проверкой во все рестораны. Пора навести порядок.

* * *

Девушка сладко спала, улыбаясь во сне. Выходной – это замечательно, если не нужно с утра в больницу проверить здоровье или по делам. Засыпая в постели, она рассчитывала проснуться как минимум в десять, максимум в одиннадцать. Что уж там, за две недели один раз выспаться не грех.

На электронных часах показало девять утра, когда вдруг зазвучала мелодия, установленная на незнакомых номерах. Телефонный звонок раздражал. Непрекращающийся, просто убийственный, отчего Лена спряталась под одеялом, не желая ничего слышать, убеждая себя, что звонивший через секунду перестанет надоедать, все поймет без ее помощи.

Звучание прекратилось. Девушка с облегчением выдохнула и только закрыла глаза, как вновь пошел новый гудок. Он не прекращался, пока Елена не схватила его и не отключила сотовый, даже не взглянув, кто там ее хочет услышать.

– У меня выходной! Да, выходной… И я сплю, – пробормотала про себя Алексеева, закрывая глаза, вновь погружаясь в сон, пока не услышала трель стационарного телефона.

«Какого лешего?!» – подумала, мгновенно открывая веки, откидывая одеяло, поднимаясь, и шлепая босыми ногами по ламинату, поторапливаясь в коридор. Схватив трубку, девушка обозвала себя «гусыней», ругая за то, что не выдернула из розетки, злясь, что хозяйка квартиры не отключила его. Бесполезная вещь, когда можно звонить на сотовый. А его… можно отключить.

А если это опять звонят от завода по гарантии пластиковых окон? Достали. Непробиваемые и обнаглевшие операторы у них. В месяц по пять раз звонят с одной лишь фразой, предлагая обслуживание, которым в свое время не воспользовались по гарантии. Резко схватив трубку, Елена с рычанием выдала:

– Да?!

– Здравствуйте, Елена. Выходите немедленно на работу.

«О как?! Немедленно?!»

– У меня выходной. Всего доброго, – чересчур сладко пропела девушка и отключилась, установив трубку на базу. Только собралась вернуться в постель, но остановилась, четко понимая, что слышала мужской голос раньше. Да, совсем недавно.

Пока она думала, вновь заверещал телефон. С негодованием уставившись на трубку, Алексеева подняла бровь, удивляясь наглости мужчины. Операторам нужно поучиться у него. Однозначно.

Кстати, а с кем она разговаривала? Не Максимов – это точно.

Девушка подняла трубку, удобнее приложив к уху, и перешла к объяснениям:

– Я непонятно сказала?

– Я понял, но на работу нужно выйти. Я уволил второго шеф-повара, так что пришлю машину за вами.

– У меня выходной.

– И вам все равно, что нет шеф-повара на нашей кухне?

– А вы будете волноваться, если я упаду на нашей кухне, потому что работала две недели без выходных с восьми утра и до десяти вечера? Считаете, это нормальным? До сих пор желаете поговорить о моей эгоистичной натуре?

– Не знал. Прежде чем позвонить, я просмотрел табель учета времени, и в нем не отражены дополнительные часы у вас, когда как у Сурова проставлены в полной мере. Но этот вопрос я улажу. Не переживайте.

– Спасибо за понимание. До свидания, – выдохнула Алексеева и положила трубку, осознавая, что окончательно проснулась.

Это вообще кто? И почему он ее так раздражает? Очень сильно. Заочно. И все же… где же она слышала этот голос?

И вновь звонок. Девушка усмехнулась и, сдерживая эмоции, любезно уточнила:

– Еще что-то забыли?

– Сколько?

– Уточните вопрос.

– Сколько дать времени, чтобы выспались?

– У Сурова разве не должно быть двух недель отработки? Пусть трудится на благо ресторана.

– Он позволял себе курить в неположенных местах на территории ресторана и не соблюдал элементарных правил гигиены, прежде чем приступить к работе. Я не желаю видеть его в своем ресторане, – пауза и уточнение: – Еще вопросы будут?

Девушка замолчала, понимая, что генеральный директор приехал раньше времени и навел порядки. Интересно. Сурова было немного жалко. Нормальный парень, правда, немного рассеянный, но они с Максимовым родственники, и ему многое прощалось. Лучше бы Мохову уволили. Как работник она бесполезна. Облизнув губы, Алексеева прислонилась к стене и вежливо уточнила:

– Кого еще не желаете видеть?

– Вас желаю. Даже больше – жажду. Пришлю машину. Естественно, после того как выспитесь.

– Про себя я поняла с первой фразы нашего общения. Так кто?

– Вам пофамильно? – как-то нагло уточнил он, получая удовольствие от ее вопроса и своего ответа.

– Достаточно будет назвать цифру, чтобы я определила, стоит ли спать дальше или поскорее собираться на работу.

– Пять сотрудников уволены, трое на испытательном сроке. И как?

Елена повела головой, разминая шею. Восемь человек. Да уж… Она не ожидала такого переворота. Надо же… Несомненно, генеральный директор довольно тяжелый и принципиальный человек. Вздохнув, она посмотрела на идеальный порядок, который вчера наводила до часу ночи после того, как вернулась с дружеского ужина, и проговорила:

– Мне нужно полтора часа и я буду на месте.

– Я пришлю машину.

– Сама доберусь.

– Это не обсуждается, и впредь давайте не будем сопротивляться, идти наперекор моим требованиям, пожеланиям и советам.

– Если это касается работы, безусловно, – ответила Алексеева, понимая, что нужно заканчивать разговор. Ей еще с генеральным директором не хватало болтать по телефону.

– Вы всегда такая? – вдруг услышала она вопрос, на секунду выбивающий из колеи, возвращающий в реальность.

– Общительная? Конечно. Извините, если не оправдала надежд.

Мужчина замолчал, отчего Елена нахмурилась. Странно. Обомлел от ее извинения? Вот, не нужно было столь резко удивлять после довольно агрессивного общения. Лучше постепенно.

– Совсем нет. Напротив, – серьезно выдал мужчина.

Не желая комментировать, додумывать и давать свою оценку его ответу, девушка посмотрела на голые ступни, не понимая, почему до сих пор не купила тапочки, если в квартире ледяной пол, и спокойно проговорила:

– Если будет машина, тогда через час.

– Может, справитесь за сорок минут?

– Может, мне все же поспать? – не удержалась Лена, тут же в панике закрывая открытый рот ладонью, не понимая, почему столь странно себя ведет. Это же начальник, можно и повежливее быть. Но что-то в ней буквально заставляло ее говорить все, что считала приемлемым в зависимости от вопросов.

– Через час… машина будет у вашего дома. Не заставляйте меня ждать, – лениво протянул мужчина, слишком провокационно, чтобы не заметить этого.

«Он решил меня заочно уволить и ищет причину?!»

– Отлично. Всего доброго.

– До встречи, Елена, – произнес генеральный директор и отключился.

Девушка держала трубку и думала, не реагируя на пиликающие гудки. Вспоминала и анализировала. Нет, определенно, она его знает. Голос… Ее чутье не обманывает. Решив, что не стоит опаздывать, Алексеева установила трубку на место и отправилась в ванную комнату, с грустью понимая, что вновь осталась без выходного. Но это половина беды. Она не может работать вновь с восьми и до позднего вечера, не железная ведь. Устроилась работать, а не убиваться. Нужно обсудить этот вопрос с генеральным директором, если он не уволит ее.


Издательство:
Автор
Поделиться: