Название книги:

Антидепрессант

Автор:
Андрей Райдер
Антидепрессант

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Все права защищены © Андрей Райдер, 2014

Copyright © Andrey Rider, 2014

* * *

Анонс

Повесть о женском секс-туризме и о свободе в личной жизни.

Тунис нынче уже не тот, все очень быстро меняется в современном мире, но для повести это не важно, и место событий не имеет значения. Она о современной женской ментальности, о свободе в личной жизни и об отношении женщин к сексу. Где, как и с кем – это условности.

Женский секс-туризм. Формально повесть о нем. Имеет ли он оправдание, и нужно ли вообще оправдываться, если ты любишь секс? Но на самом деле вопрос гораздо шире, и он актуален для многих женщин.

Нужно ли сохранять супружескую верность, если муж не удовлетворяет, и стоит ли мучиться сомнениями, когда подворачивается возможность получить удовольствие?

Неожиданно для себя героиня этой повести оказывается втянутой в историю, о которой раньше не могла и помышлять. Оказывается, что ее давняя подруга, казалось бы, приличная и благовоспитанная замужняя женщина, просто обожает так отдыхать. Пригласив героиню на СПА-курорт, та на самом деле хочет вовлечь ее в свои секс-приключения, которые не считает чем-то зазорным. Мало того, она твердо убеждена, что это важная составляющая, позволяющая сохранять здоровье и вкус к жизни.

В результате стакиваются две точки зрения на интимную жизнь и супружеские измены. Какая из них имеет право на существование – вам решать.

Автор повести Андрей Райдер (www.andreyrider.ru).

Антидепрессант

ПОВЕСТЬ, посвященная Розе Люксембург и Кларе Цеткин, отдавшим лучшие годы жизни борьбе за свободу женщин, которая теперь ничем не ограничена.


Она, конечно же, представляла себе, что такое секс-туризм, но чтобы все происходило вот так – не могла и предположить! Эти двое арабов прямо у нее на глазах вовсю трахали ее лучшую подругу Машу. Машу, такую, казалось бы, утонченную, интеллигентную и недоступную для всех ее воздыхателей, многие из которых и мечтать не могли даже о невинном поцелуе в щечку. И вот теперь, рыча, хрипя и скалясь, два обезумевших от вседозволенности самца одновременно имели ее. Ее – бьющуюся судорогами животной похоти, скулящую и истекающую соками вульгарную самку, с откровенным бесстыдством подставляющую себя. Всхлипывая, подвывая и сотрясаясь от грубых толчков, она выпячивала навстречу членам пухлый зад, насаживалась, подмахивала и отдавалась, она сама открыто наслаждалась всем этим беспредельным развратом, всей этой омерзительной вакханалией, всем этим безумием и грязью. Она вела себя хуже самой последней шлюхи…

Откинувшись в кресле самолета, Настя невидящим взглядом смотрела в иллюминатор, вспоминая случившееся, вспоминая и переживая вновь. В голове у нее никак не могло уложиться произошедшее, а мысли роем кружились в возбужденном мозгу. «Да, конечно же, в каждой женщине живет самка. Самка, которой иногда хочется просто самца, хочется просто потрахаться и почувствовать свое естество. Но не до такой же степени, в конце концов. Отдаваться этим похотливым арабам, понимая, что они считают тебя не больше чем обыкновенной блядью. Холеной, красивой, богатой, но блядью. Блядью, которая приехала к ним удовлетворять свои животные потребности, оставив дома все приличия, гордость, совесть, наконец… Как ни банально это звучит, но есть же все-таки и совесть! Понятно, что здесь тебя никто не знает, и можно делать все, что взбредётся. Но ведь есть какие-то внутренние тормоза и убеждения… Или можно быть совсем уж настолько циничной, напрочь забыв обо всех границах дозволенного… Конечно, все знают про секс-туризм. Мужики ездят в Таиланд, Филиппины, на Кубу… а женщины – в Турцию, Египет, Тунис… Но это представлялось каким-то далеким. Сложно было себе и предположить, что все может оказаться в такой степени… Ведь получается, что с Машей, подумать только – с Машей переспала уже куча арабов, и она сама откровенно тащится от этого. Сама, без всякого зазрения совести подставляет себя чуть ли не всякому встречному-поперечному. – Чувство гадливости заставило Настю поморщиться, и она выпила принесенной стюардессой воды. Воспоминания о подруге вызывали у нее отвращение, по-другому это было не назвать. – Не знаю, как теперь и смотреть-то смогу на Машку. Ведь и меня же еще вписала во всю эту историю… Сначала Валид, потом Ахмед, попытка вовлечь в групповуху, а затем и вообще это предложение…»

Настя была в полном шоке от случившегося. Ей казалось, что это какой-то нелепый сон. Нелепый, пошлый, до неприличия порнушный и абсолютно нереальный причем. Она не могла даже предположить, что произойдет такое.

Машу она знала уже почти два года, они вместе учились в бизнес-школе и за время совместной учебы стали близкими подругами, такими близкими, что практически не имели друг от друга секретов. Настя была из Питера, а Маша – москвичкой, но они настолько сдружились, что теперь даже останавливались дома друг у друга, когда Насте доводилось бывать в столице, а Маше – в Петербурге. Можно сказать, что они дружили семьями, поскольку познакомили друг с другом и мужей.

Когда Настя собралась вместе с Машей в Тунис, она искренне предполагала, что основная цель предстоящей поездки – СПА со всякими полезными процедурами, ведь каждый раз после возвращения из таких вояжей Маша выглядела помолодевшей и очень свежей. «Почему именно Тунис, и зачем так часто?» – не раз пыталась выведать у нее Настя. Загадочно улыбаясь в ответ, подруга рассказывала о высоком качестве и небольшой цене на курс СПА-процедур и еще о том, что у нее там много замечательных друзей, без которых теперь не хочется проводить отпуск.

– Что за друзья? – как-то поинтересовалась Настя. – Расскажи подробней. Что за люди? Местные?

– Классные ребята! Полетели вместе, познакомлю. Что там рассказывать-то? – Маша всегда уходила от прямых ответов на такие расспросы. Это даже стало интриговать.

И вот, после долгих уговоров подруги, Настя наконец решила слетать вместе с той в Тунис. Все так удачно сложилось, что у нее появилась такая возможность.

Обычно они всегда проводили отпуск вместе с мужем, но на этот раз тот уходил с друзьями-партнерами на яхте в двухнедельное плавание вдоль греческих островов. Она же не переносила качку, и рисковать не стоило. Отдохнуть, между тем, хотелось, работы в этот год навалилось – не присесть. Да и вообще весь этот високосный 2008-ой оказался каким-то напряженным, Настя была директором клиники антивозрастной медицины, и на ней лежала куча обязанностей. Так что повод подвернулся вовремя, поскольку сроки Машиного СПА-тура день в день совпадали с плаваньем мужа.

Настя летела из Питера, а Маша из Москвы, и они решили состыковаться на пересадке во Франкфурте. Хоть и получилось дороговато, но полет Люфтганзой был намного комфортней чартера; деньги, как говорится, дело наживное, и они раскошелились на бизнес-класс.

Откинувшись в самолетных креслах, подруги немного выпили, и Машу потянуло на откровения.

– Знаешь, Настя, мои тунисские друзья – молодые мужчины. Я давно дружу с ними, – и, улыбнувшись, она сладко потянулась. – Только не падай с кресла, ладно? Скажу откровенно. Так получилось, что эта дружба носит интимный характер.

– Что…о?! – изумленно вытаращила глаза Настя.

– Да все нормально. Не напрягайся, что ты на самом деле? Девочка, что ли, несмышленая, ей-богу? – хихикнула Маша и, глотнув вина, продолжила: – Я летаю туда не только на СПА-процедуры. Что уж там. Скажу по секрету… Позволяю себе и другие удовольствия. Мужчины ведь тоже полезны для здоровья. Любой знающий гинеколог подтвердит.

– Это что, секс-тур у тебя, что ли?! – не могла прийти в себя от такой новости Настя.

– Секс-тур? – рассмеялась Маша. – Ну… наверное… можно сказать и так. «СПА-секс-тур». Отличное определение! Почему бы и нет? Гармоничное сочетание приятного с полезным.

– Машка! Ты это серьезно?! Быть не может! Всегда же такая строгая и порядочная. Я бы сказала – прохладная с мужчинами. Даже не заигрываешь в группе ни с кем. А тут – ТАКОЕ!

– Какое «такое»? – усмехнулась Маша. – Ну какое? Ты же в antiage медицине работаешь. Сама рассказывала про вашу концепцию семь «С». «Сон-стресс-стол-секс-среда-семья…» Кажется, так у вас? Не помню, что там еще седьмое. Да и не важно, собственно. Сами же секс и семью раздельно поставили. И правильно поступили! Если мне в семье секса мало, что предложишь как специалист, а? Или ты больше по части теории? Не знаю, как там у тебя с мужем, Настя, а мне не хватает. Вот и следую вашим рекомендациям. Заодно борюсь, так сказать, со стрессами. Секс для меня – лучший антидепрессант. Все как велят психологи. Делаю положительную встряску для организма. Вышибаю депрессивное состояние всплеском положительных эмоций. Хочу долго жить и быть здоровой. Не против? – подмигнула она Насте, с циничным прищуром наблюдая за ее реакцией.

– Нда…а… – растерянно протянула та, никак не ожидая подобного от закадычной подруги и даже не зная, что сказать в ответ на услышанное.

– Вот тебе и «нда», – не смогла сдержать улыбки Маша, глядя на вытянувшееся лицо Насти. – В Москве я живу другой жизнью. Там многие знают меня и моего мужа. Директор бизнес-школы – приятель Вадима. На фиг мне светиться романчиками с однокурсниками или с кем-то там еще? А в Тунисе могу быть сама собой, там мне некого стесняться. Отель всегда заказываю индивидуально, где русских мало. Летаю тоже отдельно. Прилетела и растворилась в пустынях, как бедуин, – с довольным видом рассмеялась Маша. – Никто меня там не знает и не видит. Что хочу, то и делаю, никому ничем не обязана. Никаких надуманных масок. Никаких оглядок на окружающих.

– Вот уж удивила ты меня, так удивила… – ошарашено вымолвила Настя. – Не думала, что ты Вадиму своему изменяешь. Никак не думала.

– Так я и не считаю, что это измены! Измены – это когда постоянный любовник. А это так – оздоровительный курс, не более. Я лично именно так к этому отношусь.

– Ничего себе, оздоровительный!

– Да конечно! А что еще-то? – и Маша подлила в бокалы вина. – Говорили ведь уже об этом. Давай-ка за здоровье и выпьем.

Все еще не переварившая до конца ошеломляющую новость, Настя на автомате чокнулась с подругой и выпила вино до дна. Без бутылки такое понять было сложно. Маша между тем указала пальцем на пустую бутылочку проходившей мимо стюардессе.

– Хочешь приключений? – вновь повернулась она к Насте.

– Каких еще приключений? – даже не поняла та вопроса подруги.

– Не валяй дурака, «каких». Какие еще могут быть приключения у нормальных дам, сбежавших на две недели от мужей? С молодыми гусарами, само собой. Ну не с гусарами, конечно, скорее, с джигитами. Но какие джигиты! – мечтательно протянула она, доверительно наклонившись к Насте. – Запомнишь на всю жизнь!

– Шутишь что ли! – отшатнулась та. – Поприкалываться решила?

– Да какой тут на фиг прикол?! Вполне серьезно, – и, цинично усмехнувшись, Маша глотнула еще вина. – Я ведь уже пять лет в Тунис летаю. Первый раз все случайно получилось. Собиралась действительно на СПА с подругой. Романтическое приключение получилось как-то ненароком и в самом конце. Так уже секса хотелось к тому времени, аж зубы ломило. Ну и не выдержала, дотерпеть до мужа сил не хватило. Буквально за два дня до отлета не устояла перед молодым арабом. Уж так он меня обхаживал и уговаривал, не смогла совладать с инстинктами. Не смогла, и все. Точно не надо мужьям нас в такие поездки одних отпускать. Сами во всем виноваты.

– Вот так, да?! Муж твой еще и оказался виноват! – после трех бокалов вина Настя наконец хоть немного пришла в себя.

– А кто же! Недотрахивают нас, бедных, а потом еще и к молодым арабам отпускают, – уверяла ее в своей правоте Маша. – Ты бы посмотрела на того мужчину! Молодой, красивый, горячий, страстный. Вечером на пляже ему и отдалась тогда в первый раз, как сейчас помню. Луна, запах моря, поцелуи, нежный шепот на ушко, нетерпеливые руки… Не собиралась сексом заниматься, ей-богу. Думала, просто пококетничаю, и все, ан нет, не выдержала. На второй день вообще не вылезали из кровати. Уж не помню, сколько раз любовью занимались. Так изголодалась к тому моменту, жуть! А уж он, вообще… просто как с цепи сорвался. Чуть с ума не сошла от его секс-марафона.

– Ну, ты даешь!.. – только и смогла вымолвить Настя в ответ на такие откровения.

– Сама себе удивлялась потом. Повторять все это, честно говоря, не планировала. Получилось приключение, и ладно. С кем не бывает?! Но тут вдруг муженек мой в Таиланд зачастил. Разочек, другой… Пляжи там, мол, офигенные, расслабуха, недорого, кухня нереально вкусная… Партнеры, говорит, приглашают, неудобно отказаться, да и отношения надо крепить. И все это без меня почему-то выходит. Получается так. Не складывается вдвоем полететь, и все тут. Ну и прознала я про его приключения. Шила-то в мешке не утаишь, а Москва – город маленький. С тайками они там, оказывается, развлекаются. На экзотику мужика потянуло.

– Вадима?! – вновь удивленно подняла брови Настя.

– Ага! Ненаглядного моего. Представляешь?! Хобби себе такое с дружками завел. – С гадливым видом поморщилась Маша. – Мне аж противно стало от такой новости. Очень неприятное чувство возникло. Даже верить не хотелось сперва. Стала подробней информацию выведывать… И тут араб мой мне дозванивается. Выклянчил номер телефона у служащих отеля, я же при регистрации его написала. Сначала послала его. Раз, другой… А потом думаю, почему бы и нет? Что я, хуже муженька своего, что ли? Он там, в Таиланде оттягивается по полной, а я тосковать дома должна? Нет, решила, никаких скандалов закатывать не буду. Просто как он, так и я. Что мне, плохо, что ли, от этого? Тем более семейный секс у нас с годами стал никакой. Так, традиция больше и ритуал. Дежурные, так сказать, перепихоны согласно правилам общежития, – засмеялась Маша, глотнув еще вина. – А потом, когда мы с тобой познакомились, послушала еще про ваш antiage, – шаловливо подмигнула она Насте, – и поняла! Так это же то, что доктор прописал! Что, нет, скажешь, а? Что еще может быть полезней для тридцатилетнего женского организма, чем две недели сплошного секса вперемешку со СПА-процедурами? Пять лет как минимум – долой! – вид у Маши был откровенно довольный.

Стюардесса принесла еще вина.

– Слушай! А винцо-то неплохое у них, – и она посмотрела на этикетку. – Во, смотри, тунисское, оказывается! Вот и мужики у них тоже, я тебе скажу, очень приятными бывают, – заговорщически прошептала она на ухо Насте. – Так что отбрасывай на фиг сомнения, Настюшик, и присоединяйся. Один раз, блин, живем. Да и о здоровье надо печься смолоду.

– Ну уж нет! – вновь отстранилась Настя. – Ты, конечно, как хочешь, а я лично так не хочу. Мне это, по меньшей мере, противно.

– Ну и зря! – усмехнулась Маша. – Что значит «противно»? Хороший крепкий член между ног никак не может быть противен, – продолжила пьяно разглагольствовать она. – Это всегда в кайф. «Так», не «так». Ерунда какая! Все это – условности, и не более того. Знаешь, как эти молодые арабы трахаются иногда! Просто сознание можно потерять. Так вставляет, круче любого наркотика. Ощущение такое, что дорываются до тебя словно голодные звери. Аж хрипят и бьются, кончая, – щеки у Маши порозовели, в глазах появилась какая-то дымка, а голос стал сиплым. Похоже, она не на шутку завелась от своих воспоминаний.

– Перестань, пожалуйста! – не выдержав, прервала ее Настя. – Перестань! Что за похоть такая?! Во, понесло-то тебя. Похабщина – и только.

Она с изумлением смотрела на раскрасневшуюся подругу. Машино состояние ощущалось буквально физически, словно та была наэлектризована. Ее возбуждение излучало какие-то флюиды желания, и Настя невольно поежилась от этого ощущения. Неожиданно для себя она вдруг почувствовала, что откровения подруги начинают волновать ее, ведь они обе уже порядком выпили. Такое бывает, когда ты мельком вдруг увидишь порно. Случайно увидишь, ненароком. Взглянув из-за чьего-то плеча. Ты отвернешься, поморщишься, тебе неудобно за таким подглядывать… Действительно неудобно… но ты вдруг чувствуешь, что это и противно, и интересно одновременно. Гадости, они ведь бывают такими…

– Не хочу даже говорить на эту тему! – чуть ли не плюнула Настя.

– Ну, как знаешь! Было бы предложено, как говорится, – обиженно буркнула Маша, вероятно, рассчитывая на проявление большей заинтересованности со стороны подруги. – Я-то хотела как лучше. Заботу, можно сказать, проявляю.

– Вот уж спасибо! Не надо мне такой заботы. Я уж лучше книжки посижу, почитаю. Давно хотела так расслабиться. Вон, целая сумка с собой, – кивнула она на стоящий под ногами саквояж. Тот действительно был неподъемным, Маша сразу обратила на это внимание.

– Окей, забыли об этом, – примирительно улыбнулась она, но улыбка эта была явно натянутой.

Выпив еще вина и переведя разговор на тему СПА-процедур, они продолжили болтать, больше не поднимая эту неприятную для Насти тему. Маше стало ясно, что подруга – не ее поля ягода.

Отель оказался красивым и уютным. Располагаясь в отдельной бухточке, он находился на краю симпатичного маленького городка, причем других гостиниц рядом не было, что особенно привлекало. Ни снующих толп отдыхающих, ни детского гвалта, ни курортной суеты, в общем – сплошной релакс. Насте он сходу понравился, видно было, что Маша со знанием дела подходит к отдыху.

При отеле находился неплохой СПА-комплекс, чувствовалось, что его постоянными клиентами были, в основном, те, кто ценил эту тему.

И начался их отдых. Утром девушки загорали, днем вместе ходили на процедуры, а вечером Настя читала книжки, в то время как Маша уезжала ужинать куда-то без нее. В Настином же распоряжении был отельный шведский стол, после которого она вновь возвращалась к чтению, наконец-то у нее появилась такая возможность.

Так продолжалось три дня. Муж Насте не звонил, видно, в море было сложно со связью, поэтому поговорить ей по душам было не с кем. Поговорить без всяких лишних подтекстов, как это было в последнее время с Машей. Та продолжала потихоньку забрасывать свои удочки. Не то чтобы назойливо уговаривала или капала на мозги, но нет-нет да и намекала на свою самолетную идею, делая это как бы невзначай.

Вздохнув, Настя вновь открыла роман, чувствуя, что становится скучновато. Она сидела на открытой веранде с книжкой в руках на фоне падающего в море заката, а напротив в парке мирно дремали на скамейках немецкие старушки, решившие остаток жизни посвятить борьбе за сохранение молодости. Жизнь между тем неумолимо уходила, и они мало кому были нужны. Выглядело это печально, как, впрочем, и все теряющее по законам природы смысл.

На четвертый день, утром, валяясь на пляже с подругой, Настя обратила внимание на очевидные перемены в Машином настроении. Та стала как бы счастливее. Да, именно так, счастливее. Порозовели ее щеки, ярче заблестели глаза, звонче и искренней стал смех, а сама она как бы подобрела. СПА тут был явно не при чем, эффект от него проявляется не раньше чем через неделю. Все было абсолютно ясно, не стоило даже ни о чем и расспрашивать. Однако девушки есть девушки, по всему чувствовалось, что Маше не терпится поделиться впечатлениями. Да и Настю, положа руку на сердце, глодало любопытство. Все-таки нечасто подруги вытворяют ТАКОЕ.

И поэтому, выпив по бокалу вина, Маша с Настей продолжили начатый в самолете разговор. Они сидели в уютных шезлонгах, вытянув навстречу солнцу ножки, а на столике между ними стояло ведерко со льдом, из которого торчала бутылка, принесенная заботливым барменом. К симпатичным одиноким девушкам в этой стране проявлялось повышенное внимание, и порой это было приятно.

– Скучаешь ведь тут, Настюха. Видно же, – вновь закинула удочку Маша. – Книжки книжками, но жизнь-то идет. По-дурацки как-то это все получается. Присоединяйся давай к нам. Поужинаем хоть вместе. Сидишь тут с бабками вечерами, как сиротка одинокая. Не обижайся только, это я по дружбе, – и она шутливо ущипнула подругу за щеку.

– С кем это «вместе»? – усмехнулась та. Хотя, по большому счету, возразить ей было нечего.

– Вчетвером посидим. Я, ты и мои приятели Валид с Ахмедом. Оба, между прочим, симпатичные мужчины. Интеллигентные.

– Приятели? Это как? – с ехидцей поинтересовалась Настя, не в силах сдержать иронию.

– Ну что ты, на самом-то деле?! Подкалывать меня собралась, что ли? – Маша подлила в бокалы вина. Легкое, розовое, со льдом, оно было невероятно хорошо в жаркую погоду, и утоляло жажду, и поднимало настроение. Алкоголя же в нем было совсем чуть-чуть.

– Читай здесь книжки две недели, если хочешь, какой вопрос! – сделав глоток, с наигранной обидой хмыкнула она.

– Извини! Не дуйся, пожалуйста. Это я так, на себя злюсь. – И, с досадой поморщившись, Настя тоже взяла бокал.

– А что злишься-то?

– Да знала бы, не поехала с тобой.

– А в чем дело-то, собственно говоря? СПА было обещано, так СПА и есть. Плохое, что ли, скажешь? Да и стоит гроши.

– Не плохое, конечно, но… – и Настя запнулась, не зная, что сказать, ей было не подобрать слов.

– Договаривай, договаривай, что ты? Раздражает тебя, что я не с тобой вечера провожу, а с кавалером своим? Так я тебе сразу предложила присоединиться. Честно причем. Разве не так? Сама же отказалась.

– Ну… да… – вздохнула Настя.

– Вот видишь! А ты мне что, тоже предлагаешь романы читать? – шутливо скривилась Маша. – А может, еще сериалы по телеку смотреть? Так на фиг мне чужие фейковые страсти? Я свои собственные предпочитаю. Какие ко мне вопросы? Или тебя это раздражает?

– Не то чтобы раздражает… – задумчиво протянула Настя. Ведь по большому счету, возразить-то ей было нечего. Она же была не священником, чтобы нравоучения подруге читать. Да и Маша ведь действительно сразу предложила ей присоединиться. Самым честным образом предложила.

– Валид, между прочим, тоже медик. Хотел с тобой как с коллегой поболтать, – видя замешательство подруги, продолжила подначивать ее Маша.

– Поболтать, говоришь? – недоверчиво взглянула на нее Настя.

– Да конечно! Не напрягайся ты. Не захочешь дальше продолжать знакомство, поужинаем, и все. Ну или вариант – шведский стол с этой компанией, – и она, беззлобно усмехнувшись, махнула рукой в сторону стайки бабулек, мирно дремавшей в тени пальм.

Красноречивей было некуда. В компанию к старушкам не хотелось, а шведский стол за три дня достал. Глотнув еще вина, Настя вздохнула. Выбора у нее, по большому счету, не было.

– Поужинать действительно можно, – выдохнула она.

– Не можно, а нужно! Помрешь ведь тут от скуки за две недели. СПА этот просто достанет, поверь. Поболтаем, пококетничаешь немного, в чем вопрос? Кто-то тебя к чему-нибудь обязывает?

– Да нет… в общем, – согласилась Настя и почувствовала, что в жизнь возвращается интерес. Ее ведь и на самом деле никто ни к чему не обязывал.

Вечером они стояли вдвоем около находившейся недалеко от отеля ювелирной лавки. Маша специально договорилась встретиться с мужчинами здесь, чтобы, ожидая, посмотреть местные украшения. Да и обычно, пояснила она, встречаться в стороне от гостиницы было ее правилом. Зачем плодить лишние слухи? Мало ли кто с кем время проводит.

Глядя на витрину, подруги увлеченно обсуждали выложенные изделия. Настя даже не предполагала, что эта тема так развита в Тунисе. Некоторые вещи были очень необычными, и она вдруг вспомнила, что подобное как-то видела у Маши, а на вопрос «откуда» та загадочно улыбнулась. Стало ясно, что украшения привозились из Туниса и, похоже, это были подарки ухажеров.

«Н…да! – хмыкнула про себя Настя. – Кто бы мог подумать…»

– Привет, девушки! Что так внимательно рассматриваете? – раздавшийся за спиной голос заставил их обернуться. Это были их сегодняшние кавалеры. Маша радостно чмокнула каждого из них в щеку, а Настя, приветливо улыбаясь, стояла чуть в сторонке и разглядывала свою новую кампанию. Мужчины действительно выглядели привлекательно и интеллигентно. Они даже больше смахивали на индусов, чем на арабов, хоть Настя и не очень разбиралась во внешних национальных отличиях. Темноволосые, немного смуглые, они были чем-то похожи друг на друга, отличаясь больше комплекцией и ростом. Тот, что был немного повыше, чуть дольше задержал на ней изучающий взгляд. Видно, именно он предполагался в качестве ее кавалера, а точнее – собеседника на этот вечер.

– Валид, – представился он, вежливо склонив голову.

– Настя, – улыбнулась в ответ она.

– Валид у нас медик, как уже говорила, – добавила Маша, подмигнув ей. – А это мой приятель Ахмед, – представила она второго мужчину.

– Приятно познакомиться, – протянул тот руку Насте.

– Мне тоже, – приветливо кивнула она.

– Ну что, где сегодня ужинаем, джентльмены? – нетерпеливо потерла руки Маша. Чувствовалось, что ей нравится выступать в такой роли.

Ужин действительно получился хорошим и ни к чему не обязывающим. Они весело болтали о том о сем, шутили и много смеялись. Валид оказался приятным и знающим собеседником, он учился в Швейцарии и был неплохо образован. Профессиональных медицинских вопросов они не затрагивали, да и вообще, медицина – тема своеобразная, вряд ли их беседа в этом случае была бы интересной Маше с Ахмедом. В целом все прошло неплохо и весело, Настя была благодарна подруге за такой вечер. Когда, отвергнув ее попытки достать деньги, мужчины рассчитались, Маша уехала продолжать вечер с кавалером, а Валид, взяв такси, отвез Настю назад в отель. Он был совсем ненавязчив, лишь поцеловал ей на прощание руку, и они договорились, если что, состыковаться через Машу. «Приятный мужчина. Можно и еще, наверное, встретиться. Не убудет же, в конце концов», – подумала Настя, кивнув Валиду на прощание.

Когда она легла, Маша еще не вернулась. Было уже поздно, но спать почему-то не хотелось. То ли она слегка перегрелась на солнце, то ли зря выпила кофе в конце ужина, но вместо обычной сладкой дремы в голову лезли всякие мысли.

«Машка-то, конечно, удивила этим своим своеобразным хобби, как еще назвать такие вещи, чтобы помягче. И сегодня за столом, хоть и было видно, что она сдерживается, недвусмысленные ужимочки так и лезли из нее, когда она сидела со своим Ахмедом. А уж трахаться-то они поехали, суча ножками от нетерпения, сходу ясно стало. Посмотрел бы кто из наших однокурсников на эту картинку, подумал бы, что обознался. Прямо искрило от них обоих, и только, не почувствовать такого было невозможно», – и Настя невольно поежилась от этих воспоминаний, ведь даже она сама невольно ощутила какое-то возбуждение, как будто была свидетельницей на свадьбе и только что стелила невесте постель, ясно себе представляя, что здесь скоро будет вытворяться. Эта сладкая парочка как будто специально дразнила ее своим видом. Ей даже сложно стало оставаться невозмутимой в какой-то момент во время ужина.

«Валид, правда, молодец, сделал вид, будто ничего не замечает, – вновь вспомнила она. – Вот ведь, оказывается, какой может быть двуличной женщина, когда в ней просыпается похоть. Недоступность, сдержанность, такт… все как рукой снимает. Невозможно было и предположить, что лучшая подруга окажется такой шлюшкой…»

С трудом прогнав из головы все эти мысли, Настя наконец уснула. У них с Машей были отдельные номера, так что в принципе похождения подруги ей не особо-то и мешали.

Утром они с Машей встретились за завтраком, и та просто светилась изнутри. По всему чувствовалось, что и эта ночь у девушки прошла недаром.

– Привет, Настюшик! – чмокнула она в щечку подругу. – Как настроение, как спалось?

– Нормально все, – Настя вспомнила о своих полуночных раздумьях, но одного взгляда на довольную жизнью Машу стало достаточно, чтобы понять, что о той совсем излишне беспокоиться. Угрызения совести и размышления о морали, похоже, мучили исключительно ее саму.

– Есть заманчивое предложение, – загадочно подмигнула ей Маша.

– Какое еще? – настороженно взглянула Настя на подругу. Чувствовалось, что той по-прежнему неймется.

– Да перестань ты сразу напрягаться-то, ей-богу, Настя! Никто тебя здесь не съест, не бойся.

– А я и не боюсь.

– Ага! А сама так сразу напряглась, будто я тебя во что-то гадкое вписываю. Нет у меня таких намерений, уверяю тебя. Не хочу просто, чтобы ты тут кисла в окружении старушек, и все. Ужин-то ведь тебе понравился.


Издательство:
Эксмо