Название книги:

«Битва за себя»…, или Хроники одной пагубной привычки

Автор:
Рита Прайм
«Битва за себя»…, или Хроники одной пагубной привычки

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

НУ, ВОТ И… ВСЕ! Кажется, мое терпение лопнуло! Не перестающая головная боль и пьяный рассудок сделали свое дело. Я, БОЛЬШЕ, ТАК НЕ МОГУ! Кубки, медали, грамоты, дипломы – все, что еще недавно мне было так дорого, превратилось в груду ненужного хлама. Я, собрала все это в большую сумку и выскочила на балкон своей квартиры. Все, что помнила, так это звон разбившихся наград внизу у подъезда.

– Что ты делаешь? Ты не можешь так поступать с собой! – где-то за спиной, услышала я, взволнованный голос своего мужа – Олега.

За ним, молча, стояли дети. Мои дочери: Валя и Вера. Испуг и слезы застыли на их еще крошечных детских лицах.

– Мне – это, больше не нужно, – все, что я могла выдавить из себя.

Кажется «шаровая» молния, еще несколько минут назад, находившаяся во мне – дала разряд. Пройдя мимо них, я обессилено повалилась на диван и через мгновение отключилась. Сил, больше не было!

Когда пришла в себя, то поняла, что сделала глупый поступок. Мне было больно и гадко на душе. Эмоциональный поступок, взбудоражил всю, мою семью и мне было стыдно перед своими родными. Наверное, они уже начинали привыкать и к моим «заливаниям» то радости, то горя. Я перевела свой взгляд на письменный стол и увидела, что все то, что недавно летело с балкона вниз, аккуратно стояло на крышке стола. ВСЕ! До единой грамоты. Разбившиеся кубки – были подклеены и протерты до блеска. Олег и дети бережно все собрали с улицы и принесли домой.

«Как будто, ничего и не было», – усмехнулась я про себя. Но, решение было принято и я, не собиралась отступать. Годы, прожитые в бесконечных тренировках, соревнованиях, турнирах, разъездах по стране, постоянной нервотрепке придется зачеркнуть и начинать все с чистого листа. Если бы я знала, сколько раз мне предстоит это делать, но… на тот момент СО СПОРТОМ было покончено – НАВСЕГДА!

…Много лет назад, в небольшой деревеньке, коих много на просторах нашей необъятной Родины, родилась девочка Рита. Ее родители были обычные советские люди, которые очень любили своих детей: дочь – Риту и старшего брата Сашу. И, конечно же, они хотели, чтобы их дети были счастливы и выросли такими же обычными советскими людьми. И у них было все, как у всех!

По характеру Рита была: добродушной, впечатлительной, склонной к логическим наукам … многие находили ее симпатичной. Но внутренняя строптивость и внешняя подвижность, не оставляли ей шансов стать обычным советским человеком (по крайней мере ей так казалось). Советским – ДА! Но, НЕ … ОБЫЧНЫМ … а кем? какой? Обычно эти вопросы «мучают» большинство школьников за год-два до окончания школы, или же по прошествии последнего экзамена.

Рита, посещала все спортивные секции, которые были в школе. Родители, не особо поощряли увлечение дочери, но и не мешали. Возможно, их пугали неизбежные травмы в спорте. Но, ведь это лучше, чем просто бессмысленное времяпровождение на улице со сверстниками.

Первые слезы радости, восторга и в тоже время потери чего-то прекрасного и недосягаемого появились у Риты со всей страной, когда Олимпийский Мишка покидал на воздушных шариках спортивную арену в «Лужниках». Желание быть сильнее понятия – «обычный человек», зародилось в душе маленькой девочки уже тогда.

Это желание Риты поощряла, или вернее всячески помогала в его достижении, учительница физкультуры Виктория Михайловна, раскрывая все новые и новые грани спортивной одаренности деревенской девчонки. Именно, благодаря ей, она долго не могла выбрать специализацию в спорте, так как имела к окончанию восьмого класса пять или шесть спортивных разрядов и особую свою гордость – «золотой» значок норм ГТО. Конечно же был любимый вид спорта. С мячом! Этот круглый предмет она обожала и боготворила! «Я, десять классов заканчивать не буду! После восьмого, буду поступать в спортивное училище! Поеду учиться в город!», – как-то заявила дочь своим родителям на семейном совете. Родители долго не отговаривали и достаточно быстро согласились с выбором дочери, так как к тому времени Рита успешно выступала за сборную своего райцентра и с удовольствием разъезжала с подругами по команде по различным соревнованиям.

Шел проливной, заунывный дождь. Однообразная картина за окном начинала давить. Рита смотрела на стекающие по стеклу капли дождя и с непонятным, восторженным чувством, которое давило и сжимало в груди … МЕЧТАЛА! Мечтала о том, как все у нее будет в жизни хорошо, как она добьется больших успехов в спорте, как ею будут гордиться родители. А потом она станет учительницей физкультуры, как Виктория Михайловна. И будет учить, и тренировать детей! Что может быть лучше детской мечты?! Определенно … ТОЛЬКО другая детская МЕЧТА!!!

Я и сейчас, спустя много лет, приближаясь к финальному рубежу странного и загадочного понятия – «дама бальзаковского возраста», с удовольствием «пересматриваю» эту картинку в памяти. И мне становиться приятно на душе, хотя немного грустно и тоскливо… и очень хочу, чтобы у моих детей была МЕЧТА! Пусть глупая и наивна, но которая делает нас сильнее и целеустремленными в жизни … без МЕЧТЫ в этом мире НИКАК!

Тогда это было первое серьезное решение в моей жизни. Брат Саша долго не мог определиться с дальнейшим выбором, а я уже в тринадцать лет знала – кем ХОЧУ БЫТЬ. До сих пор считаю свой выбор правильным, потому что только любимое дело стимулирует и дает ИМПУЛЬСЫ к ЖИЗНИ!

– Так, ребята! Поднимите, пожалуйста, руки – кому не исполнилось пятнадцать лет! – произнес высокий, крепкий мужчина с усами. – Не понял? – удивился он. – Почему одна рука? – тут же добавил. – Ну-ка, ну-ка, давайте голубчики, поднимайте ручки! – мужчина посмотрел в журнал.

С первой парты, к классу повернулся нахальный тип и с усмешкой повторил: «Ну- ка, посмотрим, сколько «соплячков» у нас в группе! Давайте – давайте голубчики!». Класс, грохнул со смеху.

– Это, сынок одного из преподов, – шепнул мне сосед по парте.

Мы сошлись еще на этапе сдачи вступительных экзаменов и решили сесть вместе за одну парту, так как знали друг друга.

–Хотя, интересно, сколько же действительно у нас «малолеток»? – с усмешкой и издевкой продолжил мой сосед.

Первый раз в жизни мне было стыдно. Я, покраснев, наверное, до корней волос, медленно подняла руку… последней в классе.

– Тебе, нет ПЯТНАДЦАТИ? – с удивлением спросил мой сосед.

– А ты что, дружишь только с теми, кому есть пятнадцать? – с обидой отозвалась я.

… Так начиналась моя учеба в спортивном училище… а так она заканчивалась:

– Я заберу твои документы! Твои ответы мне очень понравились! Можно сказать, что я в восторге от твоих ответов! Не каждый раз доводиться услышать вообще что-то разумное, да еще от спортсменов…твое поступление в наш институт, по итогам экзаменов, дело решенное. Приезжай в сентябре! – закончил свое «резюме» ректор из областного института физкультуры.

– Стойте! Стойте! Подождите! – затараторила я.

– Что-то не так?

– Да… – немного, замялась я. – Я… я поеду поступать в другой институт.

– Но… я не понимаю тебя, – растеряно пожал плечами ректор. – Не каждому студенту я делаю такие предложения…и у тебя отличные знания и потенциал. Нам нужны такие студенты, – обескуражено заключил он.

– Нет. Я твердо решила, что поеду поступать в институт, в другую область.

…Прожив и отучившись в маленьком, но очень уютном приморском городке почти три года, я неслась на встречу новой жизни БЕЗ СТРАХА и СОМНЕНИЙ.

– Эй, ну где же вы там, девушка из провинции? Что вы копаетесь? Быстрей! Быстрей! Вас ждут! – суетилась секретарша из деканата.

«Сама ты девушка из провинции, «кикимора крашенная»! Подумаешь, городская! Всего-то – областной центр… а сколько важности,» – обиженно подумала я. Но мысль моя быстро оборвалась. Секретарша втолкнула меня в кабинет ректора. Обида мгновенно сменилась на страх. Колени задрожали, как только я увидела полный кабинет серьезных и важных мужчин и женщин. Это было открытое заседание ректората, да еще с телекамерами. Кажется, был какой-то юбилей. Мне предложили присесть. Спотыкаясь, я еле добралась до стула, который был моим спасением, чтобы не упасть.

– …А ваши спортивные достижения? – строго продолжал расспрашивать меня ректор.

– Ну… я уже выступаю за команду мастеров, – робко отозвалась я.

– Что же, очень похвально. В вашем юном возрасте – хорошие успехи. Но я надеюсь, что это только начало и за время обучения в нашем институте вы сможете повысить свою квалификацию. А теперь, позвольте, я и мои коллеги, хотим вас поздравить с поступлением в наш институт и зачислением на второй курс обучения!

– Спасибо… буду стараться, – голос мой явно дрожал.

Я ПОСТУПИЛА!!! Да еще без вступительных экзаменов и сразу на второй курс! Такое мне могло присниться разве – что только во сне! Причиной быстрого поступления был – тот самый диплом о средне-специальном образовании. Я ЛИКОВАЛА!

… За четыре года я успешно закончила институт…

Для многих своих деревенских сверстников и одноклассников, да и не только, я была предметом зависти и восторга. Еще бы! Мне не было и двадцати, а уже диплом о высшем образовании и радужные перспективы. Это для них … увы, но я думала совсем по-другому. На работу, выходить сразу после учебы, не слишком хотелось. А кому хочется? В этом возрасте хочется бесконечно нежиться и наслаждаться беспечностью и молодостью! Да к тому же слишком ранние выступления за взрослые команды принесли кучу травм. Мой левый голеностоп «болтался», как тряпка, а правое колено было с пометкой «подозрение на мениск». Я не могла больше играть. А для спортсмена это КОНЕЦ. Казалось, цепочка «ломалась-лечилась-ломалась» была бесконечной. Это сейчас в профессиональных командах хорошие доктора, обеспечение, экипировка… когда смотрю на нынешних спортсменов – немного завидую… шикарный транспорт, форма, гонорары, светская хроника … Сейчас, даже в трудовых книжках, делают запись: «СПОРТСМЕН», а тогда… слесарь шестого разряда… Большая часть спортсменов, выступавших в Советском Союзе, ничего этого не имели, но зачастую лучше и качественней играли и выступали, а закончив спортивную карьеру, так себя и не находили в «другой» жизни. Многие просто спивались, чувствуя себя ОДИНОКИМИ и НЕНУЖНЫМИ людьми. К двадцати годам, я была дипломированной, но не востребованной спортсменкой. Казалось, что мне уготован протоптанный путь – путь неудачников. Профессиональный спорт как-то быстро закончился. Травмы и болезненные восстановления, но еще более мучительные душевные терзания, заставили меня ОСТАВИТЬ СПОРТ. Необходимо срочно было искать выход из ситуации. И он, в скорее, был найден.

 

– Слушай, ты вроде бы неплохая, смышленая девчонка, – спокойно сказала Женька. – У меня есть небольшое дельце. Если хочешь, могу взять помощницей. Только особо никому ни слова, – предупредила она. – Хотя ты, кажется, «соображучая». Да и интересы у нас одинаковые. А для меня главное – схожесть во взглядах и общие совместные дела! – закончила Женька.

Сошлась я с ней, наверное, на общих интересах и взглядах на жизнь. Хотя она была старше меня на восемь лет и замужем. А я совсем глупая, наивная, в «розовых очках». Моя новая подруга уже несколько лет безуспешно пыталась учиться в институте. Но, судя по всему, особой тяги к обучению не имела. Отчислялась, восстанавливалась, брала «академ», снова отчислялась. Жила по принципу: будь что будет! И уже лет пять имела «статус фарцовщицы».

Она, что называется, «имела все» и «уважение» у определенного круга людей. У нее можно было достать все! Первый раз, именно так мы с ней и встретились, когда я решила сделать небольшой подарок своим родителям. Мне подсказали, где и у кого можно этот «презент» приобрести. Им оказалась небольшая, стограммовая баночка черной икры. Второй раз я увидела ее после неприятного случая, произошедшего со мной.

После сдачи госэкзаменов и получения диплома вся студенческая братия бурно отмечала радостное событие. «Легендарный» спирт «Рояль» и водка «Распутин» лились рекой в студенческой общаге: шум, веселье… а я так сильно и не сошлась ни с кем за годы учебы в институте. Со многими даже разругалась. Наверное, во мне скопилась агрессия и негативные эмоции: со спортом – завязала, СССР – распался, дальнейшие жизненные планы – в полной призрачности. У многих уже были «открыты двери в кабинеты», а у меня – простые родители и понимание того, что всю жизнь придется ВКАЛЫВАТЬ. Мне казалось, что моя детская меча – это, мираж на горизонте, растворяющийся при малейшем приближении к нему. Я замкнулась и не хотела никого к себе подпускать…

– На-ка, подожди, моя хорошая… стой! Тебе же говорю! – окрикнула меня одна из обиженных сокурсниц. Я обернулась и увидела, двигающуюся в мою сторону, уже бывшую студентку. Движением, трудно было назвать ее пошатывания из стороны в сторону. Ее «штормило» – она была пьяна. В студенческих общежитиях – это, почти норма. В общежитиях для спортсменов – тоже. Девчата-спортсменки, по части алкоголя, могут дать фору даже … пацанам. Видимо, привыкший к запредельным нагрузкам организм, справляется и с задачей алкогольного отравления, довольно легко. Именно с этого и начинается: ЗАВИСИМОСТЬ и большие ДОЗЫ одновременно. В коридоре никого не было. За стеной было слышно, как гуляет большая компания.

– А вот… теперь, я … теперь скажу все, что думаю о тебе, – растягивая слова и запинаясь, продолжила задира. По ее угрожающему тону и сомкнутым кулакам я сообразила, что она хочет меня ударить. Чуть отступив назад и сделав резко шаг вперед, я первой нанесла ей удар, не дожидаясь ее хода. Алая струйка крови потекла из ее носа по губам и подбородку… Немую сцену прервал ее приглушенный голос: «Ты, что? Ты-ты, что? А, я … да тебе… хотела врезать тебе… ты же тихоня… да ты, что?». Мой неожиданный удар, на немного, отрезвил ее.

– Ну так это… диплом там… все такое … идем отметим. А- то … как-то не хорошо… ведь, все свои, – заключила нападавшая. Я помогла ей смыть кровь. И уже, как ни в чем небывало, с улыбкой на лице, моя неудавшаяся драчунья, с шумом распахнула дверь в комнату.

– А вот и мы! Посмотрите, кого я привела! – с восторгом, закричала она. «Наверное, пьет уже не один день», – подумала я

Диплом, окончание учебы в институте, предчувствие взрослой жизни, все это, приводило к эйфории. А огромные дозы алкоголя, только усиливали всеобщую радость. Мне налили «штрафную» – полный граненный стакан водки. Все громко и дружно сказали: «Пьем, до дна!» И смолкли, уставившись на меня. Последний глоток был самый СЛОЖНЫЙ и ПРОТИВНЫЙ. Остатки водки растеклись по моим губам. Шумные аплодисменты и восторженные вопли огласили, что я справилась с заданием на «отлично».

Реакция не замедлила себя ждать: в груди разлилось тепло, стали приятно-ватными ноги и руки, куда-то девалась моя печаль … В последствии, много размышляя о причинах алкогольной зависимости и своей болезненной слабости к спиртным напиткам, я приходила к выводу, что именно этот стакан и это одурманивающее состояние, снимающее стрессовое состояние и тревогу (как мне тогда казалось) и было, как раз роковым в моей ТЯГЕ к СПИРТНОМУ. С тех-пор, я мало-помалу, начала привыкать к мысли, что алкоголь – это, «лекарство от стрессов».

Приятельницей по дивану оказалась как- раз Женька. Она сунула мне какой-то бутерброд со шпротами и сказала: «Давай-давай, жуй! А то, совсем опьянеешь. Хотя, по- моему, ты и так уже «косая»! – с улыбкой, добавила она. – А лучше, пошли от сюда. Здесь, все равно, не интересно. Мы встали и шатаясь, побрели к своим блокам, слегка поддерживая друг друга.

Потом, Женька, учила меня пить коньяк. Я узнала, что правильно это делать надо с шоколадом и лимоном. Мы слушали вечерами классическую музыку, пили коньяк; естественно за ее счет, рассуждали и делились мыслями о жизни. Конечно, я понимала, что так будет не всегда. Да и не люблю я «за чужой счет». Мне захотелось иметь какие-то блага, зарабатывая самостоятельно. Начинались шумные ДЕВЯНОСТЫЕ. Время перемен и в стране, и в мире. Многие в одночасье потеряли работу, деньги менялись как перчатки. Хлынул импортный товар на отечественный рынок… и в тоже время дефицит с продуктами… начинались «бандитские войны» – жить было опасно. А у Женьки, казалось, все было «на мази». Поэтому, когда последовало ее предложение – я, не колеблясь, дала свое согласие.

Наш «пир среди чумы» продолжался почти два года. События мелькали одно за другим так, что я быстро позабыла о своих терзаниях по поводу резкого разрыва со спортом (как оказалось НЕ на ДОЛГО). Я и вправду оказалась «соображучей» – впитывала все на ходу. Женька была довольна!

Диплом был у меня на руках. Домой я не вернулась, справедливо полагая, что смогу это сделать только «верхом на коне»! По сути, я превратилась, как и Женька, в – «барыгу». Это был мой первый опыт индивидуально-предпринимательской деятельности, как принято называть сейчас. А тогда – еще один из способов выжить. Подчас, не всегда законный. Мы крутились, как «белки в колесе». Поезда, самолеты, какие-то грузовики, оптовые базы, магазины, ларьки, гостиницы … Показав мне все как есть и познакомив с «нужными людьми» – мы разделились. Женька – осталась в столице, а я – контролировала ситуацию на месте.

– Слушай, все конечно, хорошо. Но! Есть идея – как заработать еще больше! – сказала Женька, задумчивым голосом в трубку телефона. Сотовых телефонов, тогда не было и я каждый день давала отчет, заказывая переговоры на междугородной телефонной станции.

– Понимаешь, сейчас пошла «новая волна»: сигареты, жвачки и прочая мелочь – это, хорошо…есть «серьезная тема», – продолжила она. Я внимательно слушала.

– Ценные бумаги… кое с кем, переговорила… здесь и биржа, недавно открылась… про «ваучеры» слышала? – серьезно спросила Женька.

– А как же? – оживилась я. – Вся страна слышала! По «телику», ТОЛЬКО об этом и ГОВОРЯТ!

– Так вот! Скоро, на бирже начнутся торги, их будут здесь принимать. Твоя задача: покупать «ваучеры» у скупщиков и перекупщиков и переправлять мне. Мне же, останется их сбыть на бирже… «навар» – сто, двести процентов… усекла? – выпалила Женька.

– Конечно, усекла! Слушай, а я все думаю: чего это какие-то бабули на остановках и в переходах с табличками уже как неделю стоят?

– Там, есть люди по – серьезнее… познакомлю!

…Послышался гудок в трубке… Следующий год мы будоражили весь город своими стремительными и очень эффективными «наскоками» на скупщиков, перекупщиков и вообще всех тех, кто занимался вопросом «ваучеров». А еще больше, теми ценовыми перепадами на скупаемые бумаги! Сначала о нас мало кто знал, но вскоре многие знали в лицо и стали побаиваться. Так как мы, иногда предлагали, по их мнению, нереальные цены, то не только бабули из переходов, но и «оптовые перекупщики» стали сбывать нам большие партии «ваучеров», а затем и других ценных бумаг. Уж больно хороша была предлагаемая нами цена! Дела «шли в гору» и мы понимали, что так будет не всегда. Рано или поздно, на нас могли выйти «очень серьезные» люди. Потому что нам удавалось «уводить из-под носа» многих – очень крупные «партии» бумаг. Мы спешили, но старались действовать осторожно.

Мечта большинства соотечественников, начала девяностых, иметь у себя под окнами дома вишневую «девятку» – была для нас, в тот период времени, стопроцентной реальностью. Автомобиль ВАЗ-2109 стоил в районе девяти миллионов рублей, теми деньгами. Мы зарабатывали в неделю – чуть больше одного миллиона.

Наша хитрость заключалась в оперативном добывании информации. Секрет был прост и гениален. Нас было двое. Причем одна – на месте, другая- в столице. И у нас был канал «телефон – самолет», а у всех, в лучшем случае – «телефон – поезд». Реже «телефон – автомобиль». Это у тех, кто скупал по месяцу. Женька была на утренних торгах на бирже и к определенному часу знала все котировки. А я, в этот момент, уже ждала от нее звонка на телеграфе. Тут же бросалась на все «точки» и либо завышала, либо занижала цены… и скупала все! Долго никто ничего не мог понять, почему мы попадали в точку. Особенно недоверчивые бабули. Если я занижала, а они хотели больше – просто разворачивалась и уходила. Когда же, на следующий день, появлялась информация, что котировки снизились, пугливые скупщицы с удовольствием «сбрасывали» все бумаги и за меньшую цену. Боясь потерять хотя бы то, что было. Меня это вполне устраивало, так как я уже знала, что сегодня курс вырос. Иногда получала вдвое больше бумаг от ожидаемого. Так, отсутствие современных средств связи, играло нам на руку.

– Позвольте, девушка, как вы сюда попали? Это же – диспетчерская! Здесь нельзя находиться посторонним! – суровым взглядом окинул меня начальник службы полетов.

– А вы не знаете, как найти Сергея Викторовича? Командира борта 1357, – ответила я вопросом на вопрос и растянулась своей широкой белозубой улыбкой.

– Он в комнате отдыха. У него через час вылет, – смягчил голос начальник.

– Да, я знаю! Я его племянница! Хотела передать записку от мамы! – так же широко улыбаясь и не моргая, соврала я.

– По коридору – последняя дверь, налево. И… девушка… впредь будьте по внимательнее… все-таки это серьезный объект, – совсем мягко и немного смущенно закончил собеседник.

– Да, конечно! За одно передам привет Сергею Викторовичу и от вас! – радостно отозвалась я.

Командира борта 1357 я нашла быстро. Благо приветливая стюардесса отвела меня к нему. В комнате отдыха он пил чай. Поздоровавшись и представившись, я остановилась у двери.

– Тут такое дело… – замялась я.

– Не стесняйтесь, говорите. Мы здесь одни.

– Мне нужно передать конверт с документами подруге в столицу.

Моя рука протянула два пухлых, запечатанных конверта, напоминавших больше свертки. Для пущей важности в адресаты был записан «липовый» получатель и соответственно все координаты. Чтобы меньше было вопросов и подозрений о содержимом конвертов, я придумала этот способ доставки, оставляя все записи и координаты на немецком языке. Это приводило всех в оцепенение и придавало важности процедуре. Внимание почти мгновенно переключалось на иностранные слова и лишало возможности всевозможных расспросов по поводу. Многие наивно думали, что передают серьезную международную корреспонденцию.

Слегка помяв конверты, пилот успокоился.

– Договора, корреспонденция…все-такое, – пояснила я.

– Тысячу мне и пятьсот рублей стюардессе. Она пойдет отдавать… и координаты свои оставьте – вдруг не заберут. Я вам позвоню если что, – под итожил он.

Перепрыгнув через полутораметровый забор, благо бывшая спортивная подготовка позволяла делать это легко, я покинула территорию аэропорта и быстро запрыгнула, в ждавшее меня неподалеку, такси.

– Слушай! Ну ты шустрая деваха! – с небольшой завистью, произнес таксист.

– Да ладно… поехали, – смущенно отозвалась я.

 

Иногда, когда я не успевала попасть в комнату отдыха пилотов, приходилось бежать по взлетной полосе и передавать «документы» стюардессам прямо в самолете. Сейчас бы я не успела сделать и десяти шагов по той территории, по которой пробегала тогда почти без опаски. Элементарные меры безопасности, в то время, просто отсутствовали и мы этим пользовались. Позже, чтобы так не рисковать, я обзавелась адресами и телефонами необходимых людей. В основном, стюардесс – так было дешевле … и в более спокойной обстановке осуществляла передачу «посылки». Можно сказать, что мы давали возможность чуть подзаработать людям. В этом нет ничего осудительного – услуга должна оплачиваться!

Женька встречала бумаги в столице и прямиком направлялась на биржу. Там, избавившись от них и получив деньги, ехала на оптовую базу и закупала товар. В основном – импортные сигареты. Затем нанимала таксиста, а по совместительству – грузчика и переправляла мне. Предварительно договорившись со знакомыми коммерсантами, я в свою очередь, встречала коробки с сигаретами и быстро обналичивала прибывший товар в деньги. Если, по каким-то причинам, было не выгодно отсылать его мне, то назад «прилетала» валюта. Впервые в жизни я держала в руках тугие пачки новеньких долларов.

Многие знакомые предприниматели удивлялись нашей проворности и бесстрашию, с которым мы проворачивали свои дела. Думали, что так «оперативно и нагло» могут работать люди, имеющие серьезную поддержку «солидных» людей. Времена-то были «дикие». Один из таких знакомых как-то спросил.

– Признайся честно, кто у вас – «крыша»?

– Да честно… сами работаем.

– И никому не платите?

– Конечно, нет!

– Отчаянные, вы девчата… «безбашенные»… вокруг столько грязи и зла, а вы даже не стараетесь себя немного обезопасить.

– Наверное, это – возраст… и наверное… нечего терять.

– Смотри никому не говори, что сами… а то быстро все отберут – в лучшем случае… поверь, ты многого не знаешь. БЕРЕГИ СЕБЯ.

Это, были слова предостережения более опытного человека, но осторожного, а мне было чуждо это качество, не свойственное моему возрасту. Но, возможно, это и позволяло нам так быстро набирать обороты.

Вскоре, мы поменялись ролями, а точнее – местами. У Женьки ведь был муж и маленький ребенок (ей-то уж точно было что терять). Мужу резонно не нравились частые отлучки жены, хотя он и понимал, что это кормило их семью. Ответ напрашивался сам собой: «Пусть, Рита, побудет там. У нее НЕТ НИКОГО! А тебе необходимо больше уделять времени ребенку и семье!»

Я и не сопротивлялась! Всегда хотела пожить в столице. Теперь я снимала квартиру где-то на окраине мегаполиса и бегала на биржу, по оптовым базам, покупала валюту… Деньги из «дела» старались «не вынимать». Брали на самое необходимое. Женька чуть-чуть больше, я чуть-чуть меньше.

Моему восторгу, восхищению размахом столичных проспектов, улиц и зданий не было предела! В свободное время, я много читала: Довлатов, Цвейг, Булгаков, Севелла, Мамлеев – это, совершенно РАЗНОПЛАНОВЫЕ писатели, но… это удивительно легко, все, ПОМЕЩАЛОСЬ ВО МНЕ. У меня было довольно много свободного времени, так как работа занимала от силы пять-шесть часов и то не каждый день. Проводя время за книгой, или гуляя по необычайно красивым улочкам и скверам столицы, я все больше и больше хотела, чтобы кто-то родной и близкий, хотя бы немного, занимал это свободное время. Честно говоря, у меня совсем немного было опыта общения с противоположным полом. Сначала много времени отнимал спорт, а когда оно у меня появилось, я просто не знала, что с ним делать. По сути, я была одна и мне нужен был человек, которому я могла бы искренне открыться… с которым, мне было бы легко и … главное, чтобы я его ЛЮБИЛА!!! Я нуждалась в своей ЗАЩИТЕ и ОПОРЕ!

День, я предпочитала заканчивать бутылочкой пива или стаканчиком вина, поскольку размах столицы, как восхищал, так и давил. Если ты здесь один, то чувство одиночества и пустоты приходит почти мгновенно. А я была ОДНА. Как-то, выпив в очередной раз стаканчик вина, я на тетрадном листе записала, почти мгновенно сложившиеся строки:

КОГДА ЛУНА НА СМЕНУ СОЛНЦУ

ВСКАРАБКАЕТСЯ ОЧЕНЬ ВЫСОКО

Я БУДУ МУЧИТЬСЯ И ПЛАКАТЬ

А ЛЮДЯМ БУДЕТ ВСЕ РАВНО

И МИМО ВЕТЕР ПРОЛЕТАЯ

ШЕПНЕТ: «ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО!»

О БОЖЕ! КАК ХОЧУ ПОВЕРИТЬ!

НО И ЕМУ ВЕДЬ ВСЕ РАВНО

А СИГАРЕТА ДОГОРАЯ

ТВЕРДИТ ЧТО В МИРЕ ТЛЕННО ВСЕ

СТАКАН ВИНА ЗАГЛУШИТ БОЛЬ МНЕ

ТЕПЕРЬ И МНЕ УЖ ВСЕ РАВНО…

Мне казалось, что в эти наивные строки я вложила все свои чувства и переживания. Их было так МНОГО … а строк так МАЛО.

Проведя почти год в столице, мы с Женькой решили сделать передышку. Я вернулась в, уже ставший родным за время обучения в институте, город. Встретив меня на вокзале и быстро раскидав товар, Женька сказала: «Слушай! А пойдем, отметим! Давно не виделись! Я знаю одно хорошенькое местечко!» Она назвала его «виски-баром», позаимствовав словосочетание из песни Джима Моррисона. Подруга была еще и заядлой меломанкой. Накрапывал весенний дождик. Нужно было где-то укрыться и ее предложение оказалось кстати.

«Виски-бар» – приятная кафешка, на углу огромного дома, ютился в небольшом помещении, вмещавшем десять-пятнадцать человек. В тот день он был забит битком и вмещал вдвое больше людей, чем рассчитанные нормы. «Смелей! Здесь, собирается местная творческая интеллигенция,» – подтолкнула вперед меня Женька. Она частенько здесь бывала, многих хорошо знала и ей не составило большого труда представить меня, почти всем завсегдатаям этого чудного местечка. Те, кого она называла творческой интеллигенцией, оказались: местными художниками, музыкантами, просто интересными людьми и конечно любителями выпить за чужой счет. А куда же без них!

– Олег! – обратилась Женька, к бармену. – А, налей-ка нам, по рюмочке водочки и лимончика закусить! – продолжила она. Вот, познакомься – это, Рита! Моя подруга! Прямиком из столицы… правда симпатичная?

Олег, расплылся в очаровательной улыбке и произнес:

– Еще, как!

То чувство, которое ученые изучают столетиями и до сих пор никак не могут точно и ясно описать, НАКРЫЛО меня МГНОВЕННО!

Позже мы частенько заглядывали туда с Женькой вместе. А потом я стала приходить каждый день и почти сразу стала встречаться с Олегом. Странно, но меня терзали душевные муки. Когда я видела его – все вокруг словно исчезало. Его глаза, волосы, руки, голос… это все хотелось ОБНЯТЬ и РАСТВОРИТЬСЯ в нем! А когда мы не виделись, то даже немногие часы разлуки, были для меня настоящим ИСПЫТАНИЕМ: я теряла аппетит, внутри трясло и лихорадило, почти до тошноты.

Мы часами гуляли в парке, делились мыслями и своими секретами. Я начинала понимать, что хочу, чтобы именно этот человек – был РЯДОМ со мной ВСЮ ЖИЗНЬ! Именно его мне так не хватало!

За статной фигурой и привлекательной внешностью Олега, скрывалась более ТОНКАЯ и РАНИМАЯ ДУША!!! В чем-то мы были очень похожи: такое же внутренне одиночество, не понимание со стороны многих окружающих людей. Он так же, как и я, достаточно рано «выпорхнул» из дома, потому что семья нуждалась в деньгах. Ему пришлось закончить техникум и сразу выйти на работу. Самооценка у него была занижена, но внутри чувствовалась какая-то БУРЯ и СИЛА! Он был СПОСОБЕН на БОЛЬШЕЕ!!!

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: