Название книги:

По соседству

Автор:
Блейк Пирс
По соседству

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+
Перевод Марианны Черных
Блейк Пирс

Блейк Пирс является автором серии бестселлеров "Загадки РАЙЛИ ПЕЙДЖ", которая включает в себя тринадцать книг (и продолжается). Блейк Пирс также является автором серии "Загадки МАККЕНЗИ УАЙТ», состоящей из девяти книг (и продолжается); серии "Загадки ЭЙВЕРИ БЛЭК", состоящей из шести книг (и продолжается) и серии "Загадки КЭРИ ЛОКК", состоящей из пяти книг. Новые серии включают в себя «СТАНОВЛЕНИЕ РАЙЛИ ПЕЙДЖ» (две книги, продолжается), «Загадки КЕЙТ УАЙЗ» (две книги, продолжается), и «Психологический детектив ХЛОИ ФАЙН» (две книги, продолжается).

Заядлая читательница и фанатка детективного жанра, Блейк любит читать ваши письма, поэтому, пожалуйста, не стесняйтесь посетить сайт www.blakepierceauthor.com, чтобы узнать больше и оставаться на связи.

Авторское право © 2018 Блейк Пирс

Все права защищены. Кроме случаев, разрешенных в соответствии с Законом США об авторском праве от 1976 года. Никакая часть данного издания не может быть скопирована, воспроизведена или передана в любой форме и любыми средствами, или сохранена в системе базы данных или поиска информации без предварительного разрешения автора.

Эта электронная книга лицензирована только для вашего личного пользования. Эта книга не может быть повторно продана или отдана другим лицам. Если вы хотите поделиться этой книгой с другим лицом, вам необходимо приобрести дополнительную копию для каждого получателя. Если вы читаете эту книгу, не купив ее, или она не была куплена только для вашего личного пользования, вы должны вернуть ее или приобрести свой собственный экземпляр. Спасибо за уважение к тяжелой работы этого автора.

Это художественное произведение. Имена, персонажи, предприятия, организации, места, события и происшествия являются плодом воображения автора. Любое совпадение с реальными людьми, живыми или мертвыми, является абсолютно случайным.

Права на изображение на обложке принадлежат Jan Faukner, лицензия Shutterstock.com.

КНИГИ БЛЕЙК ПИРС

ЗАГАДКИ ХЛОИ ФАЙН

ПО СОСЕДСТВУ (книга №1)

СТАНОВЛЕНИЕ РАЙЛИ ПЕЙДЖ

НАБЛЮДАЯ (книга №1)

ВЫЖИДАЯ (книга №2)

ЗАГАДКИ РАЙЛИ ПЕЙДЖ

КОГДА ОНА УШЛА (книга №1)

КОГДА КРУГОМ ОБМАН (книга №2)

КОГДА РАЗБИВАЮТСЯ МЕЧТЫ (книга №3)

КОГДА ПРИМАНКА СРАБОТАЛА (книга №4)

КОГДА ОХОТА НАЧАЛАСЬ (книга №5)

КОГДА СТРАСТЬ СИЛЬНА (книга №6)

КОГДА ПОРА ОТСТУПИТЬСЯ (книга №7)

КОГДА ОСТЫЛИ СЛЕДЫ (книга №8)

КОГДА ПОГОНЯ БЛИЗКА (книга №9)

КОГДА РАСПЛАТА НЕ ЗА ГОРАМИ (книга №10)

КОГДА ВРЕМЯ НЕ ЖДЁТ (книга №11)

КОГДА СВЯЗЬ КРЕПКА (книга №12)

КОГДА ЛОВУШКА ЗАХЛОПНУЛАСЬ (книга №13)

ДЕТЕКТИВ МАКЕНЗИ УАЙТ

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УБЬЕТ (книга №1)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УВИДИТ (книга №2)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ВОЗЖЕЛАЕТ (книга №3)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ВОЗЬМЕТ (книга №4)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОТРЕБУЕТ (книга №5)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОЧУВСТВУЕТ (книга №6)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН СОГРЕШИТ (книга №7)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН НАЧНЕТ ОХОТУ (книга №8)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ОБМАНЕТ (книга №9)

ДЕТЕКТИВ ЭЙВЕРИ БЛЭК

ПРИЧИНА ДЛЯ УБИЙСТВА (книга №1)

ПРИЧИНА ДЛЯ БЕГСТВА (книга №2)

ПРИЧИНА ДЛЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ (книга №3)

ПРИЧИНА ДЛЯ СТРАХА (книга №4)

ПРИЧИНА ДЛЯ СПАСЕНИЯ (книга №5)

ПРИЧИНА ДЛЯ ОТЧАЯНИЯ (книга №6)

ДЕТЕКТИВ КЕРИ ЛОК

СЛЕДЫ СМЕРТИ (книга №1)

СЛЕДЫ УБИЙСТВА (книга №2)

СЛЕДЫ ЗЛА (книга №3)

СЛЕДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЯ (книга №4)

СЛЕДЫ НАДЕЖДЫ (книга №5)

Пролог

Хлои сидела рядом со своей сестрой-близняшкой, Даниэль, на крыльце их многоквартирного дома и смотрела как полицейские выводят из подъезда их отца в наручниках.

Огромный коп с круглым пузом встал напротив Хлои и Даниэль. Его черная кожа блестела от пота в свете фонарей.

«Девочки, вам не нужно на это смотреть», – сказал он.

Хлои подумала, что он сказал глупость. Даже в десять лет она понимала, что он просто пытался закрыть им обзор, чтобы они не видели, как отца ведут к полицейской машине.

Это зрелище волновало ее меньше всего. Она уже видела кровь у подножия лестницы. Она видела, как красное пятно растекалось по нижней ступеньке и пропитывало дорожку, ведущую в гостиную. Она видела и тело, лежавшее лицом вниз. Ее отец изо всех сил старался, чтобы она этого не видела, но, что бы он ни делал, кровавая картинка накрепко отпечаталась у нее в сознании.

Эта картинка стояла у нее перед глазами, заслоняя толстого копа. Больше она ничего не могла видеть.

Громко захлопнулась дверь полицейской машины, и для Хлои этот звук обозначил момент, когда отец исчез из их жизни. Она чувствовала, что навсегда.

«Девчонки, вы в порядке?», – спросил коп.

Они не ответили. Перед глазами Хлои по-прежнему стояла лужа крови, стекающая со ступенек на голубой ковер. Она мельком взглянула на Даниэль и увидела, что та сидит, опустив глаза, не мигая. Хлои не сомневалась, что с сестрой что-то не так. Наверное, она дольше смотрела на тело. Может, даже видела самое темное пятно, откуда вытекала кровь.

Толстый коп, стоявший на крыльце, резко поднял голову и еле слышно прошипел: «Господи, не могли подождать? Здесь же девочки…»

За его спиной пронесли черный мешок. В нем было тело. То самое, из которого вытекла кровь на ковре.

Их мать.

«Девочки?» – окликнул их коп. «Никто не хочет со мной поговорить?»

Но Хлои не хотела разговаривать.

Чуть позже за оставшимися полицейскими машинами притормозило знакомое авто. Толстый коп прекратил попытки заговорить, и Хлои чувствовала, что он стоял с ними, просто чтобы им было не так одиноко.

Наконец Даниэль произнесла первое слово с тех пор, как их вывели на крыльцо:

«Бабушка».

На знакомой машины, так быстро, как только позволяли старые ноги, вышла их бабушка. Хлои увидела, что она плачет.

По щеке девочки тоже покатилась слеза, но это не было похоже на плач. Ей показалось, что у нее внутри что-то сломалось.

«Ваша бабушка приехала», – объявил коп. В его голосе слышалось облегчение – ему не терпелось от них избавиться.

«Девочки», – только и смогла выговорить бабушка, поднимаясь по ступенькам. Затем она разрыдалась и сгребла обеих внучек в неловкие объятья.

Как ни странно, именно эти объятья запомнились Хлои больше всего.

Кровавая картинка начала тускнеть. Толстый коп стерся из ее памяти через пару недель, как и отец в наручниках.

Но всю жизнь Хлои помнила те неуклюжие объятья. И то, как что-то трескается и ломается у нее внутри.

Неужели ее отец действительно убил ее мать?

Глава первая

17 лет спустя

Хлои Файн поднималась по ступенькам своего нового дома – дома, за которым они с женихом охотились месяцами, – и не могла сдержать восторг.

«Тяжелая коробка?»

Стивен взбежал по лестнице рядом с ней с коробкой, подписанной «ПОДУШКИ» в руках.

«Нет, не очень», – ответила она, перехватывая свою коробку с надписью «ПОСУДА» на боку.

Стивен поставил свою ношу и забрал коробку Хлои.

«Давай меняться», – сказал он с улыбкой.

В последнее время он много улыбался – улыбка, казалось, совсем не сходила с его лица с тех пор, как Хлои восемь месяцев назад разрешила ему надеть ей на палец заветное кольцо.

Они вместе шли по галерее. По пути Хлои осматривала двор. Это был не тот просторный двор, о каком она всегда мечтала – в ее воображении ее дом был окружен садом с большими сильными деревьями. Сейчас же они со Стивеном остановились на простом коттедже в тихом районе, но Хлои не огорчалось – ей было всего двадцать семь и некуда спешить. Они со Стивеном знали, что не встретят в этом доме старость, и от этого он казался еще особеннее. Это был их первый дом, место, где они пройдут первые испытания семейной жизни и, возможно, обзаведутся детьми.

Соседский дом отлично просматривался из их окон, а участки разделяла только высокая живая изгородь. Живописное белое крыльцо у соседей почти ничем не отличалось от их собственного.

«Я тут провела почти все детство, а сейчас кажется, будто попала в другой город», – сказала Хлои.

«Уверяю тебя, город тот же», – ответил Стивен. «Добавилось только несколько новостроек, вроде той, в которую мы заселяемся. Старый добрый Пайнкрест, штат Мэриленд. Достаточно маленький, чтобы постоянно натыкаться на людей, которых не хочешь видеть, но достаточно большой, что ехать в продуктовый магазин целый час».

«Я уже скучаю по Филли».

«А я – нет», – возразил Стивен. «Больше никаких фанатов «Иглз», шуток из «Роки» и вечных пробок».

«Согласна по всем пунктам, и все же…»

«Подожди немного», – посоветовал Стивен. «Скоро привыкнешь и почувствуешь себя как дома».

Хлои жалела, что бабушка не увидит ее жилище. Хлои была уверена, что она бы ей гордилась. И не стала бы долго ждать, чтобы разогреть новенькую духовку и испечь праздничный пирог.

Но бабушка умерла два года назад, через десять месяцев после того, как дедушка погиб в автокатастрофе. Было бы романтично думать, что она умерла от горя, но на деле ее забрал прозаичный инфаркт.

Еще Хлои думала о Даниэль. Сразу после школы та уехала в Бостон. Там была прерванная беременность, пара арестов и еще больше увольнений. Все это в итоге заставило ее сестру вернуться в Пайнкрест несколько лет назад.

Хлои тем временем закончила университет в Филадельфии, встретила Стивена и начала карьеру в надежде однажды стать агентом ФБР. Ей оставалось закончить несколько курсов, но переезд прошел гладко. Балтимор был всего в получасе езды на запад, и благодаря ее заслугам Хлои перевели на новое место без заминок.

Звезды сошлись таким чудесным образом, что Стивен тоже получил работу в Пайнкресте. Сколько бы Хлои не шутила о возвращении в родное болотце, что-то внутри нее всегда знало, что однажды она снова окажется здесь, пусть даже на несколько лет. У нее было странное чувство, что она должна почтить память бабушки с дедушкой – в детстве ей не терпелось сбежать из этого городка, и она подозревала, что стариков это обижало.

 

И вот, им подвернулся идеальный дом, и Хлои наконец-то воодушевилась идеей переезда в маленький город. К тому же, Пайнкрест был не такой уж крошечный – тридцать пять тысяч человек, по ее мнению, было вполне достаточно для комфортной жизни.

А кроме того, Хлои очень хотелось повидать Даниэль.

Но сначала нужно было закончить переезд. Их со Стивеном скромные пожитки были погружены на прицеп, косо припаркованный на маленькой бетонной подъездной аллее. Через два часа непрерывной беготни с коробками туда и обратно за последним рядом коробок и корзин наконец-то показалась задняя стенка грузовика.

Пока Стивен выгружал последние коробки, Хлои начала распаковывать вещи. Ей казалось нереальным, что вещи из их отдельных квартир теперь будут стоять вместе в их общем дома. С теплом в груди она бросила взгляд на кольцо на пальце и уверенно улыбнулась.

Вдруг раздался стук в дверь – первый гость в их новом доме. Затем за дверью высокий женский голос спросил: «Эй, есть кто дома?»

Хлои растерянно отложила коробки и подошла к двери. Она не знала, чего ждать, но уж точно не рассчитывала на знакомое лицо. Удивительно, но именно его она и обнаружила.

«Хлои Файн?» – спросила женщина, когда Хлои открыла.

Прошло восемь лет, но Хлои легко узнала Кэтлин Сондерс, свою одноклассницу по старшей школе. Они были не близкими подругами, но и не чужими. От такого привета из прошлого у Хлои закружилась голова.

«Кэтлин?» – спросила она. «Как тебя сюда занесло?»

«Я тут живу», – сказала Кэтлин улыбаясь. Она набрала вес со школьных времен, но улыбка осталась неизменной.

«Здесь?» – переспросила Хлои. «В этом районе?»

«Да. Через два дома справа. Я гуляла с собакой, и мне показалось, что я увидела тебя. То есть, тебя или твою сестру. Поэтому я подошла и спросила мужчину в прицепе, а он предложил пойти с тобой поздороваться. Это твой муж?»

«Жених».

«Как тесен мир!» – воскликнула Кэтлин. «А точнее, как тесен наш городок!»

«Пожалуй, так и есть», – согласилась Хлои.

«Я бы с радостью поболтала еще, но у меня встреча с клиентом через час», – сказала Кэтлин. «Да и не хочу отвлекать тебя от переезда. Но, послушай… В субботу будет вечеринка для жителей квартала, и я хотела лично тебя пригласить».

«Спасибо, мне приятно».

«Всего один быстрый вопрос… Как там Даниэль? Я слышала, ей пришлось несладко после школы. Говорили, она уехала в Бостон».

«Она была в Бостоне», – сказала Хлои. «Но вернулась в Пайнкрест несколько лет назад».

«Здорово! Может и ее пригласим на вечеринку? Так хочется узнать, как вы живете».

«Да, взаимно», – сказала Хлои.

Она мельком взглянула Кэтлин за плечо и увидела Стивена в грузовике. Он поймал ее взгляд и скорчил гримасу, говорившую «Прости!»

«Ладно, была рада тебя видеть», – сказала Кэтлин. «Надеюсь, встретимся на вечеринке. А если нет, ты знаешь, где я живу!»

«Ага, через два дома справа».

Кэтлин кивнула и неожиданно обняла Хлои. Та ответила тем же, вспоминая, что в школе Кэтлин обниматься не любила. Она проводила старую (и, похоже, новую) подругу взглядом и помахала Стивену на другой стороне улицы.

Стивен поднялся на крыльцо с последними двумя коробками. Хлои взяла верхнюю, и они понесли их в гостиную. Комната была похожа на лабиринт из коробок, корзин и чемоданов.

«Извини», – сказал Стивен. «Я не знал, будешь ли ты рада этой гостье».

«Не стоит, все в порядке. Было странно, но неплохо».

«Вы вместе учились в школе?»

«Ага. А теперь живем через два дома. Она довольно милая. Пригласила нас на вечеринку на выходных».

«Отлично».

«Она была знакома с Даниэль тоже. Думаю, надо и ее позвать».

Стивен со вздохом взялся открывать одну из коробок. «Хлои, мы тут еще дня не пробыли. Можно чуть-чуть подождать, прежде чем приглашать твою сестру в нашу жизнь?»

«Подождем», – сказала Хлои. «Вечеринка через три дня. Подождем три дня».

«Ты знаешь, что я имею в виду. У Даниэль есть способность все усложнять, когда не нужно».

Хлои и правда знала, что он имеет в виду. Стивен и Даниэль виделись несколько раз, это было неловко, и они оба открыто об этом говорили. У Даниэль была куча проблем, которые не способствовали знакомству с новыми людьми. Хлои подумала, что Стивен, наверное, был прав – зачем приглашать Даниэль на квартальную вечеринку, где у нее не будет знакомых?

Но ответ пришел сразу: Потому что она моя сестра. Ей было одиноко и больно все эти годы, и, как бы глупо это ни звучало, я нужна ей.

В голове Хлои вспыхнули воспоминания о том, как они с сестрой сидели рядом на крыльце в тот роковой день, и у нее заныло сердце.

«Ты же знаешь, что рано или поздно мне придется сделать шаг ей навстречу», – сказала Хлои. «Нельзя жить в одном городе и притворяться, что ее не существует».

Стивен кивнул и подошел к ней. «Знаю, знаю. Но можно ведь помечтать?»

Хлои услышала в его голосе колкую искренность, но узнала и типичные шутливые нотки. Он сдался, чтобы не разрушать их первый день на новом месте разговором о ее сестре.

«Ей это будет полезно», – сказала Хлои. «Выйти в свет, пообщаться… Думаю, если я смогу войти в ее жизнь, она откроется».

Стивен знал сложную историю их отношений. Он никогда не скрывал, что не слишком любит Даниэль, но при этом всегда поддерживал Хлои и понимал, как она переживает за сестру.

«В таком случае, делай так, как будет лучше для нее», – сказал он. «А когда позвонишь ей, приходи помочь мне с кроватью в спальне. У меня на нее большие планы».

«Серьезно?»

«Еще как. Этот переезд меня вымотал. Я так устал, что буду спать о-о-очень долго и о-о-очень крепко».

Они расхохотались и слились в объятьях. Долгий поцелуй давал надежду на то, что в первую ночь в новом доме кровать пригодится не только для сна.

Однако, до вечера им еще предстояло разобрать гору коробок. И решиться на потенциально неприятный звонок сестре.

Мысль о ней вызывала у Хлои смесь радостного возбуждения и тревоги. Они были близняшками, но Хлои никогда не знала, чего ждать от Даниэль. А тот факт, что сестра вернулась в Пайнкрест подсказывал, что дела у нее не пошли в гору.

Глава вторая

Даниэль Файн выдавила на ладонь таблетку кофеина из блистера, проглотила ее, запивая теплой выдохшейся колой, открыла ящик с бельем и запустила в него руку в поисках самого развратного экземпляра.

Даниэль думала о Мартине. Они встречались уже около шести недель, и, не смотря на то, что они договорились не торопиться, она уже потеряла терпение. Сегодня Даниэль решила взять инициативу в свои руки – каждый раз останавливаясь «на второй базе», она чувствовала себя глупым подростком, не знающим, что делать.

А она отлично знала, что делать. И не сомневалась, что Мартин тоже в курсе. К концу вечера она намеревалась окончательно в этом убедиться.

Она остановила свой выбор на черных кружевных трусиках, едва закрывавших спереди, и почти незаметных сзади, потом немного подумала, какой к ним подобрать верх, но решила обойтись и вовсе без него. Они с Мартином особо не наряжались, к тому же, она знала, что ей не хватает объема в груди, и ни один самый дорогой бюстгальтер не решит эту проблему. И, кстати… Мартин как-то сказал ей, что ему нравится форма ее груди, когда она просвечивает под футболкой.

Они собирались встретиться пораньше, пообедать и успеть на 18:30 в кино. Сам факт того, что они идут на обед и в кино, а не за дешевой выпивкой и к нему домой на мучительный сеанс поцелуев, тешил самолюбие Даниэль. Она гадала, всегда ли Мартину нравится быть джентльменом.

Шесть недель с парнем… Пора бы уже знать такие вещи, – подумала она, натягивая трусики.

Она одевалась перед высоким зеркалом на стене в спальне: примерила пару рубашек, а потом решила не заморачиваться, и надела черную футболку слегка в обтяжку и пару самых обычных джинсов. Даниэль не могла похвастаться большим выбором юбок и платьев в гардеробе. Обычно она надевала первое, что попадалось под руку с утра. От матери ей досталась естественная красота, и она этим пользовалась. Безупречная кожа позволяла не носить макияж, а крашеные в черный волосы и пронзительные карие глаза создавали законченный образ. Одним взмахом ресниц она могла превратиться из милой девушки в женщину-вамп, и никогда не переживала из-за такого мелкого недостатка, как плоская грудь.

Быстро окинув в зеркале фигуру, лицо и логотип группы на футболке, которые оставались неизменными с ее подростковых лет, Даниэль решила, что готова к встрече с Мартином.

У него были какие-то то ли итальянские, то ли испанские корни, но не был похож на тех парней, что обычно тусовались в гаражах и на гоночных треках. Он говорил, что когда-то увлекался любительским боксом, и Даниэль верила, потому что его тело было тому доказательством (и заставляло ее изнывать от нетерпения). Сейчас он что-то программировал на фрилансе, но, как и сама Даниэль, не принимал жизнь слишком всерьез и любил выпить. Казалось, что они идеальная пара.

И все же… Шесть недель без секса. Она нервничала. Вдруг он ей откажет? Вдруг он действительно не хотел торопиться, а она не могла подождать?

Вздохнув, она пошла к холодильнику, взяла оттуда бутылку «Гиннесса» для успокоения нервов, сорвала крышку и сделала большой глоток. До нее дошло, что она смешивает алкоголь с кофеином, до было уже поздно. Она только пожала плечами с мыслью, что ее тело знавало передряги и похуже.

Зазвонил телефон. Если это он звонит, чтобы отменить встречу, я его убью, – подумала Даниэль.

Увидев, что на дисплее высветилось не имя ее парня, она было расслабилась, но тут осознала, что это звонит сестра, и ее плечи невольно опустились, словно под тяжким грузом. Даниэль знала, что лучше ответить сразу, ведь иначе Хлои перезвонит через пятнадцать минут. А потом еще. Настойчивость была чуть ли не единственной общей у них чертой.

Даниэль сняла трубку и сразу, без приветствий, выпалила: «Добро пожаловать домой, в Пайнкрест». И сразу максимально равнодушным тоном добавила: «Ты уже официально переехала или как?»

«Зависит от того, у кого спрашивать: у меня или у всех этих неразобранных коробок», – ответила Хлои.

«Когда приехала?» – спросила Даниэль.

«Сегодня утром. Мы наконец-то разгрузили прицеп и теперь пытаемся понять, что со всем этим делать».

«Помощь нужна?»

На том конце линии возникла пауза, и стало ясно, что Хлои не ожидала от сестры такого благородства. Честно говоря, Даниэль предложила помощь только потому, что знала, что Хлои откажется. А, точнее, Стивен захочет, чтобы Хлои отказалась.

«Знаешь, пока не нужна. Зря я не позвонила тебе, когда мы только начали носить эти чертовы коробки».

«Тогда я, пожалуй, и не предложила бы», – ответила Даниэль с сухим сарказмом.

«Ладно, проехали. Слушай, ты помнишь Кэтлин Сондерс из старшей школы?»

«Смутно», – сказала Даниэль, вспоминая открытое улыбчивое лицо – то самое, которое всегда оказывалось чересчур близко во время разговора.

«Оказывается, она живет в моем районе, всего через два дома. Пришла сегодня поздороваться и пригласила нас со Стивеном на квартальную вечеринку на выходных».

«Ого, всего один день, а ты уже обжилась дальше некуда. Минивэн еще не купили?»

Снова тишина. Даниэль поняла, что Хлои думает, как воспринять последний вопрос – как ядовитую нападку или невинную шутку. «Еще нет», – ответила она наконец. «Сначала нужно завести малышей. А насчет вечеринки… Тебе стоит прийти. Кэтлин о тебе спрашивала».

«Я польщена», – сказала Даниэль, не чувствуя себя ни капли польщенной.

«Слушай, рано или поздно мы все равно встретимся», – сказала Хлои. «Так что лучше раньше – сэкономим на звонках. И я очень хочу показать тебе дом».

«Не знаю, может быть, у меня в этот день будет свидание», – сказала Даниэль.

«Настоящее свидание или очередной несчастный ухажер на одну ночь?»

«Настоящее. Думаю, он тебе понравится». Какая чушь. Дэниэль не сомневалась, что Хлои совсем не одобрит Мартина.

«Вот и проверим. Приводи его с собой».

«Боже, ты невыносима».

«Это «да»?» – уточнила Хлои.

«Это «посмотрим»».

«Меня устраивает. Как ты, Даниэль? Все в порядке?»

«Вроде того. На работе все путем, и я иду на свидание с одним и тем же парнем в двадцатый раз».

«Ого, похоже, он и правда особенный», – подколола ее Хлои.

 

«Да, и поэтому мне пора».

«Разумеется. Я напишу тебе наш адрес. Надеюсь, вы придете на вечеринку. В три часа, в эту субботу».

«Ничего не обещаю», – сказала Даниэль и отхлебнула «Гиннесса». «Пока, Хлои».

Она закончила вызов, не дожидаясь ответного прощания. Разговор почему-то страшно ее вымотал.

Квартальная вечеринка, – горько подумала она. Мы, конечно, редко общаемся, но сестра могла бы знать меня получше.

Эта мысль потянула за собой воспоминания о матери. Даниэль часто о ней думала, когда ее раздражала Хлои. Ее рука инстинктивно ощупала шею. Обнаружив только голую кожу, она спешно пересекла крошечную квартиру, оказалась в спальне, подошла к шкатулке на тумбочке и достала оттуда мамин серебряный кулон – единственную вещь, доставшуюся ей от Гейл Файн. Даниэль застегнула цепочку на шее и спрятала кулон под футболку.

Чувствуя прикосновение металла к коже, она думала о том, как часто Хлои вспоминает о матери. Они почти никогда не говорили о том, что случилось тем утром семнадцать лет назад. Она знала, что тень тех событий ходит призраком за ними обеими, но говорить о призраках вслух мало кому хватает духу.

До выхода из дома оставалось еще десять минут. Даниэль допила пиво и решила, что лучше прийти немного раньше. Она направилась к двери, как вдруг застыла, как вкопанная. Под дверью лежал конверт. Когда она разговаривала с Хлои по телефону, его там еще не было.

Она подошла к конверту и осторожно подняла его. Ей казалось, что она видит себя со стороны, будто в сцене из кино. Это было не первое подобное послание.

На конверте не было подписи. Ни имени, ни адреса, никаких пометок. Даниэль открыла незапечатанный конверт и извлекла из него картонный квадратик размером чуть больше игральной карты.

Она перечитала записку несколько раз, сунула ее обратно в конверт и отнесла его на стол у стены в гостиной. Там уже лежали четыре записки похожего содержания.

Даниэль на секунду замерла, глядя на них, напуганная и растерянная. Ладони ее вспотели, а сердце забилось чаще.

Кто за мной следит? И зачем?

Не найдя ответов, она поступила так, как обычно поступала, когда что-то ее тревожило – попыталась выбросить это из головы. Временно изгнав из мыслей последнюю записку с коротким сообщением, она стремительно вышла из квартиры и пошла к Мартину.

По пути у нее перед глазами, как огромная неоновая вывеска, вспыхивала одна строчка:

Я ЗНАЮ, КАК ВСЕ БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ.

В этом не было никакого смыла. И, тем не менее, все было предельно ясно.

Не сводя глаз с собственной тени на тротуаре, она ускорила шаг. Ей было известно, что закрыть глаза на проблему вовсе не означало ее решить, но так она хотя бы чувствовала себя лучше.

Я ЗНАЮ, КАК ВСЕ БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ.

Ее ноги отказывались идти, будто хотели повернуть назад, помчаться домой и попытаться выяснить, что это за записки. Позвонить кому-нибудь. Может, копам. Может, даже Хлои.

Но Даниэль только ускорила шаг.

В большинстве случаев ей удавалось оставлять прошлое в прошлом.

Почему с этими записками должно было быть иначе?


Издательство:
Lukeman Literary Management Ltd
Книги этой серии:
Поделится: