Название книги:

Марина М. в поиске счастья

Автор:
Елена Петровна Кукочкина
Марина М. в поиске счастья

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Я опешила. Роза говорила мне в лицо правду, которую слушать было невыносимо. Я не могу отпустить Вадима, потому что не умею рисковать, не умею решать проблемы, а только распускаю сопли. А надо один раз попробовать, и станет легче.

– Покупай билеты! – твердо сказала я. – Я научусь улыбаться заново и жить без него, чего бы мне это не стоило!

Мы с Розой отстояли длинную очередь на «Кобру». Нас потоком вынесло к сидениям. Люди, стоявшие сзади, толкали меня вперед, и я без раздумий прыгнула в первое попавшееся кресло, рядом тут же запрыгнул парень-блондин. Не успела я сказать о том, что это место для моей подруги, как работник аттракциона опустил пристегивающийся ремень. Я оглядывалась по сторонам и ничего не понимала.

– Роза! Роза! Здесь должна быть моя подруга, – в панике кричала я, то ли парню, сидящему рядом, то ли самой себе. – Подождите, мы должны быть вместе!

– Твоя подруга, наверное, на другом месте, не переживай, – подбодрил блондин.

– Спасибо, – сдавленно от ужаса произнесла я, и по спине побежали мурашки. Я не хотела ехать одна, точнее не собиралась. Ведь можно было еще выйти, остановить все. И как я только на такое согласилась? Господи Боже мой! Где же Роза?

В отчаянии я уже собиралась выпрыгнуть, потянула ремень безопасности вверх, но он не поддавался. Паника росла во мне всё больше и больше.

– В конце не забываем дружно хлопать, – бодро говорил работник аттракциона. – Вас снимает скрытая камера, улыбаемся!

– И машем, – добавил блондин и во весь голос вперемешку со свистом закричал. – Е!!!!!!

Нет! Нет! Нет! Остановите «Кобру» – я сойду! Я этого не вынесу! И где Роза? Может она не села ещё, может она…. Я не поеду без нее! НЕТ! Только не это!

И тут сердце окончательно упало в пятки, на лбу появились первые капли пота, во рту пересохло. Наш длинный «вагончик» начали медленно поднимать торсом. Я знала, что сейчас мы все окажемся на самом верху и будем висеть под углом 90 градусов, а потом торс отпустят и…

Нет! Нет! Нет! Я боюсь! Не надо!

И тут мой взгляд упал туда, где стояла Света с нашими сумками. Рядом с ней стояла Роза. Предательница! Она улыбалась, подпрыгивала, махала мне и кричала что-то, чего я не могла до конца разобрать:

– У те… вс… по-лу… пол… чит…с-я!

Я нервно сглотнула, сердце было готово выпрыгнуть из груди, живот скрутило от страха. Впереди сидящие меня люди выбрасывали руки в стороны, свистели, гудели, кричали. А я шептала про себя: «Господи помоги, Господи пронеси! Господи я все смогу!» и впилась руками в держатели со всей силы.

О! Нет! Нет! Как страшно! Всё вокруг такое маленькое! Что я наделала? А вдруг я сейчас выскользну? Вдруг…

– Аааааааааа!!!

Трос со звуком отцепили, и наш «вагончик» полетел вниз. Ба-бах! Взрыв, эмоции, грудную клетку разрывало криком отчаяния. Я ничего не слышала и не видела, все мысли тут же выветрились из головы. Кровь закипала и бурлила, страх перемешивался с адреналином, я только и успевала, что кричать во все горло.

Две минуты захватывающего маневра, и ты в нормальном состоянии. Все вокруг хлопали, смеялись и приходили в себя.

А я?

На удивление самой же себе я улыбалась во все тридцать два зуба. Внутри ещё звучали отголоски страха, а я смеялась и аплодировала вместе со всеми.

Я это сделала, я пережила! Я победила саму себя!

– Роза, я тебя убью, – стала обнимать я подругу, как только прошла через турникет. Меня ещё немного качало и коленки тряслись, но я была счастлива.

– Я тебя ненавижу! Но мне так понравилось! Так было здорово! Но я тебя ненавижу, слышишь? НЕ-НА-ВИ-ЖУ!

– Ну, вот видишь, ты стала совсем другой. Скажи, Свет?

– Ты прямо вся светишься. Поздравляю!  – подруга обняла меня и чмокнула в разгоряченную щеку.

– Это было просто потрясающе! – взахлеб рассказывала я. – И я это сделала! Представляете? Столько эмоций! Вам нужно тоже попробовать!

– Нет уж! – тут же прокомментировала Света.

– Кстати, а куда ты делась? – посмотрела я на Розу, угрожающе вперив руки в бока.

– Ну… – протянула подруга и засмущалась. – Это не для меня. Я не такая бесстрашная, как ты.

– Что? – не верила я своим ушам.

– Я спасовала. Признаюсь, я взяла тебя на «слабо», хотя сама не знала, как вообще смогу влезть туда. И в последний момент просто прошмыгнула мимо толпы и вышла.

– Вот это да!

– Но паучки твои, правда ведь, разбежались?

Разбежались.

– И ты на меня не обижаешься? – улыбнулась виновато Роза.

– Нет, – замотала я головой. – Ну, может немножко, но уже все прошло. Ведь это было великолепно! Столько адреналина, столько… – мы направились к выходу, а я все не переставала девчонкам рассказывать о своих эмоциях. Следующая горстка людей кричала на аттракционе «Кобра», но мне было уже совсем не страшно. Меня больше не испугать криками, как в первый раз. Я ведь через это прошла. Чего бояться? Можно даже как-нибудь повторить. Или лучше не стоит?

– А давайте поедем в какое-нибудь кафе? – бодро предложила я, когда мы выходили из парка. – Я ужасно проголодалась, готова съесть целых две порции пасты. Есть здесь где-нибудь итальянская кухня, а?

– Роз, кажется, наша Марина вернулась, как думаешь? – спросила Света.

– Из траурной вдовы она, наконец, превратилась в благоухающий цветочек, – хихикнула Роза.

– Эх, девчонки, – я взяла подруг под руки. – Как же я вас люблю!

– И мы тебя, – хором ответили Роза и Света и рассмеялись.

На следующей неделе я вышла на работу со свежими мыслями в голове. Меня больше не интересовал Вадим, мои бывшие отношения и слова, которые так хотелось ему сказать. Пережитые эмоции на аттракционе «Кобра» стали для меня той отправной точкой, от которой я оттолкнула свою лодку Жизни и направила в правильное русло.

И теперь какие бы препятствия не воздвигла жизнь, каких бы проблем она не навешала на мою «толстую» шею, я точно знаю, что никогда не распутаю клубок из неурядиц без своих близких, родных для меня людей. Для кого-то – это родственники, для кого-то – любимая половинка, а для меня – это мои подруги. И я благодарна судьбе за то, что она свела меня с такими замечательными людьми, которые никогда не дадут меня в обиду. Даже в обиду своему собственному Я.

Глава 3. Безвозмездная помощь

Даже Христу нужна была помощь, чтобы нести свой крест.

Американское изречение

Я собирала вещи, упаковывала в коробки, пакеты и сумки. Вадим платил большую часть денег за съем квартиры, я же оплачивала только коммунальные услуги и Интернет с кабельным телевидением. И теперь квартира в Москве мне была не по карману. Да и к тому же жить здесь было невыносимо. Все напоминало мне о наших отношениях: диван о сексе, стол и телевизор на кухне о роллах и китайской лапше, лоджия о летних посиделках и долгих разговорах, а потом поцелуях и опять сексе. Я съезжала, освобождала квартиру от вещей, а душу от воспоминаний. Переезд – это хороший повод избавиться от всего ненужного. Ведь нельзя ехать в будущее, смотря в зеркало заднего вида.

В час дня ко мне приехала Светка, чтобы помочь с переездом.

– Кошмар какой! У тебя столько вещей! – начала восклицать подруга с порога.

– Я сама в шоке, – отвечала я, отодвигая коробки от входа, чтобы та могла пройти.

– Ты уже звонила отцу?

– Угу, – тяжело вздохнула я. Папа был, конечно, рад моим редким визитам, но пожить у него неделю-другую – он воспринял без особого энтузиазма.

– Я тебя понимаю, – ответила Светка, собирая свитера в вакуумный пакет. – Я надеюсь, ты не собираешься уезжать к маме?

– В Саратов? – удивленно вскинула брови я. – Нет, я думаю, что даже объяснять не стоит. Половину жизни я живу здесь. Какой может быть Саратов?

Дело в том, что папа с мамой давным-давно развелись. Когда мне было 9 лет, папа попал под сокращение из-за какой-то внутренней реорганизации военных сил, и он, недолго думая, вместе с другом начал ездить в Москву на заработки, как на вахту. Через два года он от нас ушёл. Оказалось, что в Москве он познакомился с женщиной, полюбил её и вот-вот у них родится ребенок. Мама была в ужасе. Восприняла уход отца точно выстрел в упор. Для меня это тоже был удар, самое большое предательство в жизни. Мне было жаль маму и не хватало моего прежнего папы. Хотя всё это время он исправно звонил и высылал деньги.

Когда в 17 лет я приехала поступать в институт в Москву, папа мне помог с жильем. Хотя я очень противилась, но деваться было некуда – снимать дорого, а общага абитуриентам не полагалась.

Я училась, жила в Москве, и продолжала злиться на отца, всячески его игнорируя. Но однажды мы с ним поговорили по душам. Папа рассказал, что жили они с мамой только ради меня, как друзья, сохраняя видимость стабильного брака. И выслушав всю историю, я перестала его ненавидеть. А может возраст был уже такой, когда проходит пылкая юность, наступает на пятки взрослая молодость и осознание начинает меняться.

В общем, в Одинцово у меня жил не только папа, но ещё и любезнейшая мачеха Нина, и сводный брат Матвей. А в скором времени к ним должна была прибыть я на временное проживание с грудой вещей.

– Даже не представляю, как буду жить у папы, ведь у него своя семья, – пустилась я в долгие рассуждения о своей участи, продолжая собирать вещи. – У меня есть некоторые сбережения, но если я позволю себе оставаться жить на этой квартире, то боюсь, все денежки уйдут за съем. И вообще, надо выбирать, что важнее…

Мои дела не были столь хороши. Работа журналистом в журнале, который выживал за счет редких рекламодателей, не приносила нужного дохода. А крупные издания отказывались от моих услуг. Света мне часто повторяла: «Начинай с малого, усерднее работай, пиши больше статей и все получится!». И она полностью права. Я хочу звезды с неба хватать, но даже лестницу подставить не могу.

 

– Представляешь, а мы в конце этой недели едем с Игорем отдыхать на турбазу! – вдруг ни с того ни с сего начала рассказывать Светка.

– Молодцы, – безучастно ответила я.

– Игоря пригласил с работы приятель, он отмечает день рождение. Я смотрела в Интернете фотки этой турбазы, там такие классные домики, рядом речка и…

Все это было просто замечательно, если бы я не думала о своих проблемах. У кого турбазы, а кому-то нужен космолет, чтобы с радостью покинуть эту планету на пару недель. Я выкинула бы все мысли из головы и расслабилась где-нибудь в другой галактике на солнечном пляже.

– В общем, на этих выходных квартира будет свободной, – продолжала рассуждать Светка, пока я предавалась мечтам. – И мы тут все обсудили с Игорем…

На другой бы планете я бы целыми днями загорала на пляже. Официанты бы мне подносили прохладительные напитки из свежих экзотических фруктов, а на закате дня я бы ужинала в компании красивого парня и…

– Ведь у нас двушка и места много, и ты нас не стеснишь сильно… Короче, мы не против, чтобы ты пожила у нас, пока не найдешь подходящее жилье.

Что? Двушка? Пожила у нас? Стоп!

– Прости, – мысли о космолете и другой планете мигом вылетели из головы. Я повернулась к Светке и часто заморгала. – Ты предлагаешь мне пожить у тебя?

– Да, – скромно улыбнулась Света. – И Игорь совсем не против, будешь спать в зале на диване, я уже полочку в шкафчике выделила под одежду и…

– Но это же как-то неудобно, – честно, я сказала это специально, чтобы не казаться в глазах подруги наглой особой, не способной сказать «спасибо». На самом же деле я очень хотела переехать к ней. Это был бы самый лучший вариант!

– Не бери в голову, все нормально! – махнула рукой Света. – Мы ведь должны друг другу помогать.

– О, Светочка, – растянулась я в благодарной улыбке и начала обнимать подругу. – Спасибо, спасибо! Я так рада. Хочешь, даже ужин готовить буду раз в неделю или на выходных?

– Э… ну можешь просто помогать с уборкой, – Света всегда была очень тактичной, даже мне – своей лучшей подруге – она не могла в лицо сказать, что я все-таки не очень хорошо готовлю. Эта часть хозяйства у нее получалась намного лучше, чем у меня.

– Я так рада! Так рада! – не могла сдержать я эмоций. – Только куда я дену все эти коробки – не к тебе же в квартиру перевозить?

– А мы все ненужное оставим в гараже, – предложила Света. – Ты только разбери вещи на первой необходимости и те, что могут долго не пригодиться.

– Подруга, ты просто супер! – глаза мои горели, улыбка до ушей. Я была счастлива, и никакой планеты с солнечным пляжем мне не надо. Одна мысль, что я остаюсь в Москве ещё на пару недель, грела меня лучше любого галактического солнца.

Света протянула мне телефон со словами:

– Звони отцу, обрадуй его. У тебя ещё примерно две недели, чтобы найти себе жилье.

Это была самая настоящая безвозмездная помощь со стороны подруги.

На следующий день я уже проснулась на Светкином диване. Конечно, мне было ещё не совсем удобно за доставленные молодым неудобства, но Светка с Игорем меня ещё раз вечером убедили, что все в порядке и я могу пожить здесь некоторое время. К тому же в планах у них был отпуск и поездка за границу в солнечную Испанию или Италию, а может Португалию. Я так и не поняла, да и это не столь важно. Главное, я здесь! Я в Москве!

Сегодня я должна была быть на благотворительном фестивале фонда «По частичке всем миром». Этот фонд помогал беспризорным детям, семьям с тяжелым положением, детям-инвалидам – всем, кто нуждался. На пятничное мероприятие меня позвала одна моя хорошая знакомая Саша Власова, которая бегала еще со студенческих лет по таким мероприятиям. Неделю назад я случайно встретила ее в метро, мы разговорились, и оказалось, что жизнь её наполнена кучей разных встреч, новых знакомств и приятных времяпровождений.

Меня воодушевил ее рассказ о том, как она была на одном благотворительном вечере, где выступали такие звезды, как Елка и Слава. Ещё Саша назвала мне пару имен актеров театра, которые я не запомнила, но это не столь важно. Ведь это так круто! Быть приглашенной гостьей, ходить между накрытых столиков с бокалом шампанского, улыбаться фотографам и быть в самом центре эпатажной тусовки. Поэтому я, не моргнув глазом, тут же сказала Саше: «Я тоже хочу участвовать», перед этим изрядно нахвалив её деятельность. Все же лесть не хуже наркотика, одна доза слов похвалы и человек в твоей власти.

На благотворительный фестиваль я начала готовиться с утра.  И должна была выглядеть идеально, вдруг встречу в толпе Светлану Бондарчук, невзначай заговорю, а завтра уже будут работать журналистом в «Хеллоу». Поэтому я тщательно продумала свой наряд до мелочей. Жизнь начинала открывать новые возможности, я чувствовала, как она балует меня. Я будто неслась по теплому течению навстречу открытиям, встречам и возможностям.

К двенадцати дня я была готова. На мне: светло-розовая свободная юбка до колен – стильная находка в магазине «Топшоп», потому что стоила юбка всего ничего, а выглядела, как от Фенди; белый обтягивающий топ и легкий пиджак на тон темнее юбки, а вот на ногах были розовые лаковые туфельки от Расчини.

Ради такого случая туфли я взяла у Розы. Но прежде, чем дать в прокат свою «прелесть», Роза прочитала нотацию, чтобы я даже не смела появляться в них в метро, толкаться среди людей и не дай Бог, каблук где-нибудь застрянет или носик обдерется. Но сегодня мне даже высокая цена за туфли была не страшна, надо же в толпе выделяться!

И вот она я! Стильная девушка, с подкрученными локонами, дневным макияжем, гармоничным нарядом и в синих дешевых балетках. А что делать? Я же обещала Розе не ехать в метро в туфлях. Как только я добралась до места, сразу сняла балетки, засунула их в сумку и надела лаковое изящество.

– О, Марина, привет! Как хорошо ты выглядишь, – оценила мой вид Саша, когда мы встретились в холле здания. Именно такого эффекта я и ожидала, чтобы все ахнули.

– Привет! Я старалась. Ведь сегодня такое мероприятие!

– Да, это точно, нам очень не хватает людей в помощь. Молодец, что пришла раньше!

– Как мы и договаривались, – улыбнулась я. – Моя задача, ты говорила, общение с гостями. Куда идти? Где зал?

– Да-да, конечно! Пойдем со мной.

Саша провела меня через холл, мы поднялись по старинной лестнице и оказались в небольшом актовом зале. Зал украшали люди в футболках с надписью на груди «По частичке всем миром»: надували шарики, расставляли столы и стулья, кто-то таскал коробки, кто-то раскладывал на тарелки еду, а кто-то развешивал рисунки детей-сирот и отпечатанные плакаты с призывом «Мы в ответе за тех, кого приручили». Саша дала пару распоряжений ребятам, которые настраивали аппаратуру на сцене. Затем мы вышли из зала через другой вход за сценой и очутились в маленькой комнатке, заваленной коробками, растяжками и прочим хламом.

– На, переодевайся, – Саша протянула мне такую же футболку, в которой были одеты люди в зале. Я отстранилась и тупо посмотрела на нее.

– Мне не надо. Я уже одета!

– Конечно, надо!  – Саша укоризненно взглянула на меня. – Мы же волонтеры, мы должны ходить в одинаковой одежде, чтобы люди знали, что к нам можно обратиться.

– А мне не хватит бейджика с логотипом? – с надеждой в глазах спросила я. Ведь это было совсем не то, чего я ожидала.

– Нет, – ответила серьезно Саша, натягивая на себя такую же футболку. – У тебя есть другая обувь?

– Да, – неуверенно ответила я.

– Тогда переобуйся. Конечно, если ты сможешь два часа простоять на таком высоком каблуке, то можешь этого не делать. – Саша посмотрела на мои туфли с явной завистью в глазах и начала рыться в стоявших рядом коробках.

Я натянула футболку поверх своего нового топа и заправила ее в юбку. Вид оставлял желать лучшего – футболка была на размер больше. В тайне я надеялась затесаться в толпе гостей и стянуть этот белый мешок. Саша ничего бы не заметила.

– Вот, держи буклеты, – протянула девушка стопку листовок.

– Это еще что?

– Ты будешь стоять на входе, приветствовать гостей и раздавать буклеты, – объяснила Саша.

– Что? Но мы так не договаривались! – это был верх моего терпения! Сначала футболка, теперь стоять на входе.

– Как не договаривались? – стала наезжать на меня Саша. – Ты сама согласилась на эту работу.

– Но мы говорили, что я буду общаться с гостями, а не стоять на входе с дурацкими листовками?

– Это и есть твое общение! А что ты хотела?

– Ты говорила, что я буду общаться с гостями, что буду…

– Марина, мы – волонтеры! Мы обслуживаем такие мероприятия, а не ходим на них – это разные вещи, понимаешь?

Я кивала головой. До меня стала доходить суть происходящего. Я все перепутала. Я думала, что Саша – один из организаторов таких празднеств, что мы будем с ней расхаживать по залу и командовать, улыбаться и пожимать руки гостям. А мы…. Мы… всего лишь волонтеры! Я явно что-то упустила.

– Ладно, ладно, – стала успокаивать я девушку, которая не переставала мне рассказывать про суть волонтерского движения. – Я все поняла, давай буклеты.

Это была моя безвозмездная помощь детям-сиротам. Как говорится, за все в жизни надо платить.

Я стояла на входе вместе с ещё каким-то парнем и с кислым лицом и унылой улыбкой раздавала будущую макулатуру. Туфли я оставила в сумке в той самой комнатке вместе со своим упавшим настроением. А все входившие в двери незнакомые люди с важными лицами были мне теперь по боку. К сожалению, это не лестница к небу за звездами. Я опять ошиблась.

– Привет, Марина, – окликнул меня мужской голос, когда я объясняла какой-то даме, куда именно идти. Я обернулась и поняла, что хуже быть уже не может. В дверях стоял мой бывший парень Максим. Я с ним встречалась не так долго, но роман у нас был бурный. Хотя не совсем так, это секс был бурным, а роман обычным. И расстались мы, кажется, обычно – не сошлись характерами или что-то в этом роде.

– Привет, Максим, – тревожно заулыбалась я, не зная, куда себя деть. – А ты что тут делаешь?

– Ну, здесь, кажется, проходит благотворительный фестиваль, – парень подошел поближе, и я услышала знакомый аромат духов «Хьюго Босс».

– Да, все верно, – ответила я и повторила вопрос. – Что ты тут делаешь?

– Организация, в которой работаю, вкладывает хорошие деньги в этот фонд. А я, так сказать, представитель фирмы, лицо компании.

– Понятно.

– А ты? – Максим окинул взглядом мой наряд. – Ты волонтер?

– Да, но только сегодня, – невпопад отвечала я. – Подруга очень сильно попросила помочь…. Э…. Понимаешь, у них людей не хватает. И я… э… не смогла отказать. Как можно отказать сиротам, правда?

– Молодец, – подбодрил меня Максим. – Благородный поступок! А ты все еще журналист и работаешь в том не известном журнале, как его…

– «Город женщин»? – помогла вспоминать Максиму факты, о которых сама бы хотела забыть. Так опозориться, да и принизить себя в его глазах. Не на ту напал!

– Нет, уже нет, – отшучивалась я. – Сейчас работаю внештатным журналистом, пишу много статей в различные журналы, получаю хорошие гонорары и могу позволить себе помогать детям. У меня появилось много свободного времени.

– Значит, ты, как и планировала, стала первоклассной журналисткой, – я кивала Максиму и улыбалась сквозь зубы, моля про себя Господа, чтобы парень не пронюхал моего вранья.

– А я, – продолжал Максим, – работаю все в той же компании, купил недавно квартиру-студию недалеко от центра и «Бэху».

– О, молодец! – похвалила я его. – Я тоже недавно прикупила двухкомнатную квартиру на заработанные деньги от статей, правда не в центре, но тоже в Москве, – врала я все больше и больше, и не могла остановиться. Подумаешь, квартира Светкиной бабушки, но кто об этом узнает? Можно притвориться, что моя.

– Ничего себе! Хорошо тебе платят! – Максим поджал нижнюю губу и засунул руки в карманы. – С парнем живешь или одна?

– Нет, у меня сейчас никого особенного нет, так один, другой…

– Тогда надо как-нибудь встретиться, вспомнить былое, – подмигнул мне Максим. И это означало только одно – он не прочь хорошо провести время.

– Держи мою визитку, – Максим вытащил черный портмоне и протянул клочок блестящей бумаги со своим номером телефона.

– А ты буклет, тебе в корпус «А», – протянула я в свою очередь программку сегодняшнего фестиваля.

– Ещё увидимся, – Максим чмокнул меня в щеку и зашел в двери.

Настроение, к удивлению, не ухудшилось, а стало даже лучше, чем раньше. После разговора с Максимом, хоть половину из того, что я сказала, было сущее вранье, мне стало легче. Я с энтузиазмом раздавала буклеты и приветствовала гостей. Да, лгать – это не хорошо, но ведь как с помощью вранья можно классно выкрутиться из любой ситуации. А?

 

Через два часа, после фестиваля я удачно смылась, даже не стала прощаться с Сашей. Она мне намекнула, что я должна, как волонтер, помочь ребятам собрать все обратно, очистить помещение и вынести мусор. Но я под шумок слиняла с праздника, который нельзя было назвать фееричным. Никаких звезд эстрады и кино я не увидела, было только кучу важных людей, лица которых ни о чем мне не говорили. Для себя же я раз и навсегда решила, что если и делать хорошее для детей, то напрямую. Раздача буклетов никому ещё не помогла.

По дороге домой я решила прогуляться по центру Москвы в розовеньких туфельках, которые так красиво блестели в лучах вечернего теплого солнца. Ну, не зря же я всё утро собиралась и наряжалась, покупала одежду и брала туфли у Розы?

Я вышла из метро, прошла сначала одну улицу, потом другую.  Было довольно многолюдно, все куда-то спешили, торопились по своим делам. Я же расслабленно шагала мимо старых зданий, витрин магазинов и кафе. Я решила не нарушать традиций и зайти в «Шоколадницу» на Кузнецком мосту. Именно сюда мы часто ходили с Вадимом. Сидели в уютных креслах за чашечкой ароматного кофе, заказывали блинчики или по кусочку от разных тортов, и долго болтали о пустяках, строили будущее, которого теперь у нас нет.

Это было мое любимое кафе, но сегодня мне не хотела здесь оставаться, я просто решила взять кофе в большом пластиковом стакане и побродить ещё немного по улицам.

Я стояла у барной стойки и ждала, пока официант приготовит кофе. Крутилась у витрины, рассматривала пирожные, новое летнее меню, потом – людей, сидящих в зале. Девушки, парни, компания девчонок с ворохом пакетов – совсем как мы с Розой и Светой, столики для курящих, кадки с цветами, картинки в кофейных рамках… И тут все тело шибануло током.

Глубоко посаженные карие глаза смотрели на меня растерянно, а в уголках губ появилась маленькая, еле заметная улыбка смущения.  Я смотрела на парня из моего недалекого прошлого и не знала, куда себя деть, ноги затряслись, по спине побежали мурашки, на щеках появился нервный румянец. Я топталась на месте и соображала, как провалиться сквозь землю или уйти незамеченной. Может, в туалете есть окно, и я смогу выбраться, как это делают в фильмах? Но деваться было некуда, Вадим помахал мне рукой.

– Ваш кофе девушка, – вывели меня из ступора слова официанта.

– А… да, я заказывала.

Я расплатилась с официантом и неуклюже стала двигаться между столиков по направлению к выходу. Но пройти мимо своего прошлого, с рядом сидящей с ним расфуфыренной девушкой, я не могла. И как я вообще так мимолетно проскочила через кафе к барной стойке, что не заметила эту парочку изначально?

Я медленно приближалась к своей участи. Вадим что-то шепнул на ушко своей спутнице, та обернулась и оценивающе посмотрела на меня.

– Привет, – хрипло сказала и широко улыбнулась, как только оказалась у столика.

– Привет, – улыбнулся в ответ Вадим.

– Э… как дела? – спросила я.

– Отлично. Как ты?

– Я? Замечательно, – глубоко вздохнула, взяла себя в руки и тут же начала вешать лапшу на уши с гордым видом. – Только что была на благотворительном фестивале фонда «По частичке всем миром», как представитель масс-медиа. Был отличный прием, хорошая программа, шампанское, закуски, ну и конечно, люди из фэшн индустрии и глянца.

– Вадим, может, представишь нас? – с вызовом сказала девушка.

– Да, конечно, – переполошился Вадим и посмотрел на свою спутницу с такой теплотой, что меня передернуло. – Это Екатерина – моя девушка. А это Марина – моя… моя…

На последнем слове Вадим запнулся, стал откашливаться, как будто поперхнулся. Никогда не подумала бы, что у него не хватит духу представить меня своей нынешней девушке. Екатерина вопросительно смотрела на меня, глаза ее бегали в поисках ответа. А мне так и хотелось ляпнуть: «Да, я видела его член, детка!».

– Просто знакомая, у нас общие друзья, – слащаво улыбнулась я. Рано или поздно она все равно узнает, кто я такая. А пока пускай радуется, глупенькая.

– Очень приятно, – Екатерина сразу же повеселела, перестав видеть во мне соперницу. – Может, присядешь?

– Спасибо большое, как-нибудь в другой раз, – слегка заносчиво ответила я и тут же выпалила на одном дыхании: – Сейчас спешу на ещё одну презентацию от Эсти Лаудер в «Иль де Ботэ» на Маросейки. Опять напитки, фуршет, фотографы, звёзды. Не так просто работать журналистом, надо уметь везде успевать.

– Понятно, – кивнула Екатерина. Знала бы она, что я вычитала об этом в Интернете, не смотрела бы так.

– Ты же работаешь в «Городе женщин»? Там никогда не было презентаций и благотворительных вечеров? – вклинился Вадим. Сдался сегодня всем этот журнал «Город женщин»? Почему все норовят его вспомнить?

– Вадим, после того, как мы… э… Как мы виделись в последний раз? Да, точно! В общем, сейчас я заключила контракт с ещё одним издательским домом. Работаю выездным журналистом, на всякие светские мероприятия хожу и неплохо зарабатываю.

– И в каком журнале ты работаешь, где тебя читать? – тут же спросила Катя.

– Э… в издательском доме «Бурда», – выдала я, заведомо зная, что можно не пускаться в разглагольствования, ведь этот медиа-холдинг занимается разными проектами.

– Ладно, я очень тороплюсь, столько времени потратила уже, – быстро затараторила я и посмотрела на часы на запястье. – Надо бежать на презентацию. Пока, пока! Хорошего вам вечера, – помахала на ходу и выбежала из кафе.

Пройдя несколько метров, я перевела дыхание, щеки мои горели, мысли собрались в кучу. Не знаю, поверил Вадим или нет про мою вымышленную работу. Но так хотелось показать, что я чего-то в этой жизни стою и могу жить без него! Могу! Смогла! И буду жить! Он не последний и не единственный, на нем свет клином не сошелся.

Но руки мои почему-то опустились, на душе стало противно. Будто тучи сгустились над головой, небо померкло и почернело, и я для себя самой ушла за пелену дождя. Знаете, есть люди, которых никто не замечает, я была сейчас одной из них. Хотелось спрятаться подальше от всех и ни о чем не думать.

Я доковыляла до метро, села в вагон и стала разглядывать свои ноги. Туфли я так и не сняла, мне было все равно. Даже если на них кто-то случайно наступит или шпилька застрянет в эскалаторе – какая разница. Если что-то должно случиться, то это неминуемо. Сегодняшний день тому доказательство.

По пути к Светкиному дому я зашла в магазин и купила мороженое и конфеты. Мне нужна была доза сладостей. Только ими я могла заесть неудачу. Когда я зашла в квартиру, Светки с Игорем уже не было, они уехали на турбазу на все выходные. Квартира была в моем полном распоряжении. Я небрежно сняла туфли, кинула сумку на столик в прихожей, поплелась в зал и бухнулась на диван.

Весь оставшийся вечер я смотрела мелодрамы и ела мороженое. Вспоминала расфуфыренную Екатерину, влюбленного в нее Вадима (это было видно по его придурковато-счастливому виду), потом вспоминала нашу ссору и былые времена.

Я понимала всем своим мозгом, что в депрессию впадать никак нельзя, что надо что-то менять в своей жизни. А именно идти дальше с высоко поднятой головой, стремиться к успеху и добиваться поставленных целей. И чтобы как-то взбодриться и ни о чем не думать, быть свободной и независимой, я решила позвонить Максиму. Не зря же он оставил визитку?

– Да, слушаю, – раздался низкий голос в трубке.

– Максим, привет! Это Марина.

– Да, понял. Что хотела?

– Может, приедешь ко мне? – начала нежным голосом я. – И мы что-нибудь придумаем?

В трубке повисло молчание.

– Алло! Максим ты меня слышишь?

– Да, конечно, слышу, – опомнился Максим. – Что-то срочное?

– Э… – засомневалась я. Неужели мы с ним говорили не про то самое, чем двое занимаются по ночам. Может он что-то другое подумал? – Да, срочное.

Честно, для меня это было очень срочно! Мне нужна была скорая помощь. Максим мог меня рассмешить, вдохнуть энтузиазм, а ещё доставить удовольствие. С ним было весело и забавно! И почему мы тогда не сошлись?

– У тебя что-то случилось? – не понимал он.

– Да, случилось, – решила я с ним поиграть. – Мне нужна твоя помощь, скорая помощь. Меня нужно срочно вылечить!

– Ты заболела что ли? – спросил парень.

– Да, черт возьми, – разозлилась я. – Заболела! Накупи лекарств, и приезжай меня лечить, я вся горю, вся пылаю!


Издательство:
Автор
Поделиться: