Название книги:

Марина М. в поиске счастья

Автор:
Елена Петровна Кукочкина
Марина М. в поиске счастья

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

И как только появился в дверях аптеки её бывший – Денис, по волшебному мановению палочки откуда-то вынырнул Борис – высокий, статный, с холеным личиком. Во всей его внешности не было ничего такого потрясающе красивого, но его обаянию и подхалимству мог позавидовать любой мужчина. Борис заявил о себе на всё помещение громким: «А где здесь у нас моя любимая хозяйка?». Толпа перед парнем расступилась, словно воды Красного моря перед Моисеем, и он с глубочайшим почтением подарил Розы цветы и, склонив её будто в танго, поцеловал. Представление имело ошеломительный успех. Рот мамы Розы, Клавдии Абрамовны, не закрывался от удивления, хотя та была предупреждена. Кто-то из зрителей зааплодировал, и толпа тут же взорвалась восторженными аплодисментами.

Мне хотелось смеяться в голос, насколько всё было наиграно. Одного взгляда на обескураженного Дениса хватило, чтобы понять – игра стоила свеч. Роза застала своего бывшего врасплох, он не ожидал такого поворота в её жизни – успешная и любимая всем на зависть.

– А твой друг не переигрывает? – спросила я у Андрея, посматривая на Бориса, который бесцеремонно флиртовал с Розой у всех на виду.

– Нет, он знает, когда остановиться, – ответил мужчина, затем подошел ко мне вплотную и легко поцеловал в губы.

Андрей был со мной весь вечер. Красивый, учтивый, элегантный – всё, как того требует общество от культурного мужчины. Наши пальцы постоянно переплетались, взгляды игриво пересекались, и улыбка на лицах говорила только об одном, что влюблены мы друг в друга по уши.

И как только я позволила себе расслабиться и забыть обо всем плохом, что иногда выдает мозг, как в толпе увидела Марка.

– Что он тут делает? – спросила я у Розы, как только смогла отыскать её в толпе.

– Я не знаю, – пожала плечами подруга. – Приглашение рассчитано на двоих, Денис мог привести кого угодно. Да и на эти приглашения никто уже не смотрит – заходи, кто хочет.

– И что мне теперь прикажешь делать?

– Ничего! Расслабься и получай удовольствие. У тебя есть парень, у Марка никого нет. Настоящая бигеминальная месть!

– Какая?

– Би-ге-минальная. Это медицинский термин. В общем, двойной удар и прямо в сердце.

От торжествующих выводов Розы было ничуть не легче. Особенно после того, как меня настиг Марк с цветами в руках.

– Это тебе, – протянул Марк букет так настойчиво, что я не посмела отказать. – Я думал, ты придешь одна. Но рядом с тобой целый вечер мужчина.

– Да, э… я тоже не думала, что так произойдет и вообще… – все оправдания звучали бестолково. Марк был молод, безумно красив своей идеальной смазливой внешностью и искренен со мной. Последнее сильно задевало неустойчивую совесть.

– Ты говорила, что у тебя сейчас нет времени на отношения и тебе очень важен карьерный рост. И ты покупаешь квартиру…

– Я тебя не обманула. Всё именно так. И квартиру я купила! – оборвала я Марка. – А потом встретила свою судьбу. И с этим ничего не попишешь. Я была честна с тобой. Спасибо большое за цветы.

Парень противоречиво улыбнулся. По выражению его лица было видно, что он хочет сказать что-то ещё, но так и не решился. Я смотрела на его удаляющуюся фигуру прекрасного телосложения и думала о том, что вот они идеальные отношения – только протяни руку. Тебе будут звонить, писать, к тебе приедут в любое время, только позови. Всё будет просто и доступно, как заказ пиццы по телефону. Но этого мне не надо.

– Кто это был?

От неожиданности я подпрыгнула на месте. Я никак не думала, что Андрей окажется у меня за спиной.

– Да так… одна история, которая была перед тобой.

– Задолго?

– Нет, но из песни слов не выкинешь.

Я не знала, ревнует Андрей меня или нет, спросить не решалась. Зачем ещё больше затрагивать и ранить души, если Роза сегодня одним ударом смогла поразить несколько целей?

После выступления группы размалеванных полуголых девиц из трёх человек, я наконец-таки смогла уделить внимание Свете.

– Расскажи, как у вас с Андреем? Что-нибудь изменилось? Вылезаете из постели? – стала закидывать подруга вопросами.

– Сегодня первый раз вышли вместе, – пожала я плечами. – Но, Свет, что плохого в сексе, если он потрясающий? Мне вообще кажется, что я хочу его каждую секунду, стоит ему только подойти.

– Восхитительный секс, как правило, дезориентирует, – решила свалить меня с небес на землю Света. – Когда долго не вылезаешь из постели, начинаешь думать, что и отношения прекрасны. А на самом деле всё может быть по-другому.

– Девочки, держите бокалы с шампанским, – подлетела к нам радостная Роза. – Всё проходит просто отлично. Мой партнер органической косметики доволен и от шикарного представления своего бренда писает кипятком в штаны. Это успех!

– Поздравляем! – сказали мы одновременно со Светой и чокнулись бокалами. А Роза тут же заметила одну ускользнувшую от меня деталь.

– Она уже от второго бокала отказывается, – указала подруга на Свету.

– У меня голова болит.

– Голова не попа, выпей и всё пройдёт.

– Думаю, что не пройдет, так просто, – потупила глазки Света.

– И ничего нам не говорит! – тут же смекнула Роза. – И сколько у тебя задержка?

– Четыре недели. Но тест не показывает ни одной полоски. Может, я болею чем-то?

– Сдай кровь на анализ, и всё сразу станет ясно.

– Вот так сразу и покажет?

– Конечно, – в чем Роза была специалистом, так это по сдаче крови. Свободные отношения и частые сексуальные связи в её жизни обладали маленькими, но всё же рисками. Ведь нет такого стопроцентного способа не забеременеть, кроме полной стерилизации.

– Кажется, Борису и твоему Андрею понравились девушки, которые выступали в группе, – заметила Света, указав в их сторону.

Я обернулась, и увидела гламурных барышень с глубокими разрезами декольте и полупрозрачными юбками в пол. Мне стало не по себе. Компания смеялась. Заводилой шуточек, по всей видимости, был Борис, а Андрей то и дело опускал глаза девушкам в район декольте.

– Борис мне сейчас всё испортит. Они привлекают к себе слишком много внимания, – процедила сквозь зубы Роза. – Пойдем-ка, Марин, разгоним эту компанию.

Роза не была из инкубатора, как это сейчас было модно: широкие брови, пухлые губы и острые скулы, о которые можно порезаться. Подруга была довольна своей внешностью и любила себя такой, какая есть. Она не видела в этих девицах преграду, просто шла напролом.

– Дорогой, – Роза подплыла к Борису изящной походкой от бедра, взяла парня за руку и с голливудской улыбкой произнесла:

– Пойдем, я познакомлю тебя с родителями! Ты же этого так хотел! – без тени смущения сказала она. Хотя было видно, какой ступор эта фраза вызвала у Бориса. – Девушки вы прекрасно спели, молодцы!  Приятно было иметь дело. Вы свободны, а кавалеры, к сожалению, заняты. Пойдемте, мальчики!

Итак, открытие флагманской аптеки Розы на равных долях с её новым партнером и родителями прошел с помпой. И весьма успешной помпой. Хотя могу и поспорить, что это было скорее не открытие аптеки, а открытие самой Розы, как очень успешной бизнес-леди. Роза весь вечер изображала важную особу – важнее, чем Моника Левински в момент раскрытия скандальных отношений с президентом США, Биллом Клинтоном. Но подруга все же снизошла до уровня Городской парковки № 2002, чтобы сказать спасибо Борису за роль её протеже. Хотя, думаю, что делала она это намеренно.

– Хотела сказать тебе спасибо, – начала она.

– Спасибо в карман не положишь, – хитро улыбался Борис через открытое окно машины. Выйти он не посчитал нужным.

– За этим я и пришла.  Сколько?

– Что сколько?

– Сколько ты хочешь, чтобы я тебе заплатила?

– Думаю, – прищурился парень. – Ещё одного поцелуя будет вполне достаточно.

– А минет тебе не сделать? – решила съязвить Роза.

– Было бы неплохо. Присаживайся, – и Борис стал показушно расстегивать ремень на штанах.

Роза нисколечко не смутилась, сложила свои наманикюренные ручки на груди и громко выкрикнула:

– Эй, свободные девушки! Тут парень показывает свою голую пип…

– Тихо-тихо! – засуетился Борис, забыв про ремень на штанах.

– Ещё хочешь минет? – торжествовала Роза, склонившись над окном так, что в глубоком декольте был виден просвет между лифом и грудью.

– Нет, – сглотнул Борис и неприлично уставился Розе в вырез. – А ты, девушка, не промах!

– Ты тоже ничего, – подмигнула Роза.

– Тогда может в ресторан, в «Турандот»? – предложил парень.

– Который на Тверском? – Роза задумалась на минуту о ценах и престиже того места, куда приглашал её Борис. – А ты всех девушек туда водишь?

– Нет, только тех, кто отказывается делать минет.

Роза рассмеялась и согласилась на ресторан. После краба с томатным террином, вина, от цены которого среднестатистическому гражданину понадобилось бы вызвать неотложку, и двух оргазмов подряд, Роза-таки сделала Борису минет. Она была не против свободных отношений и не чуралась подобных связей.

В тот же вечер я оказалась в квартире Андрея. И как только мы переступили её порог, Андрей начал сразу меня целовать с желанием скорейшего продолжения. Аромат его тела перемешанный с дорогим парфюмом, мускулы под белой рубашкой, его властные руки на моей талии и поцелуи, которые доводят до экстаза. Было трудно отказаться от секса, но в первый раз за всё время мне хотелось поговорить. Я еле выкрутилась из рук Андрея под предлогом попить воды.

Мы прошли вглубь квартиры. Коридор соединялся с гостиной, гостиная соединялась со столовой и переходила в кухню. Место здесь было достаточно, чтобы устроить ещё одно торжество Розы. Да что там! По сравнению с моей однушкой здесь можно было играть в футбол и забивать пенальти, воротами для которых послужил огромный телевизор.

Я села на высокий стул за барную стойку, Андрей пошёл греметь бокалами. Я сразу про себя отметила, что больше нет букетов, которые Инесса заказывала каждую неделю большими охапками. Официально её не было в жизни Андрея, как и в квартире. Но мне было неспокойно.

 

– Значит, Инессы больше нет в твоей жизни? – внимательно изучала я Андрея.

– Нет, – сухо ответил тот и протянул бокал с водой.

– И как давно?

– Наверное, уже больше месяца, – пожал плечами он.

– Но она тебе продолжает звонить?

– Она долго не могла выехать и отдать ключи от машины. Искала жилье и новый транспорт.

– Значит, когда мы с тобой сидели в том кафе армянской кухни, – вспомнила я наш прерванный вечер и первые поцелуи. – Инесса брала твою машину, потом что-то случилось, и ты поехал к ней просто, чтобы помочь?

– Да, она взяла машину отца, – вздохнул Андрей. Ему явно не хотелось говорить об этом, но деваться было некуда. – И попала в ДТП. Пришлось ехать.

– И у вас тогда уже ничего не было? – не унималась я.

– Нет.

– И когда она тебе звонила утром, после нашей первой ночи, у вас тоже ничего не было?

– Нет. Она просто хотела забрать вещи, – терпение Андрея подходило к концу. Он обогнул барную стойку, подошёл ко мне сзади, убрал длинные волосы с затылка и начал целовать шею, расстегивая молнию на платье.

Я готова была сдаться, но мне был нужен точный ответ на вопрос, который я никак не могла сформулировать.

– Значит, я сейчас у тебя одна и у нас с тобой…

Я хотела сказать, что отношения у нас с ним серьезные, но в какой-то момент я повернула голову и увидела:

– Фикус!

– Да, – оторвал губы от моих уже голых плеч Андрей.

– Но почему?

– Ты же сама говорила, что этот цветок несет какую-то там энергетику, укрепляет семьи и, кажется, очищает воздух. Разве не так?

– Так.

Всё было именно так. Доказательство на лицо. Куда ещё может быть серьезней?

В жизни Андрея больше нет богатых своими восхитительными бутонами роз, или слепящих белизной лилий. Он променял их на фикус – на меня! Ведь фикус со своими блестящими листочками, заплетенным тонким стволом не только хорош с виду, но и символизирует стабильность, чем не могут похвастаться хоть и красивые, но срезанные цветы.

Может быть, Андрей так и будет для меня сложным манускриптом, который предстоит еще разгадать. Но одно я знаю точно, в его сердце есть часть той меня, которую уже просто так не вычеркнешь.

Андрей нащупал под моим платьем края чулок, и я больше не могла ни о чем думать.

На следующий день, после завтрака в постель и отличного секса, Андрей сказал, что уезжает в командировку в Питер, а затем в Лондон. Я его со спокойной душой отпустила, он обещал писать и скучать.

Я поняла одну вещь. Без свободы нет любви, а любви без свободы. И какие бы отношения мы ни выбрали, им иногда нужен свежий ветерок. Маленькое дуновение не затушит большое пламя, а только добавит искр. И, может быть, я ошибалась и для меня это была игра с огнем, и рано или поздно мне следовало обжечься. Но я верила, что именно сейчас этот огонь греет.

Чуть позже, вернувшись домой и приняв расслабляющую ванну, в мою дверь позвонили. Это была доставка цветов. Парень в серой униформе передал мне фикус. В графе, где надо было расписаться, имя отправителя было напечатано как аноним. Меня это ничуть не смутило. Подумаешь? Я-то знаю, от кого. Что за кошки-мышки?

Я была довольна подарком, с моих уст не сходила улыбка. Я собиралась набрать номер Андрея и поблагодарить его, как увидела маленькую записочку в листьях фикуса. На красивой золотистой типографской бумаге с сердечками рукописным текстом было напечатано: «Попробуй только ещё раз встретиться с Андреем и тебе не поздоровится. У тебя не будет ни работы, ни парня, ни подруг. Ты не той переступила дорогу, тварь!».

Сердце от таких слов сжалось, мне стало страшно, и мурашки побежали по коже. Я ещё раз взглянула на горшок с фикусом. И не придумала ничего лучше, как выставить его в холл перед лифтом. Противно и больно до тошноты – горшок был в точности таким, каким я запомнила его у Андрея в гостиной. Это была ещё не месть, но я уже чувствовала её леденящий холод.

Глава 15. Апокалипсис

А если б на двоих нам эту тяжесть,– 

насколько легче было бы идти…

Вероника Тушнова

Осень пришла довольно быстро. Уже с середины сентября дул колючий ветер, листва резко пожелтела, и дождь накрапывал каждый день. Конечно, хотелось ещё тепла и бабьего лета, но у природы был свой прогноз, и она не соглашалась с моими желаниями.

Мой мужчина был в командировке, злополучный фикус стоял нетронутым в горшке перед лифтом, а я, поменяв высокие каблуки на ботинки, платья на джинсы, бежала на работу, прикрывая голову от дождя папкой с бумагами. Зонт по нелепой случайности я оставила дома.

– Готова к трудовому дню?  – спросила коллега  Наташа, когда мы с ней вместе шли от метро к офису. Её коричневый зонт оказался кстати.

– Да, конечно, – кивнула и тут же уткнулась в телефон, расплываясь в улыбке. «Доброе утро, Мариночка! Как твои дела? Прилетел в Лондон» – прислал Андрей смс.

– Чего это ты такая довольная? – бросила взгляд в сторону телефона Наташа.

– Личная жизнь наконец-то налаживается, – мечтательно вздохнула я.

– Хоть у кого-то на улице праздник, – улыбнулась девушка.

Утреннее совещание прошло очень бойко. Бойче всех была я. У меня было много идей на эту осень. Моя новая рубрика про секс пестрила одними заголовками про любовь, любовь и ещё раз любовь. Все обратили на это внимание. Но я отбилась весомым доводом: чем пасмурней погода, тем сильнее хочется окружить себя лаской и теплом. Завернуться в любимого, словно в мягкий плед, и ни о чем не думать.

Александр Григорьевич был в восторге. Кажется, дела нашего Богом забытого журнала «Город женщин» шли в гору. После все разошлись по местам, только Голубкина осталась переговорить с Александром Григорьевичем с глазу на глаз.

– И чего Лиза постоянно с ним совещается? – тихо спросила у меня Наташа, когда мы шли по проходу от кабинета.

– Не знаю, – ответила я. – Тоже это заметила. Может, хочет повышение?

– Куда? Тут и “стареньким” некуда двигаться, а она относительно недавно к нам пришла, – подметила Наташа.

– Согласна, – мы улыбнулись друг другу и разошлись по своим местам.

Через 15 минут из кабинета директора вылетела разгоряченная Голубкина. Видимо, они с редактором о чем-то спорили.

– Марина, зайди к Александру Григорьевичу, – тихо произнесла Лиза, задержавшись на секунду у моего стола.

– А зачем?

– Узнаешь, – бросила та и быстро удалилась.

Мне стало не по себе. Я посмотрела на Наташу, та в ответ пожала плечами. Я захватила ежедневник и направилась на ковер с чувством чего-то неизбежного.

Александр Григорьевич был не в духе. Усы его раздувались веером от пыхтения себе под нос, на лбу испарина. Мне это не нравилось. Потому что не предвещало ничего хорошего.

– Присаживайся Майорова. Я хотел с тобой поговорить.

– Да, Александр Григорьевич. Я вас слушаю, – я открыла ежедневник на чистой странице и вжалась в спинку стула. Чтобы он ни сказал, я ни в чем не виновата. Что я такого сделала? Я абсолютна чиста.

– Я хотел поговорить с тобой вот о чем, – начал издалека редактор, теребя нервно авторучку пухленькими пальцами. – По нашему законодательству гражданин имеет право работать на двух работать и иметь две трудовые книжки. Некоторые люди в силу особенностей профессии или рабочего режима трудятся у двух, а подчас и у нескольких работодателей сразу. Но в то же время человек должен наладить так основную работу, чтобы работа по совместительству не страдала, и наоборот. Верно?

– Верно, – согласилась я.

– И человек должен по совести отработать трудовой день на одном предприятии, а потом бежать на другое предприятие так, чтобы ни один работодатель из двух не жаловался. Верно?

– Верно, – снова ответила я и сглотнула.

– Майорова, – посмотрел исподлобья Александр Григорьевич. – Признайся сразу, ты работаешь на нескольких работодателей одновременно?

– Я не работаю на нескольких. Иногда подрабатываю копирайтером, мне нужен дополнительный доход, я взяла ипотеку, понимаете? – призналась я. – Выплачивать её 20 лет! И мне просто необходимы маленькие денежные вливания в жизнь. Но вы же сами сказали, что главное, чтобы не страдал ни один работодатель. Разве я вас в чем-то подвела или не вовремя сдаю статьи?

– Статьи ты сдаешь вовремя, – начал объяснять начальник, вальяжно откинувшись на спинку кожаного кресла. – Но ты подрабатываешь в период рабочего дня. То есть именно тогда, когда должна быть полностью занята работой над «Городом женщин».

– Нет, я делаю это в обед или тогда, когда чай пьем. Ведь у нас короткие перерывы не запрещены. Кто-то ходит в туалет или разминает кости по офису, я же успеваю подрабатывать. Это никому не мешает.

– Да, это так. Но посмотри сюда, – и Александр Григорьевич кинул на стол распечатки моей личной электронной почты. Там было всё, включая несколько дней, где я вела переписку с редакторами других журналов, один из которых был TATLER и моя единственная вышедшая в нем статья о моде. За что меня наказывал мир? Может за беспорядочные связи с кучей анонимных покупателей текстов с сайта копирайтеров?

– Это мое, – нехотя призналась я. А точнее моя личная почта, пароль от которой я скрываю и всегда чищу память браузера. Неужели мой компьютер взломали? Это так несущественно!  Я же не разрабатываю секретные операции в ЦРУ, а всего лишь пишу тексты. Кому это вообще надо?

– Дело в том, что я совмещаю свою работу. Иногда статьи для нашего журнала пишу дома, а для других пишу на работе, и наоборот. Но смею заверить, что это никак не отражается на качестве и сроках.

– Я понимаю, – редактор безучастно посмотрел на мои распечатки, с шумом выдохнул, и я приготовилась к самому худшему, к увольнению. – Марина, у тебя отличные статьи, ты сдаешь всё в срок и даже раньше. Я понимаю, что дело молодое и хочется во всем преуспеть. Я не против того, что ты работаешь по совместительству здесь за офисным компьютером, – мужчина замолчал и посмотрел в упор. Мне сделалось ещё страшнее, чем раньше, хотя говорил он уже без твердости в голосе и напряжения. – Но некоторым заинтересованным лицам – заинтересованным в плане нашего дохода – это не нравится. И прошу тебя прекратить любую постороннюю деятельность в рабочее время. Договорились?

– Хорошо, договорились, – я готова была уйти из кабинета, ведь разговор был закончен, но что-то здесь было не так:

– Александр Григорьевич, не сочтите за наглость, но кому не нравится? Кто эти заинтересованные лица?

Редактор замешкался, хотел было что-то сказать, но прикусил губы с задумчивым видом.

– В скором времени у нас будут перемены, – только и ответил мужчина. – Иди, Мариночка, иди.

Из кабинета я вышла с кучей мыслей и распечатками электронной почты. Мне было, мягко говоря, противно. Кто-то. Это кто? Кому есть дело до моей личной работы? Я же мелкая сошка, у меня нет капиталовложений, и с крупными махинациями я не дружу. Кто меня заложил? Может, та же Голубкина? Она всегда мне не нравилась.

Но Лиза была ни при чем. Как только я села за компьютер и включила его, по внутренней сети мне пришло от девушки сообщение: «Тебе тоже от АГ досталось за внерабочие?». Я не знала, можно ли Лизе довериться. Поэтому ответила: «Надо просто лучше работать, смайлик».

Первое, что я сделала, это проверила свои явки и пароли на компьютере. Всё чисто – я не оставила никаких следов. Кэш браузера был пуст. Я перебрала в уме всех коллег, кто мог желать мне зла, но так и не вычислила «заинтересованное» лицо.

Примерно через час меня ждала ещё одна не очень приятная новость.

– Слушаю, – ответила я на неизвестный номер.

– Добрый день, это Майорова Марина Николаевна?

– Да.

– Вам звонят из офиса компании «МирДОМ», секретарь Кристина. Вы сейчас можете говорить?

– Да, конечно.

– Дело в том, что осталась неподписанной одна бумага, – тараторила Кристина. – У вас квартира с муниципальным ремонтом? Так вот, надо подписать акт выполненных работ.

– Хорошо, приеду, как смогу.

– Марина Николаевна, а вы могли бы подъехать на этой неделе, пока Андрей Валерьевич в отпуске.

– Где? – не ожидала я такого поворота событий.

– В отпуске, вы меня слышите? – громко и членораздельно произнесла Кристина. – До конца этой недели. Сможете подъехать?

По спине пробежала нервная дрожь. Этого не может быть! Он же в командировке. Андрей меня обманывает? Обманывает!

– Алло, Марина Николаевна, вы здесь? Алло…

– Э… да, да, – опомнилась я. – Могу завтра, примерно в час дня.

– Хорошо. Только начальство об этом не должно знать, я могу на вас положиться?

– Да, конечно, Кристина.

На меня можно было положиться в любом случае и при любых обстоятельствах. А вот на Андрея – нет. Он вел двойную игру, а может, и тройную. И какое место занимала в его жизни я – не ясно.

 

Я поставила локти на стол и запустила руки в волосы, пытаясь разобраться в чувствах. Но ничего не могла понять: нервы сдавали, в глазах начинало предательски щипать. Мне нужен был срочный ответ. Срочный! И я позвонила Розе.

– Привет, Мариночка! Как раз собиралась тебе звонить. У меня такая новость! – сходу начала подруга.

– У меня тоже, – выдохнула я.

– В общем, слушай, – начала Роза. – Нам не хватало ещё одного человека в новую аптеку на Новоарбатском, пришлось заново размещать вакансию фармацевта. Ко мне на собеседование пришёл мальчик. Ну, он, конечно, не мальчик, доучивается на последнем курсе заочно, вот-вот должен получить диплом. Но он такой! Господи, я, когда его увидела, сразу захотела расстегнуть пуговицу на блузке. Ты меня понимаешь?

– Частично, – вздохнула я, царапая ручкой закорючки на попавшемся под руку листке.

– Он, конечно, ничего не знает толком в лекарствах, – тараторила Роза. – Да чего могут знать эти студенты, еще и с заочного? Но это всё фигня! Знаешь, он такой молодой, такой симпатичный и такой брутальный, что меня всю перевернуло. Я давно хотела сделать это на рабочем столе с подчиненным. Знаешь, как в фильмах для взрослых там, где…

– Роза, это всё прекрасно, – перебила я. Не хотелось знать подробностей, к тому же подробности моей жизни были похлеще малобюджетной эротики. – Я только что узнала, что мой Андрей не в командировку уехал, а в отпуск. Отпуск!

– Он сам тебе это сказал? – дошло наконец до подруги.

– Нет, мне позвонила его секретарша, попросила приехать в офис, подписать какие-то бумаги на квартиру. В общем, я не знаю, что теперь и думать.

– Ничего не думай, а просто спроси его и всё. Делов-то! – у Розы всегда всё просто. Можно ли было ожидать другого ответа?

– Марин, ты кстати не знаешь, где Света? Не могу до неё дозвониться. Она обещала мне дать номер дизайнера, хочу поменять визитки.

– Нет, не знаю, попробуй позвонить Игорю, – и я разочарованно нажала на «разъединить».

Вечером, нервно поедая шоколад и зализывая свое внутреннее состояние мороженым, я думала о том, что всё-таки это предательство. Слова Андрея в сообщениях говорили о любви, а факты доказывали обратное. В глубине души я лелеяла надежду, что всему есть здравое объяснение, либо я этого не переживу.  И пока я пережевывала свою внутреннюю драму и разрывалась между логикой и чувствами, у Светы разворачивались события куда серьезней, чем у меня.

– Я в больнице, – позвонила мне подруга поздно вечером.

– Что случилось? – испугалась я.

– У меня стало колоть внизу живота. Я была на работе. В общем, вызвали неотложку, – слова ей давались с трудом. – Я беременна. Но у меня кровотечение маленькое. Меня накололи всем, чем можно.

– О, Боже мой, Света! К тебе приехать?  – я готова была рвануть с места точно Чёрный Плащ из диснеевского мультика – только свистни и он появится.

– Нет, сегодня уже нельзя. Игорь был, мама приезжала. Со мной всё в полном порядке, – слабо верилось, Света изо всех сил пыталась говорить весело. – Посещения здесь с пяти до семи, можешь приехать завтра. Но надеюсь, это временно, и я тут не задержусь.

«Надеюсь» – вот, во что верила Света, на то же чувство полагалась и я. У всех есть эта великая «надежда». Мы цепляемся за неё, как за спасательный круг, пытаемся внушить себе, что всё ещё будет хорошо, когда и так всё понятно. Надежду хорошо подавать в постель ранним утром, но вот с заходом солнца все самые худшие ожидания, как правило, предстают перед нами в полном обличии.

Я же припасла свой запас надежды на следующий день. В обеденный перерыв отправилась в офис «МирДОМ». Всю дорогу вплоть до лифта я была в тихом ожидании здравых объяснений, почему мой мужчина говорит одно, а его секретарша другое. Сердце верило Андрею, а вот разум посылал тревожные сигналы.

– Здравствуйте, Кристина! –  улыбнулась я девушке в белой рубашке. – Я Марина Майорова, вы мне вчера звонили.

– Ах, да точно! Спасибо, что пришли так быстро. Одну секундочку, – девушка схватила трубку разрывающегося телефона и начала что-то черкать у себя в календарном планшете.

– Добрый день, – поздоровался со мной молодой белобрысый мужчина с ямочками на щечках. В руках он держал кипу бумаг, с которой нахально оперся о высокую стойку секретарского стола.

– Документы? – спросил он у Кристины.

– Ага, – протянула девушка бумаги, не переставая что-то писать. – Я вас поняла, конечно, передам, – говорила она в трубку.

Парень был хорош собой во всех отношениях. Начищенные ботинки, часы на запястье, строгий костюм и тонкий аромат парфюма. Не знаю, что ожидает меня через лет пять, и каких вершин я успею достичь, но как такие молодые успеваю пробиться по карьерной лестнице до личных кабинетов и дорогих машин? Как? Может дело в карме?

– Ваня, привет! – окликнул белобрысого парня другой молодой человек примерно такого же возраста в синем костюме, он тоже подошёл к стойке. – Как дела? Проект уже сдал?

Белобрысый Ваня с ямочками на щеках отвечал шутливо, с юмором, который понимали только они вдвоем.

– Вот письменный акт приемки выполненных работ, ознакомьтесь и подпишите, – передала мне Кристина тоненькие листы бумаги. – Вы же претензий никаких не имеете?

– Нет, – пожала плечами. Я попыталась читать текст, но смысл от меня постоянно ускользал. Передо мной стояла другая задача. Как спросить Кристину про Андрея? И когда эти двое парней уже уйдут?

Буквы летали перед глазами: «заказчик», «подрядчик», «несоответствия сведений об объемах», «порядок проведения работ», «приемка Заказчиком объекта». Не могу сказать, что я совсем ничего не понимаю в юридической лексике, но меня мало волновал акт. Я готова была подписать бумаги – из квартиры меня уже никто не выгонит, на маломальский ремонт я не  жалуюсь, но тут я услышала то, зачем пришла.

– Нагорный полетел отдыхать в Англию? Разве это курорт? – удивился белобрысый Ваня. Я отодвинула руку с графы «подпись» и опять стала переворачивать бумаги, будто что-то изучаю.

– Андрей Валерьевич полетел на Торбей, насколько мне известно, – вмешалась в разговор Кристина, отбрасывая длинные волосы за спину. – Торбей, к вашим сведениям, считается Английской Ривьерой с кучей песчаных пляжей. Там есть всё для культурного путешественника: разрушенные крепости с историей, гольф, птичьи заказники, парки у моря и куча всяких походов по живописным обрывам.

– А ты откуда знаешь? – посмотрел на неё хитро Иван и ещё больше оперся о секретарский столик.

– Ну, просто… – девушка пожала плечами. – Андрей Валерьевич сам просил подобрать тур, найти толковый отдых для него и какой-то Ани.

Меня шибануло током. Ани?

– Вот это уже разговор! – продолжали мужчины. – А куда делась Инесса?

– Не знаю, – безразлично повела бровью секретарша. – Мне об этом не докладывают.

– Хозяин барин, как говорится. И на Торбей летать может, и за гроши кому-то однушку в Котельниках продавать, и…. – начал было говорить парень в синем костюме, но Кристина его перебила и глазами указала в мою сторону.

Я подняла от бумаг своё пунцово-красное лицо, в точности как телефонные будки в той самой Англии. Парни были растеряны не меньше моего, особенно тот, что в синем костюме. Он хотел было продолжить говорить, но Кристина ещё раз показательно откашлялась.

– Вообще-то, это я купила ту самую однушку в Котельниках, – начала я дрожащим от злости голосом. – Не за гроши, а за деньги, за мои собственные деньги. Меня зовут не Анна. И заметьте, молодые люди, я здесь, а не на Английской Ривьере. И если вам от этого станет легче, то с Андреем Валерьевичем у нас строго деловые отношения, – последнее я солгала, надо было как-то утереть им нос.

– Да, хорошо, хорошо, извините нас, – заголосили парни. Шутникам было неудобно, а мне хотелось провалиться сквозь землю. Иван тут же оставил все бумаги Кристине, невнятно дал понять, что подойдет чуть позже. И под предлогом выпить кофе мужчины скрылись из виду.

– Марина Николаевна, простите их, пожалуйста, – попыталась извиниться Кристина, забирая у меня из рук подписанные акты. – Не ведают, что творят. Дети высокопоставленных лиц, им поперек ничего не скажешь. Вы же понимаете?

– Понимаю, – ответила я, хотя на самом деле ни черта не понимала. – Значит, Андрей Валерьевич в отпуске в Англии?


Издательство:
Автор
Поделиться: