Название книги:

История Хендрика Зеленса

Автор:
Валентин Петрович Денисов
История Хендрика Зеленса

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Предисловие: Рождённый в море

Знаете ли вы, что такое быть рождённым в море? Нет, конечно же я не имею в виду само море, как среду обитания морских существ. Речь идёт о море, как о бескрайнем доме великолепных кораблей!

Далеко не каждый может похвастаться, что ходил в море, а, уж тем более, что родился в нём. Но это выражение теряет свой смысл, когда, опрометчиво сказавший его, окажется среди представителей народа Кроун.

Народ Кроун или, как его привыкли называть моряки всего мира, «Морской народ», практически всю свою жизнь проводил в море. Они рождались и умирали, учились и росли, ели и пили на борту своих кораблей. Представители этого народа не делили обязанности по половому признаку и, мускулистые представители женской половины, к работе на вёслах относились с таким же пристрастием, как и к занятию любовью.

Однако, всё же, им были необходимы продукты, оружие и материалы для ремонта своих кораблей. Ограбление судов, в недавнем времени получившее название «пиратство», стало не только незаконным, коим по версии многих было и ранее, но и грозило объявлением войны создаваемыми государствами.

Время разрозненной жизни народов подходило к концу и всё большее их количество объединялось в могущественные державы, поднимающие знамёна названных ими королей. В море и на суше велась кровопролитная война, в которой не было места жалости. Побеждали сильнейшие! Слабые же исчезали навсегда, оставляя от себя лишь пепел, уносимый ветром истории.

Это было трудное время – время сложного выбора и необычных решений. Но народу Кроун ещё только предстояло вступить на этот долгий путь…

***

Галеас «Гроза», являющийся самым знаменитым и быстроходным судном народа Кроун, управляемая капитаном Столоком Зеленсом, описав небольшую дугу, встала на своё место в строго выверенном строю. Тяжёлые вёсла, ловко и без промедления были убраны внутрь, а паруса закреплены.

Столок Зеленс – высокий и широкоплечий, обладающий чёрными волосами и смуглой кожей, по меркам его народа считался одним из самых красивых мужчин. На нём была надета синяя форма капитана.

Разведка прошла успешно. Команда Столока, быстро и незаметно изучила приближающиеся торговые корабли, которые должны были стать прекрасной добычей.

– Капитан, шлюпка спущена! – доложил один из матросов.

– Спасибо, Колс! – Столок знал всю свою команду по именам – Я сейчас приду.

У народа Кроун не было единого правителя. Действиями флотилии управлял совет капитанов, традиционно собирающийся на галеасе «Владыка», построенном по образу «Грозы». Однако, на каждом корабле велась своя жизнь, которой управлял непосредственно капитан.

Столок не заставил себя долго ждать и вскоре шлюпка, управляемая двумя матросами, везла его к жалкому подобию его корабля. Безусловно, так считал только капитан Зеленс, принявший управление кораблём от своего отца и мечтающий передать его сыну. Но и «Гроза», в свою очередь заслуживала такую любовь своего капитана, превосходя возможности своего младшего брата практически во всём. Столок знал, что в этом достижении заслуга прекрасно обученного экипажа, но не переставал любить родное судно, принявшее его из утробы матери и давшее столь необходимые уроки жизни.

***

Когда Столок Зеленс вошёл в кабинет капитана «Владыки», все капитаны уже сидели на своих местах.

Тридцать четыре капитана, загнанных в небольшое помещение, смотрели на него, словно рыбы, засоленные в бочке – умоляюще вопрошая: это на долго?

Столок невольно улыбнулся, вспомнив свой уютный кабинет, в котором не было места никому, кроме самых заслуженных офицеров, входивших только по его личному приглашению.

– Итак! – встал со своего места капитан «Владыки» Монтук Сейс – Обрадуй нас!

– Противник слаб! – доложил он – Три торговых судна сопровождают всего лишь четыре галеры. Добыча практически у нас в руках!

Капитаны восторженно закричали, радуясь лёгкой добыче. В составе флота Кроун было пять галеасов и тридцать галер, укомплектованных прекрасно обученными людьми, буквально сроднившимися с морем.

– Я беру управление атакой на себя! – продолжал Столок – Мне нужны пять добровольцев.

Каждый из капитанов хотел пойти вместе с ним, но они никогда не совершали набеги всеми кораблями сразу, оставляя отдыхающих в резерве. Для решения возникающих споров имелась особая очерёдность.

После непродолжительной дискуссии необходимые корабли были выбраны, и их капитаны направились «домой», чтобы обрадовать подчинённых.

Столок был рад составом. Вместе с его «Грозой», в атаку так же отправится галеас «Строгий» и четыре галеры «Крепкий», «Мощный», «Быстрый» и «Смирный». Капитаны этих кораблей были замечательными моряками и не менее замечательными воинами.

Бой приближался!

***

Команды кораблей всегда находились в боевой готовности и поэтому много времени на подготовку не понадобилось. Быстро спущенные паруса моментально напряглись от ветра и, с хрустом передав усилие кораблю, потянули его в нужном направлении. Опущенные на воду вёсла своевременно корректировали курс, ещё больше разгоняя корабли.

Когда противник появился на горизонте, Столок, приказал следовать ему навстречу. Капитаны идущих рядом кораблей последовали его примеру, строго определив расстояние, на котором нужно будет разделиться.

Конвой торговых судов заметил приближающегося врага слишком поздно. Выстроившиеся в один ряд корабли народа Кроун, издалека сливались воедино, создавая иллюзию безопасности. Но эта иллюзия, словно мыльный пузырь, растворилась в пространстве, приблизившись к препятствию.

Конвой противника был разделён на две части, таким образом, что две галеры находились перед торговыми судами, а две за ними.

Столок, используя свою скорость и эффект неожиданности, вклинился между торговыми судами и замыкающей частью конвоя. Остальные корабли, рассыпавшись по карте сражения, атаковали растерянного противника.

Галеры «Крепкий» и «Быстрый» последовали за стремящимися ускользнуть торговцами, надеющимися, что суда конвоя смогут задержать атакующих.

Галеас «Строгий», вместе с галерой «Смирный», атаковали переднюю часть конвоя.

Галера «Крепкий» присоединился к «Грозе».

Для Столока этой информации было достаточно и он, убедившись в точности действий своих товарищей, полностью погрузился в сражение.

«Гроза», развернувшись по короткой дуге, вновь приготовилась к атаке. Галера противника, оказавшаяся менее маневренной, подготовиться не успела.

– Убирай вёсла! На таран! – скомандовал Столок, пригибаясь под ливнем стрел, со свистом пролетающих над головами.

Мощный таран, находящийся на носу «Грозы», с грохотом вошёл в борт противника, осыпав море вокруг щепками и не устоявшими на палубе людьми. Корабли, встретившиеся под острым углом, разошлись.

– Вёсла на воду! – тут же приказал Столок, видя, что корабль противника стремительно набирает воду – В погоню за торговцами!

В это время «Крепкий» так же разобрался со своим противником и направился на помощь оставшемуся без вёсел «Смирному». «Строгий» сцепился с врагом в абордаже.

Торговые суда, расставшись друг с другом, бросились в разные стороны, в надежде на то, что именно за ними не последует противник. Однако гружёные до отказа, они были куда медленнее быстроходных боевых кораблей Кроун и двое из них уже во всю расхищались удачливыми «пиратами».

Команда третьего судна, обрадовавшись неудаче своих прежних товарищей, направила его на новый курс, который должен был привести их домой. Сражение оставалось далеко позади и командир, дав указание грести изо всех сил, уединился в своей каюте с бутылкой рома.

Однако команда «Грозы» была иного мнения по поводу судьбы убегающего торговца. Товар, находящийся на борту этого судна был необходим их народу, а это достаточно большая мотивация!

Галеас Столока быстро нагонял противника и, даже после того, как их заметили, ситуация не изменилась.

– Убрать вёсла! – скомандовал он, когда корабли оказались совсем близко – Идём на проплыв!

Мощный таран «Грозы», совсем недавно с лёгкостью справившийся с крепким бортом галеры, даже не почувствовал, как сломал все вёсла правого борта торговца.

Однако это почувствовали на пострадавшем корабле. Измученные гребцы, усердно работающие на вёслах, в одно мгновение превратились в груду кровавых тел, раздавленных рукоятями о стену борта.

Торговое судно пошло по кругу – гребцы левого борта, оставшиеся в живых, в панике продолжали свою изнурительную работу.

– На абордаж! – раздался над палубой «Грозы» голос её командира и корабль, заканчивающий разворот, направился к проигравшему противнику.

Сегодня у них богатая добыча!

***

Когда бой закончился и наполненные краденными товарами корабли Кроун возвращались на место своей стоянки, Столок позволил себе уйти в каюту.

– Бой закончился удачно? – спросила его жена.

– Да. – ответил он и, разместившись на кровати рядом с ней, добавил – Но нам этого на долго не хватит…

– Не переживай! – нежный женский голос звучал успокаивающе.

– Нельзя всё время грабить и убивать! – он был опечален.

– Но у нас нет другого выбора… – постаралась она оправдать поведение их народа.

– Выбор есть всегда!

Столок посмотрел на жену. Енза была прекрасна! Её мускулистое крепкое тело всегда привлекало его. Она не была толстой, но и не относилась к тем, об чьи кости приходится тереться в порывах страсти. Её каштановые волосы, прекрасно сочетающиеся с карими глазами, всегда пахли морем…

– Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался он.

– Хорошо! – улыбнулась Енза – Потрогай, он толкается!

Столок положил ладонь на её живот и почувствовал внутри движение.

– Сильный! – улыбнулся он – Точно парень будет!

– Будет! – пообещала она – А сейчас, давай поспим. С тобой так хорошо!

Именно этой ночью родился он – Хендрик Зеленс – рождённый в море!

 

Часть 1

Глава 1

Хендрик

Тяжёлая секира, с грохотом опустившись на палубу тренировочной площадки, крепко в неё воткнулась, оставив своего владельца безоружным. Запыхавшийся старик, тщетно старающийся извлечь её из доски, с восхищением смотрел на своего молодого соперника, державшего тяжёлый двуручный меч над его головой.

– Я всегда знал, что ты станешь прекрасным воином! – сказал он, наконец отпустив древко и пригладив свои длинные седые волосы – Из тебя выйдет отличный капитан!

– Мне не сравниться с тобой! – улыбнувшись ответил парень, мечтавший поменять свой чёрный костюм на капитанский.

Хендрик Зеленс видел, что его отец слабеет, но, без навыков управления кораблём, сила в морской жизни бесполезна. А в этом деле Столок был незаменим.

– Помоги мне вернуть оружие. – попросил старик, поправляя свой капитанский костюм.

Парень взялся двумя руками за древко секиры и, издав свойственный хищникам рык, вырвал лезвие из доски. Хендрик выделялся на фоне остальных мужчин не только своим ростом, но и силой. Двухметровый черноволосый красавец, которому недавно исполнилось двадцать три года, был причиной гордости своего отца.

– Держи. – сказал он, протянув оружие – Тебе нужно отдохнуть. Скоро собрание капитанов.

– Знал бы ты, как мне надоело общаться с этими упёртыми баранами! – тяжело вздохнув сказал старик, но всё же, взяв в руки оружие, направился в сторону своей каюты.

Хендрик долго смотрел ему в след. Уже более трёх лет его отец мучился от неизвестной им болезни, постепенно убивающей его.

***

Когда тренировочная площадка опустела, Хендрик подошёл к огораживающим её перилам. С расположенного на небольшой надстройке подобия турнирного поля открывался прекрасный вид. Море, окружающее флотилию народа Кроун, казалось бескрайним. Дрейфующие корабли держали строй, образовывая своеобразные улицы, по которым то и дело проплывали лодки, перевозящие жителей от одного «дома» к другому.

Молодой человек наслаждался морским воздухом, наполненным запахом крабов и водорослей. Когда он родился, этот воздух наполнил его лёгкие при первом вздохе и, казалось, остался в них навсегда.

Вдалеке, у галеры «Смирный», в огороженном бочками месте, плескались дети. Хендрик помнил, как сам, забираясь на крепкие перила, прыгал в солёную воду. Каждый такой прыжок сопровождался овациями друзей и нагоняем от родителей.

– Любуешься? – приятный женский голос заставил Хендрика вернуться в реальность.

Молодой человек различил бы этот голос среди тысячи других голосов, даже если бы они звучали одновременно.

– Я же просил тебя не подкрадываться ко мне! – повернувшись лицом к гостье напомнил он.

– Тебе нужно быть внимательнее! – девушка одарила его прекрасной улыбкой, при этом слегка сощурившись.

Хендрик всегда терялся, когда смотрел в её голубые глаза, которые, как ему казалось, содержали в себе всю красоту моря. Каштановые волосы, подобно шёлку развивающиеся на ветру, придавали ей особый шарм. Чёрный костюм облегал стройное тело.

– Только ты способна застать меня врасплох… – Хендрик подошёл к девушке и поцеловал её.

Кана была далеко не первой его любовью, но именно в ней он видел то, чего не находил в остальных – она была очень похожа на его мать.

***

Покинув тренировочную площадку, Столок, никуда не заходя, пришёл в свою каюту. После смерти Ензы она казалась ему пустой и это чувство с годами только усиливалось.

Енза Зеленс погибла во время одного из нападений на торговцев, когда Хендрику было всего лишь семь лет. Столоку самому пришлось заниматься воспитаниям сына. Их старшая дочь Азина, которой на тот момент уже исполнилось восемнадцать, незадолго до этого вышла замуж за сына капитана галеаса «Строгий» – Хигга Бирса и не могла помогать отцу.

Должность капитана и забота о сыне не позволили старшему Зеленсу найти себе новую жену, даже несмотря на то, что вниманием со стороны свободных дам он обделён не был. Да и не мог Столок представить кого-либо из них рядом с собой – Енза заняла его сердце и оставалась там даже после своей смерти.

– Услышат ли они меня? – спросил Столок у портрета жены, но он, как и прежде оставался молчалив.

Галеас «Владыка»

Каюта Монтука Сайса – старого капитана «Владыки», являющегося самым возрастным из всех капитанов Кроун, была украшена разного рода драгоценностями, взятыми с разграбленных его командой кораблей.

Старый, но крепкий Монтук, обладающий завидной русой шевелюрой и длинной бородой, всегда проявлял слабость к предметам роскоши и потому стремился сделать свою обитель похожей на дворец, который он никогда в своей жизни не видел в живую. Долгие часы он мог проводить в попытках перенести интерьер, изображённый на краденых картинах в приёмную комнату своей каюты. В крохотной спальной, отгороженной от основного помещения тонкой стенкой, располагалась только кровать.

Он с не скрываемой неприязнью смотрел на молодых капитанов, постепенно заполняющих его обитель. Его друзья, с которыми он долгое время занимался обеспечением семей, уступили место сыновьям. Многих из них навсегда забрало море.

Только два капитана из всех присутствующих могли сравниться с Монтуком – этими капитанами были Фитрех Кинс с галеры «Смирный» и Столок Зеленс. Но и они уже сдавали. Полысевший и с трудом передвигающийся Фитрех, словно соответствуя названию своего корабля, молчал, уступая молодому поколению. Столок же напротив, вносил смуту, убеждая капитанов выбрать себе предводителя.

– И кто же должен стать таковым? – в очередной раз спросил Монтук.

Все двадцать капитанов с интересом посмотрели на Столока, обычно замолкающего после этого вопроса.

– Да хоть ты! – на этот раз не стал отмалчиваться тот – Посмотри вокруг! Сколько кораблей мы потеряли в последней вылазке? Три! Целых три! Но помимо кораблей мы потеряли и людей!

– Мы спасли всех, кого могли! – капитан «Владыки» не дрогнул.

– Всех? – у Зеленса приподнялась правая бровь и рот искривился по образу оскалившейся собаки – Сто девяносто три человека! Что ты скажешь о них?

– Их забрало море! – влез в разговор светловолосый невысокий парень Хигг Бирс, совсем недавно занявший место отца за штурвалом «Строгого».

– Море? – Столок с непониманием посмотрел на зятя, он ведь знал… – Да, их забрало море. Но, разве не мы отдали их ему?

– Это была ошибка капитанов! – вступил в разговор капитан недавно присвоенного галеаса «Серебряный кит», Хокс Тианс, раньше служивший помощником у отца Хигга.

– Это была ошибка молодых капитанов! – поправил его Монтук.

– Ошибка молодых капитанов, возомнивших себя великими мореплавателями! – Столок не отрицал правоту своих товарищей, но также осознавал необходимость принятия мер – Кто дал им право вести свои галеры против двух галеасов?

– А кто им мог запретить? – неожиданно для всех раздался спокойный голос Фитреха.

– Об этом я и говорю! – Столок почувствовал поддержку и понимание со стороны своего старого друга – Времена меняются и нам тоже нужно меняться!

Монтук посмотрел на растерявшихся капитанов. Двадцать один – ровно столько их собралось в его каюте. А ведь в его молодости численность кораблей у народа Кроун доходила до сорока пяти!

– Нам нужно… – начал он, но шум, раздавшийся в коридоре заставил его замолчать.

Хендрик

Хендрик стоял на носу корабля, прижав к себе Кану. Они любили смотреть в даль, мечтая о том, как будут вести свой корабль по прекрасной морской глади. Осознание того, что Столок уже стар, делало эту мечту ближе.

– Твой отец снова будет требовать своё? – поинтересовалась девушка.

– Ты же знаешь, что после смерти матери он не может оставить этот вопрос. – с грустью в голосе ответил Хендрик.

Смерть Ензы действительно заставила Столока увидеть то, чего не хотели видеть остальные. Именно несогласованность действий и желание капитанов действовать самостоятельно оставили «Грозу» одну с двумя кораблями противника. Одна команда против двух! Неравный бой, унёсший жизнь большей части экипажа, лишь чудом закончился победой. Именно Фитрех Кинс пришёл на помощь своему другу. Но Ензу было уже не вернуть…

– Однажды он добьётся своего! – слишком уверенно сказала Кана.

Кана родилась в простой семье. Её мать занималась пошивом и наладкой парусов, а отец всю свою жизнь работал на вёслах. Помогающая матери девушка смотрела на всё происходящее сверху, через линзу наивности. Что могла она понимать в политике?

– Надеюсь ты права! – Хендрик знал намного больше неё, но и он был далёк от дел отца.

– Корабли! – внезапно послышалось сверху.

Хендрик знал, что сидевший сверху Сирел не стал бы кричать понапрасну. Пройдя к правому борту, он пристально осмотрел горизонт, но ничего не увидел – сверху силуэты кораблей были легче различим, к тому же у смотрового имелась подзорная труба.

– Ты чего-нибудь видишь? – поинтересовался молодой Зеленс у Каны.

– Нет. – с растерянностью сказала она – Но нам стоило бы приготовиться…

***

Сирел Малс был уже достаточно опытным смотровым, хотя и входил в число тех, чей возраст только переступил черту тридцатилетия. Жидкие серые волосы висели на его голове, как сосульки – последствия воздействия морской воды и ветра.

Шестеро смотровых менялись после каждого приёма пищи. Это было сделано для обеспечения бдительности и возможности вести личную жизнь. Такой порядок был заведён далеко не на каждом корабле, за что команда была благодарна своему капитану.

До конца смены оставалось около часа и предвкушение сытного обеда, наряду с тёплой постелью любимой, придавало сил. Но все мечты рассыпались в один миг…

Сперва Сирел заметил на горизонте две чёрные точки, число которых постепенно выросло до десяти. Но вскоре у незваных гостей стал вырисовываться силуэт, позволяющий сделать только один вывод.

– Корабли! – закричал он.

Возникшее снизу оживление дало понять, что он был услышан. Команда была предупреждена.

***

Отдав команду на подготовку к бою, Хендрик встал у рулевого. В отсутствии капитана именно на него возлагались обязанности командования.

– Паруса не поднимаем! – командовал он – Занимаем свои места и ждём!

Хендрик осознанно держал своих людей. Он видел, как от «Владыки» отходили шлюпки, везущие капитанов к их кораблям.

Добился ли своего отец? Какие решения приняли капитаны? Сейчас это было не важно! Народ Кроун стал всё чаще сталкиваться с нападениями военных кораблей. Никто не знал, что стало тому причиной, но факт оставался фактом. Никто не сомневался – их ждало сражение!

Битва

Десять военных кораблей – четыре галеаса, пять галер и… Столок не мог определить, что за корабль шёл последним. У необычного судна не было вёсел. Только паруса тянули его за собой.

– Но ветер дует ему в борт, почему он идёт вперёд? – удивился капитан – разве такое возможно?

– Возможно это магия? – предположил Хендрик.

– На море нет места магии! – зло ответил отец, знающий о её существовании только из книг – Здесь что-то другое…

– Нужно захватить этот корабль! – предложил Хендрик.

– Я подарю его тебе! – пообещал Столок, подмигнув сыну – Поднять паруса! Все на вёсла!

Команда корабля, словно только этого и ждала. Тяжёлые вёсла дружно опустились в воду, подняв салют из водяных брызг, блестящих на солнце. Вскоре и ветер, наполнивший прочные паруса, помог гребцам, стремительно приближая корабли к противнику.

– Двадцать один против десяти… – размышлял Хендрик – У них нет шансов!

– Шанс есть всегда! – не поддержал мнение сына Столок – Ты только посмотри на то, что они делают!

Хендрик не сразу понял отца и сперва стал изучать действия противника, совершающего обычные манёвры подготовки к бою. Но затем он увидел, что причиной возмущения были действия их собственных кораблей. Семь из двадцати одного собрались атаковать неизвестный им корабль. Остальные же четырнадцать, выстроившись в один ряд, устремились к передней части флота врага.

Заметивший это противник сделал то, что от него никто не мог ожидать – оставив замыкающего колонну, девять кораблей направились навстречу четырнадцати.

– Вот тебе и шанс… – указал Столок на сложившуюся картину.

– Ты о чём? – удивился Хендрик – Нас же больше…

– А состав? – нахмурив брови спросил отец.

Только сейчас Хендрик заметил, что все семь галеасов Кроун направились в погоню за добычей. Основной силе противника были противопоставлены четырнадцать галер, из которых только у «Смирного» был опытный капитан…

– Что же происходит? – не сдержал свой вопрос младший Зеленс.

– Это называется жадность! – тяжело вздохнув ответил отец – Каждый из капитанов хочет заполучить себе неизвестное судно.

 

– Мы должны что-то сделать! – воскликнул Хендрик, осознавая на сколько его отец был прав.

– Лево руля! – закричал Столок, словно рулевой Кират не стоял рядом с ним.

Стоявший в ставшим серым костюме старик привык к такому поведению своего капитана. Он встал за штурвал, когда Столок был ещё совсем юным. Именно он был первым рулевым модернизированного корабля. Прежде маневрирование осуществлялось только за счёт вёсел, но потребность в ускорении данного процесса заставила морской народ оснастить корабли рулём.

Резко повернувшая «Гроза», пройдя в паре метров от «Морского паука», направилась на выручку обречённым товарищам. Её примеру последовал и «Владыка».

Остальные галеасы направились к одинокому судну, стремительно приближающемуся к ним.

***

Фитрех Кинс осознал всю суть происходящего слишком поздно. Его «Смирный» шёл на встречу к врагу бок о бок с галерами «Чёрная медуза» и «Морской охотник». Именно это не дало опытному капитану оценить сложившуюся обстановку.

Четырнадцать галер, тринадцатью из которых управляли молодые капитаны, хоть и знающие своё дело, но руководящие командой не более пяти лет, шли в бой. Конечно же каждый из этих капитанов участвовал уже во многих сражениях, но одно дело атаковать торговцев, а другое – сражаться с боевым флотом!

Сегодняшнее нападение было уже четвёртым за последнее время. Но предыдущие противники имели в своём составе не более пяти кораблей. Против них выступали опытные капитаны, бравшие с собой молодёжь лишь в качестве подстраховки. Теперь же четырнадцать галер шло против четырёх галеасов и пяти галер, что могло означать только одно – каждому из капитанов предстояло вести бой за жизнь, свою и своего экипажа.

Корабли противника разошлись попарно. С каждым галеасом шла галера. С одним из них их осталось две. Подобный манёвр не только не дал кораблям Кроун окружить врага, но и добавил новых проблем.

Строго выверенным действиям противника морской народ ответил неразберихой – их корабли заметались, не зная куда им плыть. Когда же решение было принято, они распределились так, что к Галеасу, шедшему в сопровождении двух галер подошли всего лишь две галеры, в то время, как другие группы превосходили численностью своих соперников. Среди двух «счастливчиков» оказалась и галера Фитреха Кинса.

***

Семь галеасов народа Кроун бросились на одинокое судно неизвестной для них конструкции. Моряков впечатляло то, что этот корабль способен не только плыть против ветра без применения вёсел, но и набирать при этом скорость.

– Магия! – говорили молодые моряки.

– На море нет места магии! – резко отвечали им старики.

И только капитаны в восторженном молчании смотрели на приближающееся чудо.

Хигг Бирс, будучи самым опытным из оставшихся капитанов, первым обратил внимание на то, что корабли сближаются слишком быстро для абордажа и единственным действием мог быть только…

– Таран! – закричал он – Они идут на таран!

Опытная команда умело повернула «Строгого» в сторону, но даже несмотря на это они не избежали столкновения с шедшим рядом «Серебряным китом». Два галеаса развернуло бортами друг к другу, сломав все вёсла. Хигг боялся даже представить происходящее на палубе гребцов – рукояти вёсел способны разрубить человека пополам.

Однако этот манёвр спас жизнь командам этих кораблей. Загадочный незнакомец, словно не заметив преграды, прошёл сквозь пытающегося увернуться «Морского паука», разрубив его пополам.

Следующие за пауком галеасы осыпали врага ливнем из стрел, но на верхней палубе не оказалось никого, кроме рулевого, в последний момент успевшего спрятаться на нижней палубе.

– На абордаж! – послышалась команда капитанов и команды галеасов «Китобой» и «Штиль», обойдя врага с двух сторон, забросили абордажные крюки и начали притягивать корабли к столь желанной добыче.

***

Дела у другой части флота Кроун шли с переменным успехом. Тем, кому посчастливилось вступить в сражение в большинстве, повезло и короткая перестрелка вскоре закончилась абордажем. Другим оказалось куда сложнее…

Фитрех Кинс вёл своих людей навстречу судьбе, осознавая всю безысходность сложившейся ситуации. Он прожил долгую жизнь и в отличии от молодых капитанов мог здраво оценивать свои возможности. Именно это и заставило его пропустить следующую рядом галеру «Волна» вперёд.

Капитан «Волны» судя по ликованию команды не понял, что произошло и с уверенностью вёл своих людей в бой. Вёл их на смерть!

***

Кариан Баркс родился в семье смотрового и кока. По уставу Кроун на смотровой площадке можно было находиться только одному человеку, что предопределило место пребывания ребёнка. С двух лет, когда его мать вернулась на камбуз, его игрушками были кастрюли, поварёшки и…ножи!

Герса Баркс часто замечала своего сына играющим с ножами. Она переживала, что подобные игры не закончатся ничем хорошим и не находила лучшего решения, чем запирать его в подсобке. Освещаемое тусклой лампадой помещение было не самым подходящим помещением для ребёнка, о чём он неустанно сообщал криком и плачем. Именно в один из таких моментов с осмотром помещений проходил капитан «Волны» Микас Шонс.

Тучный седовласый капитан, с покрытым морщинами лицом, был значительно моложе, чем выглядел. Жизнь морского народа была полна тягостей и лишений, с чем и столкнулся Микас. Во время добычи пропитания для своих людей он потерял жену и двух дочерей, погибших от рук защищающихся торговцев, а единственного сына смыло в море во время сильного шторма.

Одинокий мужчина не выдержал криков ребёнка и забрал Кариана с собой, на верхнюю палубу. За день он полюбил мальчика и попросил родителей приводить его к себе на время их дежурств.

Со временем Кариан стал Микасу как сын и тот принялся обучать его основам кораблевождения. Парень оказался очень способным и после смерти капитана занял его место.

Подобные случаи были редкостью, но всё же история народа Кроун знает множество великих капитанов, вышедших из рабочих моряков.

Кариан Баркс был благодарен судьбе за то, что та дала ему шанс стать капитаном. Но подобное везение так же делало его излишне самоуверенным.

«Волна» уверенно шла навстречу трём противникам. Её команда была воодушевлена уверенностью капитана, не заметившего, что «Смирный» отстал.

– Готовь луки! – командовал он – Пли!

Ливень стрел обрушился на одну из вражеских галер. Противник не заставил ждать и два чёрных облака мгновенно взмыли над двумя кораблями противника. Галеас, отставший от помощников ещё не успел подойти на расстояние выстрела.

Острые стрелы с лёгкостью пронзали одетые в костюмы из варёной кожи тела. Кровь залила палубу. Но Кариан не отступал.

– Готовь луки! – скомандовал он, но дать команду на стрельбу ему не дали…

– Проплыв! – раздался крик откуда-то сбоку.

– Какой проплыв? – спросил капитан, понимая, что подобный манёвр не сулил ничего хорошего.

– Враг идёт на проплыв! – подсказал ему рулевой.

Расстояние между сближающимися кораблями было слишком мало, и попытка избежать встречи оказалась тщетна. Две вражеские галеры прошли рядом с «Волной» и мгновенно сломали вёсла обоих бортов.

– Не-е-ет! – закричал Кариан, осознавая, что в гребной палубе навряд ли кто-нибудь выжил.

Новый ливень стрел обрушился на оставшееся без вёсел судно, убивая всех, кто не успел спрятаться на нижних палубах.

– Луки… – не успел отдать команду капитан и несколько стрел пронзили его, сорвав слова на крик.

Противник заходил на абордаж. Кариан видел это. Но, прежде, чем сделать последний вздох, он так же увидел, что к приближающемуся «Смирному» присоединились «Гроза» и «Владыка».

***

Хигг Бирс и Хокс Тианс стояли на своих кораблях, остановившихся на небольшом отдалении друг от друга. Два друга смотрели на то, как их товарищи по роду перебираются со своих кораблей на загадочное судно противника. Каждый из них переживал, что это не он участвует в том абордаже.

Одно только удивляло обоих капитанов – отсутствие матросов, желающих защитить свой корабль.

«Неужели все спрятались в трюме?» – задавались вопросом атакующие и зрители.

Но в этот момент корабль противника вспыхнул, словно фитиль свечи. Всего лишь мгновение, одно судьбоносное мгновение и сотни людей, недавно радующихся победе, превратились в бегающие огоньки.

Ужас. Ужас и страх читались в глазах людей, наблюдающих столь ужасающую картину. Они видели, как их знакомые и друзья, желая спастись, бросались в воду. Они видели, как бушующее пламя перешло на «Китобой» и «Штиль». Они видели результат своей непростительной ошибки!


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделится: