Название книги:

В поисках Фрейда

Автор:
Михаил Павлович Рожков
В поисках Фрейда

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава вторая

По дороге к нужному дому Платов заметил, что людей на улицах стало как будто бы больше. Причину данной метаморфозы он сначала не мог разгадать. Вроде бы и до конца рабочего дня ещё далеко, и день не выходной. «Может, митинг какой намечается?» – подумал Артём. Но, понаблюдав, куда в большей своей массе движется народ, мужчина тут же нашёл объяснение этому факту. Хмурые, небритые, помятые мужчины и местами женщины – все прямиком шли к магазинам. А так как время стремилось к обеду, то, сопоставив эти два факта, можно было легко найти ответ. По будням в два часа дня начиналась продажа алкоголя, поэтому и улицы стали оживлённее.

Наконец Платов добрался до нужного места. Припарковав машину во дворе, мужчина вышел из неё и огляделся по сторонам. Дворик был небольшой и довольно-таки чистенький, но почти весь заставленный автомобилями. «А говорят, в провинции плохо живут», – подумал Артём. Сам дом был двухэтажный и почему-то розового цвета. Окна у всех жильцов были пластиковые, а у некоторых висели даже спутниковые тарелки. Домик был с виду свеженький и выглядел бодренько. В Артёме он вызвал неподдельный интерес. Он давно не видел таких маленьких многоквартирных строений, последний раз, наверное, по телевизору. Привыкнув жить среди небоскрёбов и многоэтажек, начинаешь дивиться тому, что, казалось бы, находится совсем недалеко от тебя.

Закрыв машину, Платов направился к подъездной двери, на которой висела какая-то табличка. «Дом образцового содержания» – прочитал мужчина, подойдя поближе.

«Надо же!» – подумал он и вошёл в подъезд. Неизвестно, был ли подъезд образцового содержания, но выглядел он гораздо хуже, чем фасад здания. Нет, всё было чистенько, и нигде ничем не пахло, но здесь как будто бы витала в воздухе бедность. Это выражалось и в выцветших деревянных дверях, и в деревянных полах, скрипящих и страшно проседающих под тяжестью шагов, и в открытой проводке, идущей по стенам и потолку.

Артём ещё раз сверился с адресом на листочке. Ему нужна была квартира номер два. Нужная дверь отыскалась сразу. Хотя, собственно, и искать особо нечего было. На первом этаже находилось всего четыре квартиры, так что поиски и не могли быть долгими.

Подойдя к двери, Платов не нашёл рядом звонка, поэтому просто постучался. Спустя полминуты дверь открылась. На пороге возникла полная миловидная женщина в домашнем халате. Она была лет пятидесяти, славянской внешности, с правильными чертами лица и рыжими волосами. Взгляд у неё почему-то был испуганный.

– Я от Семёна Петровича, – произнёс Артём.

– А, это вы, значит, – улыбнулась женщина, и испуг тут же пропал с её лица. – А я уж было подумала… Да вы проходите, не стойте на пороге.

Платов кивнул в ответ на приглашение и вошёл в квартиру.

– Меня Сёмка-то по телефону предупредил, что постоялец придёт, но я вас почему-то по-другому представляла, – затараторила хозяйка квартиры. – Ой, да вы разувайтесь, не стесняйтесь, чувствуйте себя как дома. Сейчас вашу комнату покажу.

Артём с наслаждением снял ботинки. К ногам, закованным последние полдня в кожаный плен, тут же начала усиленно приливаться кровь. А если кровь куда-то приливает, то она откуда-то отливает. Платов почувствовал, как у него начала кружиться голова.

– С вами всё в порядке? – поинтересовалась женщина, увидев, что мужчина побледнел.

– Да. Сейчас пройдёт.

– Точно? Может, врачу вас показать? У нас Марфа Васильевна есть, замечательный специалист.

– Она у вас что ли одна во всей поликлинике работает?

– Нет. Есть ещё терапевт, хирург, травматолог и стоматолог. Но травматолог в отпуске, а к остальным, признаться, страшно идти. Залечить могут.

– Ясно, – сказал Артём. Он почувствовал, что кровь наконец-то в его организме распределилась равномерно, и ему стало значительно лучше.

– Отпустило?

– Ага, – кивнул Платов.

– Ну, тогда пойдёмте комнату смотреть.

Комната оказалась небольшой и сплошь заставленной всякой рухлядью. Тут был и старый массивный трёхстворчатый шкаф, и два старых кресла, на которых были навалены какие-то горы вещей, и торшер, и стопки книг на полу, и неимоверных размеров советский ламповый телевизор, восседавший на советском же письменном столе. Причём телевизор был настолько тяжёлый, что столешница достаточно внушительно прогнулась под ним.

– Ну, как, нравится? – поинтересовалась женщина.

– И сколько сии удобства стоят? – спросил Артём, пытаясь скрыть недовольство на лице.

– Пятьсот рубчиков за день.

– Ну, в принципе, нормально, – произнёс мужчина, размышляя о том, что искать где-то что-то ещё у него нет ни желания, ни сил. Да и не факт, что он что-то вообще ещё найдёт в этом городе.

– Могу ещё и завтрак готовить. Но это уже семьсот будет, – тут же сориентировалась хозяйка, почуяв платёжеспособность клиента.

– Идёт, – кивнул Артём.

– Только чур деньги вперёд. Хотя бы за первый день. А то знаете, какие люди бывают.

Платов достал из кармана пальто кошелёк, раскрыл его и тут же вспомнил, что всю наличность у него украли.

– У меня только карта. Надо в банкомат идти.

– Можете через мобильный банк перевести.

– А… – удивлённо вымолвил Артём.

– Что – «а»? Думаете, мы тут, в провинции ничего не знаем? Знаем. И до нас прогресс дошёл, – гордо произнесла женщина, достав из кармана халата телефон. – Записывайте номер.

Артём достал мобильник, вошёл в приложение и перевёл женщине семьсот рублей. Телефон в руках хозяйки квартиры радостно пиликнул, и она, прочитав оповещение, радостно воскликнула:

– О, пришли! Теперь вижу, что вы честный и порядочный. Ладно, обустраивайтесь тут, не буду мешать. Если что, обращайтесь, не стесняйтесь. Меня, кстати, Нина Петровна зовут.

– Артём.

– Отдыхайте, Артём, – улыбнулась женщина, сверкнув золотым зубом, после чего убрала телефон обратно в карман халата и, довольная, ушла, оставив Платова одного.

Мужчина закрыл за хозяйкой дверь, подошёл к кровати и устало на неё опустился. Кровать подозрительно скрипнула. Он некоторое время посидел так, привыкая к временному месту жительства, затем вздохнул и принялся набирать на телефоне номер. Предстоял непростой разговор с женой, в котором нужно было всё рассказать и объяснить, что с ним произошло. Но это всё ерунда, главное было убедить супругу в том, что он здесь остаётся исключительно ради поисков Фрейда, а никак не в целях плотских утех с женщинами.

Разговор с женой был долгим. Битый час Артём пытался доказать, что всю эту историю он не выдумал. Наконец, на исходе второго часа, когда уже язык опух от разговора, супруга ему всё-таки поверила и даже дала благословение на поиски Фрейда. Мужчине даже перепало немного жалости от неё по поводу полученных травм. Дочке пока решили ничего не говорить, надеясь на благоприятный исход поисковой операции.

Нажав на кнопку завершения вызова, Артём устало выдохнул и плюхнулся на кровать. Голова болела и гудела. Приключений на сегодняшний день он получил сполна. Очень хотелось спать, хотя время было ещё детское. Сказались, наверное, бессонная ночь за рулём по дороге в Куриную топь и два удара по голове.

Платов на миг прикрыл глаза, но тут же их открыл, вспомнив, что надо позвонить начальнику на работу и попросить на недельку отпуск за свой счёт. Предстоял ещё один нелёгкий разговор.

Вздохнув, мужчина набрал номер начальника. Около получаса Платов пытался придумать правдоподобную причину, по которой хочет уйти в отпуск не по графику. Как назло, в голову ни шло ничего дельного, поэтому Артём просто что-то невнятно мямлил. Начальник ведь не жена, во всю котовасию с Фрейдом не поверит. Да даже если и поверит, вряд ли сочтёт это уважительной причиной.

Но то ли начальник был в хорошем настроении, то ли устал слушать ту ерунду, которую нёс Артём, но в конце концов он дал добро на отпуск до конца недели.

Одновременно с окончанием разговора телефон в руке Платова жалобно запищал, оповещая о том, что заряд аккумулятора на исходе. Артём отложил мобильник в сторону, повернулся на бок и моментально уснул, даже не сняв пальто.

***

Проснулся Артём от какого-то крика. Кто-то с кем-то ругался. Голосов было два: мужской и женский. Они бесцеремонно ворвались в сон мужчины и оборвали его на самом интересном месте. Ему снилась длинноногая красотка, встреча с которой произошла на острове в Тихом океане.

Артём перевернулся на другой бок и попытался ухватиться за обрывки сна, но, увы, не получилось. Пришлось открыть глаза. Некоторое время он пытался осознать, где он, а потом вдруг разом вспомнил все события, приключившиеся с ним. Настроение эти воспоминания испортили сразу. Чтобы хоть как-то внести позитив в своё пробуждение, Артём принялся вспоминать свой сон. Девушка была красивая. Кажется даже, он где-то видел её раньше. Может, по телевизору?

Во сне Артём открыто флиртовал с ней (и это при живой-то жене!). Что удивительно, дома он себе такого не позволял и в фантазиях. А тут, стоило лишь ненадолго открепиться от второй половинки, как сразу же в его жизни появились какие-то бабы. Пусть даже и во сне. «Весна, наверное, гормоны…» – подумал Платов.

Скандал за стеной всё нарастал и нарастал. Он мешал думам и воспоминаниям. Артём понял, что ругань происходит в квартире. Причём одним из участников конфликта была Нина Петровна. Её голос уже был отчётливо слышен, да так, что напрочь заглушал мужской.

Артём нехотя встал со скрипучей кровати, потянулся и посмотрел на фитнес-браслет на левой руке. Часы на нём показывали восемь утра. «Ого, это что же, я весь вечер и всю ночь проспал?» – подумал мужчина. Затем он оглядел себя и понял, что вчера не удосужился даже снять пальто. К счастью, оно было сделано из немнущегося материала, поэтому не оставило на себе следов столь бесцеремонного обращения.

Но всё же ходить в верхней одежде, тем более с утра – это верх неприличия. Поэтому Платов снял пальто и, аккуратно его сложив, повесил на спинку кресла.

 

Выйдя из комнаты, Артём понял, что ссора была на кухне. Нина Петровна активно гремела посудой и ругалась, не особо стесняясь в выражениях. Мужчина же тоже старался сказать своё веское слово. Но это у него плохо получалось. Паузы между словами у женщины были неприлично малы, а скорострельность фраз слишком быстрой.

– Всё пьёшь и пьёшь, гад! – кричала Нина Петровна. – Всю жизнь мне, сволочь, испортил! Хоть бы на работу куда устроился, бездельник! Сидишь тут, на моей шее!

– Я не на твоей шее сижу, а на пенсии, – возмущался мужчина.

– На пенсии? Да ты её всю пропиваешь!

– Во-первых, не всю! А во-вторых, человек на сколько-то там, не помню, процентов состоит из воды. Поэтому пить мне жизненно необходимо!

– Из воды, Гриша, а не из водки!

– А в водке тоже есть вода!

Артём аккуратно выглянул из-за угла коридора. Обнаруживать себя, впрочем, как и встревать в чужую ссору не хотелось. Поэтому он решил пока понаблюдать.

На кухне пахло жарящейся яичницей. Спиной к Платову сидел худой мужчина с руками-веточками. Лысая голова его была страдальчески опущена. Одет он был в белую застиранную и сильно растянутую майку. Причём она была настолько растянута, что больше походила на платье, так как доставала мужчине до колен.

Вдруг в самый разгар созерцания Артёмом мужчины тот резко обернулся назад. Несколько секунд он смотрел на Платова жёлтыми белками глаз, а потом резко вскочил со стула и, сжав кулаки, заревел:

– Ах ты, дрянь, любовника в квартиру привела!

Реакция женщины была молниеносной. Она схватила со стола половник и ударила им мужчину прямо в лоб.

– Какой любовник, дурень ты старый? Я же тебе рассказывала вчера, что у нас человек комнату снимает.

Мужчина от удара плюхнулся пятой точкой на стул и ошалело завертел зрачками. А Нина Петровна, повернувшись к Платову и виновато улыбаясь, произнесла:

– Проснулись уже, Артём?

Платов кивнул.

– Это хорошо. Сейчас завтракать будем. Яичница как раз на подходе. А это… – тут женщина указала рукой в сторону пострадавшего от половника человека, – это муж мой, Григорий. Вы его не бойтесь, он безобидный. Правда, пьянь редкостная.

– Сама ты пьянь, – огрызнулся Григорий, предусмотрительно закрыв лоб ладонями.

– Молчи, сволочь, – замахнулась на него женщина половником.

– Пойду умоюсь, – произнёс Артём, не желая становиться свидетелем случайного убийства.

– Да-да, конечно. Полотенце можете любое брать, – сказала женщина.

Платов кивнул и ушёл в ванную комнату.

Оказавшись в более спокойной обстановке, Артём запер на всякий случай дверь на шпингалет и взглянул на себя в зеркало. Оттуда на него смотрело небритое лицо с шишкой на лбу.

«Надо же, как хреново выгляжу…» – произнёс он, проведя рукой по щетине, а затем, осторожно потрогав шишку на лбу и на затылке. Артём потянулся руками к умывальнику. Открыл кран с горячей водой – потекла холодная, открыл кран с холодной – потекла опять холодная.

«Любопытно!» – сказал мужчина и, намочив ладони, провёл ими по лицу.

Закрыв краны, Артём поискал глазами полотенце. Оно висело на полотенцесушителе, и с виду было чистым. Но Артём не решился им вытереться, так как в отношении чужих предметов личной гигиены был довольно-таки брезгливым. Предметы личной гигиены – они потому и личные, так как принадлежат одному человеку. А если каждый будет ими пользоваться, то какие же они тогда будут личные?

«Так высохнет», – потряс руками в воздухе Артём, подумав о том, что надо будет прикупить в магазине зубную щётку, пасту, полотенце и мыло.

Когда Платов вышел из ванны, мужа Нины Петровны на кухне уже не было.

– Спать пошёл, зараза такая, – пояснила женщина, хотя Артём её ни о чём и не спрашивал.

Мужчина кивнул в ответ на эту информацию и сел за стол. Завтракал он довольно-таки вкусной яичницей (хотя умудриться яичницу сделать невкусной – это ещё надо постараться) и кофе с бутербродом. Артём очень быстро всё уничтожил. Он даже сам и не ожидал, что он такой голодный. Хотя это и немудрено, ведь за весь вчерашний день он не держал и крошки во рту, за исключением липового чая Петровича.

Поблагодарив хозяйку за завтрак, Артём встал из-за стола и пошёл одеваться. Он решил сходить пока в магазин, купить необходимые для недлительного пребывания в этом городе вещи, а заодно и немного изучить его.

На улицу Платов вышел в хорошем настроении. На небе солнце пыталось проклюнуться из-за туч, что давало надежду на похожий день. Но как только мужчина подошёл к машине, его ждал сюрприз – отсутствовало боковое зеркало с пассажирской стороны. Артём в растерянности подошёл к автомобилю и внимательно осмотрел дверь. Снято зеркало было профессионально и аккуратно, так как не было насильственных признаков повреждения чего-либо.

Артём огляделся по сторонам. Во дворе никого не было. В расстроенных чувствах он открыл автомобиль и сел за руль. Планы на это утро поменялись. Мужчина завёл двигатель, выехал со двора и направился в сторону местного отдела полиции.

***

Подъехав к двухэтажному жёлтому, местами обшарпанному зданию, которое и являлось местным отделением полиции города Липска, Артём, заглушив мотор, вышел из машины. Но выход его был крайне неудачным. Левая нога, обутая в кожаный ботинок, угодила в лужу.

Мужчина негромко выругался и подрыгал ногой. Капли грязной воды слетели с обуви, но ботинок тем не менее остался грязным. Платов вздохнул, открыл дверь автомобиля, достал из бардачка влажные салфетки и тщательно протёр обувь. Всё, теперь было не стыдно идти хоть на приём к президенту.

Держа грязную салфетку в руках, Артём повертел головой в поисках урны, но так её и не нашёл. В очередной раз вздохнув, он спрятал её в кармашек двери.

В отделе полиции Платова встретил скучающий дежурный. В мужчине он узнал вчерашнего потерпевшего и поэтому без разговоров и лишних вопросов пропустил его к следователю.

Артём прошагал по пустому коридору и остановился возле двери с табличкой «Дромов Ф. М.». Мужчина постучался и, услышав недовольное «да», вошёл в кабинет.

Капитан сидел за столом и что-то старательно выводил ручкой на листе бумаги. Артём деликатно кашлянул, и полицейский, оторвавшись от своего занятия, поднял голову. Увидев Платова, он очень удивился, что, собственно, и не стал скрывать.

– Артём Анатольевич, а я думал, что вы уже домой, в Москву уехали.

– Нет, я решил на недельку задержаться у вас.

– Да? – Следователь озадаченно почесал кончиком ручки затылок. – Неожиданно.

– Сам не думал, что так получится.

– А-а-а, кота своего всё ищите.

– Ищу, – кивнул Платов.

– Ну, это правильно. Ищущий, как говорится, да обрящет. А ко мне, я извиняюсь, по какому вопросу пришли? Хотите узнать, как продвигаются поиски нападавших? Так знайте, мы их ищем. Все силы брошены.

– Я к вам с ещё одним заявлением.

– Да-а? – от удивления у капитана округлились глаза. – Что, опять напал кто-то на вас? – спросил он, разглядев шишку на лбу Платова.

– Да, хотя нет. Я по другому поводу. У меня зеркало украли.

– Какое зеркало?

– Автомобильное. Боковое, со стороны пассажира. Я утром вышел во двор, а его нет.

Следователь с минуту молчал, пристально разглядываю мужчину, словно видя его в первый раз, а затем произнёс:

– Артём Анатольевич, вы серьёзно?

– Да, – кивнул Платов.

Капитан откинулся на спинку стула, скрестил руки на груди и принялся, неторопливо и тщательно проговаривая каждое слово, изъясняться.

– Знаете, Артём Анатольевич, у нас тут тихий, спокойный, провинциальный городок. У нас ведь самая низкая преступность по району. А тут приезжаете вы, и на-те – два преступления за два дня.

– Но я же не виноват в этом.

– Кто знает, кто знает. Ведь из всего этого какой вывод напрашивается?

– Какой?

– Не любит вас город, не принимает.

– Вы сейчас серьёзно? – удивился Платов.

– Более чем. У города ведь тоже есть душа.

– То есть искать моё зеркало вы не будете? – сделал выводы из услышанного мужчина.

– Но почему же сразу не будем? Будем. Просто вы поймите, вы своими заявлениями мне всю статистику портите. Ну, подумаешь, зеркало, может, кто нечаянно оторвал, может, оно кому-то нужно было. Ведь, с другой стороны, машину не угнали?

– Нет.

– Вот! А это главное. А зеркало – это так, пустяки. Купите новое.

– А вы знаете, сколько оно стоит?

– Нет, не знаю. У меня такой дорогой машины нет. Я на отечественной езжу, а там все детали дешёвые.

Платов не нашёлся, что ответить на этот довод. Он просто стоял и обескураженно смотрел на капитана. Внезапно в его кармане зазвонил телефон. Мужчина извинился и достал мобильник. Номер был неизвестный. Платов ещё раз извинился перед полицейским и ответил на звонок.

– Здорово, Артём, – закричал голос в динамике.

– Доброе утро, Семён Петрович, – узнал любителя животных Платов.

– Слушай, дуй сюда. Кошака вроде как твоего нашли.

– Да?! – обрадовался Артём. – А сюда – это куда?

– Возле башни я. Всё, давай, некогда говорить, мне ещё автовышку встречать.

Петрович отключился, оставив Артёма в недоумении. Что это за башня, при чём тут автовышка? Но сейчас это было неважно, главное, что Фрейд, возможно, нашёлся.

– А где тут у вас какая-то башня? – спросил мужчина у следователя.

– Башня? Да она у нас одна, водонапорная. На Советской находится.

– А поточнее адрес не подскажите?

– А вам зачем?

– Там, похоже, Семён Петрович кота моего нашёл.

– Молодец, Петрович, – искренне обрадовался следователь. – Всё-таки есть и от него какая-то польза городу. Я сейчас вам адресок черкану.

Капитан принялся быстро писать адрес на листочке.

– Вот, держите. Езжайте прямиком туда, забирайте своего Фрейда и возвращайтесь домой.

– А как же зеркало…

– Да бог с ним, с зеркалом, – махнул рукой полицейский. – Кот нашёлся! Домой вернётесь, дочка обрадуется!

Артём согласился с этим доводом. Он подошёл к следователю, взял в руки листок с адресом и принялся вчитываться в корявый почерк.

– Тут недалеко, – произнёс капитан. – Езжайте уже быстрее, а то убежит животное.

Платов благодарно кивнул и вышел из кабинета. Как только дверь за ним закрылась, полицейский облегченно выдохнул, затем усмехнулся, покрутил пальцем у виска и вернулся вновь к своим бумажным делам.

Глава третья

Водонапорная башня была старым советским кирпичным сооружением, подпирающим своим шпилем облака. Располагалась она на центральной улице города. Башня уже давно не работала, обветшала от времени и периодически роняла кирпичи на головы случайных прохожих. Местные власти хотели уж было её снести как представляющую угрозу для местного люда. Но горожане, все как один, встали на защиту этого кирпичного фаллического символа, считая водонапорную башню главной достопримечательностью города.

Артём остановился возле башни и принялся вертеть головой в поисках Петровича. Тот появился словно из ниоткуда. Он деловито подошёл к машине и постучался в окно. Платов опустил стекло.

– Здорово, Тёма, – произнёс мужчина, протягивая руку для рукопожатия.

– Здрасте, Семён Петрович, – ответил Артём, пожав крепкую мозолистую ладонь. – А где Фрейд?

– Да тут недалеко он. Ты это, машину свою перепаркуй, и пойдём со мной.

– А что, здесь нельзя стоять?

– Можно. В Липске везде можно, но не везде безопасно. Тут просто кирпичи с башни падают, могут на крышу или на стекло твоему пепелацу прилететь.

– Понял, – кивнул головой Артём.

Он завёл машину и отъехал подальше от опасного места. Заглушив двигатель и закрыв окно, Платов уж было хотел выйти из машины, но остановился. В салоне отчётливо пахло кошачьим кормом. Этот факт мужчину очень удивил. Раньше никаких посторонних запахов в машине не было. Он покрутил головой, затем понюхал свою ладонь. Запах исходил от неё. Именно этой рукой он здоровался с Петровичем.

Достав из бардачка влажные салфетки, Артём тщательно вытер руки и наконец вышел из автомобиля.

– Ну что ты там возишься? Пойдём быстрее со мной, – закричал Семён Петрович, активно махая рукой. – За котом ведь твоим следить надо. Вдруг он сам решит слезть.

– Откуда слезть?

– Пойдём, сейчас всё увидишь.

Идти пришлось недолго, буквально сто метров до ближайшего дерева. Это была добротная матёрая липа, которая росла на обочине дороги, вгрызаясь своими корнями в твёрдую землю.

– Вот, – рукой указал Петрович куда-то наверх.

Артём поднял голову и увидел в серых скрюченных ветвях, пока ещё не оперившихся зелёными листочками, серого кота. Тот сидел почти на самом верху и испуганно смотрел вниз.

– Твой? – спросил Петрович.

 

– Похож, – улыбнулся Платов. Действительно, с земли животное вроде как напоминало его домашнего любимца. – Но вообще отсюда плохо видно. Мне бы бинокль какой, чтобы получше разглядеть.

– Ты ещё трубу подзорную попроси!

– А есть?

– Нет, конечно.

– А что же делать тогда?

– А ты его позови. Если отзовётся, значит, твой.

Артём откашлялся, а потом как можно громче, так, чтобы животное слышало, крикнул:

– Фрейд, кыс-кыс!

Животное на этот зов никак не отреагировало.

– Что же ты так орёшь-то! – прикрикнул на Платова Петрович. – Это же кот – тонкая натура. Тут поласковее надо.

Артём снова откашлялся, а затем вновь позвал кота, стараясь как можно больше добавить в голос доброжелательных ноток.

– Фрейд, Фрейд, кыс-кыс, иди сюда.

Животное издало в ответ короткое и жалобное «мяу».

– Ты смотри-ка, – улыбнулся Петрович, – отвечает. Видимо, твой.

– Похоже на то. Только как его оттуда достать?

– Вообще, должен сам слезть рано или поздно. Но если это действительно твой Фрейд, то ждать можно долго. У котов вообще проблемы со спусканием вниз, а этот вдобавок ещё и домашний. Он и дерево-то, наверное, в первый раз видит.

– А в чём проблема спуститься?

– Всё дело в устройстве когтей. Это наверх они лезут шустро, а спускаться им приходится задом и в пустоту. Не все на это решаются. Страшно. А если спускаться мордой вниз, то зацепа когтями не произойдёт. Дворовым котам, конечно, пофиг, они и туда, и сюда шустро взбираются, а вот домашние могут долго просидеть.

– И как долго?

– Да пару дней точно.

– Ого!

– Вот тебе и ого. Да ты и сам встань на его место. Сидишь ты на дереве, на самом верху, а внизу тебя ждёт неизвестность и незнакомые люди. Стал бы спускаться?

– Так я же для него знакомый.

– Ну, во-первых, ещё неизвестно, в каких ты с ним отношениях. Может, ты его дома тапкой по морде лупил. А во-вторых, у него стрессовая ситуация. В такие моменты он и к мамке родной не пойдёт.

– Был бы я с ним в плохих отношениях, я бы не повёз его в Куриную топь, а потом бы не стал оставаться ради его поисков в вашем городе.

– Тоже верно.

Мужчины на некоторое время замолчали, принявшись глядеть вверх и наблюдать за котом.

– Что же делать тогда, ждать? Честно говоря, хотелось бы поскорее домой вернуться, – произнёс Артём.

– А что, не понравилось у нас в Липске?

– А что, кому-то тут нравится?

– Ну, мне, например.

– Вы просто привыкли.

– Может быть, может быть, – задумчиво произнёс мужчина, а затем вдруг задорно хлопнул Платова по плечу.

– Ладно, не кисни, помогу я тебе.

– Как?

– Я тут уже с ребятами знакомыми договорился, сейчас автовышка подъедет, и мы кота твоего вмиг снимем.

– Правда? – удивлённо спросил Артём.

– Кривда. Запомни, Семён Петрович никогда не врёт.

– Тогда спасибо вам большое, – обрадованно произнёс Артём.

– Да не за что. Только это, ребятам надо будет маленько заплатить. Ну, сам понимаешь, машина, бензин и всё такое.

– Да без проблем, заплачу. Вы мне, главное, кота достаньте.

– Достанем, не переживай. Я в этом деле опытный, как-никак не одна спасательная операция за плечами.

– Это обнадёживает, – почему-то вздохнул Артём. – А долго вашу автовышку ждать?

– Да не, скоро подъедет. Жди.

– Жду, – кивнул Платов.

Ждать пришлось около получаса. За это время кот не только не предпринял попытку спуститься вниз, а даже наоборот – попытался залезть повыше. Но выше было уже некуда. Видимо, он что-то почуял. Двое мужчин, которые ходили взад и вперёд и периодически смотрели наверх, коту явно не внушали доверия, и иметь с ними никаких дел он не хотел.

Наконец подъехала автовышка на базе старенького «ЗИЛа». Автомобиль, громко гремя и фырча, остановился возле мужчин. Из кабины со стороны пассажирского места ловко выпрыгнул молодой паренёк в замызганной спецодежде.

– Здорова, Петрович! – крикнул он.

– Здорова, Паша! – прокричал в ответ мужчина.

Говорить тихо было бесполезно, мотор машины громко рычал, норовя вот-вот заглохнуть. Но этого ему не давал сделать водитель, который сидел за рулём и периодически подгазовывал.

– Чего там у тебя? – спросил Павел.

– Вон, – указал Петрович рукой на кота.

Коту такое внимание к его персоне начинало все меньше и меньше нравиться.

– Фигня, достанем. Но ток ты знаешь, что мы за бесплатно не работаем.

– Я оплачу, – вмешался в разговор Артём.

Павел смерил придирчивым взглядом Платова и, видимо, чем-то удовлетворившись, произнёс:

– Ну, хорошо. Отойди только подальше, сейчас «лапы» выдвигать будем.

Артём отошёл на безопасное расстояние. Автовышка тут же начала выдвигать гидроопоры. Когда это действие закончилось, и машина крепко упёрлась в асфальт, Павел подскочил к рычагам управления и, повернув стрелу, принялся опускать люльку. Петрович, скинув куртку, засунул её под мышку и залез в люльку.

Вообще, все происходило достаточно быстро, организованно и без лишних слов. Видимо, Петровичу не впервой доставать котов с деревьев, а Павлу – ему ассистировать.

Артём стоял посреди улицы и наблюдал за тем, как Петрович медленно возносился в небо. Вот выдвинулось колено стрелы, затем ещё одно. Спаситель животных был к коту всё ближе и ближе.

Сам же кот нервничал всё больше и больше. Видимо, в его жизни сегодняшний день войдёт в личный рекорд по количеству стрессов. Когда Петрович приблизился к животному на расстояние вытянутой руки, тот зло на него зашипел и выгнул спину. Мужчина же спокойно достал из подмышки куртку, расправил её, посмотрел в глаза животному и тут же набросил на него. Теперь кота можно было хватать голыми руками, не опасаясь, что тот укусит или раздерёт.

Обхватив руками бьющийся под курткой комок, Петрович прижал его к груди и, посмотрев вниз, прокричал:

– Готово. Опускай.

Артём, наблюдая за всей спасательной операцией со стороны, был рад, что всё так успешно закончилось. Когда люлька начала опускаться, сердце его быстро забилось в предвкушении того, что сейчас он заберёт Фрейда и наконец-то уедет домой.

Стрела автовышки опустилась. Петрович ловко слез с люльки и быстрым шагом направился к Платову. Животное к тому моменту перестало сопротивляться, видимо, смирившись со своей участью, и вело себя под курткой довольно-таки тихо.

– Ну что, принимай своего кота, – улыбнувшись, произнёс Петрович и раскрыл куртку. На свет показалась кошачья голова с обезумевшими от всего происходящего глазами.

Артёму хватило одного короткого взгляда, чтобы понять – это не Фрейд.

– Это не он, – расстроено произнёс Платов.

– Э, ты уверен?

– Да, – кивнул мужчина.

– Ты получше присмотрись. Кот, за то время, что отсутствовал, мог измениться. Улица, она же никого краше не делает. Он мог похудеть, облезть, потерять глаз. Присмотрись.

– Нет, это не Фрейд. Морда совсем другая.

– Морда – это не показатель, мы сейчас его на особые приметы проверим, – не сдавался Петрович.

Он извлёк из-под куртки заднюю кошачью лапу, пересчитал на ней пальцы, затем извлёк вторую и проделал ту же процедуру.

– Действительно, не Фрейд, – констатировал мужчина.

– Я вам сразу так и сказал, – расстроено произнёс Артём.

– Ну, знаешь, проверить всё равно надо было. А ты сам не расстраивайся, кота же спасли, пусть и не твоего. Дело хорошее сделали. А Фрейда найдём, рано ли поздно. Поиски продолжаются.

Платов уныло кивнул.

Павел, крутившийся рядом и слышащий обрывки разговора, тут же подбежал к мужчинам.

– Это самое, меня как бы не очень волнует, кого вы там ищите, и тот это или не тот кот. Мы с напарником своё дело сделали, извольте расплатиться.

– Конечно-конечно, – ответил Артём.

Он достал из кармана пальто кошелёк и, открыв его, в очередной раз вспомнил, что наличных денег у него нет.

– У меня только карта.

– И? – исподлобья поглядел на него парень.

– Я могу вам с телефона на счёт перевести.

– Не надо. Ты нам наличкой заплати, – недобро произнёс Павел. В его голову начала закрадываться мысль, что Артём его хочет обмануть.

– Так я через мобильный банк переведу вам на карту, а вы потом сами если захотите, то снимете. Сейчас все так делают. Вон даже Нина Петровна умеет, – попытался донести свою мысль Платов, не уловив настроение паренька.

– Слушай, мужик, ты что, нас кинуть хочешь?

– Нет. И в мыслях не было.

– Тогда гони бабки.

Артём наконец понял, что встретился с особым индивидуумом, которому объяснять и доносить что-то бесполезно.

– В банкомат надо ехать.

– Поехали.

– Хорошо, где тут у вас ближайший?


Издательство:
Автор
Книги этой серии:
Поделиться: