bannerbannerbanner
Название книги:

Лелек и Болек в Каире

Автор:
Эдуард Павлович Петрушко
полная версияЛелек и Болек в Каире

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Путешественники говорят, что нет на земле города прекраснее, чем Каир с его Нилом… Кто не видел Каира – не видел мира.» 1001 ночь, книга 1

В марте 2021 года, на день рождения любимой супруги, решили покорить столицу Египта – Каир. Каир казался чем-то прекрасным и блестящим, окруженный многовековыми пирамидами. До экскурсии по Каиру нас ожидал пляжный отдых в Шарм – Эль – Шейхе. В наше веселое до визга время, до Шарма надо еще долететь, с пересадкой. Пересадка ночная.

Стамбул, 02.00, мрак в коридорах, усталые и раздраженные лица, прямо как у зека в СИЗО. Стиснув зубы, бреду в полутьме и проклинаю ночные рейсы. Люди, как сомнамбулы, передвигаются с одного самолета в другой. За всей этой массой наблюдают и командуют несколько турецких поводырей – чтобы никто не отделился и не потерялся. Картина – стадо и пастухи.

О тюленьем отдыхе в отеле Sunrise Diamont Beach Resort and SPA, писать нечего – живешь, как в армии служишь – по часам ходишь на море, да брюхо набиваешь. Порозовели, поплавали с рыбками, плюсанули пару кило и вот мы готовы покорять Каир.

Лететь в столицу египтян решил трезвый, дабы не попасть в какую-нибудь историю как, например схватки с попрошайками (очень не люблю навязчивых людей с протянутой рукой) или ареста за попытку украсть пару кирпичей с гробницы фараона. Сказано, сделано, насыпано – съедено.

Аэропорт Шарма. Смотрю в окно. В мутном мареве, набирал обороты «боинг». От дымки он мне своими размерами и формами чем-то напоминал привидение. Чуть заметные на расстоянии бусинки иллюминаторы, дрожа, поблескивали на солнце. Самолет разбегался и разбегался. Казалось, тяжелый самолет никогда не взлетит. Наконец у самого конца взлетной полосы, за которой начиналась пустыня, «боинг» тяжело отпрыгнул от земли.

Лететь до Каира с Шарма, делов немного – час с копейками – чаю попить. Промчались над Суэцким каналом, где в то время контейнеровоз Ever Given сел на мель и образовал пробку из судов, которая с высоты полета была похожа на толстую змею. Потом серость, пустыня, горы, никаких населенных пунктов. Как на Марсе.

Самолет начал снижение, а Каира – нет, под крылом самолета все та же пустыня. Наконец увидел какие-то постройки, и самолет коснулся взлетной полосы. Народ загалдел, как будто начали раздачу бесплатных леденцов, и повыскакивал с мест. Удивляет меня эта публика, куда бежать, зачем стоять – все равно все встретимся на выдаче багажа. Наконец-то дали зеленый свет и к выходу виляя задами, как утки, потянулись люди.

Получив потрепанный разными странами чемодан, величественно иду вдоль многочисленных таксистов, которые чуть ли не хватают мои пожитки, чтобы отвести в Каир. Делаю вид, что ехать мне никуда не надо, типа здесь заночую, в аэропорту.

Чемодан также пытаются «донести» разного рода носильщики – попрошайки. Прижимаю чемодан к себе, как близкого родственника, отбиваюсь от неряшливых завсегдатаев аэропорта. Похож на голодного волка, который защищает свою добычу от мелких хищников.

Отойдя от основной массы таксистов, подхожу к скучающим водителям:

– How much, Каир? – 30 долларов, не дешево, забываю, что надо торговаться, и мы идем к старенькой машине, больше похожей на ведро с болтами. Ведро непонятного цвета и непонятной модели, слегка пугает.

Дорога в отель отдельная история, история страха и ужаса. Реально мне так страшно ездить нигде не приходилось, хотя я много передвигался по Вьетнаму и Камбоджи. Мне показалось, что правил в Египте нет. Совсем нет. Также как светофоров, регулировщиков движения и пешеходных переходов.

Водители постоянно сигналили, что-то кричали друг другу, такая сводящая с ума какофония. Причем мне казалось, что все двигаются хаотично и вот-вот будет авария. А то и три. Я вцепился в ручку автомобиля до белизны пальцев и закрыл глаза, как на крутом аттракционе.

Доехали до гостиницы Fairemont Nile City, как в аду побывали. Я, шатаясь, вышел из чермета и посмотрел на резвого швейцара, который пытался забрать чемодан. Я по привычке не выпускал чемодан из рук, пока меня не ущипнула супруга. Картинка стала на свои места.

В самом отеле все круто, много арабов, в брендовой спортивной одежде. Оказывается, они прилетают в Каир и живут, не выходя с отеля. Ходят по ресторанам, в спортзалы, показы мод и дискотеки. Почему? Потому что дешево. Но в город не выходят.

– Пойду, прогуляюсь, – сказала супруга.

– Не боишься, – ответил я, падая на кровать.

Ее променад и шопинг, продолжался 30 минут, жена прибежал с выпученными глазами, нервно снимая кеды, поведала:

– Это ужас, мне все сигналят, дорогу не перейти, тротуаров нет. Купила колбасы и сыра в местном магазине и домой.

– Дикие люди, – подвел итог я и потянулся к колбасе.

С утра  индивидуальная экскурсия по пирамидам. Араб с влажными ладошками, вяло рассказывал о плане на день. Я предупредил его на счет разводов:

– Никаких попрошаек и торговцев ко мне не подпускай. Я хочу насладиться видами пирамид, а не отбиваться от бесконечных клянчащих денег людей. Человек я нервный, поэтому давай без конфликтов. Египтянин кисло кивнул головой, думая, что ему попались жлобы.

О даче денег попрошайкам – отдельная история. Сами египтяне по-разному относятся к тому, кто просит деньги. Об этом позже. Наша экскурсия начиналась с объезда Каира в поисках селфи палки, которую я забыл в Шарме. Время было ранее, поэтому в поисках чудо палки ездили по городу мы достаточно долго.

Город я скажу, унылый и серый. Дома раскиданы беспорядочно и стоят близко друг к другу. В большинстве своем площадей, бульваров, парков – нет. Много обшарпанного «недостроя», но он заселен людьми. В связи, с чем строят его десятилетиями? – не надо платить налоги, так как дом ещё не достроен. Все просто. Но самое грустное в Каире много мусора, особенно строительного, часто встречаются кучи песка, камня, трубы и арматуры. Вырвались с неряшливого Каира и направились в старую столицу Египта.

В 25 км к югу от Каира тысячелетия назад находилась столица древнеегипетского государства – Мемфис. Мемфис – один из величайших центров древности. На протяжении трёх тысячелетий город являлся административным, торговым, религиозным и культурным центром мира. Однако он не устоял перед течением времени. Процветающая Александрия способствовала оттоку народа из Мемфиса, а его крах наступил с завоеванием Египта. Завоеватели не оценили его историю, полностью распотрошили город как голодные хищники. Строительные материалы и известняк использовали при строительстве Каира. В общем, грустная история, прямо горчица и йогурты.

Доехав до Мемфиса, были огорчены еще раз. Город как после разрухи – везде что-то копают, в водных каналах грязь и пластмассовые бутылки. Прямо многометровые наплывы из мусора. Прошу гида остановиться фотографирую загаженый канал.

– Что так засрали то? – спрашиваю у экскурсовода. Тот и сам, смущаясь, забормотал, что-то насчет проблем с мусором и избытком населения.

– В культуре все, – отвечаю я. Я вот был в Амстердаме, там, на каналах кроме чаек ничего не плавает, хотя там народу – как гороха.

Доехали до так называемого «музея». Музей под открытым небом особо не впечатлил. Единственное что там есть из монументального – это статуя Рамзеса II. На нее собственно мы и пошли в первую очередь.

По времени находки, она сравнительно «молодая». Рамзес был обнаружен в 2017 году на какой-то помойке в трущобах Каира. Лежал себе парень под городом и никого не трогал, а тут бац! За яйца и в музей.

Рамзес стал фараоном в возрасте 20 лет и правил почти 67 лет, что является рекордом. Много воевал, строил, любил архитектуру и женщин. Нормальный тип.

После смерти правитель был похоронен в своей гробнице в Долине Царей, однако позднее его тело вместе с другими мумиями египетских монархов было перемещено в царский скальный тайник, где и было обнаружено в 1881 году. В настоящее время мумия Рамзеса Великого хранится в Каирском музее.

Обхожу статую, вижу между ног фараона барельеф женщины, спрашиваю у экскурсовода:

– Что за живопись между ног?

– Это жена Рамзеса – Бент-Анатх, их у него было великое множество. Причем трое из них являлись его дочерьми, как Бент-Анахт. Детей у Рамзеса было около 200 штук.

– Размножался наш Рамзесушка, как кролик, – задумчиво отвечаю я.

Трогаю за часть ноги этого милого инцест – развратника, со словами «шалун, мать тебя за ногу». Ног кстати у статуи нет, его нашли без них.


Издательство:
Автор