Название книги:

Школа Странников

Автор:
Ольга Пашнина
Школа Странников

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© О. Пашнина, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

Пролог
Из не очень светлого будущего

Опоздаю! Эта мысль стремительно прорвалась сквозь усталую сонливость и заставила меня подняться. Я не сразу нашла взглядом платье, валявшееся у кровати, и долго возилась с пуговичками. Но Джера почему-то помочь не попросила. А его и не было в комнате. Когда я это осознала, то почувствовала, как все внутри напряглось.

Мне, как и любой девушке, которую не миновала пора увлечения романтическими историями, хотелось иного завершения этого порыва. Хотелось услышать что-то приятное, хотелось прощального поцелуя. Какого-то намека на то, что все в порядке, и я не совершила какую-нибудь непоправимую ошибку.

Вот идиотка! Волнуюсь, как первоклашка на линейке. А ведь еще недавно сама мысль о том, чтобы поцеловать Джера была для меня дикой. Что я наделала?

От жгучего стыда я на несколько секунд зажмурилась, а потом наспех пригладила волосы, собрала их в косу и направилась к лестнице. Беглый взгляд на часы сообщил, что прошло всего сорок минут, и у меня еще есть время, чтобы вернуться в школу.

Джилл еще не вернулась, Джер обнаружился в гостиной: читал. Было непривычно видеть его в очках. Медленно, справляясь с волнением, я села рядом. Хотелось как-то коснуться его, чтобы увериться, что произошедшее не было сном. Но я не решилась.

– Я, – голос немного дрожал, – должна вернуться в школу.

– Угу, – пробормотал мужчина, – захлопни дверь.

Мне бы уйти, остаться наедине с собой и обо всем хорошенько подумать, но что-то удерживало. Что-то неведомое заставляло стоять истуканом посреди гостиной и ждать. Чего?

– Джер, я… все в порядке? Я сделала что-то не так?

Спросила и покраснела. Тупее вопроса не придумаешь.

– Да-да, все было чудненько, будешь уходить, загони Лоффи, уже поздно.

Слова словно били по голове, отключая на пару секунд. Эффект от удара дубиной, наверное, был бы менее болезненный, я буквально физически почувствовала, как сжимается сердце и от спазма пропадает способность говорить.

Наверное, я сидела в ступоре довольно долго, потому что Джер оторвался от книги и, сняв очки, подарил мне выжидающий взгляд. От него словно повеяло холодом, и слова не понадобились. Я резко вскочила, опрокинув вазу со стола, и направилась к выходу как можно быстрее, чтобы не дать Джеру шанс что-то сказать. На улице начался дождь. Лоффи уже сам с нетерпением ждал, когда его впустят. Благодарный пес ласково лизнул мою руку, прежде чем устремиться в тепло, к мискам с вкусненьким ужином.

Это короткое проявление собачьей любви меня доконало. Капли дождя смешивались со слезами, я размазывала тушь по щекам. Зонта не было, плаща тоже, я вмиг промокла и замерзла. Навстречу мне бежала Джилл с корзинкой покупок. Она что-то весело прокричала, но слова словно звучали на другом языке. Удивленная девочка так и осталась смотреть мне вслед, а я брела к школе, по дороге, окруженной синими, медленно увядающими цветами.

– Ненавижу тебя, Джеральд Хейл, – упрямо пробормотала я, вытерла слезы и задрала нос, чтобы никто и никогда не узнал о том, что сегодня случилось.

Глава первая
О первой книге и загадочном карандаше

В кошельке лежала последняя купюра в пятьсот рублей, а до стипендии оставалась еще целая неделя. Но я была обязана купить эту книгу! Пощупать ее, вдохнуть запах типографской краски. Смотреть на свой роман в интернет-магазине и ждать авторских экземпляров было просто невыносимо.

Моя книга вышла буквально три недели назад и как раз добралась до магазинов нашего города. Я облазила весь Интернет в поисках места, где можно купить новинку подешевле, и, наконец, обнаружила «Не забудьте сбросить маски» в одном магазинчике, в центре. Их каталог утверждал, что книга стоит сто пятьдесят рублей. Что, кстати, было довольно странно для новинки.

Честно говоря, чувствовать себя настоящей писательницей до ужаса приятно. Я почти никому не рассказывала, боясь, что все сорвется, и, наверное, поверю, только когда подержу книгу в руках. Наверное, глупость – в век цифровых технологий мечтать о бумажном издании, но я лет с одиннадцати грезила о том, что мое имя будет стоять на обложке настоящей бумажной книги. И делилась этой мечтой со всем миром.

– Выдумщица, – фыркали воспитатели на мои уверения, что я обязательно стану писателем.

Но прошли годы, мне исполнилось девятнадцать, и я наконец получила от издательства заветное письмо, начинающееся с невероятно волнующих слов: «Издательство готово заключить с вами договор…» Сколько радости было… и пусть деньги заплатили совсем небольшие, я верила, что рано или поздно сумею пробиться и стать востребованным автором. Как не предаваться оптимизму, когда начали сбываться мечты, да еще и сессия кончилась, и впереди маячили два месяца летних каникул?

За книгой я ехала в нетерпении, едва ли не подпрыгивая на сиденье в маршрутке.

Я без проблем нашла нужный дом, но не сразу догадалась, что вход находится во дворе, и потратила пару минут на поиски. От жары было немного не по себе, хотелось как можно скорее вернуться в прохладную комнату и открыть заветный томик. Конечно, я знала текст от и до, перед отправкой в издательство я сидела ночами, вычитывая роман до идеального состояния. Но мне отчаянно хотелось верить в магию напечатанного слова. И я верила.

Наконец я увидела нужную дверь. Вывеска немного выцвела, а дорожку перед входом давно не убирали. Невысокая пятиэтажка скрывала в своих недрах магазинчик «Книгомагия». Никогда бы не подумала, что в таких магазинах бывают фэнтези-новинки. Он больше напоминал сувенирную лавку или букинистический салон.

С затаенным волнением я толкнула дверь. Меня встретил звон колокольчика и запах, присущий библиотекам. Приятный, в общем-то, запах, вот только я в библиотеке всегда почему-то чихала. Кажется, это называлось аллергией на библиотечную пыль. Или на книжную пыль? Не помню.

За прилавком сидел мужчина, на вид которому было лет семьдесят. Выглядел он немощным и весьма грустным. Наверное, в такие места редко заходят посетители. Возможно, это хозяин магазина и живет он где-то рядом. В контрасте с современными книжными, мужчина не сидел, уткнувшись в экран компьютера. Он читал, используя при этом небольшую лупу, чем-то напоминающую ювелирную. Я осмотрела помещение, задержав взгляд на рядах разномастных книг, не всегда аккуратных.

– Здравствуйте, – мой голос прозвучал как-то уж слишком жалобно.

Старичок поднял голову и с прищуром принялся меня разглядывать. Потом вдруг как-то оживился и привстал.

– Да-да, чем я могу вам помочь?

Ох, как же непросто было произнести следующую фразу. Мне казалось, старик знает мое имя и рассмеется, когда я спрошу:

– У вас есть книга Алены Селезневой «Не забудьте сбросить маски»? Это фэнтези, она вышла совсем недавно.

– Разумеется, – расплылся в какой-то жутковатой улыбке старичок, – дальний стеллаж. На нижней полке есть несколько книг фэнтези, смотрите, выбирайте. Цена на ценнике не окончательная, у нас сейчас скидки. Не стесняйтесь, спрашивайте.

Сомнения все сильнее одолевали меня, когда я шла к полке. Ну какие новинки в такой дыре? Новинки у нас обычно появляются в крупных сетевых книгомаркетах, и там стоят от трехсот рублей. Наверное, в каталог на сайте закралась какая-то ошибка.

Последний стеллаж был небольшой, заметно меньше других, и нужные книги, кажется, стояли на самых нижних полках. Я опустилась на колени, благо короткое льняное платье это позволило. И принялась читать названия секций. Одно из них меня привлекло: «Фэнтези и фантастика русскоязычных авторов». Моя книга вышла в известной широкой серии, но знакомых корешков я не увидела, и лишь в самом низу заметила заветный вишневый томик. Странно… почему из всех новинок завезли именно меня? И ведь ни одной книги подобного жанра больше не было.

Но едва я коснулась пальцем книги, чтобы вытащить ее, сзади послышался глухой звук, как будто что-то упало и покатилось. Я резко обернулась.

Этим «что-то» оказался карандаш, длинный и тонкий, красивого бордового цвета с золотистыми узорами. Я осмотрела шкаф, но не нашла там ничего похожего. Где он лежал и как умудрился упасть? Я огляделась, чтобы убедиться: никто не видел. Еще заставят покупать, как говорит подружка, когда роняет в магазине какую-то вещь. Карандаш выглядел явно дорого, возможно, был подарочным.

На ощупь он был теплый, я даже удивилась, потому что, несмотря на жаркое лето, в магазинчике чувствовалась прохлада. Я провела по ажурным завиткам пальцем, удивляясь качеству тиснения. Ни названия фирмы, ни ценника на карандаше не было. Я повертела находку в руках, но ничего странного не обнаружила. Возникло искушение нарисовать что-то, проверить, как он работает, но я поборола это желание.

Я аккуратно положила карандашик на полку посвободнее, а затем-таки вытащила свою книгу. Увидев цену, я готова была ликовать! Сто пятьдесят рублей, как и было заявлено на сайте. Если еще и скидку сделают, сэкономлю немного, что в моем положении просто шикарно. Побалую себя стаканчиком мороженого.

Обложка была даже лучше, чем на экране! Красивая брюнетка, чье лицо было скрыто за маской, и статный мужчина, губы которого тронула усмешка. Как же я хотела, чтобы мой первый опыт оказался успешным и читателям понравилась книга!

Прихватив ее, преисполненная радости, я направилась к кассе. И снова…

Бум!

Отчетливый такой «бум», не свойственный маленькому карандашику. Я выругалась и решила игнорировать вредное «писало», к тому же помнила, что положила карандаш довольно далеко от края. Как она опять свалился?!

Но все же обернулась, чтобы подтвердить догадку. И замерла, потому что на полу, рядом с карандашом, появились какие-то надписи. Я точно помнила, что их не было! Тут я уж не смогла сдержать любопытство и наклонилась, чтобы прочесть. Надпись оказалась вовсе не надписью, а какой-то причудливой загогулиной. Может, подошва моих туфель испачкалась, и я сама не заметила, как наследила?

 

Ладно, пора было оплатить уже книгу и вернуться в общагу, чтобы успеть сделать уборку и залечь с книгой и кофе.

Но не успела я взять карандаш в руки, чтобы вновь его убрать, как надпись вдруг… засветилась. Я от неожиданности выронила свою книгу, но карандаш из рук почему-то не выпустила. Сияние от надписи все увеличивалось. И когда я уже собралась выбросить находку и сбежать от всей это чертовщины, последовала ослепляющая вспышка.

* * *

Зрение вернулось не сразу, достаточно долгое время перед глазами мелькали яркие круги. Я сделала несколько шагов, чтобы схватиться за стеллаж с книгами. Уже ни о чем не думала, ничего не предполагала. Просто хотела обрести опору.

И неожиданно натолкнулась на кого-то, да еще так сильно, что не удержалась на ногах и свалилась. Хм… что это под рукой? Я ощупала внимательнее и несколько опешила. Земля?! Откуда в книжном магазинчике земля?

Постепенно что-то начало доходить, но я еще не верила в такую невероятную теорию. Зрение, наконец, вернулось, но ничего, кроме тумана, я не увидела. Все было заполнено им, серым, клубящимся, тянущим бесплотные языки ко мне. Я рассмотрела только крыши каких-то домов с темно-коричневой черепицей. Никогда таких не видела, в городе точно.

– Ой! Ты кто?!

Я подняла голову наверх и увидела… девчонку. На вид ей было лет четырнадцать, вряд ли больше. Помимо странного наряда – широких штанов и узкой рубашки с причудливым узором, у нее на шее, на кожаном ремешке, болтались огромные бронзовые очки. А голову с крупными каштановыми локонами венчали… беличьи уши! Самые настоящие беличьи уши, с кисточками и мехом! Я открыла рот. Потом подумала, что говорить мне нечего, закрыла.

– Ты кто такая? – спросила еще раз девчонка.

– А-алена, – выговорила я, каким-то краешком сознания еще удивляясь, почему понимаю этот язык.

Может, я умерла? Меня убило стеллажом, и это – чистилище? На рай непохоже, а для ада уши у этой девки слишком уж… милые.

Я бы, может, и поинтересовалась названием места, куда меня занесло, да не успела. Девчонка побледнела, шевельнула ушами, отступила на пару шагов и… заорала! Во всю глотку, хорошим таким басом. Я даже оглохла, мне кажется, по первости.

– Помогите! Кто-нибудь!

Я поднялась, а она выставила перед собой руки, словно защищаясь.

– Не подходи!

– Ты чего? – не нашла я вопроса лучше. – Я не собираюсь на тебя нападать, успокойся!

– Только попробуй скинуть личину, я весь город позову! Я… я кричать буду!

Она натурально дрожала, и голосок стал очень тоненьким. Нет, я, конечно, знаю, что не всем кажусь красавицей. Но ухоженная, даже симпатичная, пусть и одета небогато. Чего орать-то?

– Послушай, что это за место? Я тут, кажется, попала под раздачу какой-то магии или еще чего-то такого…

Я вздохнула, поразившись чуши, которую несу.

– А может, я умерла и оказалась здесь. Понимаешь, еще минуту назад я была совершенно в другом месте! Чертов карандаш!

Я только сейчас обнаружила, что все еще держу его в руках. И в доказательство потрясла им перед девчонкой.

– Стой, так ты не алион? – подозрительно прищурилась та.

– Кто? – не поняла я.

– Ты не знаешь, где находишься? И утверждаешь, что сюда тебя перенес этот карандаш?

Я покачала головой и вздохнула.

– Я даже никогда не видела таких людей… – Я смутилась. – Ну, с такими ушами.

– И ты совсем-совсем здесь не бывала? – уточнила она. – Даже проездом? Даже в детстве? А ты вчера, случаем, не пила?

– Я же тебе говорю, я еще минуту назад стояла в книжном магазине. Потом свалился этот карандаш, я за него схватилась и увидела надпись на полу. Та вспыхнула, я зажмурилась а когда открыла глаза, то оказалась здесь.

Я осмотрела еще раз крыши домов, уже набившие оскомину.

– Так что это такое? Где я?

Девчонка смотрела на меня огромными-огромными глазами, и периодически открывала рот, как рыба, выброшенная на берег. И в чем-то я ее понимала, сама испытывала схожие ощущения. Зашибись, книжку купила!

– Я знаю, кто ты! – наконец изрекла моя новая знакомая. Хотя какая знакомая… имени-то я ее не знала. – Ты – странница!

Кто?

* * *

Девчонку звали Джилл, она сама мне сказала. Джилл Лесная Хейл – так она представилась. Я не стала спрашивать, почему именно лесная, хотя и очень хотелось. У меня вообще в голове вертелись одни вопросы, а вот ответов как-то не наблюдалась. И Джилл не походила на человека, готового их дать.

Она тащила меня через туман дорогой, ведомой ей одной. Девочка выглядела немного смешно в крупных очках, но двигалась так уверенно, что меня одолевали сомнения: уж не помогают ли эти очки видеть сквозь туман? Сама я то и дело спотыкалась. А еще меня преследовало нехорошее ощущение, будто в тумане кто-то есть. Я ничего не видела и не слышала, но… прямо спиной чувствовала чье-то присутствие. Бр-р-р, жутковатое место.

Наверное, Джилл заметила мой страх, потому что произнесла:

– Скоро туман рассеется. У нас много солнца, но вот с вечера до утра этот туман. Не бойся, уже никого нет, безопасно. Только…

Она остановилась, выпустив мою руку, и с опаской попросила:

– Только не говори моему брату, что встретила меня в тумане, ладно? Убьет!

Брату. То есть там еще брат, а у брата что? Хвост?

– Знаешь, я рада с тобой познакомиться, – начала я, – но нет здесь выхода в мой… мой мир?

Вот. Сказала, произнесла это вслух, и Джилл не начала смеяться. Какой же дурдом! Мне кажется, я схожу с ума. Я всегда считала фильмы и книги о других мирах лишь выдумками, да что там говорить – и сама придумывала, но теперь все было таким реальным, что ничего не оставалось, как поверить. И постараться не свихнуться.

– Я не очень в этом разбираюсь, надо спросить дядю Ноэля, он зайдет в обед, и поговорите. А пока… Ален, а может, мы посидим во дворе до того времени, как рассеется туман? Звук ключа разбудит Джеральда, и мне крепко влетит за то, что убежала.

– Ладно, давай посидим, – мне ничего не оставалось, как согласиться.

Совершенно неожиданно из тумана показался дом. Даже, я бы сказала, особняк. Двухэтажный, с небольшими круглыми окнами. Дом был выкрашен в светло-коричневую краску и почти весь увит не то виноградом, не то чем-то очень похожим на него. Джилл ловко проскользнула через проем в изгороди, и я последовала ее примеру.

– Сюда! – шепнула мне девочка.

Садик был маленький и заросший. Никаких рядов грядок, клумб. Несколько невысоких деревьев, много кустарника, хаотично протоптанные дорожки. Мы прокрались в самую его гущу и залезли в небольшой шалашик, разрисованный в яркие цвета. Внутри шалашика все было по-девичьи мило. Лежали подушки, на которых было не холодно сидеть, были прибиты несколько полочек, на которых стояли книжки и шкатулки. Валялись мягкие игрушки.

– Тебе холодно? – спросила Джилл. – Я могу нагреть воздух!

Я покачала головой. Нет, здесь совсем не холодно, хоть и не так жарко, как дома.

– Тогда вот. – Девчонка открыла какой-то тайник в стене, извлекла бумажный сверток, протянула его мне, а затем достала следом красивый стеклянный кувшин с прозрачной жидкостью.

Сверток в моих руках вдруг стал горячий.

– Прости, – улыбнулась Джилл, – забыла сказать, что погрею. Разворачивай, это пирог. Вчера вечером принесла тетушка Дарла. Вкусный, с мясом. Угощайся!

Дважды повторять не пришлось. Все эти волнения порядком меня измотали, да и дома я не так уж хорошо питалась, чтобы отказываться от пирога. Тем более его было много! Нежнейшее тесто таяло во рту, мясо легко жевалось и обладало приятным пряным вкусом. А еще не было ненавистного мне лука. Почти блаженство.

Вода в кувшине была чистой и вкусной, так что мы как следует утолили жажду после перекуса и просто стали ждать. Отдельные клубы тумана иногда проникали через неплотно сцепленные меж собой бревна, и Джилл разгоняла их руками.

– Осталось минут двадцать, и все успокоится. Потом посидим немного, а как часы пробьют, войдем. Джер подумает, я выходила выпустить Лоффи.

– Лоффи?

– Наш пес, на ночь мы его загоняем в дом, чтобы не убежал и не попался алионам.

– Кто такие эти алионы, и почему ты перепутала меня с ними? И что это за туман? – Вопросов было больше, но я пока остановилась на двух самых волнующих.

– Спроси дядю Ноэля, ладно? – последовал все тот же загадочный ответ. – Он об этом рассказывает лучше меня.

– Ладно, а почему твой брат убьет тебя за вылазку в туман? Он опасен?

– Конечно. Помимо прочего, ты ничего не видишь под ногами и запросто можешь упасть. Ну и некоторые наверняка пользуются туманом, как прикрытием темных делишек. А я всегда убегаю на ночь, когда Джер напивается.

Я присвистнула, но ничего не стала говорить. Разберутся сами, у меня собственных проблем полный рот. Таинственный дядя Ноэль обещает прояснить ситуацию, но как же мне вернуться-то? А если здесь время идет по-другому? Если в моем мире уже прошло лет сто? Я что-то подобное как-то раз читала, весьма неприятная перспектива.

– А про странниц мне тоже дядя Ноэль расскажет? – сделала я вялую и неубедительную попытку выведать хоть что-то.

– Ага, – невозмутимо отозвалась моя новая знакомая. – Я только запутаю. Сейчас познакомлю тебя с Джером, а там и дядя Ноэль придет. Не волнуйся, с голоду и холоду ты не умрешь! У нас целый дом пустует. Кстати, он называется Ореховый дом.

Она потеребила кисточки на ушах.

– Из-за меня. Когда я родилась, все вокруг говорили, что в доме живет настоящая белочка, и отец выкрасил дом в ореховый цвет. С тех пор его иначе не зовут.

Мне неловко было спрашивать, почему Джилл говорит об отце, если раньше из разговора с ней было ясно, что живет она с братом. Но спрашивать и не требовалось: девочка все рассказывала сама, словно бесконечно мне доверяла. Ну, нельзя же так! Да, я не причиню ей зла, но если бы хотела?

– Родители бросили нас два года назад. Собрали вещи и уехали. Теперь мы живем с братом. Он вообще-то хороший, но как-то так у него жизнь сложилась, что…

– ДЖИЛЛИАН ЛЕСНАЯ ХЕЙЛ! – донеслось со стороны так громко, что мы синхронно подскочили и ударились головами о потолок.

– Блин! – скривилась Джилл. – Попалась. Ладно, не бойся, он обычно долго не ругается. Пошумит да успокоится.

Не знаю, как насчет долго, но громко этот Джеральд ругаться умел. Я последовала за Джилл к дому. Дверь сама по себе распахнулась, впуская нас, и я вздрогнула. Беличьи уши, самоподогревающиеся пироги и туман – ничего особенного, а вот дверь меня удивила. До чего же я бывала странной! Как будто никогда не видела двери с фотоэлементами. То есть вряд ли дверь здесь обладала фотоэлементами, но хоть какое-то объяснение. Иначе мой мозг точно взорвется.

Я вошла в дом и осмотрелась. Обстановка была очень специфичной. Массивная деревянная мебель занимала много места, в центре гостиной, которая хорошо просматривалась из прихожей, виднелся огромный камин, выложенный камнями. Окна были совсем небольшие, круглые и преимущественно закрытые тяжелыми шторами. На второй этаж уходила лестница из темного дерева с причудливо изгибающимися перилами.

По этой же лестнице быстро спускался мужчина. На вид я дала бы ему лет тридцать, может, чуть больше. Довольно красивый, темноволосый, с пронзительным взглядом карих глаз и прямым носом. Будь я дома, сказала бы, что у него явно есть итальянская кровь. Но я была не дома и пока искала у него какие-нибудь уши-лапы-хвосты, он заговорил.

Голос звучал хрипло и как-то сонно. Что, впрочем, не отменяло суровости:

– Где ты была, Джилл?!

– Ты уже проснулся? – Джилл приняла невинный вид. – А я, представляешь, услышала какой-то шум внизу, спустилась, а там…

И она неопределенно махнула рукой в мою сторону. Получилось не очень убедительно. Наверное, несмотря на свои вылазки, Джилл редко врала. И делала это слишком наигранно. Я чувствовала, что лишняя здесь. Но не убегать же теперь. Таинственный Джер сфокусировал на мне взгляд, и в этот момент я поняла: да у него же похмелье! Вон, руки явно трясутся, взгляд какой-то рассеянный. Хоть он и старательно скрывает этот факт.

– И кто это? – как-то мрачно спросил мужчина.

– Алена, – Джилл четко выговорила мое имя, – странница.

– Ага, а я тогда оперная прима. Хватит врать, Джиллиан, я жду тебя уже час! Немедленно иди в свою комнату!

– Но Алена правда странница, я ведь…

– НЕМЕДЛЕННО! – хрипло рявкнул Джер. – Ты наказана на неделю!

 

– Час, значит, ждешь? – с яростью в голосе выкрикнула девчонка. – Или уже час как выпивка закончилась?!

Она отпихнула брата и взбежала по лестнице. Потом донесся громкий хлопок – закрылась в комнате. Я резко почувствовала, что пора уносить ноги.

– Куда? – поинтересовался мужчина. – Я с тобой еще не закончил. В кабинет, быстро!

– Я не знаю, где у вас кабинет, – напомнила я.

Мне молча указали на неприметную дверь справа от камина. Со вздохом я подчинилась: неприлично как-то прийти и тут же сбежать. В нос ударил запах алкоголя. Не такой, каким несет от заядлых любителей выпить, но все же не очень приятный. Я едва удержалась, чтобы не поморщиться. Определенно Джилл мне пока нравилась больше, чем ее брат.

* * *

Его звали Джеральд Хейл. Это была единственная информация, которую мне предоставили. Джеральду Хейлу не помешало похмелье – о, рифма! – чтобы с насмешливой ухмылочкой меня рассмотреть, усадить в кресло и нависнуть.

– И кто ты такая? – спросил он.

– Меня зовут Алена Селезнева, – вполне вежливо начала я.

– Мне плевать, – последовал ответ.

Отлично, но зачем тогда спрашивать?

– Меня интересует, кто ты такая и какого алиона запудрила мозги моей сестре!

– Я не пудрила ей мозги! Она…

Я прикусила язык, потому что по версии Джилл мы встретились возле ее дома. Но ведь Джеральд и так понял, что его сестра выходила. И вот что мне ему сказать?!

– Что «она»? – потерял терпение мужчина. – Мне стражу вызвать? Полагаю, документов у тебя нет.

Я задохнулась от возмущения, когда мои карманы совершенно бесцеремонно были проверены этим… этим!

– Так я и думал. Что ж, дела твои плохи, Алена… как там тебя. Даю две минуты, чтобы придумать удобоваримое объяснение, что тебе надо от моей сестры. А иначе запру в подвале до прихода стражи, и объяснять будешь уже им!

Я на пару мгновений прикрыла глаза. Чтобы успокоиться – раз. Не видеть перед собой эту рожу – два. Вот почему его сестра сразу бросается помогать незнакомке, а он идет в атаку? Я что, похожа на опасную преступницу?!

– Слушайте, я не понимаю, чего вы от меня хотите. Джилл называет меня какой-то странницей. Я была магазине, просто выбирала книгу, потом нашла карандаш, все засветилось, а затем я оказалась здесь. Встретилась с вашей сестрой, она пригласила меня! И сказала, что мне надо повидаться с каким-то дядей Ноэлем, мол, он все объяснит. Я понимаю не больше вашего, я…

Договорить я не успела. С протяжным и не предвещающим ничего хорошего «та-а-а-ак», меня больно схватили за локоть и практически вытащили из кабинета. Я пробурчала что-то возмущенное, и сделала попытку сопротивления, но даже в похмельном состоянии этот товарищ был намного сильнее. Если бы я не шла сама, он бы без проблем меня оттащил.

Я подумала, что он хочет вышвырнуть меня на улицу, и не так уж по этому поводу расстроилась. Но Джеральд открыл вовсе не входную дверь. Прежде чем я сообразила и начала протестовать, меня втолкнули в темный подвал с уходящей вниз лестницей. Я едва схватилась за перила и не съехала по этой самой лестнице кубарем. Отлично!

– Эй! – крикнула я. – Вы не имеете права меня запирать! Я темноты боюсь!

– Страже расскажешь, – услышала только это, а потом удаляющиеся шаги.

Темноты я действительно боялась, но не панически, так что рыдать не стала. Хам, конечно, этот Джеральд. Придет стража, с ними и поговорим. Посмотрим еще, кто кого!

Я спустилась вниз – не сидеть же на ступеньках у двери. Может, найдется что-то, что поможет выбраться отсюда. Только куда я пойду – хороший большой вопрос. Мелькнула робкая надежда: может, я все же сплю?

Подвал не представлял собой ничего особенного. Вещей в нем не было, продукты не хранили. Только в углу в кучу были свалены какие-то стройматериалы. Доски, палки и камни. Даже присесть нельзя! Ну… Джеральд сволочь, за что он меня посадил в подвал? Я не опасна, я не представляю угрозы. Я просто хочу домой, и все.

Осматривая свою временную тюрьму, я заметила… так, во-первых, я услышала характерный шум сверху – кто-то принимал душ.

А во-вторых я увидела трубы и… краны! Обычные шаровые краны, только с бронзовыми ручками. Такие у нас стояли на всей сантехнике. Здесь, конечно, трубы были не такие аккуратные и экономичные, но все же они были, и вода, кажется, подавалась во весь дом. То есть попала я не в мир а-ля Средневековье, а во вполне себе комфортную эпоху. Что ж, уже плюс.

Кранов было два. В моем мире воду перекрывал всего один, и прекращалась подача сразу всей воды. Здесь же, кажется, отдельные краны были для холодной и горячей. Зачем? Я решила подумать об этом немного позже.

Потом в голову пришла идея. И так прочно там засела, что я… я протянула руки и завинтила оба крана. Как и ожидалось, шум воды наверху стих. Потом раздался самый настоящий рев:

– НЕМЕДЛЕННО ВКЛЮЧИ ВОДУ!

– Да пожалуйста! – фыркнула я и открутила кран с горячей водой.

Раздался крик и многозначительный мат. Я, кстати, не переставала удивляться, что понимаю здешний язык так, словно он мой родной. Я о таком только в книгах читала.

– Все, девка, ты напросилась! – многозначительно пообещали мне.

Немножко и впрямь испугалась, мало ли что у него в голове. А, кстати, никто и не знает, что я здесь была. Найдет, где труп спрятать, и все. Я огляделась в поисках средства самозащиты. Увидела только доски, но размахнуться, а уж тем более ударить такой доской я бы не смогла. Разве что…

Счет шел на секунды. Я слышала шаги, когда тащила доску к двери. И едва успела подпереть ручку и надежно зафиксировать импровизированный замок, чтобы Джеральд не смог открыть дверь. Раздался «бум», потом еще один, сильнее. Я немного нервно хихикнула, головой он там что ли бьется?

– Открой немедленно! – проревел Джеральд.

Смешно оно, конечно, смешно. Только вот если вдуматься, как из всего этого выпутаться? Кто знает, что на уме у Джеральда. И помогут ли мне таинственные стражи, которых он позвал? А то умру в подвале, с голоду, холоду и от бесчисленных вопросов.

– Открывай, слышишь?! Иначе я разнесу эту чертову дверь…

– Ничего ты не разнесешь, Джер. – Я услышала еще один голос, мужской, принадлежавший явно более старшему экземпляру местных аборигенов. – Что у тебя там стряслось? Джиллиан закрыл?

– Мошенницу. Где там эта стража?!

– Я не мошенница! – возмутилась я.

– Воду включи, – уже спокойнее потребовал Джеральд.

– Какую? – уточнила я.

– Всю! – снова перешел на крик мужчина.

– Джер, не кричи ты так, – снова этот голос. – Девушка, вас как зовут?

– Алена!

С той стороны воцарилось многозначительное молчание, которое нарушил Джер:

– Вот! Я говорил, что она мошенница. Еще, похоже, ненормальная.

Дальнейшие слова его собеседника я не расслышала, только конец фразы:

– Отойди, ты ее пугаешь. Итак, Алена, дверь откроете? Я обещаю, он не причинит вам вреда!

Вздохнув, я решила, что ничего страшного не будет, если дверь я открою. Не будешь же сидеть в подвале вечно! А второй, похоже, адекватный, и бить меня за перекрытую воду не даст. Я с трудом, но вытащила доску и положила ее на ступеньки. Потом поднялась.

Дверь приоткрылась, из нее высунулась знакомая мне рука и совершенно наглым образом втащила… вернее, вытащила меня из подвала наружу! Я даже мявкнуть не успела.

– Попалась! – возвестил Джеральд.

Никого, кроме него, в коридоре не было.

– Актерские способности – наше все! – сообщили мне.

Я не стала выяснять, что он собрался со мной делать. Один внешний вид мужчины: полотенце, обернутое вокруг бедер, внушал некоторые опасения. Так что я дала выход страху и возмущению. Выход этот в виде моего кулака врезался в челюсть Джеральда, и он замысловато выругался. А я рванула к двери. Нет, уж! Ни минуты я больше в этом доме не останусь, психи, а не люди!

До двери я не добежала всего пару метров. Почти коснулась подушечками пальцев круглой бронзовой ручки, как почувствовала, что падаю, а сверху приземляется тяжелое, хрипло ругающееся мужское тело.

И почему-то именно в этот момент мы оба замолчали, а протяжный скрип двери возвестил о посетителе. Стража!

Увы мне.

– Джеральд?

Женщина, которую я увидела на пороге, была полной и низкорослой, но с добродушным румяным лицом и высокой прической. В пышной седой шишке красовался алый цветок. В руках у нее был сверток из полотенец.

– Дарла! – воскликнул Джер.


Издательство:
Издательство АСТ
Книги этой серии:
Поделится: