Название книги:

Женщина ночи. Разные лица любви

Автор:
Тина Палецка
Женщина ночи. Разные лица любви

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Добравшись до дома, уделила время чтению романа. Затем, не желая поддаваться сну, посмотрела отрывок какого-то фильма, и когда уже совсем забрезжило утро, легла в постель. Но едва ей удалось задремать, как зазвонил телефон. Она сразу почувствовала, что это звонит Аня, и, с трудом нащупав нужную кнопку, ответила:

– Слушаю!

– Можно я к тебе приеду? – заплаканным голосом спросила Аня.

– Что случилось? Конечно, приезжай!

– Всё расскажу по приезде, – продолжала рыдать девушка. – Пожалуйста, выйди меня встретить. Нет денег за такси расплатиться.

– Конечно, не волнуйся.

Настя накинула халат, сунула ноги в тапки и вышла на улицу. Через несколько минут к дому подъехало такси, и из него в полуобморочном состоянии выползла Аня. Настя быстренько рассчиталась с таксистом, обняла девушку, и они поднялись наверх.

– Дай мне что-нибудь выпить, и быстрее, – дрожащими губами попросила Аня.

– Что лучше? У меня и водка, и коньяк, и вино есть.

– Что-нибудь покрепче, – девушку бил озноб, и слова ей давались с трудом.

– Похоже, водка тебе подойдёт больше всего.

Настя быстро наполнила рюмку и обняла подругу за плечи.

– Перестань, пожалуйста, трястись как осиновый лист. Ты в безопасности, и всё будет хорошо.

Девушка благодарно положила голову на её плечо и проговорила:

– У тебя, наверное, очень сильный ангел-хранитель, и он предостерёг тебя от продолжения подобного знакомства, – и Аня снова разрыдалась, не в силах справиться с собой.

Мысль о том, что её покровитель спустился с небес как раз вовремя, чтобы отвести от недоброго, посетила и Настю, но теперь было гораздо важнее душевное состояние подруги.

– Господи, что же случилось?

Кое-как собравшись с силами, Аня поднялась и села напротив.

– Напрасно я пренебрегла твоим предостережением и, как глупая овца, пошла на денежную приманку, которую никто не собирался давать. Мы пришли в отель. Они бросили меня на кровать, пристегнули наручниками к её спинке и настойчиво попросили молчать, если я хочу обойтись без синяков.

– О my God![6] – воскликнула Настя, ещё сильнее прижимая к себе подругу.

– То есть они ожидали, что я расслаблюсь и получу удовольствие, – продолжала девушка. – Удовольствие было сомнительным, особенно если учесть, что в комнате оказалось ещё двое желающих его предоставить.

И слёзы снова градом полились из её глаз. Настя лишь продолжала повторять: «O my God!» – и гладила подругу по волосам. Потом девушка замолчала на какое-то время и лишь через несколько минут добавила взволнованным голосом:

– Ненавижу мужчин! Понимаю, почему случается так, что женщины живут вдвоём.

– Положись на целительную силу времени. Всё проходит, и это пройдёт. Развеется как дым. Ты обязательно встретишь достойного и заботливого принца. Главное, не опускать паруса.

Настя искренне пыталась пресечь это отречение от мужчин и вернуть подругу на дорогу веры и надежды и, сидя рядышком, продолжала гладить её по плечам.

– Что толку, если не дует попутный ветер.

Аня в этот момент была похожа на человека, потерявшего всякую надежду. Потухший взгляд, измождённый вид. Вряд ли она сейчас была способна трезво оценить ситуацию. И не только прошлая ночь была тому причиной, но целый ряд испытаний и неудачных знакомств, выпавших на её долю.

– Направление ветра переменится. Вот увидишь, – снова попыталась вдохнуть уверенность Настя.

– Вся беда в моей привлекательности, – вздохнула Аня, тем самым обнажив тот факт, что не была свободна от тщеславия.

– Проявить благоразумие не облегчило бы твою участь?

Аня улыбнулась, уловив намек:

– Известное дело: не будь овцой – и волк тебя не съест.

– Знаешь, вчерашний случай другой. В обидчиках не сразу удалось распознать хищников, настолько умело они прикрылись овечьими шкурами, – сказала Настя.

Подруга с благодарностью взглянула на свою утешительницу, положила голову ей на колени и снова разразилась слезами.

Настя уложила Аню в постель и, убедившись в том, что девушке удалось задремать, разрыдалась сама. Слёзы шли из самого сердца. Слёзы за всех униженных женщин. И если бы сейчас пострадавшие могли её слышать, она бы просила их бороться за своё достоинство, защищать себя, насколько хватает душевных сил. После этого на душе стало немного легче, но все её помыслы устремились на Запад. И теперь, как никогда раньше, её охватила убежденность в том, что она шла в правильном направлении.

Утро уже повсюду разлило свой ослепительный свет. Аня спала беспробудно, как будто впала в забытье. Случившееся потребует немало времени, чтобы прийти в чувства.

Настя собралась в магазин купить что-нибудь к обеду. Она шла по улице, отчётливо ощущая по обеим сторонам силу крыльев своих ангелов-хранителей.

* * *

Не зря говорят, что любопытство – одна из сильнейших страстей человека. Происходящее в баре было ареной волнующих событий и притягивало взоры местной публики. Общий интерес достиг высших пределов. Строгие моралисты обменивались многозначительными взглядами, пристально рассматривали и обсуждали происходящее. Хоть билеты продавай!

Были и такие, кто приходил сюда лишь затем, чтобы возбуждать своё вожделение. К чему располагала сама атмосфера этого заведения, пропитанная сладострастием и сексуальной энергией. Сексуальное томление выдавало мужчин тем, как ненасытно бросались их глаза на любую мало-мальски обнаженную часть женского тела.

Однако не все торопились реализовывать это заметное половое влечение. Тормоз в виде общественного мнения поначалу вызывал замедление процесса, и зрители вызывали у девушек чувство неловкости. Впрочем, считая себя неподсудными общественному суду, Настя и большинство её коллег недолго придавали этому значение.

И так как напитки здесь стоили недёшево, пир праведников не затягивался. Хотя частенько происходившее стоило потраченных денег. Где ещё можно было увидеть картину одного вечера подобную здешней. Зрелище было достойно взыскательного зрителя. Шла охота. И каждая девушка охотилась на свой манер.

Соня уже успела сопроводить в отель двоих клиентов. И снова как ни в чём не бывало восседала за стойкой, высматривая новую мишень. Она презрительно поглядывала в сторону Ани, которая начала слушать клиента ещё до её первого ухода и до сих пор находилась в исходном положении. Гость скандинавского происхождения годился только на то, чтобы вешать лапшу на уши, но предоставить его себе самому Ане не приходило в голову.

Не прошло и пяти минут, как Соней была схвачена новая жертва. Профессионалка усердно навязывала свой товар, втолковывая, что провести с ней ночь – это очень выгодное вложение капитала. А со стороны выглядело так, словно она наставляет парня на путь истинный. Только жертва не поддалась дрессировке, и одним глотком допив пиво, парень пересел за столик в углу.

На другом конце бара Танечка – девушка, не слишком преуспевшая в этом бизнесе, бегло осмотрелась по сторонам. Впрочем, и ей случалось изредка получать в свой адрес комплименты, которые раздули её самомнение до таких пределов, что оно уже уверенным шагом шло впереди неё самой и слегка смешило окружающих.

Ослепленная довольством собой, она частенько пускалась в разглагольствования о своих достоинствах, не понимая того, что над ней подтрунивают, и не догадываясь, что вежливость не обязательно подтверждает наличие этих качеств. Говорят, что ум женщине дан для того, чтобы скрыть свои недостатки, и уж точно не для того, чтобы повествовать о своих достоинствах.

В этот вечер, действуя наугад, Танечка изо всех сил пыталась одержать победу соблазнительными манерами, которые заметно выдавали род её деятельности. Она даже пошла на откровенную провокацию: то и дело облизывая губы кончиком языка. Но пока никто из присутствующих мужчин на это не повёлся. Огорчённая тем, что не пробудила интерес, она хватила лишнего, допивая уже четвёртый бокал виски со льдом.

Девушка, получившая кличку Снукер, уводила клиента, который на выходе расплачивался за её напитки, а также за выпитое её подругой – вышеуказанной Танечкой. Облюбованный Снукером парень вначале казался совершенно бесперспективным. Выслушивая инструктаж обо всём, что необходимо для совместного времяпровождения, он то и дело теребил в руках носовой платок. Должно быть, ему очень хотелось, но было жаль денег. И всё же тяга к наслаждениям победила.

Нина, разодетая в пух и прах, красовалась в самом центре бара, целясь во все стороны, но пока не нашла подходящую жертву.

Света решила взять приступом стеснительного норвежца и, шустро соскользнув с табуретки, рысью понеслась за его столик. Присутствующие напрягли слух и зрение. Однако выражение лица парня сказало, что компания на этот вечер ему не нужна.

Возможно, выступление Светы могло иметь гораздо больший успех, если бы она с разгону не начала растолковывать, что это самое крутое заведение в городе и девушки здесь самого лучшего качества. Не в первый раз приходилось видеть, как поспешная атака отпугивает определённый контингент клиентов. Скандинав, скорее всего, ожидал более тонкого подхода, и Света с видом побитого щенка вернулась в исходное положение.

Гости стали обмениваться репликами:

– Удивительно! Как такой инициативной дамочке ещё не удалось захомутать себе заграничного мужа? – отметила седоволосая дама, и в её глазах промелькнула ирония, смешанная с завистью.

– Вполне возможно, что у неё имеется в наличии местный муж, которого она и содержит. Частое явление в наши дни, – ответил сидевший рядом с ней мужчина – красавчик, притягивавший взгляды присутствующих дам.

 

Он без особого любопытства поглядывал по сторонам, избегал всякого контакта глаз и не отвечал на улыбки. Подобное безразличие к женскому обществу наводило на мысль о том, что парень, скорее всего, был геем. Даже девушка по имени Рита, у которой не было недостатка в наглости, не решалась на штурм, и интерес в его сторону стал постепенно затихать.

Однако занятая скандинавом Света не разглядела вовремя гордого презрения красавчика и, следуя пословице «на то и щука в море, чтобы карась не дремал», задалась целью во что бы то ни стало заполучить этот трофей.

Едва хищница подсела за его столик, как парень нервно поднял бровь и отклонил предложение с таким видом, словно опасался подхватить заразу и осквернить себя. После чего переместился за барную стойку, где уже через несколько минут его расцеловал прибывший парнишка, такой же ухоженный и подтянутый, и они моментально прониклись друг к другу самыми тёплыми чувствами. Их жесты и мимика не оставляли сомнений в том, что этих двоих следует предоставить друг другу. Даже Света поняла, что сваляла дурака, и, утомлённая неудачами, чертыхаясь и хмурясь, заказала себе двойной виски со льдом.

К этому времени и у Ани закончилась выдержка. Она покинула своего собеседника на произвол судьбы и направилась к выходу.

– Почему парня одного оставила? – окликнула её Настя. – Не понравились твои идеи?

– Сказал, что идеи хорошие, только денег нет.

– Выглядит он перспективно.

– Они с женой на ребёнка деньги собирают.

– Будут покупать?

– Нет, рожать.

– Ну, просто сплошное невезение!

– Да, мне и гадалка предсказала тяжёлый период.

– Сходила бы ты лучше к Сониной предсказательнице. Её прогнозы мне больше по душе, – улыбнулась Настя, при этом махнув головой в сторону Сони, уводившей третьего за вечер клиента.

Аня оценила шутку лёгкой усмешкой и сказала, что её успех – это результат умения зубы заговаривать.

– С такими способностями можно даже китайцам рис продавать, – рассмеялась Настя.

– Действительно! – Аня разделяла её мысль и высказала шутливые опасения, что так можно переработать и заметно износиться, и, чуть поразмыслив, добавила: – Подобное везение несправедливо, всем должно достаться поровну.

– У тебя большевистские замашки: всё взять и поделить.

– Знаю. Промахнулась. Хищные чувства взяли верх! – улыбнулась Аня и поспешно удалилась.

Ближе к закрытию в бар вошел голландец. Он уже успел зарекомендовать себя с плохой стороны: как-то после беседы с Соней мужчина удалился, даже не заплатив за её за напитки. Так что за ним быстро закрепилась дурная слава, и с тех пор никто из девушек не желал иметь с ним дело. В этот вечер он имел наглость направить свои стопы именно к Насте. Она тут же приняла неприступный вид и почти открыла рот, чтобы что-то сказать.

И тут мужчина достал из кармана несколько сотен долларов и, к всеобщему удивлению, возложил их перед ней на стол. Чем заслужил бурные аплодисменты присутствующих. Особенно это развлекло гостей, непричастных к бизнесу.

Настя, краснея, спрятала трофей в сумочку и под перекрёстным огнём любопытных взглядов отбыла вместе с голландским джентльменом.

* * *

Иногда и местные состоятельные мужчины заглядывали в это злачное место полакомиться и, как правило, поторговаться. После случившегося с Аней Настя на них не реагировала, и они не рисковали к ней приближаться.

Обстановка в баре сделалась более напряжённой и пронизанной духом беспокойства, когда об этом оазисе пронюхали криминальные группировки. А узнали они об этом от девушек, которые имели какое-то особенное тяготение к риску. Не могли жить без острых ощущений. Им порядочные иностранцы казались нудными и неинтересными, и девушки делали ставки на «весельчаков» из криминальных структур.

«Веселье» аукнулось не только им самим, но и тем девушкам, которые всеми правдами и неправдами избегали подобного общества.

Криминалы комфортно обустроились в баре. Отпускали фривольные реплики и бесцеремонные взгляды. Требовали, чтобы им составили компанию. Часто бесплатно. Измывались, вымещая на девушках своё недовольство жизнью. Особенное удовольствие им доставляла обстановка, которую они создавали в этом заведении. Атмосфера страха и напряжения. Криминальные элементы быстро смекнули, что теперь они здесь правят бал. Поток сквернословия и ругательств, словно чума, растекался по залу.

Некоторые девушки, в их числе и Настя, никак не реагировали на подобную публику. Это не слишком её обескураживало. Возможно, по этой причине они не питали интереса к её скромной особе. К тому же неинтересно пугать, когда тебя не боятся.

Не то чтобы Настя не боялась. Её охватывал неприятный озноб, когда они целой сворой с хозяйским видом заваливались в бар. Однако она выработала иммунитет и держала позу так, что ни один мускул не дрогнул на её лице. Вежливая улыбка стала оборонительной уловкой.

Как-то один представитель криминального мира уселся рядом и принялся отпускать остроты в её адрес. Несмотря на исходившее от него чувство опасности, она отыгралась шутками, чем полностью его обезоружила, а себя высвободила из-под криминального ига. С тех пор уголовник пресекал подобные поползновения и начал выказывать ей знаки внимания, интересуясь ходом бизнеса.

И всё же посещение этой публики всегда сулило огорчения и стяжало заведению дурную славу. Иностранные гости ощущали дискомфорт и предпочитали коротать вечер в гостиничном баре.

Суетливое поведение Сони указывало на то, что подобная ситуация ей не нравится больше, чем кому-либо другому. Завсегдатаи не без оснований подозревали, что она опасается встречи с бывшими фарцовщиками и другими правонарушителями, на которых когда-то исправно доносила властям. Многие из них отмотали свои сроки и снова влились в криминальную среду.

Так, оказавшись в неприятном положении, эта особа боялась упасть в яму, которую сама себе вырыла. Возмездие надвигалось, и мысль о том, что кто-то выследит её место жительства и попытается отнять многолетние накопления, заметно осложняла жизнь.

В один из вечеров Настя увлеклась наблюдением за бывшей подругой, пытаясь понять, какие чувства обуревают шпионку. Без сомнения, её настроение ухудшалось с каждым днем. Она заметно нервничала, усердно баловалась алкоголем, курила одну сигарету за другой. Манеры её становились всё более неестественными. Девушка восседала за баром, ухмыляясь, подобна магу, утратившему свою власть.

Крепясь изо всех сил, она взяла на прицел подвыпившего норвежца и призывно кивнула. Скандинав не заставил себя долго ждать: подхватил свой бокал и подсел к ней. И казалось, успех гарантирован, если бы заядлая охотница не приняла вид попрошайки, вымогающей подаяние, и не ёрзала, как укушенная, на табуретке, озираясь по сторонам. Даже звук голоса выдавал её внутренний бедлам.

Норвежский гость моментально почуял внутренний разлад, но вежливо её слушал до той поры, пока не усмотрел интерес к своей персоне со стороны Лены – девушки, которая недавно начала свою карьеру, но уже подавала большие надежды. Она из засады в углу посылала ему зовущие взгляды, не считаясь с интересами старой гвардии.

Скорее всего, Лена была протеже авторитетного человека из криминального мира, так как никто не пытался выставить её из бара. Незаметно появилась, быстро прижилась. Своим обликом она немного напоминала Мерлин Монро. Такая же соблазнительная блондинка. И неудивительно, что в этот вечер везение оказалось на её стороне. Подхватив напитки и пиджак, норвежский парень спешно переместился за её столик.

Сонина сноровка дала осечку, и ситуация начала приобретать развлекательный характер. Едва эмоции брали верх, как актриса в Соне умирала. Спесивая и эгоистичная, она была готова выцарапать глаза любой, кто отнимет у неё клиента. Упорно считала, что обладает правом первой руки.

Не в силах сдержать обуревавшие её чувства, девушка покинула свой пост и направилась к охраннику с требованием немедленно отлучить от бара эту восходящую звезду. Она что-то настойчиво втолковывала парню, но не в силах передать все оттенки мысли, запиналась и махала руками, словно стриж в полёте. Выступление не возымело успеха. Стало даже стыдно за Соню. Настя терпеть не могла проявления бурных чувств и испытывала дискомфорт, когда в этом практиковались другие.

В то время как слушалось её дело, Лена быстренько удалилась, крепко держа под руку своего новообретённого друга.

Охранник с достойным выражением лица выслушал излияние Сониных оскорблённых чувств и остался в исходном положении. Его не волновали интриги и разборки местных дам, разве что давали повод для иронии.

Тогда Соня отправилась изливать своё недовольство к официантке и принялась командным тоном распоряжаться, чтобы в бар не пускали кого попало. Но официантке также были безразличны эти излияния, и, махнув головой, она продолжала разливать напитки.

Соне не оставалось ничего другого, как закончить выступление, заявив о том, что она умывает руки, не в силах терпеть подобные безобразия. При этом известии официантка лишь переглянулась с охранником, и они дружно захихикали.

В последующие вечера Соня стала появляться всё реже. Она по-прежнему искала сближения с Настей, предпринимая попытки к примирению. Из кожи вон лезла, желая доказать свою невиновность и потушить пожар войны. Когда им случалось быть в одной компании, Настя вела себя сдержанно, с наигранным дружелюбием. Не желая, чтобы клиенты почуяли существующую между ними пропасть. Что уже было вершиной благодушия.

Через какое-то время Соня совсем перестала появляться в баре. И по слухам, смылась в Германию.

Зато её подружка Наташа неожиданно появилась в баре в тот момент, когда Настя развлекала болтовнёй гостя из Люксембурга. Извинившись за прерванную беседу, Настя поспешила к подруге. Наташа уехала к своему голландскому жениху в конце августа, и не прошло и двух месяцев, как вернулась в исходное положение.

– Что случилось?

– Ничего особенного, – не хотела вдаваться в подробности девушка. Затем, спохватившись, что Настя не заслуживает подобного ответа, предложила: – Давай встретимся как-нибудь днём. За чашечкой кофе обо всём и расскажу.

– Что ж, охотно.

Был веский повод для встречи, и Настя воспользовалась первой предоставившейся возможностью, чтобы увидеться с подругой.

Как было условлено, встретились в излюбленном кафе, получившем название «Нейтральная территория». Девушки удалялись сюда в свободное от работы время, чтобы побыть вне замкнутого круга вечерней жизни.

– Рассказывай, – моментально подошла к делу Настя.

– Нечего особо рассказывать, – продолжала отнекиваться Наташа и сделала попытку увильнуть от повествования, интересуясь делами в баре.

– Да ну! Так ты начала жизнь семейную или снова всецело отдалась этому ремеслу?

– Ни то, ни другое.

– Где твой Ен?

– Был моим. Если он кому интересен, могут забрать себе, – и, отпив глоток кофе, девушка пояснила: – Пока мы жили здесь, он всячески ублажал и меня, и дочку. Едва переехали на голландскую территорию, отказался идти под венец, объясняя это тем, что следует лучше узнать друг друга. Наверное, всё это по причине того, что моё прошлое носит сомнительный характер.

– И настоящее пока не говорит в твою пользу, – не удержалась Настя.

– Может быть, но я даже не хочу об этом говорить.

– Ну, и не говори.

Насте вовсе не хотелось, чтобы девушка усмотрела в этом попытку глубоко влезать в душу.

– Между прочим, с дочкой у него сложились хорошие отношения, и она там осталась, – возобновила беседу Наташа.

– Навсегда?

– Не знаю. Может, и я вернусь.

– Запасной аэродром?

– Можно и так сказать.

Возникли сомнения, но Настя не стала развивать эту тему. Наташа заметно оживилась, чувствовалось, что ей не терпится расспросить об объекте своей любви. Так и вышло.

– Англичанина видела?

– Да. Он долго не появлялся, а пару дней тому назад имела честь его созерцать. Сидел в баре допоздна и пиво пил. Как раз к твоему возвращению подоспел.

– Один?

– В этот вечер один.

– А в другие вечера?

– Не встречала.

– Мне вчера посчастливилось.

– Ну и?..

– Ну и ничего. Едва удостоил меня приветствия. Сидел какое-то время один, раздираемый противоречиями, поглядывая то на меня, то на других девчонок. В конце концов тяга к неизведанному победила, и он позволил Нине увести себя с арены цирка.

– Жаль. Кажется, эта девушка знает о твоих к нему чувствах.

Нина считала почти смертным грехом, что кто-то мог позариться на её клиента. Даже если он сам уже давно зарился на другую девушку. Установить монополию на мужчину и единолично им пользоваться – было её убеждением.

– Знает, – печально махнула головой Наташа. – Сегодня уже оправдалась тем, что предпочитает англичан другим национальностям.

 

– Весомый довод. Нина, конечно, девушка добрая, но ей всегда мешает жажда наживы.

Хотя было бы нелепо считать провинностью подобную выходку. Все девушки позволяли себе это. Отказ навряд ли лишит перебежчика тяги к непостоянству. Как говорится, чистая совесть – это хорошо, но бизнес есть бизнес.

Но это был какой-то особенный случай, когда, соблюдая неписаный закон дружеского долга, она охотно отдавала права владения на англичанина одной Наташе. Скорее всего, потому что щадила её чувства. По этой же причине не рассказала о том, что и ей довелось получить предложение от этого парня, но принято оно не было. Правда, заслуга её была не так уж велика, если учесть то, что в этот вечер клиентов в баре было хоть пруд пруди.

– Раз он так поступает, и я буду ходить со всеми, с кем мне заблагорассудится, – здраво рассудила Наташа, при этом нервно передёрнув плечами.

Настя же моментально согласилась с тем, что при подобном положении вещей вряд ли стоит хранить верность.

Обсудив происходившие в баре события, девушки разошлись по своим делам.

Не было сомнений в том, что Наташа готова вернуться в родные пенаты. А то, с каким пристрастием она расспрашивала о предмете своей любви, указывало на то, что он по-прежнему для неё главное действующее лицо на подмостках этого бизнеса.

6Боже мой!

Издательство:
Автор
Поделиться: