bannerbannerbanner
Название книги:

Квантовая биомеханика тела. Методика оздоровления опорно-двигательного аппарата человека. Часть III

Автор:
Наталия Осьминина
Квантовая биомеханика тела. Методика оздоровления опорно-двигательного аппарата человека. Часть III

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Женская природа РНК

Мы привыкли к тому, что вся информация записана на носителях ДНК. Но благодаря исследованиям последних лет, ученые вынуждены были согласиться с тем, что ведущая роль принадлежит не ДНК, а РНК (рис. 44).

Рис. 44. Молекулы РНК и ДНК


Женские молекулы РНК могут выступать в роли носителей наследственной информации, могут служить катализаторами и делать многое другое. Ну как и женщина.

РНК входят в состав некоторых ферментов, участвуя в ферментных и энзимных реакциях. Восстановление длины теломер при каждом делении клетки идет за счет особого фермента – теломеразы. Именно ферментативная деятельность РНК в виде теломеразы и позволяет женской энергии удлинять наши теломеры.

А ведь длина теломер – это маркер продолжительности нашей жизни, выражающийся в укорочении концевых участков хромосом. Он равен 52 делениям соматических клеток. Это и есть предел Хейфлика, названный так по имени ученого, открывшего «непреодолимый барьер».

Но главное, выяснилось, что, несмотря на то что мужские спирали ДНК являются хранителями генетической информации, сама себя они размножать не умеют. А ведь именно это свойство мира является залогом существования материи. А вот РНК может размножаться и без ДНК, демонстрируя явление партеногенеза.

Получается, что молекулы белка «делаются» молекулами РНК. Открытие того, что молекулы РНК выполняют самые разные функции в клетке, а не только являются промежуточным звеном в синтезе белка, придало веса концепции древнего РНК-мира, в котором самые первые организмы – какие-то комплексы молекул РНК – могли и ускорять химические реакции, и сами себя воспроизводить, а ДНК еще не было.

Армен Мулкиджанян, биолог

Известно, что многие вирусы (гриппа, клещевого энцефалита и другие, в том числе печально известные онкогенные вирусы и ВИЧ-1, вызывающий СПИД) вообще не используют ДНК в качестве генетического материала, их геном построен исключительно из РНК.

Не имея ДНК, эти РНК-вирусы успешно размножаются, правда, при помощи тех организмов, которых они заражают. Чем не женская природа? Тот же принцип позволяет плоду вынашиваться женщиной, не связанной с ним генетически. Так что на сегодня основная гипотеза об устройстве первых организмов сводится к тому, что они могли быть агрегатами молекул РНК, которые сами себя воспроизводили.

ДНК образована двумя линейными молекулами – это внешние контуры двойной спирали, по которым передается линейная информация. Эти спирали соединены ступеньками нукелеотидов (аденина, тимина, гуанина и цитозина), в последовательности которых закодирована генетическая информация ДНК. На них и записывается (транскрибируется) РНК. Поэтому, представив мужскую спираль ДНК в виде сосуда, а РНК в виде его содержимого, основанного на внутримолекулярных пространственных взаимодействиях, сразу приходит образная ассоциация: чтобы спираль ДНК могла плодиться, ей нужно заключить в объятия любимую женщину – молекулу РНК.

И все потому, что микробиом человека достался ему по наследству от его праматери Евы, а ей – от ее матери Исиды, матка которой и выстлана периной РНК. Что касается спиралей ДНК, своим рождением они обязаны плазме Солнца – его «семени», зачавшим жизнь в чреве Исиды.

Брюшной мозг

Наша нижняя половина тела есть черная половинка сферы, распавшейся от Большого взрыва. Наш микробиом, рожденный ею, навечно связан с чревом черной дыры, как спираль пуповины ребенка связана с маткой своей матери, которая в свою очередь через невидимые цепочки всех пуповин рода – с маткой космической черной дыры – с женской энергией Исиды, рожающей все земное.

При нормальных условиях количество сосудов в пуповине достигает трех: одна вена (по которой из организма матери к плоду поступают питательные вещества) и две артерии, конечная цель которых – транспортировка крови с углекислым газом и продуктами жизнедеятельности плода к «детскому месту» – плаценте.

От микроорганизмов мы получили 45 % наших генов, которые были заимствованы нами в процессе эволюции у грибов, бактерий, простейших.

Наша «первичная» клетка хоть и относится к бактериям, но имеет совсем другую природу. Ученые назвали ее археей. Процессы синтеза белка нашими клетками (относящимися к эукариотам – клеткам, имеющим ядра) похожи на соответствующие аппараты архей. То есть мы – ближайшие родственники архей, а не бактерий, которых на Земле большая часть. Бактерии же живут в наших клетках в качестве гостей, которые решили не уходить. Митохондрии, работающие на химической энергии АТФ[3], как оказалось, являются бывшими бактериями, которые около двух миллиардов лет назад «сдружились» с нашим одноклеточным архееподобным предком и стали его обслуживать как «энергетические станции».

Вот эти археи и были подарены нам маткой черной дыры, давшей им в услужение всех остальных бактерий, потому что только археи, как выяснилось, способны жить в экстремальных условиях ее чрева: при высочайших температурах и в очень кислой среде, – в таких же, как у нас в ЖКТ.

Мы живем в матке черной дыры точно так же, как живет плод в утробе матери. Ну, возможно, этот пример не такой показательный, ведь плод в утробе матери обычно лежит в одиночестве. Поэтому лучше всего показать, как функционирует на Земле сообщество людей, на примере микроорганизмов, живущих в нашем кишечнике.

Если смириться с мыслью, что мы лишь клетки в брюшной полости черной дыры – второй «половинке» Создателя (как жена является половинкой мужа), то нашу жизнь (без учета сознания) вполне можно описать как деятельность микрофлоры кишечника.

Микрофлора кишечника – это целый ряд живых микроорганизмов, которые могут быть как полезными, так и опасными для общего состояния здоровья человека. Данных микроорганизмов насчитывается более 500 видов. Их общая масса достигает 2,5–4 килограмма. Весь микробный мир кишечника представлен двумя видами флоры, а именно мукозной и просветной.

(http://www.tiensmed.ru/news/mikroflora-kishecinika1.html).

Именно состав микробиома дает человеку понимание добра и зла. В нашем кишечнике живут три вида микроорганизмов – «добрые», «злые» и нейтральные, готовые угодливо присоединиться к любой из двух групп и сместить своей массой баланс, когда пробьет час инверсии. Научных примеров того, как воздействуют паразиты на мозг насекомых, заставляя их выполнять свои приказы, масса. Можно предполагать, что то же самое происходит и с человеком, правда, медицинских исследований на эту тему не так уж много. Но они есть.

Не так давно в Гарвардской медицинской школе под руководством доктора Стивена Бука было проведено исследование, свидетельствующее о прямой связи между возникновением клинически выраженной шизофрении у больного и наличием у его матери во время беременности генитального герпеса. Авторы обследовали семьи 27 человек, больных шизофренией, и установили, что у 10 из 27 матерей этих больных во время беременности был генитальный герпес, который вызывается вирусом простого герпеса второго серотипа.

Личинки бычьего цепня тоже способны внедряться в центральную нервную систему, вызывая закупорку и воспаление сосудов головного мозга. Это вызывает синдромы повышенного черепного давления, эпилепсии, психические расстройства.

Что интересно, бычий цепень поселяется в тонком кишечнике человека, где потребляя напрямую энергию темной материи, практически обеспечивает себе непрестанную возобновляемость своих члеников. Почти ежедневно его концевые членики отрываются и через прямую кишку попадают во внешнюю среду, при этом, что интересно, длина паразита не уменьшается, так как в зоне роста образуются все новые и новые членики. Червь имеет до 2000 таких члеников, каждый из которых содержит в себе еще до 150 тысяч. Немало.

Ко второй группе можно причислить нейтральные микроорганизмы (постоянно или периодически высевающиеся из кишечника, но не влияющие на жизнедеятельность человека), а к третьей группе можно отнести патогенные или потенциально патогенные бактерии («агрессивные популяции»).

Так и в нашей жизни: есть полезные члены общества, есть меньшая часть вредных, а есть «никакие» – нейтральные члены общества. В здоровом организме существует динамическое равновесие между ними.

Ну, все точно так же, как и на Земле. Еще в 1908 году Илья Мечников перенес дарвиновский принцип борьбы за выживание внутрь организма. С его точки зрения, организм по природе своей дисгармоничен, а здоровое состояние достигается только активным путем. Вот это и есть два разновеликих нолика восьмерки Мёбиуса – всемирная борьба за гармонию и баланс.

Последние исследования доказывают: чем разнообразнее наш микробиом, тем мы здоровее и лучше выглядим. Дружба только с условно «хорошими» бактериями (которыми считаются, например, лакто- и бифидобактерии) – не панацея от болезней. Только бактериальное разнообразие, заставляющее организм искать баланс среди множества разнообразия, является залогом здоровья и гармонии. В этом женщины бактериально разнообразнее мужчин и поэтому более живучи. Потому что это и есть гибкость иммунитета, приспособляемость и адаптируемость.

Микробиологи делят всю микрофлору на два вида жизни – на аэробных и анаэробных бактерий, живущих на кислороде, и тех, которым для жизни кислород не нужен, что сразу наводит на мысль об аналогии с флорой и фауной. Состав микрофлоры, процентное содержание в ней бифидо- и лактобактерий, энтерококков, кишечных палочек, бактероидов, стрептококков, стафилококков, хеликобактеров и прочих определяет норму для каждого отдела кишечника (рис. 45).

 

Рис. 45. Микробном кишечника


Основное количество микроорганизмов (сапрофитов) необходимо для работы пищеварительного тракта и для существования человеческого организма в целом. Называются такие микроорганизмы облигатными, в отличие от микроорганизмов факультативных, которые могут провоцировать заболевания. Таких в кишечнике меньше, чем облигатных. И совсем малая часть микроорганизмов является временной и называется она транзиторной. Данные бактерии поступают в органы пищеварения вместе с едой, но для них здесь нет условий к существованию, поэтому они не выживают.

Понятие «нормальная микрофлора кишечника» обозначает определенные соотношения облигатных, факультативных и транзиторных бактерий, которые присутствуют в органах пищеварения. Главное, чтобы в здоровом организме существовало динамическое равновесие между количественной пропорцией этих разновидностей бактерий.

Опять-таки, как и в нашей жизни, есть полезные члены общества, вредные и «никакие», промежуточные члены общества – транзиторные. Но в отличие от микроорганизмов, если назвать транзиторной микрофлорой нравственно неустойчивых, то выяснится, что их в нашем социуме немало. Поскольку определяется подвид человеческой «микрофлоры» только сознанием.

Безыдейная «транзиторная микрофлора» социума всегда готова перепрограммироваться и шатнуться в любую сторону – это та биомасса, за счет которой качает весы Исида.

Причины нарушения равновесия кишечной микрофлоры, кроме неправильного питания, приема антибиотиков и пр., заключаются в ослаблении иммунитета, и потому зачастую недомогания сопровождаются синдромом хронической усталости.

Поддержание динамического равновесия между этой «троицей», постоянного взаимодействия ее представителей друг с другом и вырабатывает наш иммунитет. Он позволяет бороться с враждебными для нашего организма паразитами: гельминтами всех видов, вирусами и бактериями. И когда последние одерживают победу, начинается дисбактериоз (состояние микробного дисбаланса) или гельминтоз. Чаще всего дисбактериоз развивается в пищеварительном тракте, когда на место нормальной микрофлоры приходят патогенные микроорганизмы, к примеру, грибы кандида или аспергилл.

В природе микроорганизмы образуют сложные сообщества. Члены сообщества зависят друг от друга, некоторые помогают друг другу, а иные пытаются расправиться с конкурентами – все как у людей.

Конечная цель каждого вида бактерий в сообществе – победить, занять собой как можно больше места. А другие им этого не дают, поскольку у них самих такая же цель. В результате такой борьбы создается и поддерживается определенный баланс.

Ученые обнаружили, что веществами, передающими сигналы бактериям расти им дальше или нет, являются природные антибиотики. Поэтому синтетические антибиотики, открытые учеными, помогают человеку выздоравливать за счет того же механизма.

Бактерии определяют это с помощью механизма, который по-английски называется quorum sensing, а по-русски – «чувство локтя». Фактически все выглядит так: в определенном объеме среды есть некоторое количество бактерий, и каждая бактерия выпускает наружу определенное вещество, присутствие которого она и ее собратья могут почувствовать. Если бактерий много, то концентрация этого вещества будет высокой и микробы «поймут», что здесь тесно, пищи на всех не хватит, и прекратят расти.

Вот эти вещества, дающие сигнал, что расти дальше нельзя, и есть антибиотики. Так что изначально они были придуманы не людьми, а «изобретены» бактериями для общения между собой. Эти факторы «сдерживания» и есть проявление работы «пси-поля», контролирующего выживание.

Наш виртуальный земной шар лежит в нашем теле под диафрагмой (рис. 7), являясь образом той Земли, в которую уходит корнями ствол дерева. И как деревья, которые обязаны жизнью составу Земли, из которой они тянут «пищу» своими корнями, наш организм своей жизнью обязан микрофлоре своего кишечника. Мало того – мы передаем ее по наследству. Плод в утробе матери наследует ее микроорганизмы.

Ученые доказали, что матка нестерильна. Еще будучи эмбрионами, мы получаем от матери микроорганизмы, которые будут формировать наш микробиом. Причем это происходит уже в момент зачатия и в процессе эмбриогенеза. Ученые получили эту информацию благодаря первому калу новорожденных, который они проверили на предмет бактерий.

Поэтому наш микробиом – это наш бактериальный паспорт. Вытравив определенные бактерии из своего кишечника или кожи, мы перестанем быть теми, кем являемся. Сравнительное исследование микрофлоры у взрослых лиц, состоящих в генетическом родстве, выявило, что на состав кишечной микрофлоры генетические факторы влияют больше, чем питание.

Однако энергетика земли, на которой человек родился и живет, тоже воздействует на него. Растения точно так же питаются специфическим набором микроэлементов определенной почвы, сказывающейся на качестве их плодов. Перенеси растение на другую почву – оно постепенно изменится, подстроится под нее. Поэтому неудивительно, что чем ближе человек к Земле, тем меньше его сознание засорено «вывернутыми», привнесенными из другого мира программами.

Головной мозг управляет брюшным точно так же, как сознание Создателя посредством солнечного излучения – биологической жизнью земного шара.

И мы так же необходимы ему, как и наша микрофлора – нам. И хотя наши микроорганизмы и не подозревают о присутствии своего «хозяина» (как, собственно, и многие из нас о существовании Бога), они занимаются очень важными делами и вносят большой вклад в работу нашей иммунной системы.

Они вырабатывают важные противовоспалительные соединения, синтез которых наш организм самостоятельно обеспечить не может. Кстати, современные исследования показывают, что некоторые болезни, которые до недавних пор считались генетическими или объяснялись стрессами и другими факторами, на самом деле имеют бактериальную природу. Диабет, аутоиммунные болезни (когда иммунитет атакует собственные здоровые клетки организма и разрушает органы), даже некоторые психические заболевания – такие как шизофрения, могут быть вызваны изменениями в составе микробиома.

Вот это и есть общность одного народа, живущего на сопредельной территории, поедающего пищу, выращенную на этой земле, и мясо, «гулявшее» по этой земле. Общность микрофлоры и ферментов всегда сказывается на менталитете нации. Поэтому население разных стран можно представить в виде различной микрофлоры, находящейся в каждом из отделов кишечника, то есть на разных территориях земного шара – ведь все создано по единому трафарету.

К каждому органу организм направляет свой коктейль питательных веществ. Соответственно и ферменты в ЖКТ выделяются только в месте прохождения пищевого комка, что контролируется за счет дыхания: куда оно не доходит – там образуется дивертикул – место обитания «чужих». По этой причине микрофлора разная не только у разных людей, но и в каждом отделе кишечника. А ведь там и находится наш виртуальный земной шар. Получается, что каждому его участку достается разная микрофлора. А так как микрофлора сосредоточена не только в животе, но и в голове (ведь кишечник отзеркаливается на извилины мозга), то и менталитет у всех наций разный.

При этом мы постоянно обмениваемся бактериями, стараясь таким образом наладить связь с теми, кого любим, или с теми, с кем дружим. Это делается, во-первых, при пожатии (как показывают эксперименты микробиологов, от человека к человеку передается гораздо больше бактерий, чем при других видах приветствия), а во-вторых, при поцелуях. В ротовой полости проживает более 700 разновидностей бактерий. Оказалось, что за 10 секунд поцелуя передается 80 миллионов бактерий. Эта цифра не взята с потолка, а получена в ходе эксперимента, результаты которого опубликованы в журнале Microbiome.

Понятно, что у пары, которая живет вместе, сходству оральной микрофлоры помимо поцелуев способствуют и другие факторы: одинаковые питание, образ жизни, гигиенические привычки. Но тем не менее большая роль в сближении микрофлоры принадлежит поцелуям: ученые подсчитали, что для достижения сходства своих бактерий партнерам нужно предаваться глубокому поцелую не реже девяти раз в день. Интересно, что бактерии в слюне оказались более чувствительны к поцелуям, а бактерии на языке – к образу жизни.

Какие бы причины вы ни называли, объясняя психологическое различие наций, сформировавшихся под влиянием традиций и укладов, они берут свое начало именно с начала – с микрофлоры нашего первичного чрева, в которой лежит наш «земной шар». Наш «пузырь» находится в животе черной дыры точно так же, как околоплодный пузырь плода в животе матери.

Приходится согласиться, что планеты Солнечной системы, в том числе наша Земля, находятся в теле Создателя в виде его органов. Когда-то, будучи единой и неделимой, наша планета в виде зародыша праЗемли Пангеи родилась, как ребенок из чрева. При разделении ее на отдельные континенты «разъехалось» и сознание этих фрагментов.

Поэтому бактерии по организму распределены зонально, то есть на лице и на спине их состав будет разным. При этом они практически не мигрируют из одной области в другую. Такое распределение связано с разной концентрацией сальных желез. А это значит, что наше тело, скрученное в волновом плане в «бусинку», является клеткой в организме Создателя. При этом мы – одновременно не только его клетки, но и его дети. Ведь наш организм тоже постоянно рождает клетки – они тоже наши дети, а мы для них боги. И раз «Земля» лежит в животе, мы, по сути, являемся микрофлорой единой космической системы, соединенной гравитационной любовью.

Понимаю, не очень приятно осознавать, что наше тело предназначено для отапливания тела Солнечной системы. Но ведь и наши клетки не подозревают, что живут в организме своего «хозяина» и существуют только для того, чтобы обеспечивать нашу жизнь. Как и ветке дерева не суждено понять, что она часть целого дерева.

Но в этом и заключается «вертикаль власти», когда низшие слои служат для обеспечения жизни верхушки или идут ей на прокорм. А «верхушка» взамен поставляет им информацию. Вы считаете такой взаимообмен неравноценным? А как же известная поговорка: «Нет ничего ценнее информации»? В случае нашего организма тело дает жизнь мозгу, а он ему – информацию. Без мозга мы – «овощи», даже при здоровом теле.

Наши клетки тоже воспринимают себя как персоналии, которые живут, общаются, воюют, дружат и умирают в полном соответствии с традициями жизни человека на Земле. Это подтверждают микробиологи: чем глубже они погружаются в мир микроорганизмов, тем с большим изумлением обнаруживают, что их жизнь мало чем отличается от человеческой.

Это можно подсмотреть даже в работе Т-киллеров – главных ответственных за состояние нашего иммунитета.

Т-киллеры то и дело приказывают не только чужакам, но и своим собратьям совершать апоптоз – самоубийство. «Не способен различать чужеродные молекулы – умри, слишком сильно реагируешь на белки собственного организма – умри, тебя ранил вирус или повредили химические агенты – умри!»

Главная прелесть апоптоза в том, что самоубийца не лопается, разбрасывая повсюду свои «заразные» внутренности, а аккуратно скукоживается, после чего его съедает пожиратель-макрофаг.

Ежедневно у здорового человека образуется до 70 миллиардов новых клеток и примерно столько же их гибнет посредством апоптоза и с помощью иммунной системы. Во время рождения новых клеток и удвоения генетического материала ДНК происходит множество ошибок.

Клетки даже способны обучать друг друга. Посмотрите на это фото (рис. 46).

Рис. 46. Т-хеппер обучает Т-киппера (см. рис. 3 на цветной вклейке)

Т-хелпер (справа) передает остатки клетки Т-киллеру (слева), чтобы тот знал, за кем охотиться.

И вот вы плаваете по организму и с ужасом взираете на все это побоище: Т-киллеры приговаривают каждого второго к харакири, макрофаги постоянно что-то жуют, Т-хелперы (помощники) переваривают микробов (рис. 47) и для ознакомления показывают всем, что осталось от врага (фрагменты белка), клетки памяти готовятся к вторичному иммунному ответу.

Рис. 47. Война между клетками организма и микробами

 

Любопытно, что, несмотря на столь активную коллективную работу, враг не сдается без боя. Вирусы пытаются маскироваться, облепившись новыми молекулами, которые Т-киллеры иногда принимают за свои и не трогают чужака. Эта воинственная иммунная цивилизация внутри организма создавалась многие тысячи лет, а сейчас эволюцию иммунитета исследуют иммунобиологи.

О. В. Кувыкина, биолог, лауреат премии «Книга года» (2010 г., за книгу «Письма насекомых») (http://www.vokrugsveta.ru/telegraph/pulse/99/)

Не думайте, что только микробиом тела способен так радикально решать все вопросы. Ежедневно в организме человека гибнут десятки тысяч нервных клеток. В год мозг может терять 1 % и более от общего их количества. И это «запрограммировано» самой природой.

Если посмотреть на низших животных, например, на круглых червей, то у них гибели нервных клеток нет в принципе. Как имеет аскарида 162 нейрона в «молодости», так с ними же и умирает. Похожая картина и у других червей, у многих моллюсков, даже у насекомых. Количество и расположение нервных клеток у них жестко задано генетически. Однако жесткие ограничения в устройстве нервной системы не дают подобным животным возможности обучаться и менять поведение.

Человек, в отличие от низших животных, рождается с огромным «избытком» нейронов. Этот гигантский резерв – необходимое условие для обучения. Все клетки мозга довольно случайно образуют множество связей, но закрепляются из них только те, которые используются в процессе обучения. Эти нейроны получают «точки опоры» – связи с другими нейронами. А затем организм проводит жесткий отбор: умерщвление нейронов, не образовавших достаточного количества связей. Количество связей – это показатель активности нейрона. Если их нет – значит, нейрон не участвует в обработке информации. Нервные клетки и без этого обходятся организму в десять раз «дороже» по кислороду и питательным веществам, чем большинство других клеток, причем они потребляют довольно много энергии даже тогда, когда мы отдыхаем. Вот почему организм старается избавиться от неработающих «нахлебников».

Пластичность организма проявляется в том, что функции погибших нервных клеток берут на себя их оставшиеся в живых «коллеги», которые увеличиваются в размерах и формируют новые связи, компенсируя утраченные функции. Одна живая нервная клетка может заменить девять погибших.

Как известно «неработающий орган атрофируется за ненадобностью» – то же самое относится и к нейронам. Нейроны не гибнут от стресса и перегрузки – они просто тормозят свою деятельность и отдыхают. Нейроны гибнут от возникающего недостатка питательных веществ, особенно витаминов и из-за нарушения кровоснабжения тканей. А сберечь их очень просто – тренировать мозг обучением.

Самый же исключительный по своим свойствам орган, именно благодаря контролируемой смерти клеток – это глаз.

Представить волновую «прозрачность» нашего тела можно на примере реальной прозрачности глаза – глазного хрусталика. И обеспечивается она за счет уникальной программы уничтожения внутреннего содержимого. Она разрушает ядро и всю остальную начинку, останавливаясь лишь в самом конце, перед тем как убить клетку окончательно. От той остается только наружная оболочка и густой раствор специальных белков, заполняющих внутреннее пространство. Так получается пустая, но все же живая клетка, а самое главное, она пропускает свет.

А. Лимаде-Фариа «Похвала „глупости“ хромосомы», Бином, 2011 г.

Выходит, чтобы получить свет, надо постоянно приносить в жертву чьи-то тела, оставляя миру только шкурку. И пока та может пополняться новой материей и энергией – мы живы.

Процесс разрушения глазного хрусталика сродни такому же процессу разрушения соленоида при разрыхлении хроматина. Вот так развивается мир – разрушаясь и снова воссоздаваясь. Таковы законы природы. Поэтому вечная жизнь человека на Земле в биологическом теле ею не предусмотрена.

Потому что время, входящее в каждый пузырь, представляет собой расход энергии, требующийся на аннигиляцию внутреннего содержимого. Само явление апоптоза обеспечивает жизнь того целого, чьим малым фрагментом являются клетки. Клетка, отказывающаяся умирать, обрекает на смерть самого хозяина, превращаясь в онкологическую.

3Аденозинтрифосфорная кислота (сокр. АТФ) – универсальный источник энергии для всех биохимических процессов, протекающих в живых системах.

Издательство:
ИГ "Весь"