Название книги:

Один в поле воин

Автор:
Алекс Орлов
Один в поле воин

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

11

Уже через десять минут они оказались на широком крыльце хайтауна, где Фредди встретил малознакомого Головину кадета.

– Привет, Брукс! – сказал Фредди, останавливаясь.

– Привет, чувак.

– Есть тема для платёжеспособного кадета.

– Я весь внимание, чувак, – кивнул Брукс и выпустил в сторону облако сизого дыма.

Он умел курить какую-то натуральную траву и очень этим гордился, поскольку позволить себе такое могли лишь единицы кадетов в школе.

– Короче, Брукс, премиальные продукты. Самый свежак, и часть уже раскрыта в концентраторе индивидуальной сборки.

– Вау, чувак! Я уже заинтригован! – воскликнул Брукс и, затянувшись из какой-то коробочки, снова выпустил дым.

– Ты ведь ходишь к женщинам, Брукс.

– О да, чувак, и они меня обожают!

– Ну, тогда это твой товар. Я прав?

– Ты трижды прав, чувак. Набери меня попозже, обсудим.

На этом они распрощались, и Головин с Фредди продолжили путь.

– Думаешь, спихнуть ему эти мясные палочки?

– Конечно. Он мой постоянный покупатель. Если что-то где-то непонятное, он всегда купит. Денег у него навалом, а понтов – ещё больше.

– А чем он так дымит, ты не знаешь?

– Это, брат, да – настоящая натуральная субстанция. Чего-то там растят, сушат и всё такое. Цены запредельные.

– А ты пробовал? – спросил Головин.

– Ну-ка стой, – прервал его Фредди и направился к художественной экспозиции из пластобетона, которая стояла метрах в ста от их хайтауна.

Экспозиция изображала натуральную природу, деревья, лианы и каких-то птиц. Однако поставлена здесь она была давно, когда строили хайтауны, и с тех пор за ней никто не ухаживал, отчего некоторые части отделились от общей композиции и завалились друг на друга.

Получилось что-то вроде бетонопластиковых джунглей.

Иногда кадеты заходили в эти джунгли, чтобы пересидеть последствия перебора с таблетками, иногда отлить, если приспичило. Однако было у неё и другое предназначение, придуманное пытливыми умами Водяной компании. На «ветках» композиции время от времени размещалась шпионская аппаратура, с помощью которой инспекторы компании выявляли тех, кто выставлял в окно на ночь адсорберы для сбора воды из воздуха и тем самым нарушал законную монополию компании.

Намётанный глаз Фредди сразу обнаружил вражеские устройства, и, взобравшись по конструкции, он снял три гаджета, вывернул из них какие-то элементы и объявил приборы обезвреженными.

Потом сунул в потайное место на той же конструкции, сказав, что подберёт трофеи на обратном пути.

– Так куда мы идём, Фред? – спросил Головин, которого приближение новых приключений беспокоило не на шутку. Это не флаеры подделывать, это торговля оружием, да ещё с кем! Прежде Головин никогда не видел настоящих бандитов вживую.

– Торговую площадку возле заброшенной трансформаторной станции знаешь?

– Издали видел. Там мусор какой-то.

– Там не только мусор, там творятся тёмные дела, приятель.

– А каков наш план? То есть сначала ты пойдёшь показать рекламу…

– Да, именно так.

– А потом?

– Потом – как пойдёт. В таких делах планировать бесполезно. Разве что для собственного успокоения, – невозмутимо ответил Фредди.

Уже начинало темнеть, и следовало смотреть под ноги, потому что они уже передвигались по территории, куда редко наведывались городские уборочные автоматы.

Прежде здесь располагались производственные корпуса каких-то фабрик, потом производство перенесли, а территорию собирались облагородить и понастроить разных полезных зданий, но время шло, и руки городских властей и спонсоров Генеральной компании до благоустройства бывшей промышленной зоны так и не дошли.

Пару раз попадались какие-то подозрительные личности, но оба раза они здоровались с Фредди, как со старым знакомым. На вопрос Головина, кто это, Фредди отмахивался, говоря:

– Да так, пару раз пересекались.

Наконец, они подошли к площадке, о которой говорил Фредди. За кучами мусора, оставшегося от разваленного здания, на расчищенной площади стояло несколько автомобилей, на временных мачтах горели фонари, звучала негромкая музыка.

Слышались голоса, иногда смех. Можно было различить человек двадцать, которые стояли группами и разговаривали.

– Что они тут делают? – шёпотом спросил Головин.

– Дела решают.

– Ну и что, ты вот так прямо пойдёшь к ним? Неужели не страшно?

– Есть немного, – признался Фредди, – но давай всё же набросаем план.

– Давай, – согласился Головин, – хотя бы, как ты сказал, для внутреннего спокойствия. А то я неспокоен. Внутренне.

– Значит, я иду, отзываю кого-то, показываю рекламу, договариваюсь о цене, но говорю, что товар не у меня, поскольку боюсь обмана с оплатой.

– Пока всё правильно, – кивнул Головин, чувствуя, что его начинает трясти то ли от вечерней прохлады, то ли от предстоящей операции.

– Я указываю ему место, на которое нужно принести деньги в обмен на товар. Он приходит один – это моё условие, и мы совершаем обмен.

– Он должен оставить деньги…

– Что?

– Он должен оставить деньги в каком-то месте, потом вы идёте за пистолетом. Ты отдаёшь ему товар, и вы вместе возвращаетесь, чтобы ты забрал деньги.

– Если у него будет пистолет, а к тому же у него и свой будет, в этом я не сомневаюсь, он не отдаст мне эти деньги.

– Правильно, – трясясь всё сильнее, закивал Головин, – так он и подумает, но деньги заберу я, пока ты будешь передавать ему товар. Поэтому у них из этого обмана ничего не выйдет.

– Толково придумано, Марк! – восхитился Фредди. – Сразу видно, что тяжёлые препараты тебя не прельщают. И правильно делаешь. Ну что, пойдём прятать пистолет. Я вон там, в развалинах, знаю подходящее место. А потом – по плану.

И они пошли вокруг руин, чтобы добраться до знакомого Фредди места. Идти пришлось по кускам битого пластобетона, и Головин беспокоился о состоянии своих ботинок.

Наконец, напарники достигли нужного места, правда, едва не наступили в дерьмо, которого здесь, как оказалось, было достаточно, ведь на площадке никаких туалетов не было.

– Вот про это я как-то не подумал, – признался Фредди, двигаясь первым и подсвечивая себе фонариком диспикера.

В конце концов, место для закладки товара было найдено, Фредди положил свёрток, и напарники перешли в следующее помещение, имевшее проломы в трёх стенах из четырёх.

– Это очень удобно, поэтому деньги предварительно будут оставлены здесь, ну вот хотя бы тут, – Фредди шагнул к стене и указал на выбитое в ней углубление.

– Трансформатор выдирали. Там лития много, – пояснил он между делом.

– А я где бу… Буду? – спросил Головин, совсем не справляясь с бившей его крупной дрожью.

– Не трясись, всё будет в порядке. Вон там, за колонной, и встанешь, и как только мы уйдём за товаром, заберёшь деньги и подашь мне знак.

– Какой?

– Крикни что-то. Только не зови меня по имени, не упоминай кадетов или школу. Чтобы поменьше хвостов от нас тянулось, понял?

– Тогда я просто крикну: «у-у-у!»

– Годится. Ну всё, ты прячься, а я выдвигаюсь.

С этими словами Фредди вышел через тот пролом, что был справа, и отошёл ещё метров на двадцать, чтобы не выдавать заранее предусмотренное место.

Когда он появился на освещённом пятачке, его заметили и разговоры стихли. Все с интересом смотрели на приближающегося незнакомца.

Головину всё было хорошо видно и слышно. Затаив дыхание, он ждал развязки. Такой всегда надёжный и уверенный Фредди на фоне здоровенных бандитов выглядел совершенно неубедительно.

Между тем Фредди вышагивал по обломкам пластобетона и срочно решал задачу, к кому подойти. Объявлять своё предложение для всех было бы глупо, поэтому он решил выбрать главаря. Того, кто здесь всем управляет. Покупка оружия – задача не для рядового состава, тут требовалось участие главного лица. Но кто это главное лицо?

Следовало поскорее принимать решение, поскольку бандиты уже смотрели на него и наверняка не думали при этом ничего хорошего.

Наконец, Фредди сделал свой выбор. Вон тот, невысокий и не такой широкоплечий, как другие. Остальные стояли возле него полукругом, и никто не пытался притереться поближе.

«Точно, это он», – подумал Фредди и под взглядом двух десятков пар глаз подошёл к группе бандитов, которые невольно расступились, удивлённые уверенностью незнакомца.

А Фредди, поймав на себе взгляд главного, чуть заметно повёл головой, приглашая того отойти в сторону.

Это была величайшая дерзость, поступи так кто-то из знакомых, но Фредди был неизвестным лицом, статус которого оставался неизвестным.

Главный переглянулся со своими ближайшими помощниками и, выйдя из круга, подошёл к Фредди.

– Я по поводу вот этой темы, – сказал тот и показал диспикер, на экране которого во всей красе крутился их с Головиным трофей.

– А чего он сам не пришёл? – спросил главный, буравя Фредди пристальным взглядом.

– Приболел. Чернушки перебрал.

– Чернушки? Он же всегда на «белом» сидел.

– Пожадничал.

– Это на него похоже. Цена какая?

– Обычная, – продолжил игру Фредди.

– А ты знаешь, что он мне должен?

– Так он и мне должен. Если бы не срочное дело, я бы подождал, он обычно отдаёт. Но тут ситуация – край, вот и вписался в эту торговлю, а это не моя тема.

– Товар с собой?

– Не, я опасаюсь пока. Пошли человечка с баблом, мы с ним в сторонке обменяемся.

– А ты не кинуть меня хочешь? Ты хоть назовись.

– А чего мне обзываться, ты обо мне не слышал, а я о тебе много слышал. Поэтому кидать тебя – это не вариант.

– Постой здесь, – сказал главный и отошёл к своим. Он о чём-то переговорил с двумя из них, потом одному что-то дали – видимо, деньги, и тот, сунув их в карман, подошёл к Фредди.

– Ну что, пойдём обмен делать, начальник, – произнёс бандит, оскалив зубы, и Фредди показалось, что там одни клыки.

 

Бандит был на голову его выше и, несмотря на ухмылку, выглядел весьма зловеще.

Даже главный не показался Фредди таким опасным. Но делать было нечего, и он повёл бандита к руинам – тому месту, откуда вышел.

– Далеко, что ли, ствол затарил? – спросил бандит, когда они стали пробираться по закоулкам, где Фредди подсвечивал диспикером.

– Да не, тут совсем рядом. Ещё немного.

– Чо, так сильно дрейфишь?

– Непривычная тема, вот и страхуюсь.

– А по жизни ты кто?

– По жизни я электронные приблуды собираю.

– Конкретная тема. На такое у нас спрос.

– Я знаю, – сказал Фредди, останавливаясь в помещении, где они с Головиным условились умыкнуть деньги.

– Пришли, показывай бабло, – сказал Фредди.

Бандит вытащил из кармана свёрток и развернул его, показав пачку чаков.

– Годится, клади в ямку и пойдём за угол ствол брать, – сказал Фредди, чувствуя, что всё это звучит как-то глупо.

– Зачем это?

– Затем, что опасаюсь, что ты мне потом бабло не отдашь.

Бандит в одно мгновение выхватил свой пистолет и приставил к голове Фредди.

– Давай ствол, сука, иначе прямо здесь ляжешь!..

И он поволок Фредди к пролому, на который тот невольно кивнул, когда выставлял условие передачи денег.

– Ну что, тут ствол? – спросил бандит, крепко держа Фредди, когда они оказались в помещении, где был спрятан пистолет.

– Тут он! Я тебя вычислил!

Бандит захохотал, радуясь своей проницательности.

– Если не отпустишь меня, Корявый тебе башку прострелит. Он прямо сейчас в тебя целится из темноты, – сказал Фредди.

– Гонишь… – произнёс бандит, но как-то не очень уверенно, и хватка его слегка ослабла.

– Корявый, подай голос!

– У-у-у! – прогудел Головин, и эхо этого звука заметалось по разбитому зданию. Получилось очень убедительно, и бандит совсем отпустил Фредди, принявшись осматриваться.

– Не старайся, всё равно не увидишь, – сказал Фредди и, в открытую достав из тайника пистолет, развернул его и посветил диспикером, чтобы бандит убедился в целостности товара.

– Забирай и давай бабло.

Бандит беспрекословно повиновался. Теперь движения его были суетливыми, поскольку он затылком чувствовал, как пистолет Корявого отслеживает из темноты каждое его движение.

Отдав товар, Фредди забрал деньги и убрал в карман.

– Пересчитывать не будешь? – спросил бандит.

– А зачем? Я же знаю, где тебя найти. Ну, бывай.

И с этими словами Фредди вышел в боковой пролом, погасив фонарик на диспикере и надеясь, что не наступит в дерьмо.

Далеко уходить он не стал и затаился, чтобы тишиной нагнать на бандита ещё больше жути. Он дождался, пока тот, спотыкаясь, выберется из руин и негромко позвал:

– Марк…

– Я здесь, – отозвался Головин.

– Валим отсюда, пока они не очухались.

Головина уговаривать было не нужно, сидя в засаде, он уже натерпелся такого страху, что теперь торопливо перебирал по строительному мусору ногами, вовсе не заботясь о состоянии своих ботинок.

Наконец, руины остались позади, и напарники перевели дух.

– Ну ты и закрутил сюжет, Фред! Я почти всё слышал, как ты с их главным разговаривал. Ну ты и крут! – возбуждённо заговорил Головин, то и дело оглядываясь на фонари у площадки.

– Само как-то получилось, – признался Фредди, – а страшно стало, когда этот бандит мне пистолет к голове приставил. Вот тут я струхнул, поняв, что план-то наш не безупречен. Хорошо, что Корявый помог.

Они рассмеялись.

– Эй, весёлые, ну-ка подошли сюда! – прозвучал вдруг из темноты грубый голос, и Фред с Марком от неожиданности остановились.

– Сюда подошли, я сказал, – повторили из темноты, и стал заметен массивный силуэт хозяина неприветливого голоса и ещё несколько других силуэтов.

«Попались! – подумал Головин. – Ну вот и всё!»

И они с Фредди, оба на ослабевших ногах двинулись к группе каких-то агрессивно настроенных субъектов.

Фредди подумал, что хорошо бы скинуть деньги, ведь это была сейчас серьёзная улика. А Головин совсем ничего не думал, он держался за товарища, чтобы не упасть.

Незнакомец шагнул им навстречу и показал яркий экран диспикера последней модели.

– Вот этих знаете? – спросил он.

Головин пригляделся, и его стало тошнить. Это было видео с камеры наблюдения где-то возле ангара, где они сегодня затаривались продуктами. На этом видео шагали они с Фредди – счастливые, с полными пакетами.

– Ну, знаете их?! – с угрозой в голосе повторил незнакомец.

– Не… Пе… Первый раз вижу, – промямлил Головин.

– Эй, да я их знаю, – бодро вмешался Фредди, – только что на Корде видел, они там сделку обсуждали с местными пацанами. Смеялись все, говорят, лохов каких-то обули.

– А я говорил тебе, Леон, это их подстава! – раздалось из темноты.

– Пора предъявить им, Леон! – поддержал коллегу ещё один человек.

– Валите отсюда, – коротко бросил Леон, и Фредди с Головиным засеменили прочь. А в противоположную сторону двинулась большая группа людей. Слышно было их дыхание, топот и лязг затворов.

– Бежим, Марк! Бежим, сейчас начнётся! – крикнул Фредди и дёрнул Головина с такой силой, что тот едва не упал.

Напарники успели пробежать метров шестьдесят, когда послышались выстрелы.

Сначала частые одиночные, потом застучали автоматы и захлопали взрывы гранат. Это заставило прибавить скорости, и теперь Марк с Фредом неслись, едва касаясь земли. А когда они выскочили на «обитаемую» территорию, с нормальным уличным освещением и ровными тротуарами, им встретилась целая вереница полицейских машин во главе с лёгким броневиком.

А над машинами, прикрывая с воздуха, летели вооружённые дроны в полицейской раскраске.

Чтобы не бросаться в глаза, напарники перешли на шаг и, тяжело дыша, отводили взгляд от попадавшихся навстречу знакомых. Но до них никому не было дела – все, кто находился на улице, были поглощены этим полицейским парадом.

12

Оказавшись у себя в блоке, Фред с Марком наконец перевели дух. Головин сразу снял ботинки, обулся в лёгкие стоптанные туфли, заменявшие ему тапочки, и решил умыться, не побрезговав прополоскать рот водосодержащей жидкостью.

Прежде он ею только мылся.

После всех этих процедур, посвежевший, он зашёл в комнату Фредди и сел на целый стул, в то время как сосед валялся на койке.

– Ты как, Фред, в порядке?

– Время ускоряется, Марк…

– Чего? – не понял Головин. Фредди часто произносил непонятные и странные фразы.

– Я это чувствую. Время ускоряется, и события вокруг начинают сжиматься, концентрироваться, спрессовываться. Понимаешь меня?

– Нет, – признался Головин.

– Я не удивлён, – сказал Фредди. Потом спустил ноги в ботинках на пол и стал разуваться, после чего прошёлся по комнате в носках – никаких тапочек он не признавал.

– Давай уже посмотрим, из-за чего мы рисковали, – предложил Головин.

– Вон – на столе. Смотри.

И только тут Головин заметил свёрток упаковочного пластика, почти такого же, в какой был завёрнут пистолет.

– А ты сам посмотреть не хочешь? – спросил Головин, начав разворачивать пакет слегка подрагивающими руками.

– Время сжимается, Марк, – повторил Фредди и, подойдя к столу, сел на трёхногий стул.

– Что-то тонковатая пачка, – заметил Головин, продолжая разворачивать свёрток.

Наконец, показались деньги. Это были ассигнации по пятьсот чаков. Головин пересчитал – их оказалось сорок штук.

Головин пересчитал ещё раз, всё ещё на веря, что держит в руках двадцать тысяч. Пару раз ему приходилось видеть сотенные купюры, но про пятисотенные он только слышал.

– Фредди, мы богачи, – свистящим шёпотом произнёс Головин, чувствуя, как весь погружается в жар.

– Ну да, – кивнул напарник.

– Я теперь смогу… Я куплю нормальную лицензию на ботинки, Фред! Да что там лицензию, я куплю новые ботинки вместе с лицензией!.. А ты?

– Не знаю, – пожал плечами сосед, – даже не знаю, что можно пожелать. С таких денег сторчаться можно, это факт.

– Да не обязательно покупать таблетки, Фред. Начинай уже пить нормальную воду из магазина. Купи себе настоящий компьютер вместо самодельного терминала. Опять же – лицензионные ботинки.

– Приборчики забыли, – произнёс Фред.

– Чего?

– Шпионские гаджеты водяной компании, которые я поснимал с композиции. Я же их припрятал. А забрать забыл.

– Завтра заберёшь.

– Это да. Я вот что думаю, Марк. А давай-ка мы мягко так накатим?

– Нет, я химию только под рубежные зачёты пользую.

– А мы не химию.

– Алкоголь?

– Да, алкоголь, причём полусинетик.

– Но это же дорого… Ах да, мы же теперь можем себе позволить.

– Вот именно. Я тут на тридцать восьмом этаже одного шинкаря знаю. У него имеется всё, что нужно, причём качество он не бодяжит. Сейчас метнусь, и мы отметим.

13

Накануне, около двух часов ночи, начальнику полиции города пришли окончательные сводки по операции в районе «бывшей промышленной зоны номер два».

Выглядело всё очень впечатляюще – восемь задержанных, оружие, принтеры трёх- и четырёхзначных голограмм, которыми защищают официальные документы, и много чего по мелочи.

Не откладывая в долгий ящик, начальник полиции лично промучился два часа над отчётом, чтобы сделать его покрасивее, и в начале четвёртого утра отправил вышестоящему начальству.

После этого довольный собой полковник вызвал дежурную машину и уехал домой, где проспал до десяти утра, пока его не разбудил звонок начальства.

– Ты почему дома, полковник? – строго спросил генерал из округа, и полковник вскочил с кровати, встав по стойке смирно прямо в пижаме.

– Прошу прощения, сэр, работал всю ночь, сейчас как раз собирался выехать на службу, – доложил начальник полиции и подумал, что генерал, наверное, не читал его победных реляций, потому и сердитый. Наверное, стоило ему намекнуть, чтобы спросил у секретаря. Но как? Как бы не вышло хуже.

– Читал я твою писульку. Ну, хорошо, конечно, что как-то там ещё сучите ножками, хотя профилактическая работа, конечно, завалена. Экие вы там бандитские команды вырастили, что они у вас войны устраивают.

Полковник сник. Не этого он ожидал услышать от генерала.

– Ладно, это текучка, полагаю, как-то справитесь, да и в показатели всё это засунуть можно. Одним словом – сгодится. А вот коммерсанты, хозяева вашей территории, жалуются, что от вас никакой помощи. Что, дескать, полиция самоустранилась, а мы, дескать, налоги платим.

– А что не так, сэр? Когда они просят, мы их всегда поддерживаем, когда надо, усиливаем их службу безопасности своими сотрудниками.

– Ты немного не догоняешь, полковник. Тут такое дело – у нас через две недели отчётность перед ого-го какой комиссией. Помнишь, надеюсь?

– Так точно, сэр!

– Нам не хватает показателей, как мы помогаем коммерсантам бороться с нарушителями лицензионного законодательства.

– А, ну так мы это исправим, сэр! Я сегодня же дам указание, и мы начнём…

– Да подожди ты, не перебивай. Начнут они. Это должно быть сделано вчера, понимаешь?

– А… Как же сделать, чтобы вчера, господин генерал?

– Ну, полковник, что ты как ребёнок. Поднимите архивы, пройдитесь мелкой, так сказать, гребёнкой. Короче, с тебя пятьдесят случаев помощи по лицензионному праву, понял?

– Так точно, сэр!

– Даю три дня, действуй.

Связь прервалась, и полковник ещё минуту стоял по стойке смирно, постепенно приходя в себя.

Это был неприятный удар. Он рассчитывал на похвалу, а получил по заднице.

– Милый, ты с кем там разговариваешь? – крикнула из столовой жена.

– С кем надо, – буркнул полковник и стал набирать номер городского дежурного.

– Дежурный лейтенант Дроун, слушаю вас.

– Лейтенант, это полковник Смоллет.

– Я узнал вас, сэр!

– Ладно врать. Ты вот что скажи, наши айтишники на службу пришли?

– Пришли, сэр. Но только четверть часа назад, – со злорадством доложил дежурный. Айтишников в Управлении не любили из-за того, что у них было много льгот и послаблений.

На построение они не ходили, на политсобрании их тоже было не найти и на службе появлялись когда вздумается.

Да ещё и внешний вид был как после пьянки. Всегда какие-то помятые.

Правда, случалось айтишники сидели на службе сутками, питаясь чипсами, но этого личный состав старался не замечать. Не любить айтишников в Управлении было модно.

Одной рукой снимая куртку пижамы, другой – полковник ухитрился набрать номер «кибернетического отдела».

У него имелись номера и личных диспикеров обоих специалистов, но он предпочитал им не звонить, поскольку они обычно на ходу торопливо сыпали какими-то незнакомыми терминами, и полковнику, чтобы не показаться тупым, оставалось отвечать «так-так, понятно» или «я так и думал». А потом ещё раз всё выяснять через помощников.

 

Поэтому лучше было застать их на месте, чтобы быть уверенным, что они говорят по стационарному аппарату и не занимаются в этот момент ничем посторонним.

– Алло, Лембит?

– Ленгарт, мистер Смоллет, доброе утро.

– Ленгарт, вы не могли бы поднять из архивов видеонаблюдения где-то пятьдесят случаев нарушения лицензионного права.

– Ну, мы сейчас завтракаем, а потом – конечно. Этого дерьма в архивах достаточно.

– Отлично, буду вам благодарен, – сказал полковник в завершении и положил трубку.

– Буду вам благодарен! – передразнил он самого себя, кривляясь. – Тьфу, гадость…

– Эдгар, с кем ты говорил? – спросила вошедшая в спальню супруга.

– Это по работе, Эмма, – буркнул полковник, путаясь в пижамных штанах. Он бы действовал половчее, не будь этого живота, как двадцать лет назад.

– Опять болтал с этой сучкой? – уточнила супруга, подходя ближе и стараясь заглянуть мужу в глаза.

– Она не сучка, Эмма. Она референт! И вообще, она уже уволилась.

– Точно уволилась?

– Точно.

– Я проверю, Эдгар.

– Проверяй, – буркнул полковник и, швырнув пижамные штаны в угол, направился в ванную.

К полудню он уже оказался на службе и, войдя в кабинет, обнаружил на столе планшет со всеми найденными случаями нарушений лицензионного права.

– Так-так, – произнёс полковник, садясь в кресло, – и скока всего?

Он нашёл статистику, и она его порадовала: сто двадцать три случая, а генерал ему заказал полсотни.

– Отреагируем на шестьдесят, – сказал себе полковник, – а то, если сделать сотню, в следующий раз потребуют полторы сотни. Знаем, проходили.

Углубившись в дальнейшее изучение отчёта айтишников, он обнаружил, что сорок с лишним случаев нарушений были зафиксированны задним числом, после того как к лицензионной защите пришёл новый патч от компании-производителя программирования.

Таким образом, тот, кто прежде проскочил с нарушениями как легальный пользователь, после установки новой программной заплатки превратился в пирата. Кроме того, посмотрев разбивку по категориям, возрастным и социальным, полковник обнаружил, что большинство нарушений были совершены кадетами навигаторской школы.

– Эти поганцы мне в городе всю статистику портят! – воскликнул он и ударил кулаком по столу. – Вот вас-то и прижучу в первую очередь!..

Дверь в кабинет приоткрылась, и показался нос сержанта, который теперь был у полковника секретарём-помощником.

– Сэр, вы меня звали?

– Не звал. Но постой, – полковник вздохнул, вспомнив, как ещё совсем недавно к нему заглядывала золотоволосая Лили, которую Эмма называла «эта сучка».

– Постой, немедленно собери мне всех начальников отделов и завсекторами.

– К вам в кабинет?

– Да, в кабинет. Хотя постой, давай сгоняй их в актовый зал, и пусть кроме начальства будут все свободные от выездов, весь личный состав.

– Как назвать мероприятие, сэр?

– Назовём это срочный шорт-ап по текущему вопросу.

– Понял, сэр. Уже бегу!


Издательство:
Автор
Поделиться: