Название книги:

Она ушла, но обещала вернуться

Автор:
Татьяна Олейник
Она ушла, но обещала вернуться

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 7

Дорофея основательно подошла к сборам. Она собрала большой походный мешок со сменным бельем, положила травы на все случаи жизни, с кратким описанием какая для чего и как ее готовить на случай, если я забуду. Также не забыла и о провианте, мало ли вдруг меня не будут кормить. Немного крупы и вяленого мяса, козий сыр и пшеничные лепешки. Уложила все компактно, затем свернула что-то на подобии спального мешка из шкур и прикрепила его к импровизированному рюкзаку. Попробовала закинуть его на плечо, получилось не очень удобно. Далеко так не уйду, быстро устану.

– Дорофея, а можно пришить к мешку две широкие лямки, – женщина удивилась моей просьбе, но, когда я объяснила, как это сделать и для чего это нужно, она согласилась, что так будет гораздо удобней. Идти придется пешком. На всю деревню даже с десяток лошадей не наберется.

После сборов мы сходили в баню, потом плотно поужинали.

– Как же тебе непросто будет, Катенька, – в очередной раз начала причитать Дорофея.

– Ничего страшного. Мне все равно пришлось бы уходить. А так точно доберусь до города и быстрей найду родных, – хотела сказать, что попала сюда из другого мира, но не решилась.

– Будь осторожна и ни при каких обстоятельствах не выдавай свои способности, это верная смерть.

– Я постараюсь. Расскажи мне, с кем воюет наше государство? – я ведь так и не спросила об этом ни разу.

– И верно, я все время забываю, что ты ничего не помнишь, – спохватилась женщина. – С нежитью воюем, больше не с кем. Примерно десять лет назад этих тварей стало больше. Когда все было нормально, к нам часто приходили вести из столицы, а сейчас сидим в глуши и мало что знаем. Как-то давненько к нам забрел отряд легионеров, они шли к месту сбора войск. Так вот один воин рассказал, что некроманта Алладуина, который хотел захватить власть над миром, не уничтожили, а заточили в черных горах, и вот он якобы нашел способ как поднимать нежить и призывать демонов с той стороны. Не знаю, правда это или нет, но нежити действительно стало очень много, и часто появляются новые виды, которых мы раньше отродясь не видывали. Старики поговаривают, что во времена великой войны, каких только тварей не было, таких, что никакой фантазии не хватит представить, пока своими глазами не увидишь.

– И что, никто не знает, откуда они берутся?

– У нас в деревне точно никто не знает. Но мне рассказывал Николаус, что серые твари, которые бродят у нас в лесу, это тела умерших людей, в которые вселились слабые демоны, деформировав их до неузнаваемости. Терзаемые вечным голодом они стремятся сожрать все живое, точнее людей. Зверей, к счастью, не трогают, а то мы бы точно давно померли от голода.

– Неужели никто не может справиться с этой нечистью? – с трудом верилось, что их невозможно убить, ведь я своими глазами видела, как они превращаются в пыль.

– Обычному человеку очень сложно убить их, лишь отрубив голову можно обезвредить нежить, но до головы еще нужно добраться, что очень сложно. Они редко ходят поодиночке, пока пытаешься убить одного, другие тебя уже разорвут. Проще носить защитные амулеты. Маг может легко уничтожить нежить, но лишь на время. Демон, лишившийся оболочки, найдет себе другое тело. И только некромант может окончательно изгнать их на ту сторону.

– Но почему тогда некромантов уничтожают? Ведь это не логично! – сказать, что я была в шоке, значит, ничего не сказать: «Как можно быть такими слепыми? Собственными руками лишать себя шанса на выживание!!!»

– После того, как закончилась война, король Димитрий второй, совместно с верховным магом Аселестием издали закон. Всех некромантов даже тех, кто был не причастен к войне, и тех, кто сражался на нашей стороне, арестовывали и казнили. Глядя на нас, другие страны последовали такому же примеру, и сейчас не осталось ни одного некроманта, – Дорофея грустно вздохнула.

– Все равно не понимаю, это ведь нелогично! – «Ну, правда ведь, бред! Хотя в этом мире все не так!» – Мне смутно вспоминаются рыцари с крестом на доспехах. Кто они такие? – от моего вопроса женщина слегка побледнела.

– Это ищейки Магистерства, они носят этот отличительный знак. И лучше тебе не вставать на их пути. Они, как никто другой, чувствуют некромантов, – у меня по коже побежали мурашки. Не знаю, как такое возможно, но думаю, что страшный сон был воспоминанием, да только не моим. Как так вышло? И где искать ответ? Будущее не предвещало ничего хорошего.

За беседой мы не заметили, что за окном уже давно стемнело. Дорофея предложила идти спать, ведь утром рано вставать, и вообще завтра мне предстоял тяжелый день, точнее с завтрашнего дня все дни станут тяжелыми. Не представляла себе даже как выжить. Каждый раз, думая об этом, возникало малодушное желание остаться в деревне. Но так было нельзя, если я останусь, то Ерошку точно заберут. Хочешь, не хочешь, а идти надо. С такими мыслями я и легла спать после того, как мы заперли двери и закрыли ставнями окна. Хоть сейчас нежить и не заходила на территорию деревни, а предосторожность лишней не бывает.

Рано утром меня разбудила знахарка. Она встала ни свет, ни заря и успела приготовить завтрак.

Я привела себя в порядок, надела вещи, в которых очнулась в лесу: кожаные штаны, льняную рубаху, сверху пластинчатую кольчугу. Дорофея выдала мне пару шерстяных носков и еще одну сменную пару положила в мешок. На улице еще холодно, поэтому они мне пригодятся.

Завтрак прошел в угрюмом молчании. Все были хмурыми, а Ерофей так вообще ходил мрачнее тучи. После раннего завтрака, я обула берцы, накинула теплый плащ с капюшоном, взяла меч и вещь-мешок. Все семейство Дорофеи собралось меня провожать, они наотрез отказались отсиживаться дома и тоже уже были готовы выходить на улицу.

– Катя, может, ты не пойдешь? Я ведь мужчина в этой семье! – наконец, подал голос хмурый Ерошка.

– Конечно же, ты – мужчина! – я заглянула ему в глаза. – Поэтому ты должен остаться и защищать свою семью! Мне в любом случае нужно уходить, а если еще и ты уйдешь, что тогда будет с мамой и Машей? – взлохматила его волосы, а потом крепко обняла. – Так что ты теперь добытчик и кормилец, а это большая ответственность. Или ты хочешь слинять на войну, чтобы бездельничать? – подколола его, надеясь, что у него взыграет гордость.

– Ничего я не хочу бездельничать! – повелся он на мою удочку. – Я буду самым лучшим добытчиком! – мальчик посмотрел на нас, гордо задирая нос.

– Вот и замечательно. А теперь пойдем!

К дому старосты мы шли молча. У его двора уже собралось много народу, кто-то, так же как и я, уходил на войну, а кто-то пришел проводить своих родных. Со всей деревни набралось не больше пятнадцати человек. В основном были совсем зеленые юнцы, не старше восемнадцати – девятнадцати лет. Среди них выделялись трое взрослых мужчин, один из них мельник, а двух других я не узнала. В деревне остались только мальчишки, да старики, которых тоже было немного. Еще человек пять взрослых мужчин, среди них заметила кузнеца Мечигора, портного дядю Митю, ну и Николауса естественно. Они остались на защиту деревни, если забрать и их, то смысла оставаться тут вообще нет никому. Можно смело паковать пожитки и уходить в Славайн. Решила поговорить на эту тему с Дорофеей, пока мы не ушли.

– Вам не кажется, что пора собирать вещи и переезжать в город? Там безопаснее, а здесь почти никого не осталось. Смысл оставаться в деревне? – внимательно посмотрела на знахарку.

– Ты все правильно говоришь. Да вот только, как можно бросить все? Да и кому мы нужны в Славайне? – Дорофея нервно теребила платок.

– Здесь небезопасно, вы же понимаете это? Где гарантия, что амулеты, заряженные мной, не разрядятся со временем? Горстка из пяти взрослых мужчин не сможет вас защитить. Вы же сами это знаете! – когда я заводила этот разговор, была не уверенна, что стоит уходить. Но проговорив мысли вслух, поняла, что уходить надо именно сейчас вместе с нами, так будет безопасно. Потому что потом они сами вряд ли дойдут.

– Мы с Николаусом можем заряжать их, конечно, не так хорошо, как ты…

– Не занимайтесь самообманом, ваши амулеты перестали действовать на нежить! – грубо перебила ее. – Вспомните случай, когда мы ходили за хворостом! А Николаус давно бы уже бегал серой тенью в тумане вместе с нежитью, если бы я вовремя не подоспела! – чем больше говорила, тем сильнее становился страх за дорогих мне людей. Уверенность в том, что их нельзя оставлять в деревне, окрепла окончательно.

– Но, Катюша, как я могу оставить дом? А если мои мальчики вернуться, а нас нет?

– Оставите записку. К тому же, кого вы обманываете? Пока война не закончится, никто не вернется домой, а там уже и вам можно будет возвращаться. Я настаиваю, чтобы вы покинули деревню вместе с нами, потом это будет небезопасно. Пойдемте к старосте, надо решить этот вопрос. Может легионеры согласятся подождать пару дней, пока люди соберут пожитки, – не дожидаясь ее ответа, развернулась и пошла к воротам, ведущим к дому старосты.

Он нашелся быстро. Даже не пришлось заходить в дом. Староста Савелий был во дворе и помогал седлать коня своему юному сыну Владимиру. Пожилой мужчина выглядел мрачным, видно было, что сильно переживает.

– Прошу прошения, что отвлекаю! – подошла к нему ближе. – У меня к вам серьезный разговор! – староста одарил меня хмурым взглядом, но все-таки кивнул головой, давая понять, что слушает.

Не стала ходить вокруг да около и выложила все свои умозаключения и предложения. Пока говорила, он молчал и даже, когда я закончила, еще долго ничего не отвечал.

– Все ты ладно говоришь и правильно. Только об одном не подумала. Там мы никому не нужны. Где мы жить будем? – наконец-то, ответил старик. – Бесплатно в дом никто не впустит, а на постоялый двор денег не хватит. Так что девонька, хотим, не хотим, а придется остаться в деревне и выживать, как можем. Осенью надо подати платить, а, чтобы их платить, на полях кто-то должен работать. Большинство из нас земледельцы, только кузнец да портной смогут найти работу в городе, – Савелий объяснял мне все, как маленькой. Я бы и сама это поняла, да только не думала, что в этом мире настолько все плохо. «Почему правительство не заботится о своих людях, даже если это простые крестьяне? Если они не выживут, кто будет обеспечивать войска и горожан провиантом?» В моей голове не укладывалась структура этого государства. На мой взгляд, если и дальше так пойдет, то скоро воевать станет некому. Такое впечатление, как будто, кто-то специально все разваливает.

 

– А если к вашему графу пойти за помощью? Он же должен заботиться о вашей безопасности?

– Да кто б о его безопасности позаботился. Граф Чернолесья сейчас не в лучшем положении, чем мы. Он своих сыновей тоже отдает в ряды легионеров. Ох, не к добру все. Помяни мое слово, этот некромант Алладуин жив, и грядут страшные беды.

– Откуда вы знаете? – понимала, что в его словах много логики, но все равно верить не хотелось, что все так безнадежно. «И повезло же мне попасть сюда не в самое лучшее время!» Тут бы самой выжить, но беспокойство о людях не давало покоя. Казалось бы, какое мне дело? Они даже не с одной со мной планеты. А нет, переживаю почему-то.

– Знаю, детка, и все тут. Ну, ладно, пора прощаться. Иди к Дорофее, вон она мнется и смотрит на тебя. А я пойду с сыном напоследок обнимусь, – староста повернулся ко мне спиной, давая понять, что разговор окончен.

Понятно было, что он никуда не уйдет из деревни и остальные соответственно. «Может хотя бы знахарка с детьми с нами пойдут? Хотя вряд ли она оставит людей без своей помощи!»

Вокруг суетились люди, кто-то прощался, кто-то упаковывал поклажу. Солдаты сновали туда-сюда. Их предводитель раздавал команды, требуя, чтобы они поторапливались. Глядя на него, поняла, что он ни минуты не станет ждать, даже если люди согласятся уйти в город.

С тревогой на сердце подошла к дорогим мне людям и молча, обняла их. Горький ком встал в горле, не давая сказать ни слова, на глазах навернулись слезы. Я очень надеялась, что с ними все будет хорошо. Дала себе обещание, что перед тем как вернуться в свой мир, обязательно проведаю их.

– Выдвигаемся! – крикнул командир отряда, и воины стали запрыгивать на коней, а те, кто пешком просто закинули мешки за плечи и направились в сторону выхода из деревни.

– Я обязательно вернусь, – еще раз обняла всех по очереди. – Вы только берегите себя. Провожать до ворот не надо, лучше останьтесь тут, – быстро развернувшись, пошла за остальными, стараясь не оглядываться. Даже не думала, что так привяжусь к ним, и что будет так тяжело расставаться.

Глава 8

Первые несколько часов похода я погрузилась в свои переживания и не обращала внимания на происходящее вокруг. Не замечая пронизывающего ветра, я шла вперед и смотрела только под ноги, думая лишь о том, как теперь будут жить Дорофея с детьми. Очень хотелось забрать их с собой. Да только не вышло.

«А может получиться взять их на Землю? Да кого я обманываю? Сначала надо найти способ туда вернуться. Может, я вообще застряла тут навсегда!»

Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, оторвала взгляд от земли под ногами и огляделась. Мы шли по узкой грунтовой дороге. В этом мире вряд ли знают, что такое асфальт.

По земле пролегала старая узкая колея от колес телеги, которую размыло дождем, и приходилось идти по грязи или обходить лужи по обочине, усыпанной прошлогодней, подгнившей листвой. Дорога проходила через лес. С обеих сторон росли бесчисленные деревья, и впереди картина не менялась. Через голые ветви виднелось тяжелое небо, с которого срывалась мелкая морось, добавляя мрачности в окружающую обстановку и мое настроение.

Во главе нашего отряда, не торопясь, ехали легионеры на лошадях, следом, понурив головы и кутаясь в плащи, шли новобранцы. Мне, не знакомой с военным делом, такая расстановка сил казалась глупой и небезопасной. На месте командира я бы пеших людей поставила в середине отряда, чтобы обеспечить им большую безопасность.

Желания с кем-либо разговаривать отсутствовало, поэтому я потихоньку отстала от всех и плелась позади. Да и с разговорами ко мне никто не приставал, все парни также, как и я, шли молча, только в отличие от меня старались сбиться в кучку.

Настроение ухудшалось все сильнее. От тяжелых мыслей разболелась голова, ощущение малоприятное, к тому же еще и странное, будто мозг залили расплавленным металлом. Хотелось поскорее сделать привал и заварить настой из трав. Где-то в рюкзаке лежит сбор от болей. Думаю, он поможет избавиться от неприятных ощущений.

Когда я совсем измучалась и потеряла счет времени, глава отряда дал команду на отдых. Привал устроили на небольшой поляне, которую часто использовали путники. Командир отдавал распоряжения по обустройству лагеря. Новобранцев отправил за дровами, выставил караул, те, кто остался на поляне, занялись лошадями.

Терзаемая болью, я плотнее запахнула плащ. Облокотившись о влажный ствол дерева, стоявшего на краю поляны, угрюмо наблюдала за суетой, радуясь, что меня никуда не припахали.

«Интересно, как они будут разводить костер?» Все кругом сырое, сейчас ни одной сухой веточки не найти. Решила присмотреться внимательней, ведь когда-нибудь мне может пригодиться навык разжигания огня в таких условиях.

Я внимательно наблюдала, как деревенские парни складывали мокрые ветки в кострище обложенное камнями, которые от многократного использования давно почернели от сажи. И вот когда ветки уложили шалашиком, я приготовилась запомнить все непростые действия для розжига, но разочарованно вздохнула. Никакого способа не было, все дело было в магии. Маркус лишь одним взмахом руки разжег пламя.

«А если бы среди нас не было мага? Как простой человек может выжить в таких условиях?» Стало обидно за простой народ. Получается мы без магии как без рук, ну, прям, как наши современные люди без технологий. Закинь неподготовленного человека в экстремальные условия и дикую природу без современных приспособлений, он там недолго продержится, особенно зимой.

Пока стояла, размышляла, в мою сторону направился командир, даже имени его не знаю.

– Приготовишь на всех еду. У нас никто не бездельничает, – без предисловий и тоном, не терпящим возражений, сказал мужчина. В ответ я лишь пожала плечами. Смысл спорить? Приготовлю, мне не трудно, заодно сделаю отвар.

Пока я размышляла и разговаривала с начальством, ребята успели развести еще два костра. И понятно почему. Чтобы накормить двадцать пять человек: десять легионеров и пятнадцать новобранцев, одного котелка будет мало.

Походные котелки с водой над кострами развесили деревенские мужчины, так что мне не пришлось таскать тяжесть. Я лишь засыпала крупу похожую на пшенку, нарезала вяленого мяса мелкими кусочками и отправила в котелок. Увидев такое непотребство, маг, который крутился возле костра, начал громко возмущаться.

– Ты что творишь? Глупая женщина, кто тебя учил так готовить? – Маркус чуть следом за мясом не нырнул, а меня его поведение немного развеселило.

– Так вкуснее будет, еще и добавки попросишь. Вот увидишь. А теперь не мешай, – хотела дать ему ложкой по лбу, но, сдержав порыв, отвернулась от него. Незаметно улыбаясь, подумала, что все маги немного с приветом. Что Николаус, что этот Маркус с прибабахом.

– Кто так готовит? Мясо с кашей? Ужас! – продолжал ворчать маг себе под нос, а я не могла понять, что тут такого, так ведь вкусней. Решила не спорить и молча помешивала крупу деревянной ложкой с длинной ручкой. У соседнего костра кашеварил Владимир, сын старосты, а у третьего, незнакомый мне парнишка.

Люди, сделавшие свою работу и больше ничем не занятые, покорно ждали, когда еда приготовится. Кто-то тихонечко разговаривал, а кто-то угрюмо молчал, иногда поглядывая на товарищей. Только легионеры чувствовали себя в своей тарелке. Привычные к такой жизни они не испытывали дискомфорта и весело переговаривались, рассказывая друг другу байки.

Моя каша с мясом действительно оказалась вкусней, но недовольный маг все равно ворчал и говорил, что это расточительство и нецелевое использование провизии, на что я лишь улыбалась. Хоть кто-то немного развеселил, а, может, я просто устала хмуриться.

Но улыбку и слегка приподнятое настроение, как ветром сдуло, после того, как я поняла, что отвар не помогает от головной боли. Она вроде слегка утихла, но все равно присутствовала, словно фоновая музыка, измываясь надо мной и раздражая.

Привал длился около двух часов. Потом опять унылая и однообразная дорога. Шли до тех пор, пока солнце не стало клониться к закату. Я уже думала, что будем идти до темноты, но к счастью, объявили привал.

В этот раз пришлось располагаться среди деревьев, так как подходящей поляны не нашлось. Выбрав место посуше, солдаты стали разбивать лагерь. Несколько человек ушли в лес на охоту, и я поняла, почему Маркус ворчал из-за вяленого мяса.

«Ну да ладно, ничего страшного!»

Не стала ждать пока разведут костры и пошла собирать хворост вместе со всеми. Пока никто не видел, тайком пыталась поджечь пару палочек, но они лишь задымились.

«Вот как их зажечь? А?» Закрыла глаза, сделала вдох, выдох. Еще раз… стараясь не обращать внимание на головную боль, попробовала сконцентрироваться.

«Ну же, горите! Чертовы деревяшки!!!» Но веточки не загорались, лишь слегка нагрелись, и одна из них задымилась. Подняла ее и помахала, развеивая дым по ветру. Решила потренироваться на ней, может, зажечь одну палочку будет проще.

Стараясь сосредоточиться, гипнотизировала свою жертву, представляя, как она горит. Кончик палки снова задымился, и на этом весь мой успех кончился.

«Ну, не понимаю я, как это работает!» – от злости и бессилия швырнула палку в кучу и махнула рукой. Из ладони вылетел сгусток пламени. Врезавшись в горстку веток, он с грохотом разметал их вокруг меня.

От неожиданности я отскочила назад и, запнувшись за корягу, свалилась в кусты.

– Неожиданно, однако! – раздалось где-то с боку. Повернув голову, встретилась взглядом с Маркусом, удивленным не меньше меня.

«Вот кто меня просил экспериментировать?»

– Ты ничего не хочешь объяснить? – немного отойдя от шока, спросил мужчина.

– Неа, – замотала головой при этом, пытаясь вылезти из кустов.

Маркус подошел и протянул мне руку.

– А придется, – он одним рывком поставил меня на ноги и, прищурившись, осмотрел с ног до головы. – Так и знал, что с тобой будут проблемы! Ты ведь необученный маг? Не так ли?

– Так. Разве это противозаконно? – я затаила дыхание, ожидая ответа. Не помню, чтобы Дорофея говорила про такое.

– Нет. Но нам придется отправить тебя в академию. Сейчас каждый маг на счету. И, если мы одаренного будем использовать в качестве обычного рядового, нас по голове за такое не погладят, – мужчина нахмурился и, наклонившись, пристально посмотрел на меня своими, почти черными глазами.

Стоя рядом с ним, мне приходилось задирать голову, чтобы не разговаривать с его грудью. Мужчина ростом выше среднего навис надо мной словно коршун и явно в чем-то заподозрил.

– Может ты специально пошла вместо мальчишки, чтобы в академию попасть? – он не сводил с меня прищуренных глаз.

– А что, так можно было? – я вжала голову в плечи, но глаз не отвела.

– Можно, – хмыкнул маг. – Пойдем, доложим командиру Ратибору.

– Может, не надо, – отчего-то мне стало страшно.

– Не бойся. Поверь, он обрадуется, – Маркус взял меня за плечи и легким движением развернул в сторону лагеря.

– Вам что, за такое премию выписывают? – спросила я по пути.

– Ты о чем? Что за премию? – удивился он, а я прикусила язык.

«Что-то расслабилась ты, Катюша! Неужели головная боль последних мозгов лишила? То эксперименты на глазах у свидетелей, то слова непонятные говоришь! Давай завязывай с глупостями!»

– В смысле, вам награду дают за найденных магов? – постаралась исправить положение.

– За обычных нет. Просто польза для государства. Воевать стало сложно, и еще один маг, действительно, лишним не будет. А награду дают за некромантов.

По коже пробежал мороз, хорошо, что Маркус идет позади и не видит моего лица.

– И часто их ловят? – не удержалась и задала опасный вопрос. Этот маг служит в легионе и должен знать о ситуации больше чем знахарка.

– Зачем тебе? Награду хочешь получить?

– Нет, просто интересно. Я в нашей глуши мало что слышала. Думала, ты можешь больше рассказать. Вдруг встречу некроманта.

– Сомневаюсь. Они перестали рожаться уже давно. Первый за долгое время некромант родился в королевской семье.

– Ого! И что с ним сделали?

– Не с ним, а с ней. Это была племянница короля. Его брат умудрился скрывать дочь почти тридцать лет. Несколько месяцев назад ее казнили ядом василиска, – мне показалось, что Маркус был не восторге от этого. Поэтому решилась расспросить подробней, до лагеря осталось несколько метров, надо успеть поговорить.

 

– Почему именно ядом василиска?

– Эх, темнота!! Совсем одичали в своей глуши! Если некроманта убить ядом голубого василиска, то его сила не возродится в другом теле. Тебя действительно нужно отправить в академию, вообще ничего не знаешь. А ведь необученный маг хуже урагана.

Разговор пришлось прекратить, мы вошли в лагерь. Но я крепко задумалась над тем, что сказал маг.


Издательство:
Автор
Поделиться: