Название книги:

Она ушла, но обещала вернуться

Автор:
Татьяна Олейник
Она ушла, но обещала вернуться

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 5

На пятый день после пробуждения мне надоел постоянный холод в доме и вечная нехватка хвороста. К тому же баню больше не топили, так как было нечем. И поломав над этим голову, попросила Машу отвести меня к кузнецу.

Прихватив с собой грудную пластину с дыркой от стрелы, мы вышли на морозный воздух. С каждым днем зима отвоевывала свои права, мороз крепчал, делая некомфортным, проживание в неблагоустроенной избе. «С этим, однозначно, надо что-то делать. Иначе я загнусь тут от воспаления легких!»

Встреча с кузнецом прошла успешно. Высокий, мускулистый мужчина в возрасте за сорок, на удивление, оказался приятным в общении. И имя у него под стать профессии было, Мечигор. Ему подходило. В небольшой кузнице было довольно жарко, и мужчина ходил в одних штанах с передником на голый торс. Смотрелось эффектно.

Сначала он осмотрел грудную пластину и сказал, что через два дня будет готово. А потом я рассказала ему про пилу. Кузнец слушал внимательно, при этом хмуря густые брови.

– А нарисовать сможешь? – спросил он, когда я закончила описывать инструмент.

Второй раз объясняла, схематично рисуя пилу на небольшом клочке желтой бумаги.

– Теперь более или менее ясно! – Мечигор покрутил корявые художества, задумчиво потирая короткую бороду. – Ну что ж попробую, может, чего и получится. Приходи послезавтра.

Через два дня я держала в руках большую пилу с деревянными ручками. Ее мы опробовали на толстом полене. Не знаю, из чего он ее сделал, но она прошлась по дереву словно по маслу. Кузнецу так понравилось, что он не взял с меня оплаты в обмен на разрешение распространять этот инструмент. Я была не против, тем более это не мое изобретение.

Втроем с Машей и Ерошкой, мы ходили в лес и пилили небольшие поваленные деревья. Полешки в волокушах, таскали во двор, где я их колола огромным топором. Оказалось, что в моих руках недюжинная сила. «И откуда только взялась?!» – каждый раз поднимая топор и опуская его на полено, приятно удивлялась. В итоге, через две недели в дровянике не было свободного места.

К сожалению, баню каждый день топить не получалось, сильно затратное на дрова дело. Поэтому парились два раза в неделю, но и на том спасибо.

– Ой, Катюша! Какая ты – молодец! – все время нахваливала меня Дорофея. А я только рада была чем-нибудь заняться.

В отсутствии телевидения и интернета появилась куча свободного времени и энергии, которые некуда было деть, и они настойчиво просились на свободу.

В той жизни, когда я ходила на работу, думала, что, если б мне не надо было работать, то я бы все время спала. Но даже тогда, уходя в отпуск, могла бездельничать, максимум дня три, а потом начиналась генеральная уборка не только моей квартиры, но и родительского дома.

Я – поздний и единственный ребенок в семье, поэтому многие вопросы в организации ремонта или ведения хозяйства ложились на мои плечи, так как родители были уже совсем старенькие, им по семьдесят лет стукнуло не так давно. Замуж я пока не вышла, был парень, только отношения не переросли во что-то более серьезное, так что все внимание доставалось маме с папой и нелюбимой работе.

В отдел по работе с клиентами крупной торговой компании устроилась временно. Но как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное. Я застряла там практически на десять лет. А очередная командировка в Москву на семинар закончилась попаданием в неизвестный мир.

Осваиваясь на новом месте, постепенно узнавала о нем новое, да и о себе тоже. Помимо умения колоть дрова, мне досталась способность обращаться с мечом и луком. Меч нашла, когда полезла в кладовую за овощами. Он стоял в углу вместе с луком и колчаном со стрелами. Руки сами собой потянулись к оружию, и я вытащила их на белый свет из пыльного угла, сама не знала зачем.

Выяснилось, что меч, дети нашли в лесном овраге, а потом неподалеку от него наткнулись на меня. Лук принадлежал их отцу, его тетива сгнила и порвалась, так что пришлось нести к Мечигору. Кузнец быстро его починил, снова не взяв оплаты.

Вернувшись домой, поставила посередине двора полено и, отойдя подальше, решила попробовать выстрелить. Руки, казалось, привычными движениями вложили стрелу и натянули тетиву. Стрела попала туда, куда я целилась, сильно меня этим удивив.

– Ни че се! – прозвучало за моей спиной, по голосу узнала Ерошку.

– Катя, а, может, ты и мечом умеешь махать? – не успела ответить, как он сорвался с места и умчался в дом, громко хлопнув дверью. Не прошло и минуты, а пацаненок уже тащил длинный меч, волоча его по земле. Проверить, могу ли я с ним обращаться, не получилось, но мы выяснили, что крепко держать точно могу. Даже пару раз замахнулась, тоже ничего.

– Может к Мечигору сходить? Он уж точно сможет показать, как надо? – предложил мальчишка.

– Да как-то неудобно! Потом как-нибудь! – снова беспокоить кузнеца не хотелось, итак часто к нему бегаю.

Во владении луком был огромный плюс. У нас появилось мясо. Пару раз добыча убегала, услышав мои шаги, но потом я приноровилась ходить тише и подолгу выжидать. Терпение вознаграждалось оленем или кабаном, но не так часто, чем птицей. Разных птичек я могла приносить хоть каждый день, что спасло десяток курей от гибели и позволило их оставить на следующий год для выведения цыплят.

Постепенно основными моими занятиями стала охота и заготовка дров, а еще отпугивание нежити. В перерывах между работой Дорофея учила меня пользоваться магией, что не очень-то получалось. Зато получилось зарядить амулеты, которые в несколько раз стали сильнее. После того, как их развешали на окна и вокруг дома, по ночам в двери и ставни перестали скребстись. А потом мы решили обойти деревню на расстоянии около трехсот метров и вкопать такие амулеты в землю.

Занятие получилось хлопотным. Сначала пришлось раскидать снег, чтобы добраться до мерзлой земли, а потом еще и в ней сделать ямку и так раз десять, если не больше. Старались делать все незаметно, а когда копали недалеко от ворот, дежурным пришлось соврать, что ищем корешки для настойки от простуды. Но оно того стоило.

По ночам стало спокойно, а жители деревни удивлялись – «Отчего это нечисть давно не околачивается поблизости, неужто повывелась?» К сожалению, в лесу по-прежнему было опасно, хотя мои амулеты хорошо справлялись, с ними можно было спокойно ходить и не бояться.

Я потихоньку освоилась и окончательно приняла тот факт, что попала в другой мир. Но мириться с этим не собиралась. Знала, пока не перепробую все возможные способы вернуться домой, не успокоюсь. Хотя о способах еще предстояло узнать.

Весной надо будет отправиться в ближайший город Славайн, потом найти способ заработать и добраться до столицы. Там самая большая библиотека в академии магии. Даже не представляю, как к ней подобраться. Дорофея неустанно твердит, что нельзя выдавать мою способность к некромантии, но помимо нее у меня есть небольшие зачатки магии огня, а некромантию было сложно распознать, ее скрывала аура. Главное было в том, чтобы никому не давать себя сканировать, а то точно на опыты отправили бы. Николаус даже глазом бы не моргнул, хоть и не смог определить, какой магией я обладаю. Но где гарантия, что более сильный маг не сможет разглядеть. Вот загвоздка. Вроде надо держаться подальше от магов, а с другой стороны без них мне было никак.

Так до конца и, не определив окончательный план действий, решила, что буду разбираться по ходу событий.

Пока все шло гладко. С голоду зимой теперь не умрем: мясо есть кому добывать, овощей в кладовой полно, чем отапливать дом тоже есть, от нежити хорошая защита есть. Что еще для счастья надо?

В деревне люди ко мне отнеслись с радушием, даже староста при знакомстве обнял по-отечески. Единственный, кто вызывал настороженность и тревогу, это Николаус, мысленно и за спиной называла его Коля, так привычней. Я часто замечала его слежку и каждый раз, когда он видел, что его обнаружили, Колян делал вид, что просто прогуливается. С одной стороны, было забавно наблюдать за неуклюжими попытками шпионажа, но и тревожно одновременно. Не хватало еще, чтобы он доложил в Магистерство. Там с такими как я разговор короткий – костер. Ну, прям, как у нас во времена инквизиции.

К счастью, для меня и, к несчастью, для него маг в очередной раз решил проследить за мной на охоте. В этот раз сделала вид, что не замечаю его, хоть и сложно было это делать, потому что, продираясь через заснеженные кусты, он шумел как слон в посудной лавке. Я каждый раз тихо материлась сквозь зубы, когда дичь улетала, испугавшись шума.

Через некоторое время он, видимо, понял, что если животные его слышат, то и я могу, поэтому стал двигаться тише. Ближе к вечеру мне все-таки удалось подстрелить пару крупных птиц, не знаю какого вида, но похожих на наших глухарей. К этому времени своего личного шпиона я потеряла из виду и решила, что он устал и вернулся домой.

Солнце уже катилось к закату, я повернула в сторону деревни, когда услышала неподалеку гортанное рычание. Осторожно подкравшись к месту шума, и, спрятавшись за деревом, увидела, что нашего придурковатого Колю окружило три серокожих твари. Он пытался махать амулетом, но нежить почему-то не реагировала.

Недолго думая, достала меч из ножен, который на всякий случай таскала с собой. Я подкралась к одной из тварей и рубанула со всей мочи, надеясь на то, что остальных двух спугнет мой амулет, который ни разу не подводил.

Меч словно сам пронзил согнутую спину нежити: «Вот и представилась возможность, опробовать его!» Начиная от места ранения, плоть моментально стала тлеть, рассыпаясь черной пылью. Удивленная таким эффектом даже не обратила внимание на двух других, которые, впечатленные смертью товарки, решили спасать свои шкуры бегством.

– Я д..думал, мне к..конец! – заговорил Николаус, привлекая мое внимание.

– Не надо благодарностей, – я развернулась и собралась уходить.

– П..подождите! Я с вами! – он поспешил за мной. – С..спасибо!

 

– Не за что. Вы лучше больше за мной не следите, – его глупость и темнота немного раздражали. «Вот, что он ко мне прицепился. Чуть не погиб из-за своей дурости!» Это я и решила высказать вслух.

– Е…если ч..честно, я д…думал, что вы новый вид нежити! – «Смелое заявление!»

– Теперь тоже так думаешь? – перешла с ним на «ты», ибо не дорос еще до «Вы».

– Нет. Вы спасли мне жизнь, – немного успокоившись, он, наконец-то, перестал заикаться. Если честно, это уже начинало подбешивать.

– А ты не подумал, что я тебя уже раз десять могла сожрать, когда ты за мной следил. И главное свидетелей не было.

– А вы что? Знали, что я за вами слежу? – в голосе слышались нотки стыда.

– Тебя бы даже слепой заметил и глухой услышал, – съязвила я.

– А почему вы тогда не сказали мне об этом?

– Думала, наиграешься и отстанешь. А ты вон, чуть башки своей дурной не лишился, – разговаривая с ним, чувствовала себя старше лет так на десять не меньше. Начало закрадываться подозрение, что он совсем дите, хоть и выглядит старше. Надо будет у Дорофеи поспрашивать о возрасте. Может, в этом мире люди взрослеют по-другому.

Вообще на фоне Николауса ощущала себя вундеркиндом, а, может, это отпечаток техногенного мира? Не знаю в чем тут дело, но вел он себя очень глупо для взрослого мужчины. А еще за Машкой пытался ухлестывать, и ведь у них взаимная симпатия образовалась. «Бедная Дорофея, ох, и намучается с зятем, если даст добро на брак!» А скорее всего так и будет. Ведь маги у них – элита. Хоть Николаус – и слабенький маг, отправленный обслуживать захолустную деревню, но все-таки престижный жених для деревенской девушки. Но думается мне, что Дорофея не гонится за престижем. Если бы Маше был безразличен Коля, она бы его даже на порог не пустила.

До деревни мы добрались, когда уже совсем стемнело. Я направилась к своему дому, а маг почему-то пошел следом. Остановилась и удивленно посмотрела на него.

– Зачем за мной идешь? Решил следить в открытую?

– Нет, нет! Что вы? Я хочу поговорить с вами и Дорофеей! – он смущенно опустил глаза.

– Слушай, Коля, давай завтра? А? Я устала, да и тебе не помешает отдохнуть! – не стала с ним церемониться и отправила домой, он даже не спорил. Грустно вздохнул и, понурив голову, поплелся в свою холостяцкую берлогу.

Дома мы с Дорофеей дружно смеялись над моим рассказом о лесном приключении. А на следующий день Николаус приперся с утра пораньше. Словно под дверями стоял и ждал, когда ж мы приведем себя в порядок и позавтракаем.

Стоило мне домыть последнюю тарелку, как в дверь постучали.

– Проходите, магистр, – Дорофея открыла дверь и широко улыбнулась, то ли рада его видеть, то ли вспомнила вчерашнюю историю.

– Доброе утро, почтенная Дорофея, доброе утро, Катя. Простите, что так рано. Но у меня к вам важный разговор! – маг был серьезен, как никогда, что вызвало непроизвольную улыбку.

– Ну что ж, присаживайтесь, раз такое дело! – женщина указала на скамью, а сама подошла к печи и налила еще горячий травяной отвар для гостя.

Сделав пару глотков, Николаус собрался с мыслями и заговорил.

– Прежде всего, я хочу извиниться перед вами. Перед Катей за то, что принял ее за нечисть, а перед вами Дорофея за то, что сомневался в вашей компетенции.

– Извинения приняты! – сдержанно ответила знахарка, но ее губ все равно коснулась легкая улыбка.

– Я знаю, что вы, Катя, собираетесь весной в Славайн, – я кивнула. – Вам нельзя уезжать. Там есть маги более сильные, чем я. И если вы случайно привлечете их внимание или по какой-то другой причине они просканируют вашу ауру, то неприятностей не избежать.

– Понимаю, но я не могу отказаться от поездки и остаться тут навсегда.

– Я знал, что ваш ответ будет именно таким. Поэтому, я придумал, как вас обезопасить. Вы – хороший человек, и спасли мне жизнь, я хочу отблагодарить вас, – он смутился и замолчал.

– Это интересно. Продолжайте, – подбодрила его.

– В эту деревню меня отправили из-за слабого дара, к тому же у меня нет связей и покровителей. Но я – хороший артефактор, – с сомнением посмотрела на него, вспомнив, что изготовленные им защитные амулеты дорабатывала Дорофея с помощью настоев, а потом уже я. – Понимаю ваш скепсис. Хорошие амулеты от нежити может делать только некромант. А вот другие артефакты я делаю очень хорошо. Только этот талант открылся уже здесь, когда меня сослали. Так вот, я могу сделать вам амулет, который спрячет мертвую ауру. Тот, кто захочет вас просканировать, увидит лишь вашу ауру сильного мага.

– Ну, что ж, это будет достойной благодарностью, – я даже не стала думать. Такая защита решала многие проблемы и избавляла от части неприятностей, которые без сомнений ожидали меня впереди. К тому же, можно было понять Николауса, он не обязан был сразу отнестись ко мне хорошо и с пониманием. Что бы сделала я на его месте, если бы в доме моего любимого человека, появилась подозрительная и, возможно, опасная личность? Конечно же, попыталась бы обезопасить любимого.

Глава 6

Зима обещала быть долгой и суровой. В этом мире нет месяцев, как у нас. Год длится четыреста восемьдесят дней, и поделен он на четыре периода. Новый год начинается с весны, потом идут лето, осень и зима. Переводя на местные понятия, весна – это период пробуждения, лето – период созревания, осень – увядания, зима – долгого сна. По моим подсчетам выходит, что каждый сезон длится примерно четыре наших месяца. Также есть недели, как и у нас по семь дней, а день длиться двадцать пять часов. В принципе ничего сложного.

Холодная зима была не страшна. Благодаря добытым оленям, все семейство обзавелось новыми зимними вещами. Мы выменяли их у местного портного на шкуры. Конечно, пришлось предложить больше шкур, чем необходимо на одежду, ведь лишних денег на доплату не было. И, тем не менее, я не без гордости наблюдала, как Маша с Ерошкой радовались обновкам.

За всю зиму не случилось ничего особенного или страшного. Она прошла относительно спокойно в обычных бытовых хлопотах деревенской жизни. Я быстро привыкла, и, казалось, что другой жизни и не знала. Лишь долгими ночами вспоминала родителей и переживала, как они перенесли мое исчезновение, как их здоровье и кто теперь о них заботится, ведь кроме меня у них больше никого не было. Настраивая себя на то, что мне все-таки удастся вернуться домой, надеялась застать родителей живыми.

Но, несмотря на эти переживания, семья Дорофеи стала мне практически родной. Женщина проявляла ко мне материнскую доброту и заботу, а ее дети смотрели на меня словно на героя какого-то. Ерошка так вообще следовал за мной по пятам, и я стала брать его с собой на охоту и учить стрелять из лука. Конечно, не просто так, а на будущее, которое уже не за горами. Весной я уйду, и охотиться придется мальчику. Скоро он повзрослеет и станет хорошей опорой для семьи.

К нам часто заходил Николаус. Он выпросил у Дорофеи разрешение приглашать Машу на прогулку. Немногочисленная молодежь деревни устраивала посиделки у костра и катания со снежной горки. После таких прогулок Маша приходила румяная и счастливая, от нее пахло морозом и костром. Я тоже несколько раз поучаствовала в их развлечениях. Все было очень весело и по-доброму. Но чаще всего свободными вечерами мы с Дорофеей занимались магией, она рассказывала мне о травах и как делать самые простые настои, что было очень интересно. А вот с магией была беда, получалось очень плохо. Всего пару раз удалось разжечь небольшой огонек и все, больше никаких успехов.

К весне Николаус, как и обещал, принес мне амулет. Это оказалась обычная серебреная монета, что немного меня удивило.

– Монета, как монета! – я вертела амулет в руке, разглядывая его и пытаясь увидеть хоть что-то особенное. Но кроме дырки, через которую была вдета цепочка, ничего не нашла. – Ты уверен, что он сработает?

– Уверен. Вы наденьте его, а я просканирую ауру и посмотрим, что получится.

Так и сделали. В этот раз, не было ощущений, как в первый раз. Я могла свободно шевелиться и ощущала лишь легкий ветерок.

– Работает. Я вижу только ауру достаточно сильного мага, – сделал заключение Николаус.

– Не очень-то и сильный, если вообще никакой не маг. Я даже крохотный огонек с большим трудом могу зажечь. А ты можешь сделать так, чтобы аура стала, как у обычного человека или хотя бы у мало одаренного? А то как-то подозрительно будет, что я ничего не умею.

– Не знаю, надо попробовать. Только это будет второй амулет, – маг серьезно задумался. – Не буду ничего обещать, но попробую что-нибудь придумать, – он ушел, а я не стала снимать амулет. Решила носить его постоянно на всякий случай, и чтобы не потерять.

Время шло, снег уже практически растаял. Уже около двух недель на улице температура держалась выше нуля, еще немного и начнет травка зеленеть. Николаус так ничего и не придумал. И я решила, что итак справлюсь. Некогда ждать, пора было готовиться в дорогу. Но по случайности или по прихоти судьбы планы пришлось изменить.

Меня разбудил солнечный лучик, который светил прямо в глаза. Дорофея как всегда встала раньше всех и успела открыть ставни.

Потягиваясь и зевая, встала с кровати и, сменив сорочку на штаны и рубаху, пошла умываться. Едва успела прополоскать рот настоем, как в дом, словно смерч, ворвалась Дорофея.

– Ох, беда, беда! – хватаясь за сердце, она опустилась на лавку.

– Что случилось? – я подскочила к ней, не зная, что делать. Следом за женщиной в дом вбежала Маша.

– Мама, что же делать? Почему они так рано приехали? – на девушке не было лица, казалось, она вот-вот упадет в обморок.

– Да, что случилось-то? – я не понимала, что происходит, и начала нервничать.

– Прибыли легионеры опять мужчин забирать, – простонала Дорофея, а по ее щекам покатились слезы.

– Может, Ерофея надо спрятать?

– Нет. Их не обманешь, с ними маг, – обреченно вздохнула женщина и окончательно расплакалась.

– Но он же еще ребенок. Они не могут его забрать, – возмутилась я, не понимая, как можно мальчишку отправлять на войну, и вообще, почему каждые два года они забирают мужчин, а те, кто ушел раньше, не возвращаются? Куда они подевались? И что с ними стало? С таким темпом деревня скоро вымрет. Молодых парней очень мало, а если они и их заберут, то замуж девушек не за кого будет отдавать, да и защищать их тоже будет некому.

– Заберут, все равно заберут! – Маша тоже плакала.

Через два часа мы стояли у ворот и встречали группу мужчин на лошадях. Десять высоких, широкоплечих воинов в добротных кольчугах и теплых плащах. Они выглядели грозно. Все до единого с густыми бородами, только у предводителя коротко подстриженная и ухоженная бородка. Я заметила, что у них тут мода на растительность на лице. В деревне все поголовно бородатые, один Николаус щеголяет гладко выбритым лицом.

– Это и все ваши мужчины? – даже не поздоровавшись, спросил предводитель грубым голосом с легкой хрипотой.

– Да, господин, мужа и старшего сына уже забрали, – ответила Дорофея, с надежной в глазах смотря на воина.

– Маркус, проверь, – он кивнул одному из товарищей, самому молодому.

– Не врет, – ответил тот.

– Сожалею, нам придется забрать мальчика, – в голосе мужчины, действительно, было сожаление, и он даже как-то смягчился и погрустнел.

– Подождите, – я вышла вперед и заслонила мальчика. – Я пойду вместо него, – сказала и уверенно посмотрела в голубые глаза мужчины. Он нахмурил темные брови и невесело усмехнулся.

– Женщине не место на войне…

– Так же как и ребенку, – перебила его. – Я хорошо стреляю из лука и умею обращаться с мечем. От меня больше толка, чем от ребенка. И к тому же вас не будет мучить совесть от того, что отправили мальчика на верную смерть, – воин все сильнее хмурил брови, на его лице отражалась борьба совести с обязанностями.

– А если отправлю на смерть женщину, то совесть мучить не будет? Так? – он зло сверкнул глазами, видно, что ему не нравится эта ситуация. И действительно выбор не простой. – Мальчишку я могу оставить в тылу или гарнизоне и не кидать в гущу боевых действий. А ты – взрослая, никто не позволит тебе отсидеться в тылу. Тем более женщина среди мужчин, годами не знавших женской ласки. Ты представляешь, что с тобой может случиться? – командир испытывающим взглядом посмотрел мне в глаза.

– Понимаю, о чем вы, но я смогу постоять за себя. И в случае необходимости пообрубаю руки тем, кто осмелиться ко мне подойти с грязными намерениями, – не отвела взгляд и даже не моргнула.

– Это всего лишь слова. Поверь, девочка, я не переживаю за тебя. Я не хочу лишиться воинов из-за тебя. К тому же, вряд ли ты сможешь сравниться даже с самым слабым из моих солдат.

– А если докажу?

– Хватит! Мне надоел этот пустой разговор. Завтра на рассвете ждем мальчишку с вещами у дома старосты, – он потянул за поводья и развернул коня.

 

– Постойте! Прошу вас! Вы не пожалеете! Неужели вам все равно? Это ведь ребенок, он даже меч не сможет поднять! – я бросилась следом, пока он не ушел, и перегородила путь коню.

– Вот дурная! – он сплюнул на землю. – Ладно, если тебе так сильно хочется стать легионерской подстилкой, то иди. Но сначала продержись против моего бойца пять минут на мечах. Тогда, так и быть, пойдешь с нами, – он кивнул одному из солдат, и тот спешился, достал длинный меч и посмотрел на меня.

– Ерофей, неси меч и поживее, – сказала, не глядя, зная, что его и след простыл. Солдаты расступились, освобождая место, и обступили нас неплотным кольцом. Пока Ерошка бегал за оружием, к воинам присоединились местные жители. Их никто не стал прогонять.

Дожидаясь мальчика, успела сделать небольшую разминку. Мои упражнения и непонятные для местных людей телодвижения вызвали короткие смешки. А когда появился мой оруженосец, волокущий меч по земле, смешки переросли в откровенный хохот, который стих, как только я уверенно отбила первый выпад.

– Я бил не в полную силу, – попытался оправдаться соперник.

– Хватит мямлить, – съязвила я. Глаза солдата нехорошо блеснули, и он снова ударил, замахиваясь уже сильнее.

В очередной раз отбиваясь, непостижимым образом чувствовала, что могу одолеть его за считанные секунды, но решила не показывать, на что способна, и лишь защищалась, не делая попыток атаковать.

Прошло уже больше пяти минут, а солдат все не унимался, удары сыпались, словно град, и никто не собирался его останавливать.

Мне это надоело, выбрав удобный момент, подставила подножку, и соперник свалился в грязь. Жители деревни, которые, естественно, болели за меня, радостно воскликнули, а солдаты недовольно загудели, требуя от своего товарища, навалять мне по полной программе.

– Довольно! – остановил спарринг командир. – Можешь идти вместо мальчишки. Но если будешь вертеть хвостом перед солдатами, я за тебя заступаться не буду, – он отвернулся и подал знак воинам, чтобы те следовали за ним.

Когда легионеры скрылись из виду, а зеваки стали расходится, я повернулась к Дорофее. Ее лицо было бледное, а глаза красные, она хотела что-то сказать, но я жестом остановила ее, не давая промолвить и слова. Знала, что сейчас будет отговаривать меня, но это ведь будет враньем, она ведь не хотела отдавать сына, а я ей была чужая. А благодарить меня не надо за это, ведь мне все равно необходимо выбраться из деревни. В числе воинов будет безопасней и быстрей, к тому же проще попасть в столицу и, может, даже в Магистерство. Так что я ничем не пожертвовала, а наоборот убила двух зайцев одной стрелой.

– Не нужно слов. Это лишнее, – я подошла к семейству и обняла всех разом. – Вы были очень добры ко мне и спасли жизнь. Я буду скучать, – они стали для меня второй семьей, и мне, действительно, будет их не хватать.

– Ох, Катенька! Тебя нам послал сам Всевышний! – всхлипнула Дорофея.

– Это мне, вас послал Всевышний. Я обещаю, если не смогу вернуться домой и найти семью, то обязательно вернусь к вам.

– Мы будем тебя ждать, – женщина взяла меня за руку и потянула в дом. – Пойдем, пообедаем и будем собирать тебя в дорогу. Баньку истопим. Потом негде будет париться, – я была согласна с ее планом действий. Бани мне действительно будет не хватать. Но надеюсь, что в этом мире я не задержусь: «Попаду домой, куплю джакузи и не буду из него вылезать целые сутки!


Издательство:
Автор
Поделиться: