Название книги:

Бабочка на ее плече

Автор:
Анна Одувалова
Бабочка на ее плече

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Нет уж. – Художница даже отступила на шаг и нахмурилась. – Не хочу попасть в какую-нибудь лабораторию… я лучше уж буду молчать и тебе советую. У нас в городе спокойно относятся к колдунам и ведьмам, некоторые даже в дома с привидениями верят, но, думаю, расскажи я о своих картинах, мигом упекут в «дурку». Вот я и молчу… так спокойнее.

– Это невероятно, такого не бывает… – Рада потрясенно покачала головой.

– Ага, – невесело хмыкнула Рыжая и достала из кармана пачку тонких сигарет с темным фильтром. – На свое плечо посмотри! Очень удобно не верить в странные вещи, если не являешься их частью. Когда они происходят непосредственно с тобой, это сделать намного сложнее. Ну, прилетела тебе на плечо бабочка, смирись, и главное, не беги никому рассказывать. Хорошо вот, тебе попалась невпечатлительная я, а так могла бы мигом оказаться в смирительной рубашке. С такими вещами стоит быть осторожнее.

– Ты права. – Рада затравленно покосилась на сигарету, зажатую в тонких пальцах Рыжей, сглотнула, но просить не стала. Она не курила и не собиралась. Только поступив на первый курс, пробовала и почти втянулась, но быстро поняла, что ей это не нужно, а сейчас вот захотелось закурить. Наверное, от нервов и переизбытка впечатлений. Но совершенно ни к чему.

Рыжая докурила и обратилась к соседке:

– Дай я повнимательнее рассмотрю твою бабочку. Как интересно… – Художница наклонилась так близко, что практически возила носом по плечу. – Судя по характерному рисунку на теле, напоминающему человеческий череп, это ночная бабочка, бражник или, как его еще называют, «мертвая голова».

– Мертвая голова?! – Рада передернулась. – Жуть какая!

– Это еще не самое жуткое… – Художница закусила губу. – Есть новость похуже. Я не знаю, откуда она взялась сначала на портрете, а потом у тебя на плече. Но точно могу сказать – я ее не рисовала…

– Ты же говорила…

– Да, но я никогда не рисовала бражников… Вчера на картине я заметила бабочку в первый раз, даже разглядывать детально не стала. Появилась и появилась, хорошо хоть не на носу. Разместилась гармонично на плече, переделывать не надо. Говорю же, с моими картинами такое бывает… Понимаешь, я ее не рассматривала, а сейчас вижу… это настоящий бражник, все полосочки на месте, рисунок на крыльях, череп…. Нет, я не рисовала.

– Но знаешь, как он выглядит?

– Знаю, я же художница. Мне свойственно подмечать детали.

– А что же это тогда такое?

– Представления не имею, но могу сказать, что, кроме меня, картину видел и трогал только твой прадед.

– Мне нужно понять, кто изображен на картине и откуда там взялась бабочка, – категорично заявила Рада. – Иначе спать спокойно не смогу! Так хоть за делом буду.

– Я тебе помогу, – пообещала Рыжая. – Чувствую себя в некотором роде виноватой. Откуда начнем поиски?

– Сейчас ниоткуда. – Рада сокрушенно покачала головой. – Мне нужно к нотариусу. Боюсь, что уже опаздываю. Опять придется вызывать такси!

– Ну ладно, тогда подумаем над этим вечером, – согласилась Рыжая. – И послушай моего совета. Не заморачивайся. Пока тебе бабочка ничем не мешает.

– Вот именно. Пока…

Глава 4
Городской вояж

Кафе «ОкулоFF» было маленьким и незаметным. Оно располагалось на цокольном этаже здания, принадлежавшего одной из крупнейших в городе нотариальных контор, и имело невзрачный вход со стороны заднего двора. Зато внутри заведение отличалось дизайнерскими интерьерами и изысканной кухней. Здесь царила атмосфера начала двадцатого века – все еще ощущался дух вычурного викторианства, но его уже теснили простые и строгие формы, которые пришли вместе с индустриализацией и техническим прогрессом.

Сюда не мог заглянуть случайный прохожий. Кафе «ОкулоFF» являлось заведением для избранных и не нуждалось в дополнительной рекламе. Сейчас в помещении было немного посетителей. Звучала ненавязчивая музыка, не заглушающая неспешные разговоры. По залу плыл запах свежесваренного кофе и дорогих сигарет. Кафе словно застыло во времени. Тут почти не чувствовалось веяние прогресса, даже телевизора не имелось, и посетители, обладая достаточно развитым воображением, могли представить, будто песня доносится не из колонок, а исполняется вживую.

Несколько клерков пили кофе. Они, словно братья-близнецы, отличались друг от друга лишь цветом галстуков и оттенком костюмов. Среди посетителей привлекали внимание двое. Первый – русоволосый парень, словно сошедший с обложки глянцевого журнала. Он тоже был в белоснежной рубашке и идеально подогнанном сером костюме, но без галстука. Молодой человек выделялся наглым, вызывающим взглядом пронзительно синих глаз. Он сидел откинувшись на спинку стула и неторопливо пил кофе. Видимо, никуда не спешил и вряд ли здесь работал. Слишком отчетливое презрение читалось на его лице, когда он бросал взгляд на очередного менеджера, суетливо допивающего кофе и ежеминутно косящегося на часы.

Второй выделяющийся из толпы посетитель больше походил на туриста, а не на клерка. Молодой человек положил ноги на стол, покрытый белоснежной скатертью, и увлеченно что-то набирал на планшетном компьютере. На парне была черная майка-борцовка, узкие джинсовые шорты и легкие кожаные сланцы. Солнечные очки, которые использовались как ободок, удерживали темные волнистые волосы и не давали им сползти на глаза. На парня косились снисходительно и неприязненно даже официанты, здесь привыкли совсем к другим посетителям – красивым, дорого одетым женщинам и мужчинам в костюмах.

Хлопнула стеклянная дверь, которая соединяла помещение кафе и нотариальную контору, и в зале появилась высокая блондинка с волосами, забранными в гладкую прическу. Женщина лет тридцати была красива и, несмотря на жару, соблюдала дресс-код. Ее вишневого цвета строгий костюм сидел идеально, как и замшевые лодочки на высоченном каблуке.

София Морозова являлась правой рукой владельца нотариальной конторы – Дмитрия Сергеевича Окулова. Софию уважали, побаивались и про себя звали кто Снежной королевой, а кто Снежной бабой, но она не обращала внимания ни на первых, ни на вторых. Женщина обвела пристальным взглядом мигом притихших клерков, бесцеремонно хлопнула по плечу нахального парня в шортах и прошипела:

– То, что тебя взяли программистом, не является поводом вести себя, словно свинья! Ноги со стола убери!

Бросив это, она, не останавливаясь ни на секунду, двинулась в глубь зала. Новый программист скорчил недовольную гримасу, но ноги со стола все же убрал и снова уткнулся носом в планшет.

– София, какая приятная неожиданность… – Мягкий баритон заставил женщину поежиться, но она все же выдавила из себя приторную улыбку:

– Нет, неожиданность – это твое присутствие в городе, а не мое…

– Не скажи, я, как и ты, предпочитаю жить здесь.

Молодой человек жестом пригласил Софию присесть. Она на секунду задумалась, но потом грациозно опустилась на услужливо отодвинутый официантом стул. На ее лице застыло любезное, но настороженное выражение. Несмотря на то что парень был как минимум на пять лет младше ее, София заметно его опасалась.

– Но, тем не менее, в последнее время ты отсутствовал, – осторожно заметила она, внимательно рассматривая парня кошачьими, зелеными глазами. Словно пыталась прочитать ответ у него на лице.

– На то имелись причины, поверь… и я не собираюсь тебе о них рассказывать.

– Меня не интересует, почему тебя здесь не было. – София взяла себя в руки, и сейчас ее голос звучал жестко и холодно. – Все вздохнули с облегчением, поверь. Многих гораздо больше интересует, зачем ты сейчас вернулся в город. Что ты здесь делаешь?

– Завтракаю, – слегка улыбнувшись, ответил молодой человек и демонстративно приподнял небольшую белую чашку с дымящимся эспрессо. – Думаю, ты согласишься, что лучший кофе в городе делают именно здесь. Вот, зашел по старой памяти. Изменилась вывеска, название и интерьер, но, как я и предполагал, традиции сохранились. Не думал, что мой визит вызовет такой ажиотаж, и сама София Морозова спустится составить мне компанию…

– Не льсти себе, – презрительно бросила женщина. – Я, как и ты, просто зашла выпить кофе. Он ведь достаточно хорош, чтобы заставить тебя вернуться спустя столько времени. – Она недоверчиво усмехнулась, принимая из рук официанта высокий бокал с пенящимся латте.

– По-моему, достойная причина.

Молодой человек улыбнулся, поднимаясь со стула. Светлые волнистые волосы упали на лоб. Несмотря на короткую, аккуратно уложенную стрижку, челка все равно непослушно лезла в глаза, придавая строгому образу некую бесшабашность.

София невольно засмотрелась на сильную шею в вырезе белоснежной рубашки.

– Любуешься? – усмехнулся молодой человек, проследив за взглядом.

– Изучаю…

– Всегда к твоим услугам. – Он небрежно кинул деньги за кофе на стол и, отвесив женщине шутливый поклон, вышел.

София напряженно посмотрела синеглазому вслед, сделала глоток латте и, едва за ним закрылась дверь, поспешно встала, достав из сумки мобильный телефон.

– Дмитрий, у нас проблемы, – напряженно заметила она, уверенным шагом продвигаясь к стеклянным дверям, ведущим внутрь здания. – Источники не соврали. Александр в городе. Нужно быть начеку, подозреваю, он захочет спутать нам все планы.

София убрала телефон в алую сумочку и машинально поправила волосы. Женщина уже взялась за ручку стеклянной двери, но тут ее взгляд упал на программиста, который опять, как ни в чем не бывало, развалился на стуле, нервируя своим пляжным видом и позой заядлого бездельника. София терпеть не могла устроившихся по блату мелких нахалов. Парень раздражал неимоверно, будь ее воля – уволила бы его прямо сейчас, но пришлось только ядовито заметить:

– Мальчик, тебя работа не заждалась? Перерыва еще не было!

– Тетенька, – язвительно парировал он, не поднимая глаз от экрана планшетника. – Я работу могу и тут работать, а вы мне мешаете!

Парень демонстративно помахал планшетником, показывая, где сосредоточена вся его работа, и Софии не осталось ничего, кроме как уйти, хлопнув стеклянными дверями. Нахальный программист сегодня являлся меньшей из возможных проблем. Она еще успеет сказать в споре с ним последнее слово.

 
* * *

Конечно, после всех утренних мистических событий Рада опаздывала. Не хватило времени даже подобрать соответствующие украшения к коротким джинсовым шортам и свободному коричневому топу, девушка надела любимые медные браслеты с бусинами и первую попавшуюся висюльку на шею – крупный – бирюзовый камень на затемненной цепочке из непонятного металла. Торопливо сунула ноги в высокие ажурные сапоги из мягкой шоколадной кожи, схватила объемную сумку с кучей милых сердцу безделушек и выскочила за дверь, на бегу крикнув Рыжей: «Пока!»

Такси уже ждало у подъезда и спасло Раду от позорного опоздания. В результате к нотариусу она успела даже чуть раньше назначенного времени. Всю дорогу девушка сдерживалась, чтобы не начать грызть ногти от волнения и нетерпения. Казалось, такси движется очень медленно, а секунды убегают с невероятной скоростью. Чтобы лишний раз не дергаться, на часы Рада во время пути не смотрела. Поэтому удивилась, заметив, что до приема у нотариуса осталось еще больше десяти минут, а она уже прибыла на место.

Нотариальная контора, в которой ей назначил встречу Дмитрий Сергеевич Окулов, располагалась в исторической части города, не очень далеко от квартиры, полученной Радой в наследство.

Здесь не было новостроек и пугающих зданий из стекла и бетона. Мощенная булыжником дорога, сохранившаяся еще, наверное, с дореволюционного времени, старые липы с побеленными стволами по краю тротуара и ощущение замершего времени. Визуально все здания – невысокие и отреставрированные – относились к девятнадцатому – началу двадцатого века. На первых этажах располагались разные фирмочки и маленькие магазинчики, а верхние этажи почти все были жилыми. Нотариальная контора находилась в угловом двухэтажном доме с белыми колоннами и занимала оба этажа. В старинном особняке странно смотрелась белая пластиковая дверь со стеклом и черная вывеска с серебряными буквами – они выбивались из общего стиля провинциального города девятнадцатого века.

Девушка замерла на тротуаре, разглядывая здание и не решаясь зайти внутрь, перед глазами поплыла дымка, и на секунду мир вокруг преобразился – исчезли вывески, фасады зданий посветлели, а за спиной Рада услышала цокот копыт по брусчатке. Девушка испуганно обернулась, но лишь с неудовольствием заметила на парковке перед зданием знакомый мотоцикл, сверкающий на летнем солнце хромировкой. Медленно повернулась лицом к нотариальной конторе, но и она выглядела обычно.

Рада испуганно подумала, что в последнее время ее сознание творит странные вещи. Это пугало, но не больше, чем вчерашний мрачный провожатый. С ним встречаться не хотелось. Но здание нотариальной конторы большое, не сложно будет разминуться с неприятным владельцем хромированного монстра. Правда, мечты не сбылись. С Бером девушка столкнулась в дверях, из которых он выскочил с такой скоростью, что едва не сбил ее с ног.

Рада пискнула и отскочила в сторону, но не дождалась ни извинений, ни элементарного приветствия. Бер пролетел мимо и вскочил на свой мотоцикл. Казалось, парень не переодевался со вчерашнего дня – та же темно-серая водолазка с высоким горлом и потертые джинсы. «Грубиян!» – пробормотала себе под нос девушка и вошла внутрь, сердито хлопнув дверью. На душе остался неприятный осадок. Хоть Раде и не понравился вчерашний провожатый, но он мог хотя бы сказать: «Привет!» Обычная, ни к чему не обязывающая вежливость. Обидно, что единственный знакомый парень в этом городе даже не счел нужным поздороваться!

У нотариуса было скучно. Раду в холле встретила высокая стройная дама, будто шагнувшая из сериала про юристов: бордовый костюм со слишком откровенным для офиса декольте, профессионально подведенные кошачьи глаза и платиновые волосы. Знающая себе цену Снежная королева. Рада даже почувствовала холод, исходящий от нее. По спине пробежали мурашки – неприятное ощущение, которому девушка постаралась не придавать значения.

Женщина с вежливой улыбкой усадила Раду в кресло и попросила чуть-чуть подождать. «Чуть-чуть» растянулись в полчаса, которые девушка коротала, пролистывая старый журнал о жизни звезд. Кроме него на журнальном столике лежали только местные газеты и какое-то финансовое обозрение. А планшетник, хорошо помогающий скрасить часы ожидания, как назло, остался дома.

К счастью, время ожидания наконец-то подошло к концу, и следующие полчаса Рада слушала и пыталась не утонуть в потоке информации. Из кабинета вышла с ворохом бумаг и кучей наставлений. Предстояло посетить десяток местных инстанций, и все это вызывало тоску и головную боль. Зря девушка надеялась, что вступление в права наследования – это быстрый и безболезненный процесс. К тому же времени для сбора всех документов было не так уж и много.

Нотариус с незапоминающимся лицом объяснял что-то про полгода со дня смерти завещателя, но девушка не вникала, уловив только, что на все про все у нее чуть меньше двух недель, а некоторые справки делаются небыстро, поэтому заказать их нужно вот прямо сейчас, а лучше вчера.

В коридоре Рада постаралась запихнуть все тридцать три бумажки в объемную, но не предназначенную для переноски документов сумку и, конечно же, рассыпала листы по полу, выругалась и принялась сгребать их в одну кучу, проклиная себя за неуклюжесть. Сидя на пыльном полу нотариальной конторы и пытаясь сложить стопкой ворох бумаг, девушка чувствовала себя неловкой коровой и испытывала единственное желание – убежать отсюда как можно дальше.

– Позволите? – голос низкий, бархатный, заставивший вздрогнуть, прозвучал где-то совсем близко. Рада вскинула голову и увидела перед собой пронзительно-синие глаза с темно-серыми вкраплениями возле маленького, со спичечную головку, зрачка. Цвет радужки был настолько неестественным, будто светящимся изнутри, что девушка даже не смогла сначала разглядеть лицо их обладателя, только завороженно кивнула в ответ на предложенную помощь.

Молодой человек лет двадцати пяти в идеально сидящем сером костюме-тройке ловко собрал все листы и с улыбкой протянул их Раде. Сердце забилось так часто, что казалось, разорвет грудную клетку, а по губам расплылась глупая улыбка. Парень был красив. Светлые, коротко подстриженные волосы, волевой подбородок с небольшой ямочкой, открытая улыбка и светящиеся глаза – оказывается, в городе живут не только хмурые, недовольные буки.

Рада, не отводя взгляда от лица незнакомца, завороженно кивнула и хрипло пробормотала «спасибо», а парень весело ответил:

– Не за что, – и исчез в коридоре, оставив после себя шлейф дорогого древесного парфюма.

– Нужно было ловить… такие не каждый день пробегают мимо, – задумчиво пробормотала Рада и на негнущихся ногах двинулась к выходу. «Интересно, каковы шансы, что мы где-нибудь встретимся вновь? Я ведь даже не узнала, как его зовут…»

После полумрака офисного коридора на улице оказалось ослепительно ярко и тепло. В старом здании с толстыми стенами и небольшими окнами даже летом не исчезла влажность, и Рада немного замерзла, поэтому сейчас с удовольствием жмурилась под обжигающими лучами. Через час она их, конечно, проклянет и будет мечтать оказаться в тени, но пока было просто хорошо, и девушка старалась не думать о том, насколько утомительна может быть летняя пыльная жара.

Встреча с синеглазым незнакомцем значительно улучшила настроение, и девушка решила не брать такси до дома. Рыжая примерно объяснила, как добраться, и даже нарисовала внятную карту на помятом листе бумаги в клетку. Нужно было начать изучение города, в котором Рада планировала провести ближайшие два месяца. В конце концов, ездить на такси летом – преступление против здорового образа жизни.

Пока неспешно брела по раскаленному солнцем асфальту, девушка успела позвонить маме и наврать про практику, испытать прилив угрызений совести, перезвонить Кириллу и рассказать правду, избегая упоминаний о мистических событиях. Поплакаться из-за нелюбви лгать родителям, получить шутливые наставления, щедро сдобренные Димкиными язвительными комментариями, и немного успокоиться. Кирилл прав. Раз уж задумана ложь, нечего сворачивать с середины пути. В конце концов, папа и мама тоже неправы. Неужели хорошая квартира будет лишней? Вряд ли они могут обеспечить троих детей жилплощадью, так какой смысл вставать в позу из-за ссоры, случившейся восемнадцать лет назад? Тем более один из ее участников уже почти полгода как умер. Этого Рада не понимала.

Она задумалась и, не посмотрев по сторонам, двинулась по пешеходному переходу, лишь краем глаза отметив белые полосочки на проезжей части. Неожиданно плечо обожгла такая боль, что девушка резко замерла, схватившись рукой за рисунок бабочки. Она затормозила лишь на миг, но этого мгновения хватило, чтобы оценить ситуацию и резко отпрыгнуть назад на тротуар, едва не сбив подошедшую к переходу старушку. По тому месту, где секунду назад стояла Рада, на полной скорости пронесся огромный черный джип, массивные колеса чиркнули по бордюрным кирпичам. Автомобиль мог раскатать ее по раскаленному асфальту так, что не осталось бы даже мокрого пятна.

Сзади возмущенно выругалась бабка, проклиная на чем свет стоит водителя, все автомобили и технический прогресс в целом, а Рада поняла, что не может ей даже ответить. Дыхание вырывалось со свистом, к глазам уже не первый раз за день подступили слезы, а ладони стали влажными от пота.

Она, сдерживая рыдания, на негнущихся ногах отошла в сторону, нервно сглотнула и попыталась отдышаться и прийти в себя. Уже второй раз в этом городе она оказалась на волосок от смерти. Вчера ее спас Бер, а сегодня – появившаяся на плече странная бабочка. «Что за чертовщина такая творится? Как подобное может быть? Откуда боль, и почему так вовремя? – панически размышляла девушка и с тоской смотрела на дорогу. – У меня началась черная полоса? Или еще что похуже?»

Рада уже почти решила взять до дома такси и больше не искушать судьбу, но потом передумала, убедив себя, что все неприятности случайны и не стоит забивать ими голову. Девушка была далека от различных мистических учений и не любила сдаваться. Мир вокруг виделся простым и понятным, и пусть он таким и остается.

Придурков, которые не тормозят перед «зеброй», много, и не только здесь. Недаром папа – водитель со стажем, сам всегда уважающий пешеходов – не раз говорил Раде, что машина большая и железная, а дочь у него хрупкая. Поэтому, независимо от правил, «больших и железных» стоит пропускать, а по пешеходному переходу идти только тогда, когда все автомобили уже остановились. Простое правило, которое спасает жизнь. Сейчас девушка про него забыла и едва не пострадала. Нет смысла искать в этом эпизоде еще какую-то подоплеку, во всем виновата невнимательность и халатность.

Но настроение испортилось, и Рада недовольно побрела к ближайшему светофору, решив сегодня больше не экспериментировать с прогулками по нерегулируемым «зебрам». Лучше пять минут постоять и перейти дорогу в толпе.

Чтобы немного себя подбодрить, девушка зашла в небольшой уютный магазинчик за мороженым. Внутри народа практически не было – молодая мама с ребенком и странная женщина средних лет, отсутствующим взглядом уставившаяся на входную дверь. Посетительница в теплом, не по погоде, бежевом плаще стояла в центре зала, словно статуя, не замечая никого вокруг. Рада, стараясь не выдать свою заинтересованность, обогнула неподвижную фигуру и остановилась у прилавка, дожидаясь, пока мальчишка лет шести выберет мороженое. Занятие это оказалось ответственным. Малыш менял свое мнение раза три, в результате его мать не выдержала и купила эскимо на свой вкус. Ребенок схватил разноцветный пакетик, резко развернулся и, даже не посмотрев по сторонам, кинулся к выходу. Рада хотела его осадить, испугавшись, что ребенок налетит на женщину, замершую прямо у него за спиной. Резко обернулась, но мальчишка уже открывал дверь. Центр зала был пуст.

Мимо Рады пробежала молодая мама, поспешно засовывая деньги в кошелек, а девушка так и осталась стоять с открытым ртом. Было совершенно непонятно, куда делать еще одна посетительница.

– Вы что-то хотели или так, постоять зашли? – не очень вежливо окликнула Раду продавщица.

– Да, конечно. – Девушка медленно обернулась и ткнула пальцем в шоколадное эскимо.

– Дети, они такие. Шумные и непосредственные, – по своему растолковала недоуменный взгляд продавщица. – Появятся свои, и чужих будете воспринимать спокойнее.

– Что? – не поняла Рада, а потом, сообразив, о чем говорит продавщица, с улыбкой покачала головой. – Нет… я люблю детей, просто испугалась, что малыш собьет женщину, которая стояла на проходе, а ее уже и нет.

– Так и не было больше никого. – Продавщица пожала полными плечами. – Малой с матерью, да вы зашли. Померещилось с жары, наверное.

 

– Наверное… – потрясенно пробормотала Рада и, на автомате взяв мороженое, вышла на улицу. После случившегося в магазине стало совсем нехорошо. Чем дальше, тем больше странного происходило в этом городе. На минуту даже захотелось отправиться не в квартиру, а прямиком на электричку до Москвы, но потом девушка вспомнила, что придется объясняться с мамой и папой. И не только из-за практики, про которую она наврала, но и по поводу бабочки на плече, и решила, что не стоит торопить события.

По дороге она зашла в несколько указанных в списке инстанций и, просидев у кабинетов в общей сложности несколько весьма неприятных часов, добралась до дома ближе к шести вечера, когда палящее солнце перестало нещадно жечь черную макушку и лишь ласково согревало обнаженные плечи. В очереди в ЖЭК Рада снова видела странного человека с остановившимся взглядом. Он прошел в приоткрытую дверь мимо столпившихся у кабинета людей, даже не извинившись.

– А что, он без очереди? – автоматически поинтересовалась девушка и получила в ответ недоуменные взгляды.

– Кто? – не поняла женщина у двери и подозрительно покосилась на Раду. Девушка сглотнула и предпочла, потупившись, пробормотать:

– Простите, видимо, ошиблась.

Раде совершенно не нравилось то, что творится вокруг. Если один невидимый для остальных человек мог быть случайностью, то два – это уже пугающая закономерность, о которой лучше молчать. Ни к чему выставлять себя сумасшедшей.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Эксмо
Поделится: