Название книги:

Дерзкая

Автор:
Эмма Ноэль
Дерзкая

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

ГЛАВА 1

– Отпустите меня! Вы обознались, – говорю я, стараясь, чтобы мой голос звучал убедительно, несмотря на то, что стою прижатая к стене старого кирпичного здания.

– Неужели?! Ты пришла сюда, – кивает в сторону девушек самой древней профессии, находящихся в нескольких десятках метров от нас и изображающих, что ничего не видят, – значит, пришла сюда с одной целью. Говори: на кого ты работаешь?!

– Я не шлюха!

– А, значит, не хочешь говорить по-хорошему? Решила подзаработать по-тихому, а за крышу не платить. Оделась как бомж, думала, мы тебя не заметим? – окидывают меня оценивающим взглядом с головы до ног.

Вообще-то, я думала, что меня никто не заметит.

– Я просто гуляла. Не знала я, что здесь… ваша территория. Отпустите – и больше вы меня никогда не увидите.

– А как же, размечталась! Сначала отдашь то, что втихую заработала, – мужчина нависает надо мной, тяжело дыша. Я отворачиваюсь. От него несёт табаком.

– Я не та, за кого вы меня принимаете, – ною жалобно. – И вообще, я несовершеннолетняя! – бросаю свой главный козырь. И ничего, что восемнадцать мне стукнет всего через несколько дней. Ему это знать необязательно.

Мужчина хмыкает. На его лице появляется самодовольный оскал.

– Тогда, дорогая, на чёрном рынке ты будешь стоить в два раза дороже. Скажи ещё, что ты девственница! – скептически выгибает одну бровь.

То, что ранее я считала своим козырем, преимуществом, что раньше меня неоднократно спасало, вдруг стало аргументом не в мою пользу. Как и мой внешний вид немытой пацанки, рассчитанный на то, чтобы отпугивать голодных мужиков и грязных извращенцев.

Видимо, прятаться на улице «красных фонарей» от моего опекуна было не самой лучшей моей идеей. Я надеялась, что здесь он меня не найдёт. И раньше действительно не находил. А теперь же мысленно молюсь, чтобы в этот раз он меня нашёл.

Я пытаюсь проскользнуть под рукой мужчины. Делаю рывок, капюшон слетает с моей головы, и я оказываюсь пойманной за волосы.

Больно!

Кричу и хватаюсь за его руки, тем самым пытаясь облегчить боль.

– Не надо, пожалуйста, – умоляю, – дяденька, отпустите меня.

– Что случилось? – слышу незнакомый мужской голос. – Уже не можешь сам со шлюхой справиться? – ржёт незнакомец.

– Заткнись! – рычит сквозь зубы тот, который меня держит, – Лучше помоги затащить её в машину. По пути всё объясню.

До машины меня тащат за волосы. Возле неё начинаю сопротивляться ещё отчаянней, понимая, что чем дальше, тем тяжелее будет сбежать. Извиваюсь и умудряюсь укусить обидчика за руку. В отместку он сжимает мои волосы с такой силой, что я непроизвольно начинаю выть. Он перехватывает мою руку за запястье и заводит за спину, совершенно не беспокоясь о том, насколько это больно.

Мужчина отпускает мои волосы и заталкивает в машину, продолжая держать за запястье. Больно до жути, и сопротивляться нет возможности. И уж точно не в таком положении – скрипя зубами от боли и будучи при этом согнутой пополам.

Затолкав меня внутрь, мужчина, не ослабляя своей хватки, садится сам. Отпускает меня только тогда, когда второй садится за руль и блокирует дверь. В этот момент я разворачиваюсь к нему лицом, нахожу опору спиной и бью мужчину с двух ног, целясь при этом в его лицо.

Но мой удар не попадает в цель.

Похититель успевает уклониться, перехватывает мои ноги и наваливается сверху всем телом. Ловит мои руки и сжимает запястья. Смотрит в моё лицо, хищно скалясь.

– Где ты такую дикую кошку подцепил? – ухмыляется тот, что за рулём.

– На улице. Стояла недалеко от наших девочек. Либо работает втихую, либо конкуренты подсунули нам её, – обидчик продолжает удерживать меня и смотреть мне в лицо. – Вот это нам и предстоит выяснить, потому что оба варианта нашего босса вряд ли устроят.

– Я не работаю, – шиплю ему в ответ. – Я просто… ждала подругу.

– Ага, причём не в первый раз. Только подруги я что-то не видел. А вот то, что твои глаза с опаской бегали по сторонам, как будто ты что-то скрываешь – это я заметил. Впрочем, неважно. За тебя можно будет выручить неплохую сумму, – его глаза вспыхивают мечтательно. Так и вижу, как там мелькают монетки, словно в игровом автомате. – Только грязь отмыть сначала нужно, – брезгливо морщится.

Он запускает руку под мою бесформенную куртку, пытаясь нащупать грудь. Там такой же мешковатый свитер, мешающий ему достичь цели. Второй рукой он продолжает крепко держать мои запястья. Я никому не позволю лапать мои сокровища. Не для этого грязного мерзавца я себя берегла!

В ту же секунду в ход идут зубы. Наклонившись вперёд, я со всей дури кусаю подлеца за ухо.

– Сучка бешеная! – орёт, хватаясь за ухо. А потом наотмашь бьёт меня ладонью по лицу.

Больно! Блин!

Зато лапать перестал.

Во всём надо искать свои плюсы.

Похоже, моя агрессия таки дала результат. Мужчина, отпрянув от меня, рассматривает ладонь, на которой видны капли крови. Я же забиваюсь в угол, поджав под себя ноги и обхватив их руками. Бросаю на него косые взгляды, пока он достаёт телефон и кому-то звонит.

– Босс, тут такое дело, – начинает он, глядя на меня, – мы девчонку поймали на нашей улице. Кто она и чья – непонятно. Похоже, бесхозная… Я её на нашей точке вижу уже не в первый раз… Ага. Понял. В общем, мы её забрали, везём на склад. Отправишь оценщика?.. Ага, хорошо. Принято.

Это я-то бесхозная?! Я что, по их мнению, щенок какой-то?! И что за оценщик?

Но понимаю одно: этот разговор, как и вся эта ситуация в целом, ничего хорошего мне не сулят. Нужно бежать, пока не поздно. Из машины мне не выбраться, так что остаётся только один вариант: как только они выведут меня из автомобиля, делать ноги любой ценой, чего бы мне это ни стоило.

ГЛАВА 2

Отвожу взгляд и смотрю в лобовое стекло. Свобода совсем рядом, и вместе с тем так далеко. Они даже не пытаются скрыть куда меня везут. Мы едем на окраину города, это как пить дать. Склад… О каком складе они говорили? Не тот ли заброшенный, с которым власть никак не может определиться, за какую цену продать?

Внезапно вижу знакомую машину, едущую нам навстречу. Присматриваюсь в свете ночных огней к номерам и не могу поверить, что удача мне настолько улыбнулась. Он! Неужели всё-таки ищет меня?!

Таак… Дверь заблокирована. А окна? Это мы сейчас и проверим. Действую молниеносно, рассчитывая момент, когда желанный автомобиль будет проезжать мимо нас. Нажимаю кнопку стеклоподъемника: ура! Открывается. Тут же высовываюсь в окно и ору:

– Помогите! – как раз в тот момент, когда нужный мне автомобиль проезжает мимо.

Меня тут же затаскивают обратно. Но я успела показаться, да ещё как! На всю половину корпуса. Если там он или кто-то из его людей, то они должны были меня заметить.

– Ах ты ж психованная! – орёт мужчина, снова замахиваясь, чтобы ударить меня. Я тут же сжимаюсь, прикрывая голову руками.

– Хватит её дубасить! – вмешивается тот, что за рулём. – Или хочешь испортить товарный вид?

Рука мужчины так и зависает в воздухе.

– Так с ней разве можно иначе? То дерётся, то кусается, то через окно выпрыгнуть пытается.

– Ну так свяжи её, хватит паясничать.

– Чем?

– Где-то там были верёвки, сзади, за сиденьями.

– Хотелось бы поинтересоваться, а зачем ты возишь с собой верёвки?

– Не знаю. Мало ли что. Ты ещё мой багажник не открывал. Там столько всего, уууу…

А я тем временем провожу печальным взглядом автомобиль, на который возлагала все свои надежды. Он уезжает, ни на секунду не сбросив скорость. Неужели обозналась? Но номера же его. Я не могла перепутать. Я знаю их наизусть. Всё знаю. И какие машины он любит. И его любимый запах духов. И какой кофе он предпочитает. И даже какие фильмы смотрит. А ещё насколько мило он выглядит, когда спит. И какие песенки любит насвистывать в душе.

Я знаю о нем всё.

И какие девушки ему нравятся…

Совсем не такие, как я.

А он на меня смотрит, как на… обузу. Как на навязанного зверька, о котором приходится заботиться. Ну извини! Не виновата я, что брат попросил обо мне позаботиться. Ничего, ещё немного осталось потерпеть. Стукнет восемнадцать – и я уйду, чтобы не портить его идеальную роскошную жизнь.

Если, конечно, выберусь из этой передряги…

Пока я углубляюсь в свои сопливые розовые фантазии, мужчина рядом со мной достаёт верёвки. Смотрит на меня как на дикого зверька, которого ему надо бы поймать… Только он понятия не имеет как это сделать.

А я так просто и не собираюсь сдаваться.

Ну правда же, несправедливо как-то получается! Я берегла себя для любимого мужчины – но он на меня не смотрит как на женщину. А теперь из меня хотят сделать товар, продав кому-то для физических утех. Нечестно!

Мужчина, прицелившись, рывком бросается на меня. Я успеваю поджать под себя ноги и ими же оттолкнуть его от себя. Он снова атакует. Дерусь, как дикая кошка, но вопреки этому он всё же побеждает. Что толку с моей дикости, если я всего лишь худая девчонка, от силы сорок пять килограммов веса? А у этого кабана килограмм девяносто, наверное. Не мышц, правда, но он может меня тупо всем своим весом раздавить.

В итоге я оказываюсь связанной по рукам и ногам. Ну, а поскольку я ещё и кусаюсь, то во рту появляется кляп. Откровенно говоря, я бы даже сейчас могла ему потрепать нервы, но это не в моих интересах. Я и так теперь не имею ни малейшего понятия, как мне бежать со связанными ногами? Да, у меня есть маленький ножик в ботинке, но если я им воспользуюсь сейчас, то похитители сразу это заметят.

Поэтому пока что сижу тихо. С тоской смотрю в окно. Почему я такая невезучая? Сирота, оставшаяся без последнего родственника, когда мой брат погиб на службе. Погиб, защищая его. А он… Нет, он, конечно же, сдержал обещание, данное умирающему. Но я не этого хочу.

 

А он меня не замечает.

Вскоре мы оказываемся на окраине города. Слишком быстро доезжаем, потому что я так и не успела придумать, как мне сбежать от них. Автомобиль останавливается возле старого склада. Именно там, где я и предполагала. Пустынное место, где никогда не бывает случайных прохожих.

Спросите почему?

Да потому что все прекрасно знают, что это место негласно принадлежит бандитам. Ну какой здравомыслящий человек придёт сюда по доброй воле? Это место обходят десятой дорогой. Вот и всё, мне конец…

Меня грубо вытаскивают из автомобиля за шиворот. Падаю. Специально. Незаметно достав ножик, прячу его в ладони. Мужчина поднимает меня, а после забрасывает на плечо. Отлично! Пока он несёт меня внутрь, я занимаюсь верёвкой на своих руках. Верёвка толстая, и разрезать её моей «зубочисткой» получится едва ли.

Но если бы у меня было больше времени…

Меня заносят внутрь и ставят на пол возле большого контейнера. Таких здесь несколько. С потолка свисают какие-то большие крюки. На некоторых подвешены ящики. Странное место. Я бы даже сказала, жуткое… Перед глазами сразу же всплывают картинки из триллеров, где в подобных местах всегда случаются криминальные разборки с перестрелками.

Страшно до чёртиков.

Пока один ставит меня, второй поднимается на контейнер рядом.

– Давай её сюда, – говорит тот, что наверху.

Что они собираются делать?..

Я сопротивляюсь, когда один мне пытается поднять вверх руки, а второй – приподнимает за талию. Но мои сопротивления больше похожи на извивание гусеницы в клюве птицы: движения отчаянные, но толку ноль. Нож соскальзывает в рукав, оставаясь по-прежнему незамеченным. Только зачем он мне там?..

– Не понял, верёвки трухлявые, что ли? – говорит мужчина наверху, рассматривая надрезанную верёвку на моих руках. – Держи её пока, здесь должно быть что-то подходящее на замену. Пойду поищу.

Спустя пару минут он возвращается с целой верёвкой в руках. Второй мужчина так и держит меня, прижимая к себе.

Мои руки перевязывают заново, не снимая старых верёвок. Так хочется хотя бы плюнуть им в лицо, но мешает кляп. О сопротивлении и речи быть не может: меня держат крепко.

Связав, похитители подвешивают меня на крюк, как скотину на убой. Мои ноги болтаются на высоте около полуметра над землёй. В кожу моментально впивается верёвка, вызывая адскую боль. Такое ощущение, что мои руки сейчас порвутся в запястьях.

Мужчины о чём-то переговариваются, отойдя от меня на несколько метров. Пока они не обращают на меня внимания, пытаюсь зацепиться пальцами за крюк, чтобы приподнять себя и, возможно, спрыгнуть вниз. Но увы, от любых движений верёвки с новой силой врезаются в мою кожу.

Вдалеке раздаются звуки шагов, которые отвлекают меня от мучений. Появляются ещё двое мужчин. Даже не пытаюсь понять, кто они. Лишь бросаю на них полные ненависти взгляды.

– Вот она, неизвестно откуда выпорхнувшая птичка, – мурлычет один из них. – Что ж, оценим качество товара. Раздевайте её…

ГЛАВА 3

– Что ж, оценим качество товара. Раздевайте её, – говорит один из мужчин.

Мои глаза непроизвольно открываются. Очень широко. Возмущённо мычу и дёргаюсь, когда двое из них подходят ко мне. Один удерживает меня за ноги, пока второй рывком расстёгивает на мне куртку. Едва он это делает, как на пол со звоном падает мой ножичек. На мгновение это отвлекает мужчин от моего раздевания.

– А это что? – спрашивает тот, который приказал меня раздеть. – Вы что, идиоты, не обыскали её?!

Один чешет затылок. Второй пронзает меня злым взглядом.

– Извини, босс. Это же просто девчонка.

– Идиоты, – ворчит.

Тем временем один из «раздевателей» начинает лапать меня на предмет чего-то подозрительного.

– Идиот! – кричит босс. – Какой смысл её сейчас обыскивать, если она связана, и вы должны её раздеть? Придурки, – вздыхает, накрывая лицо ладонью.

Моя кожа покрывается ледяными мурашками, когда один из них достаёт нож. Большой нож, не такой, как у меня, и поднимает на меня свой бесчувственный взгляд. Он, оттянув мой свитер, монотонными движениями разрезает его снизу вверх. Широко открытыми глазами смотрю, как мой живот обнажается, затем открывается обзор на мой чёрный ажурный бюстгальтер…

Бельё я всегда ношу красивое. Для него. В надежде, а вдруг… Ну вот, доносилась.

У мужчин распахиваются глаза. Ну да, фигура у меня зачётная. Да и лицо вроде ничего. Парни ко мне так и клеятся. Только один, самый нужный этого всего не замечает.

Мужчина жадно хватается за пуговицу моих джинсов, дрожащими руками пытаясь её расстегнуть.

– Отойди, я сам, – говорит их босс, отталкивая помощника. – Ведёшь себя так, словно впервые голую бабу видишь.

Руки босса опускаются к моим джинсам и ловко расстёгивают пуговицу. Закрываю глаза, до боли прикусывая нижнюю губу. Страшно, блин. Чувствую, как он стягивает с меня джинсы, опуская их до колен, а после останавливается.

Слышу шум. Крики. Выстрелы…

Боюсь открыть глаза.

Боже, как страшно.

В ушах звон. Голова кружится. Но я всё равно боюсь открыть глаза и взглянуть… Пока не чувствую тёплые ладони на своей талии. Распахиваю глаза. Широко. Он, легко приподняв меня вверх, снимает меня с крюка. Соскальзываю вниз в его объятия, перекидывая связанные руки через его шею. Он вытаскивает кляп из моего рта.

– Руслан, – шепчу, крепко прижимаясь к нему. Хочу улыбнуться, но губы болят от тряпки, которой мне заткнули рот.

Нашёл.

Снова нашёл меня. И я снова безумно рада его видеть.

По телу пробегает дрожь. Мне вдруг становится так жарко. Жарко от того, что он рядом. От его нежных объятий. От его дыхания на моей шее.

Слеза катится по моей щеке. Слеза облегчения. Я цела и невредима. И всё благодаря ему. Мой герой. Мой защитник. Мой опекун. Но такой не мой.

Опустив меня на пол, он пытается освободиться от моих рук. Нет… Ну хорошо же было. Руслан, чуть сильнее сжав мои руки выше локтя, поднимает их вверх. Продолжая смотреть исключительно мне в глаза, он застёгивает на мне куртку, подтягивает и застёгивает штаны, случайно коснувшись нежной кожи на животе. Вздрагиваю.

Дурак. Мог бы хоть одним глазком взглянуть.

Смотрю в его лицо: злое, раздражённое, напряжённое. Он подхватывает меня на руки.

– Закрой глаза, – говорит тихим, ровным голосом. Но от этого не менее властным.

И хочется подсмотреть, что же там такого я не должна увидеть, но я послушно закрываю глаза и прячу голову у него на груди, вдыхая такой родной, любимый запах.

– А связанной ты мне нравишься намного больше, – хмыкает он.

Вот засранец. Так и хочется его укусить.

Или поцеловать…

Вместо этого, я хмурюсь. Ведь чувствую, что он смотрит на меня своими голубыми глазами. Красивыми глазами.

Ну почему он не видит во мне женщину?!..

Судя по прохладе и ветру, резко ударившему в моё лицо, мы уже на улице.

– Можешь открыть глаза, – слышу над своей головой бархатный голос Руслана, от которого у меня мурашки по коже.

Открываю глаза. И смотрю прямо на него. Пытаюсь прочитать эмоции, заглянуть в душу, но я не вижу ничего. Не умею я его считывать. Не получается, сколько ни пыталась.

Руслан ставит меня на землю. Опустившись на корточки, распутывает верёвки у меня на ногах. Потом поднимается и то же самое делает с руками. Лицо сосредоточенное. Губы поджаты. Скулы напряжены. Так хочется прикоснуться к его лицу. Хотя бы на секунду. Хотя бы одним пальчиком.

Он на мгновение задерживается взглядом на моих руках. Едва ощутимо проводит пальцами по моим стёртым почти в кровь запястьям. От его прикосновений даже боль становится меньше.

Но это длиться всего лишь одно короткое мгновение. После чего Руслан подталкивает меня к своей машине. Открывает передо мной пассажирскую дверь. Но как только я сажусь внутрь, он захлопывает за мной дверь, собираясь сесть спереди, хотя за рулём у него водитель.

В испуге выскакиваю из машины. Делаю жалостливое лицо.

– Пожалуйста, – смотрю на него с мольбой, – не бросай меня одну, – говорю дрожащим голосом.

Опускаю голову, глядя на него исподлобья. Руслан удивлённо выгибает одну бровь. И даже в этом удивлении он выглядит красивым.

– Испугалась? – кажется, до него наконец-то доходит.

Быстро киваю.

– Побудь со мной, – прошу.

Несколько секунд он что-то обдумывает. На лице проскакивает лёгкая полуулыбка. Он показывает кивком, чтобы я садилась. Залезаю внутрь и подвигаюсь дальше, освобождая место для него. Сев рядом, Руслан захлопывает дверь, и автомобиль тут же срывается с места.

Смотрю на него вопрошающе, а он на меня с непониманием. Или просто притворяется, что не понимает, чего я хочу? Не понимает, в чём сейчас нуждаюсь, словно в воздухе. Хотя… Может причина всего лишь в том, что от меня воняет? Но совсем чуть-чуть. Маскировка у меня такая. На улице чистой и ухоженной девушке не выжить. Быстро найдётся какой-нибудь хмырь, желающий получить лакомый кусочек.

Мой взгляд скользит с его глаз вниз и задерживается на губах, растянувшихся в суровую волевую линию. Внезапным порывом наклонившись к Руслану, обнимаю его за шею и прячу голову у него на плече. Крепко-накрепко обнимаю. А потом и вовсе перебираюсь к нему на колени.

Руслан колеблется. Но всего лишь несколько секунд, а потом кладёт руки на мою талию и обнимает в ответ. Мягко поглаживает меня через одежду ладонями. Эта куртка всё портит. Обхватываю его шею руками покрепче, тянусь повыше… От этого движения куртка подскакивает вверх, а его руки внезапно оказываются на моей коже. Горячие руки, от которых будто пронзает током.

Хотя бы на секундочку могу почувствовать его кожа к коже. Ведь он всё равно сейчас положит руки на одежду, вне сомнения. Но…

Он почему-то этого не делает. Руслан на мгновение задерживает дыхание, а потом, запустив руки глубже под мою куртку, кладёт их на мою спину. Нежно поглаживает пальцами вдоль позвоночника.

Выдыхает.

– Спасибо, – шепчу, безмерно благодарная за этот жест, который мне так сейчас необходим.

ГЛАВА 4

– Спасибо, – шепчу.

Руслан прижимает меня к себе, поглаживая чувствительную кожу вдоль позвоночника. Утыкаюсь лицом между его шеей и плечом, вдыхая умопомрачительный запах. Он такой… мужской. Такой сильный. Настоящий. Обволакивает меня, погружая в розовые грёзы.

– Действительно испугалась. Китти, маленькая, всё хорошо. Всё позади.

Боже, я готова хоть каждый день проходить через подобные испытания, лишь бы он был таким нежным.

– Мне было так страшно. Я думала… Они хотели… – выдавливаю слова сквозь слёзы.

– Ну всё, тшш, – он наклоняется к моим волосам. Кажется, я ощущаю лёгкий поцелуй. Или мне просто хочется, чтобы это было именно так.

Я не хочу, чтобы мой первый раз стал вот таким, как мог бы. Я хочу, чтобы именно он стал моим первым и единственным.

– Руслан, – отстранившись, смотрю в его лицо. Думаю, стоит ли сказать ему сейчас, или…

Нет. Увы. Этот взгляд… Я для него девчушка, создающая одни лишь проблемы.

– … А ты спал когда-нибудь с девственницей? – спрашиваю. Неожиданно даже для себя самой.

Мужчина кашляет, поперхнувшись воздухом. Или моими словами. Пока он не напридумывал себе ничего лишнего, спешно объясняю:

– Эти козлы хотели меня похитить и продать. Они говорили о каком-то чёрном рынке, что там несовершеннолетние стоят в два раза дороже. И ещё собирались проверить девственница ли я на самом деле, – это я уже придумываю, надеясь подтолкнуть Руслана к правильным выводам. – Почему у мужчин насчёт девственности такой пунктик? Я вот от неё с удовольствием бы избавилась. Но… я не хочу с кем попало. Я хочу, чтобы это был взрослый, опытный мужчина. Чтобы он был нежным и надёжным. Защищал меня, заботился, – мечтательно произношу…

Кажется, прозрачнее намёка быть не может. Когда же он поймёт?

Руслан, похоже, даже дышать перестал от моих слов. И что я не так сказала? Его руки напряжённо застыли. Смотрит куда-то сквозь меня. Ну а я, чтобы поставить последнюю точку, обнимаю его снова, в неконтролируемом порыве прижимаясь к его шее губами. Ну, в почти неконтролируемом порыве.

– Китти, – с рычанием произносит он, хотя никак не могу понять, как у него получается рычать моё прозвище? – ты бредишь. Это всё из-за стресса. Это пройдёт, – он мягко отстраняет меня от себя.

Ну блин. Опять.

Раздражённая, слезаю с его колен. Сажусь в противоположный угол автомобиля настолько далеко, насколько это возможно, и отворачиваюсь к окну, скрестив руки на груди.

Наглый богатый старый чурбан! А ведь ещё совсем молодой мужчина.

– Ты – сухой чурбан, – бросаю обиженно.

– А ты – маленькая несносная девчонка. Непослушная, капризная и дерзкая! – рычит в ответ. А потом вдруг, обняв меня, тянет к себе. – Сколько ты мне будешь нервы трепать, а? – спрашивает устало.

 

«Пока не поймёшь», хочется ответить.

Но я молчу, радуясь внезапной толике такого желанного внимания.

Мы проезжаем через большие кованые ворота, подъезжая к его роскошному особняку. Руслан выходит из автомобиля и подаёт мне руку. Но его внимание занимает что-то далёкое, и это явно не я. О чём он думает?

Мне так не хочется отпускать его руку, но его большая ладонь выскальзывает из моих пальцев. Мужчина пропускает меня вперёд. Открывает входную дверь, пропуская меня в дом. Вопреки всей этой вежливости, он больше не замечает меня. Я снова для него исчезла.

Я сразу же поднимаюсь на второй этаж в свою комнату. В чём была одета, в том и падаю на кровать. Спрятав лицо в подушку, тихо скулю. Ну почему я для него пустое место? Он обращает на меня внимание только когда я сбегаю, создавая ему проблемы. А так – не видит. Словно я пустое место, а не почти что совершеннолетняя девушка.

Так и засыпаю в одежде.

Просыпаюсь, услышав шаги возле двери своей комнаты. Шаги останавливаются. Тихий, но уверенный стук. Так стучать может только Руслан.

Открыв один глаз, смотрю в окно. Уже утро. А может даже и день.

– Войдите, – ворчу в подушку. Лень вставать и даже поворачиваться.

Дверь открывается. Шаги не слышны. Значит, он стоит на пороге.

– Китти, – улавливаю раздражённые нотки в его голосе, – почему ты не помылась и не переоделась?

Это всё, что его интересует? Ни то, как я себе чувствую. Ни то, нужна ли мне помощь или поддержка. Всего лишь почему я не переоделась? Чурбан. Сухой бесчувственный чурбан.

– Не хочу, – огрызаюсь в ответ.

– Китти, – сделав шаг внутрь, он закрывает дверь, – я понимаю, что… ты пережила стресс, испугалась. Но ведь ты сама сбежала, сама спровоцировала эту ситуацию. Разве я тебя чем-то обидел? Я стараюсь, как могу, но я не знаю, как вести себя с… подростками…

Так вот кто я для него? Подросток?!

– Я не подросток! – перебиваю его, рявкнув тонким голосочком в его сторону. – Мне через неделю будет восемнадцать!

Тяжёлый вздох. Закипающий вулкан. В небесно-голубых глазах мужчины сверкают молнии.

– Вот именно, – цедит сквозь зубы, – что тебе почти восемнадцать, а ты ведёшь себя как ребёнок. Пора учится быть взрослой, самостоятельной и нести ответственность за свои поступки…

– Знаешь, что! – подскочив, сажусь на кровати, – я и есть самостоятельная! И до знакомства с тобой как-то справлялась со своими проблемами. Или думаешь у Марка было время за мной присматривать? Я выросла на улице. И туда же и вернусь через неделю, чтобы не создавать тебе проблем! – вижу, как раздуваются крылья его носа. Слышу, как скрипят зубы. – Осталось потерпеть всего неделю, – бросаю напоследок и иду к выходу из комнаты.

Только чтобы выйти, мне нужно пройти мимо Руслана, стоящего в проходе.

Он молчит. Но и не отходит в сторону, не пропускает меня. В коридоре слышны шаги. Мимо проходит домработница.

– Алла, помоги, пожалуйста, Екатерине привести себя в надлежащий вид, – говорит Руслан в приказном тоне, обращаясь к женщине.

Я бросаю на неё злобный взгляд. Этого достаточно, чтобы домработница вздрогнула. О да, она знает какой несносной я могу быть. Поэтому…

– Боже упаси! – крестится. – Хоть увольте, но я к этой чертовке ни на шаг не подойду! – и быстро уходит прочь.

Я в душе ликую.

Руслан медленно поворачивается ко мне. Взгляд голубых глаз становится темнее грозовой тучи. Руки опущены вдоль тела. Ладони сжаты в кулаки. Мышцы играют под рубашкой. Какой же он красивый даже когда злится.

Мне с трудом удаётся сдержать ухмылку. И что он мне сделает?

– Иди и приведи себя в порядок, – говорит тихо, с раздражением и возбуждающей хрипотцой.

– Не пойду! – скрестив руки на груди, смотрю на него исподлобья.

– Пойдёшь. Иначе…

– Что?! Что ты мне сделаешь? Ударишь? Ремнём отшлёпаешь? – кричу, даже не пытаясь сдержать свои эмоции.

Рычит. Ну прям как злобный серый волк, которого красная шапочка довела до белого каления.

Он делает шаг в мою сторону. Вздрагиваю. Всю мою смелость будто ветром сдувает. Стою на месте, боясь даже пошевелиться. Ещё одним резким шагом преодолев ничтожное расстояние между нами, он наклоняется и под мой испуганный визг перекидывает меня через плечо.

– А ремнём отшлёпать – это хорошая идея, – произносит он с явной ухмылкой.


Издательство:
Автор
Поделиться: