Litres Baner
Название книги:

Лорна Митфорд

Автор:
Наталья Новгородская
Лорна Митфорд

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Когда в 1804 году капитан Уильям Блайнд сделал предложение Лорне Митфорд, это ни у кого не вызвало удивления. Ведь они были знакомы с юности, и к своим двадцати четырём и девятнадцати годам, успели неплохо изучить друг друга. К тому же, их семьи проживали очень близко: Митфорды в городке Клиффорд, а Блайнды – в деревеньке Сэйнт Мэри Кэрроу, что всего в десяти милях от города. Но стоит сказать, что всё же эти два достойных семейства более сблизились, когда их дети выросли, и на основании естественного желания соединить их узами брака, стали чаще собираться то в доме молодого человека, то в семье девушки.

Уильям, всегда улыбчивый и жизнерадостный, с детства не мог сидеть без дела. Его можно было увидеть и на ферме отца, и в магазине его дядюшки, и на кухне с матушкой, поэтому родители не могли найти лучшее решение направить его энергию в мирное русло, как отправить мальчика в морское училище. Уильям с радостью отдался увлекательному учебному процессу и тяжелому физическому труду.

Когда ему исполнилось пятнадцать лет, он отбыл в свой первый морской поход, а через семь лет получил звание капитана. Лорна оставалась на берегу и всё больше расцветала с каждым годом, превращаясь из миловидного подростка в прекрасную девушку, привлекая к себе внимание окружающих своей утонченной натурой и жизнелюбием. Она как раз вошла в тот возраст, когда девушка наслаждается вниманием поклонников, и в это время на горизонте появился Ульям – загорелый, ославленный морскими битвами с наполеоновским флотом, намеревавшийся жить, как говорится, на полную катушку, и только что приехавший домой в отпуск впервые за долгое время. Остаться равнодушной к его обаянию она не смогла. Чувства между ними вспыхнули внезапно, они открылись друг другу с новой стороны, к своему удивлению стали больше, чем просто знакомые, и эйфория от этого открытия затуманила им головы.

Уильям торжественно сообщил обоим семействам, когда сделает Лорне предложение, и все стали внутренне готовиться к этому долгожданному событию. Девушка в этот день долго выбирала наряд, ей ничего не нравилось, и она перебирала платья, считая, что они либо очень простые, либо вычурные. Наконец, Лорна удовлетворилась серым шёлковым платьем с квадратным декольте, подобрала к нему нитку жемчуга – подарок отца на восемнадцатилетние, надела перчатки, и, довольная своим отражением в зеркале, спустилась вниз.

После всех восторженных слов и обещаний, Митфорды и Блайнды стали обниматься, матушки вытирали платочками внезапно выступившие слёзы, а отец невесты громко произнес:

– Шампанского скорей! Где же шампанское?

– Ах, что же вы не достали кольца? – всполошилась миссис Блайнд. – Сыночек, ты должен одеть помолвочное кольцо своей невесте.

Её сын в тот момент стоял у окна со смущённой Лорной и о чем-то переговаривался. Ему пришлось отвлечься, и он с улыбкой повернулся к родителям.

– Матушка, мы с Лорной решили, что помолвка будет без колец.

Старшие женщины охнули, а мужчины недоуменно подняли брови.

– Тогда это ненастоящая помолвка, сынок! – воскликнул мистер Митфорд, приняв слова жениха за шутку. – И после твоего отъезда я отдам дочь кому-нибудь другому!

– Позвольте объяснить! – примирительно поднял руки Уильям. – Нам ни к чему эти кольца. Я считаю, что если моя невеста за время моего долгого отсутствия найдет себе более подходящую пару, то пусть решение останется за ней. Мне бы не хотелось, чтобы кольцо на пальце стало помехой, сдерживающей её от настоящего счастья. Возможно, ей повезет, и она найдет жениха лучше, чем я!

Он засмеялся, но остальным было не совсем радостно.

– Дорогой, – вставила слово миссис Митфорд, – кольцо – это символ вашего союза. Для общества это многое значит…

– Когда мы поженимся, то кольцами обязательно обменяемся. А пока наше решение остаётся таким.

– Милая моя, образумь этого болвана! – воскликнула мать жениха, обращаясь к Лорне, которая безучастно стояла у окна. – Неужели тебе тоже не хочется обменяться кольцами? Да где такое видано?…

– Уильям прав. Я могу встретить на своем пути какого-нибудь лорда и не устоять перед ним. Благородный лорд, конечно, партия выгодней капитана корабля, и мой выбор будет очевиден, – ответила невеста с улыбкой. – В любом случае, это решение мужчины, и я не могу его оспорить. Мы успеем обменяться кольцами.

– И всё же я не понимаю…– пробубнил мистер Блайнд.

– Я оставляю Лорне выбор, вот и всё, – твёрдо сказал Уильям.

Помолвка состоялась в августе, а уже в ноябре он отправился из Портсмута в свой очередной морской поход. Капитан Блайнд надеялся заработать денег к свадьбе, завести собственный дом, а лучше приобрести большой особняк, куда бы он мог привести свою прекрасную жену. Он любил жить «на широкую ногу», делать дорогие подарки родителям, угощать друзей вином, в меру играть в карты, и ему постоянно казалось, что он получает мало денег за свой труд, и что достоин большего. А после помолвки это ощущение стало острее, ему нужно было уже заботиться не только о себе. Он был младшим сыном и не имел права на наследство отца, поэтому ему приходилось рассчитывать только на себя, на свою удачу, на то, что море и впредь будет к нему благосклонно.

К сожалению, спустя полтора года капитана Блайнда объявили погибшим. Родителям прислали сухое официальное уведомление с обычными на тот момент словами: «Он был достойным сыном нашей Империи…Погиб во благо Родины» и прочее. Но тело его не было найдено, так что, к великому горю Блайндов, достойно похоронить сына им не удалось. Они даже не знали, где и как он погиб, наверное, всё же они могли бы написать несколько писем в адмиралтейство, но им такая наглость даже не пришла в голову.

Прошло очень много времени, прежде чем буря людского горя улеглась, сердечные раны родственников зарубцевались, а душевная боль притупилась. Все смирились с тем, что Ульяма, озаряющего улыбкой всех вокруг, и готового действовать в любой момент времени, больше нет. Он никогда не появится ни в Клиффорде, ни в Сэйнт Мэри Кэрроу, ни где-то еще. Его бесполезно искать среди лиц прохожих, вычитывать «Морской вестник» в надежде увидеть его имя. Напрасно ждать его невесте и сидеть в задумчивости у окна, или, отложив рукоделие, уставиться взглядом в одну точку перед собой.

– Милая, прошёл уже целый год, не пора ли тебе выйти в свет? – спрашивали её подруги.

– Дорогая, прошло уже два года, стоит ли тебе подыскать жениха? – осторожно спрашивали родители, надеясь, что их дочь уже смогла пережить свою горечь от потери.

– Лорна, уже прошло столько лет, а ты всё сидишь дома. Вот приглашение к…– снова раздавались голоса людей, который считали, что их слова и поступки как-то помогут ей выбраться из того состояния, в котором она находилась после гибели Ульяма.

Поначалу на все предложения о замужестве она отвечала, что по-прежнему помолвлена, а всем тем, кто говорил о гибели капитана Блайнда, отвечала, что твёрдо уверена в том, что он жив. Вероятно даже, что она хотела более убедить в этом себя, чем других. Советчики стали её раздражать, неужели они не видят, что она стала другой? Ей больше не девятнадцать, молодость прошла, посвященная памяти Уильяма, она не завела новых знакомств, не побывала там, куда мечтала поехать. Она заперлась в своём тихом доме в Клиффорде и практически ничем не интересовалась. Раньше она не была отрешённой, и многие знавшие её давно, удивлялись такой перемене. Кто-то считал, что она зря погрузилась в свою печаль, нужно было чуть ли не сразу же после горькой вести, отвлекать себя всеми доступными способами. И таких людей было немало.

Лорна слышала разговоры соседок с матерью, сплетни в магазинах, и ей становилось тошно – все знали лучше, как ей проживать своё горе, что она должна чувствовать, а что нет, а главное – она обязательно должна выйти замуж! Ведь ей уже двадцать два…Двадцать три…Двадцать четыре…Она хотела только, чтобы её оставили в покое, но, происходило наоборот – с каждым годом она чувствовала всё большее давление на себе. Она практически перестала где-либо бывать и видеться с соседями, ведь косые взгляды ещё можно было бы научиться принимать с иронией, а вот жалостливые – были невыносимы.

Митфорды продолжали поддерживать крепкую связь с Блайндами. Лорне в последнее время эти визиты перестали приносить удовольствие. Дело в том, что родители Уильяма имели ещё и старшего сына – Джорджа, который являлся наследником поместья, и на него возлагалась миссия продолжателя рода Блайндов. Все знали, что он женоненавистник, презирает женщин и может покрыть какую-нибудь персону самым крепким словцом, и тем досаднее было для девушки, что его родители желали союза их сердец.

Выражая своё недовольство, Джордж всегда гримасничал, его лицо так искажалось злобой и презрением, что у Лорны бежали мурашки по коже от этого довольно неприятного зрелища. Но ей было больнее, когда она невольно замечала в его лице черты, похожие на Уильяма, что-то едва уловимое в глазах, или когда он улыбался, что случалось нечасто.

Братья были полностью противоположны, и поэтому совсем не близки. Лорна никогда не видела, чтобы капитан Блайнд когда-либо был сердит, недоволен или вспыльчив. Если его что-то не устраивало, он брал паузу, а уже потом, собравшись с мыслями и подбирая слова, чтобы не рассердить собеседника, выражал своё мнение. Он всегда приводил аргументы, умел быть настойчивым, но не мог по своей натуре агрессивно навязывать свою точку зрения кому-либо. Джордж Блайнд считал теперь, что переиграл брата по всем фронтам и даже не подозревал, что кто-то может сравнивать его с Уильямом, и сравнение будет не в его пользу.

Родные девушки, конечно, понимали стремления своих друзей, и относились к этому снисходительно. Даже хорошо зная характер Джорджа, они не высказывались по этому поводу, предоставив своей дочери право выбора.

Двусмысленные намёки за обедом, стремление хозяйки дома усадить Лорну рядом с сыном, вызывали в душе мисс Митфорд недовольство. Она была холодна, но дать более серьёзный отпор не решалась.

 

Она уважала родителей Ульяма, ценила их за давнюю дружбу, но сердце закрыла на замок. Свои мысли и чувства она уже не могла больше никому доверить, даже матери, потому как видела, что она по-прежнему переживает за неё. Мать не понимала, почему дочь так цепляется за прошлую любовь, за этот мифический флер былых отношений, ведь у них даже помолвка была несерьёзной. Несколько раз потанцевали на балу и сговорились о свадьбе! Отец перестал упоминать Уильяма в разговорах, и Лорна не осуждала его. Но сама отпустить от себя мысли о нём боялась. Она не осмеливалась заглянуть вглубь себя и разглядеть огромную пустоту, которая там образовалась. Чем заполнить её?

Когда за Митфордами закрывалась входная дверь, разговор в гостиной Блайндов направлялся в другое русло.

Глава семьи в очередной раз пытался указать сыну истинный путь:

– Джордж, надеюсь, вскоре придёт время, и ты обратишь свой взгляд на мисс Митфорд. Напоминаю тебе, что нам с матерью она всё ещё нравится, и мы желаем видеть её своей невесткой.

– Мне кажется, она сегодня себя нехорошо чувствовала, – поморщился Джордж. – Её душевное состояние вызывает опасения.

– Глупости! – воскликнула его мать. – Разве ты не можешь оценить ни её воспитания, ни учёности? Я уж не говорю о её красоте! У неё такие синие глаза…

– У неё очень большие глаза. А волосы слишком белые! Словно их присыпали пудрой, – Джордж плюхнулся в кресло и положил ногу на ногу. – Не спорю, она была красива…ещё несколько лет назад. Но годы всё же берут своё. Мне даже жаль, что она стала бледной тенью себя прежней. А могла бы составить хорошую партию…

– Сын, не забывай, что твои годы тоже идут, время ни для кого неумолимо, – строго сказал отец. – Мы с матерью хотим дожить до того времени, когда ты обзаведешься детьми. К слову, это твоя прямая обязанность – подарить наследника Блайндам.

Джордж поерзал в кресле, а его отец продолжил уже более безапелляционным тоном:

– Говорю тебе прямо: рано или поздно тебе придется жениться. А если ты будешь продолжать упрямиться, то я женю тебя на первой встречной девушке! Мне достаточно хорошего приданого, внешность будущей невестки меня мало интересует. Только Лорну я готов принять в нашу семью без приданого, ибо её достоинства перекрывают этот недостаток.

Отец с неудовольствием смотрел на сына, и тот сморщился, сдерживая множество возражений, готовых сорваться с его уст.

– Сынок, подумай, что беря в жёны Лорну, ты ничего не теряешь, а получаешь. Мы на твоей стороне, мы, если что, поможем уговорить Митфордов, если она воспротивится…

– Вот уж, воистину, какого вы низкого мнения обо мне! – возмутился Джордж. – Любая девица ждёт предложения руки и сердца, а уж старая дева и подавно! Только Лорна, как пить дать, хитрит и скромничает. Или вы думаете, что она чем-то отличается от других девиц на выданье? – он ухмыльнулся. – Уж у меня было время изучить её хорошенько. Такие девушки, засидевшиеся дома, только и мечтают, как бы поскорее вырваться на волю. И уж если я надумаю позвать её замуж, то она согласится, даже не раздумывая. Это же очевидно, что я – наилучшая партия для неё.

– Что же ты медлишь тогда? – спросил его отец.

– Потому что она меня недостойна, – самодовольно заявил Джордж. – В ней нет ни лоска, ни даже малейшего тщеславия, которое так красит женщину, а своё обаяние она давно растеряла с годами. Если бы я был обычным деревенским увальнем, по вечерам пьющим пиво и рассуждающим о стрижке овец, то меня бы устроила такая унылая партия.

Его мать вздохнула, не найдя, чем ещё можно убедить его жениться, а отец только насупил брови. Такое положение дел его совершенно не устраивало. Он считал, что дочь Митфордов – самая подходящая партия его сыну. Когда был жив Уильям, они с женой не могли нарадоваться их будущему союзу, и первое время им трудно было свыкнуться с мыслью, что всё прошло даже без особых усилий, как-то само собой произошло, что молодые люди стали близки друг другу и сами сговорились о союзе. Родителям оставалось только радоваться и принимать поздравления.

В то время будущее Джорджа ушло на второй план. Он занимался делами на ферме, и хоть также отказывался вступать в брак с «этими глупыми, скучными и грубыми девицами», его на время оставили в покое, всецело увлекшись помолвкой младшего сына.

К вопросу брака старшего Томас Блайнд вернулся почти сразу после гибели младшего. Споры с Джоржем, беседы с женой на тему выбора подходящей невесты немного отвлекали его от семейной драмы и постепенно успокаивали его душевную рану. Джордж продолжал сопротивляться, объясняя своё упрямство тем, что рядом нет приличной для него партии. Всё было не то и не так, но чем больше проходило времени, тем уговоры становились настойчивей, а взгляд отца суровей.

Мистер Блайнд также понимал, что более отказа от женитьбы, в сыне его раздражает то, что он был не похож на брата. В нём не было ничего, благодаря чему можно утешиться в своей печали. И если с Уильямом приятно было спорить о чём-то, перекидываясь остроумными фразами и избегая упрёков, то с Джорджем приходилось запасаться терпением, чтобы не вспылить. Его упрямство было непоколебимо, будь то споры о земельном межевании, найме работников или женитьбе. Мистер Блайнд иногда с грустью смотрел на старшего сына, не понимая, почему он вырос таким, словно в отместку им, его родителям за то, что они вырастили его младшего брата намного более уравновешенным человеком.

Глава 2

Лорна читала возле окна, но мысли её часто удалялись от сюжета книги, и она поднимала голову, уставив взгляд куда-то в стену. Кэсси, её сестра пятнадцати лет отроду, мастерила цветы для своей шляпки рядом с ней, и, видя её пустые глаза, тяжело вздыхала. В силу своего возраста она не понимала переживаний сестры, не могла осознать даже малой толики того, что творилось у неё в душе, и поэтому предпочитала больше молчать, и уж тем более, наученная матерью, никогда не произносила имя капитана Блайнда.

Последний раз, когда она сказала, что в саду расцвели крокусы, которые любил Уильям, а ей они не нравятся, потому что очень маленькие и невзрачные, её сестра так пристально уставилась на эти цветы, что Кэсси пришлось в прямом смысле слова прикусить себе язык. Казалось, не было ничего ни в доме, ни в окружающем мире, что не напоминало бы Лорне её покойного жениха. С этим было очень трудно жить, приходилось подбирать слова и не обращать внимания на иногда странное поведение старшей сестры, поэтому Кэсси осторожничала. Но сейчас, заметив задумчивость сестры, она не поняла, что могло её отвлечь от книги, и прямо об этом спросила.

– Я устала, Кэсси. Просто устала…– тяжело сказала Лорна. – Я словно на дне самой глубокой морской впадины и не могу выбраться. Вокруг нет ничего, что могло бы меня поднять на поверхность.

Кэсси ничего не поняла из её изречения и решила, что правильней в такой ситуации – замокнуть. Дождь стучал по оконному стеклу, и девушки, не зная, о чём ещё им говорить, стали рассматривать крупные дождевые капли, которые разбивались о прозрачную преграду.

– А он что здесь делает в такую погоду? – с удивлением произнесла Кассандра и выпучила глаза, показывая пальцем на человека в чёрном плаще, спешившегося с лошади. Под косым дождем он старательно привязывал её к забору и вскоре намеревался войти в дом.

Когда мисс Митфорд узнала этого человека, то внутренне съёжилась. Она боялась озвучить свою догадку, ведь единственный вариант, по которому он мог приехать к ним в одиночестве, был очевиден, но совершенно неприятен для неё.

Через пять минут в комнату вошёл Джордж Блайнд собственной персоной. Он оставил мокрую шляпу и плащ в прихожей и попросил горничную, открывшую дверь, проводить его к мисс Митфорд. Избавиться от своего раздражения по поводу того, что дождь испортил ему настроение, и поездка не задалась, он не сумел или не захотел. Лорна сразу уловила его нервозность по тому, как он довольно сухо поздоровался с ней и сестрой. Все почувствовали неловкость момента.

Старшая мисс Митфорд предложила ему присесть. Он сел, а потом быстро встал и стал прохаживаться по комнате. Кэсси с недоумением посмотрела на сестру.

– Кассандра, прошу тебя, сходи к маме и помоги ей готовиться к обеду, – сказала Лорна. Она решилась на откровенный разговор с Джорджем, и поэтому присутствие сестры оказалось сейчас некстати.

Девочка во все глаза смотрела на неё, не понимая, почему она хочет остаться наедине с этим неприятным человеком. Он, словно не являясь предметом их волнения, рассеянно рассматривал картину над камином.

– Кэсси, мама просила тебя помочь, – вкрадчиво повторила Лорна.

Та, наконец, поняла, что выжидать вразумительного объяснения бессмысленно, отложила цветные ленты с нитками и через минуту вышла за дверь.

Мужчина тут же повернулся к девушке. Он уже пришёл в спокойное расположение духа и выглядел вполне доброжелательно. Даже неловко улыбнулся Лорне.

– Мисс Митфорд, мы давно уже неплохо знаем друг друга, так что я буду говорить по существу, без всяких сантиментов и долгих предисловий, – начал он. – Наши семьи ввиду своей дружбы прочат нам союз. Не думаю, что для вас это является тайной, вы же не глупы, чтобы этого не понять. Я верю, что в вас присутствует всё-таки житейская мудрость, чтобы оценить открывающуюся перспективу от этого брака.

Он сделал паузу и приосанился.

– И вот, я приехал к вам сюда, чтобы сделать предложение руки и сердца. Если бы вы знали, какой путь я преодолел…

– Я благодарна вам, мистер Блайнд, – Лорна не выдержала надменности его тона и перебила его, подняв ладонь. – Для меня честь получить такое предложение от одной из самых достойных семей нашей округи. Но я вынуждена вам отказать.

Лорна понимала, что ни он, ни она не хотят вступать в этот брак. Видимо, родители вынудили его приехать к ней и решить это дело. Они друг другу неприятны, о каком союзе может идти речь? К тому же, девушка считала себя менее обремененной обязательствами перед семьей, поэтому осмелилась в этот раз окончательно поставить точку в отношении их возможного союза. Ей только было очень жаль, что его родители искренне рассчитывают на неё, и не сомневалась, что они непременно расстроятся от её отказа.

Джордж с непониманием смотрел на неё.

– Мисс Митфорд, прошу вас отложить кокетство, вам оно не к лицу. Моя семья рассчитывает на наш союз. Никакую другую девушку мои родители не хотят видеть своей невестой.

– А что же вы? Вам всё равно?

Джордж постарался не распаляться и говорить спокойно. Хотя вся ситуация стала его раздражать. Почему сразу нельзя согласиться, да и дело с концом? Он вовсе не намерен проявлять красноречие!

– Я как примерный сын исполняю волю родителей. Если вы желаете, чтобы я красочно и витиевато делал предложение, то, к сожалению, должен вас разочаровать. Красивые слова не совместимы с моей натурой.

– О, я не жду от вас ничего! – Лорна улыбнулась. – И со своей стороны тоже говорю прямо и не умею кокетничать. Я отказываю вам, потому как мы совершенно разные люди, никакого счастья наш союз не принесет. А если наш брак будет неудачным, то нашим семьям точно пользы не будет.

Он решил быть настойчивей.

– Мисс Митфорд, позвольте мне перечислить все преимущества нашего союза. Во-первых, вам не придется уезжать далеко и вы всегда… Думаю, что моя семья не будет против, если вы, хоть каждую неделю, станете навещать ваших родных. Во-вторых, вы наконец-то избавитесь от амплуа вечной невесты. Да-да, некоторые вас и так называют! Так вот, выйдя замуж за самого достойного мужчину нашего округа, вы утрёте нос всем злопыхателям. И в-третьих… Вы получите свой дом, в котором станете полноправной хозяйкой. И, конечно, ваше финансовое положение станет намного лучше, ведь не секрет, что ваш отец не даёт за вами ничего. Но мы не будем говорить о долгах…

Он так погрузился в свои мысли и так увлёкся перечислением всех достоинств брака с ним, что не заметил, как Лорна поднялась со своего места. Выслушивать далее такие обидные, оскорбительные слова выше её сил. Пусть он считает её высокомерной или бесчувственной, но она должна постоять за себя.

– Мистер Блайнд, я благодарю вас за оказанное мне время, но, кажется, вам уже пора идти, – сказала она очень сухо.

Он остановился и замолк. Ему потребовалось полминуты, чтобы осознать, что Лорна действительно отказывает ему, и более того, отправляет восвояси. Такого унижения он вынести не мог!

– Теперь я понимаю, что был прав относительно догадок о вашем душевном здоровье. Только девица с зачерствевшей душой и усохшим умом может отказаться о такого выгодного брака! Вы посвятили три года своей жизни памяти моего брата, и, кажется, тронулись умом. Только так я могу объяснить ваш отказ.

 

– Да, несомненно, ваш младший брат был достойным человеком. Чтить его память, быть небольшой частью его жизни – для меня счастье, – она не смогла справиться с нахлынувшими эмоциями, и её голос задрожал.

– Да кто в здравом уме предпочтет покойника живому человеку? Вы не боитесь до конца жизни остаться одной? В угоду чему?

– К сожалению, в угоду вашему тщеславию я не могу выйти за вас замуж, – отчеканила она слова.

Он стоял напротив неё, полный возмущения, Лорна тоже негодовала, но старалась вести себя достойным образом. Ему бы хотелось сказать ей ещё очень много едких слов, чтобы заставить почувствовать свою вину перед ним и его семьей, но тут в комнату вошёл мистер Митфорд. Он услышал крики Джорджа в гостиной и решил вмешаться.

– О, мистер Митфорд, как хорошо, что вы пришли! – обратился к нему несостоявшийся жених. – Вы должны образумить вашу дочь. Хотя теперь моя гордость уязвлена, и в первую очередь я потребую извинений от мисс Митфорд.

– Прошу вас, хватит! – воскликнула Лорна.

– Дорогой Джордж! – отец девушки взял молодого человека под руку. – Прежде всего, вам обоим следует успокоиться. Ни к чему так распаляться и говорить друг другу обидные слова, о которых потом можно долго сожалеть.

– Я пришел сюда с чистыми намерениями, а она выставила меня вон! Ваша дочь утратила всякие манеры…

Отец заметил в глазах дочери выступившие слёзы и счёл за благо увести возмущённого гостя.

– Прошу вас, давайте выйдем. Нам с вами здесь делать нечего… – он пытался вывести Джорджа за дверь. – Если хотите, можете высказать свои претензии мне…

Наконец, их голоса стихли за дверью, но в голове Лорны по-прежнему звучали истеричные возгласы Блайнда. Слёзы невольно покатились у неё из глаз. Она не плакала очень давно, и сейчас ощутила себя совершенно беспомощной, растерянной и униженной.

Тем временем мистер Митфорд пытался завести Джорджа в свой кабинет, но тот, продолжая возмущаться недостойному поведению девушки, собирался домой. Он яростно выхватил свои вещи из рук горничной, и обратился с искаженным лицом к хозяину дома напоследок:

– Вот уж награда от вашей семьи моим родителям за многолетнюю дружбу! Они будут неприятно поражены. К слову, примите мой добрый совет – займитесь наконец-то воспитанием дочери, потому что негоже так по-свински обращаться с гостями. Если вы спустите это ей с рук, то она преподнесёт вам еще множество подобных подарков!

Он вышел на крыльцо и со всей силы хлопнул тяжелой входной дверью. Мистер Митфорд выдохнул с облегчением.

Вечером, когда эмоции улеглись, и вся семья смогла собраться в гостиной после ужина, отец Лорны произнёс:

– Дорогая моя, я понимаю, что этот Джордж очень неприятный тип, возможно, самый неприятный на свете, но ты не могла бы объясниться с ним более деликатно? Зная его характер…можно было ожидать подобной реакции.

– Отец, я не могу выражаться деликатно в ответ на совершенно неделикатное обращение собеседника, – девушка опустила руки над вышивкой, чтобы ответить отцу. – Он сам виноват, что так вышло. Если бы он счёл возможным подбирать слова, то у меня не возникла бы необходимость защищать себя. К тому же, его совершенно невозможно слушать. Это обстоятельство можно учесть, как смягчающее мою вину?

Она попыталась улыбнуться, но улыбка вышла вялой и никак не повлияла на настроение отца.

– Дочка, дело в том, что я сейчас не представляю, что о нас думают Блайнды, и что мне следует предпринять в дальнейшем по этому поводу.

– Послушайте, дорогой, – вставила слово миссис Митфорд. – Мы знаем, что Джордж очень не воздержан на язык и эмоционален, но мы также хорошо знаем нрав его родителей. Не думаю, что они поддержат его в гневе. Скорее наоборот, попытаются смягчить удар, нанесенный Лорной.

Лорна поняла, что обсуждение её несостоявшейся помолвки теперь затянется на долгое время и решила набраться терпения. Она вернулась к вышивке. Рядом сидела Кэсси, вновь взявшаяся за свою шляпку.

– Как он мог даже подумать о том, что ты согласишься на этот союз? – сказала она шёпотом. – Это он не в себе, а не ты!

– Но ведь Лорна по-своему права. Он её оскорбил, а она отстаивала свою честь, – снова высказалась в защиту дочери мать.

– Так скажите мне, неужели в этом человеке совсем нет приятных душевных качеств? – обратился ко всем сразу мистер Митфорд. – Я хочу сказать, что чем я больше думаю об этом деле, тем менее моё нутро проявляет к нему мужскую солидарность, и мне становится совестно.

Лорна слегка улыбнулась, не отрываясь от вышивки.

– Во всяком человеке есть что-то хорошее, – ответила ему жена. – Но не для нашей дочки. Возможно, более непритязательная девушка найдет в нём подходящие душевные качества, но у нашей Лорны другие запросы по поводу мужчин.

Она сказала эти слова и осеклась, ведь речь о мужчинах они стараются не заводить, чтобы не ранить старшую дочь. Лорна подняла голову.

– Вы правы, мама. Так сложилось, что в мужчинах я искала только самые лучшие качества. И благодаря Уильяму, я поняла, кто такой настоящий мужчина. Вероятно, привычка сравнивать всех с ним, сыграла со мной злую шутку.

Она сделала паузу, а потом продолжила.

– Возможно, если я встречу человека более достойного, чем Уильям Блайнд, или хотя бы равного ему, то выйду за него замуж. Я даю этому мифическому шансу право на существование, но прошу вас по-прежнему избегать темы о браке, потому что она очень болезненна для меня.

Родители переглянулись между собой, а затем мистер Митфорд уткнулся в книгу. Он хотел задать дочери множество вопросов, но не решился. Зато перед сном он задал вопрос жене, волновавший его очень долгое время.

– Дорогая, неужели Лорна отказала ему из-за Уильяма? Меня это очень беспокоит. Ведь у неё есть всего два выхода: принять предложение Джорджа и получить статус жены, и отказать ему, что означает возможность навсегда остаться одной. Почему же она выбрала второе? Возможно ли, что у нашей дочери есть некоторая степень душевного расстройства?

Он покосился на жену, опасаясь, не заденут ли её слова. Но она казалась спокойной.

– Милый мой супруг. Наша дочь отказала Джорджу не из-за Уильяма, а из-за самого Джорджа. Предполагаю, что если бы она согласилась выйти за него, то мы бы с вами, не сговариваясь, предположили у неё душевное расстройство.

– Вы хотите сказать, что если бы на месте Джорджа был более приятный и благовоспитанный человек, то она бы согласилась? – мистер Митфорд был поражен.

– Нет, – вздохнула его супруга. – Я думаю, она выйдет замуж только за того, кого сумеет полюбить. А уж, каким может быть этот человек, мне неведомо. Боюсь, что здесь, в Клиффорде, она никогда не найдет достойного жениха. Нам нужно сменить обстановку.

– И что вы предлагаете?

– Поехать в Уэймут.

– В Уэймут? – ужаснулся мистер Митфорд.

– Да. Послушайте, мы много лет никуда не выезжали, а на море так не были ни разу…

– Ох, дорогая, да ведь море – это опасная тема!

– Я полагаю, что море пойдет на пользу Лорне, да и всем нам. Возможно, столкнувшись с ним, поняв его стихию, она, наконец, отпустит от себя капитана Блайнда.

– Мне кажется эта идея очень сомнительной в своей пользе…– осторожно сказал мистер Митфорд. – Если уж ехать, то на озёра… Но опять же финансы…Подготовка…

– Всё можно решить, если взяться с умом. У нас есть ещё время собраться до разгара курортного сезона. Вот представьте, как обрадуется Кэсси купанию в море!…

Блайнды стойко вынесли все упрёки Джорджа по поводу того, что они заставили его поехать к Лорне и в целом о том, что они слишком привязаны к ней. Эта девушка того не стоит! Отец многое хотел бы сказать сыну, но рука его жены, вовремя накрывшая его руку, остановила его от необдуманного поступка. Не стоит добавлять масла в огонь, когда пламя костра и так высокое.

Когда у Джорджа иссяк поток грубостей и претензий, и он оставил родителей наедине. Они смогли обсудить создавшееся положение и пришли к выводу, что спесивость сына поспособствовала отдалению двух семей. Но рвать все отношения с Митфордами они не желали. Прекрасно зная характер своего сына, Блайнды посчитали, что необдуманное высокомерие стало виной тому, что союз с Лорной не состоялся.


Издательство:
Автор