Название книги:

Мой личный монстр

Автор:
Виктория Селезнева
Мой личный монстр

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Когда-то давно один мой близкий человек сказал замечательную фразу: «Чтобы понять, чего ты хочешь в жизни, иногда нужно бросить все и дать себе время поразмыслить». Правда этим человеком был мой брат, и говорил он это сидя на диване перед телевизором, в то время как мы с мамой пытались выпихнуть его на работу. Мой брат тот еще бездельник и прожигатель жизни, но, как ни странно, его совет, неожиданно мне пригодился.

Поэтому, следуя философскому изречению моего близкого родственника, я сидела в кафе и размышляла о своей жизни. Ровно месяц назад я вдруг отчетливо поняла, что меня раздражает моя работа, каждый день я иду как на каторгу, а вечером мечтаю только о постели.

Год назад я переехал в мой город мечты, и для чего? Я представляла себе походы по театрам вечером и клубы ночью, завтрак в кафе с кофе и круассаном и обед в ресторане. У меня была куча планов. А что по факту имею я? Работа-работа-сон-работа. В какой-то момент в моей голове сработал стоп-сигнал, и я решила, что хватит. В моей работе, несомненно, был один плюс – зарплата, и благодаря этому плюсу, я могу пару-тройку месяцев безбедно существовать, пока не придумаю, чем я хочу заниматься. Стоит ли говорить, что личной жизнью в моем плотном графике и не пахнет, этот вопрос тоже хотелось бы решить, как ни как, мне уже не восемнадцать.

Неделю назад меня отпустили с миром, и целую неделю я пыталась себя поднять, чтобы воплощать мечты в реальность. Начать я почему-то решила с музея современного искусства. Ценитель из меня, я вам скажу, так себе, но надо же с чего-то начинать. Составить мне компанию вызвалась моя близкая подруга Катя, которая, в отличие от меня, просто прикинулась больной на работе. Как она сказала: «Что не сделаешь ради друзей!» Но я так понимаю, она просто захотела выспаться, а тут и повод нарисовался.

– А кто это у нас тут такой безработный сидит? – весело (или с завистью) донеслось сзади.

Я неловко подняла руку и улыбнулась.

Катя как всегда порхала и цвела. На ней была белая облегающая маячка и короткие шорты (чтобы мужики слюни пускали – Катины слова). Познакомились мы с Катей год назад, когда я переехала. Катя сбила меня на машине. Да-да. Сбила, а потом еще и наорала, что я криво по зебре иду. Но сама же настояла на том, чтобы свозить меня к врачу, хотя я утверждала, что все хорошо. Пока ехали в больницу, разговорились, а через пару дней она мне позвонила и пригласила в кафе «поболтать». Каждое Катино «поболтать» заканчивается поздно и в жутком угаре. Однако, несмотря на все наши различия в характере, мы сразу почувствовали друг в друге родственные души. Со временем Катя стала мне сестрой, которой у меня никогда не было. И какой бы веселушкой она не была, я знаю, что это самый надежный и ответственный человек на земле. Который отвратительно водит машину.

– Готова окунуться в мир современного искусства с головой?– с вызовом спросила я.

– Конечно, только сначала кофе, а потом будем утолять творческий голод.

И судя по огромной чашке черного кофе, Катя явно с утра слегка была не в себе, видимо, вчера отмечала начало своей болезни и неожиданно нарисовавшийся выходной.

Физический голод мы, конечно, утолили больше, чем творческий. Честно, мне не понравилось. Возможно, во мне нет той искры, которая должна загораться, глядя на творение великих. А во мне разгорелись только вопросы «Что это?», «Зачем такое нужно сотворить?» и «Под чем был автор?».  Я явно выбрала неправильное начало поиска себя, потому как в музее современного искусства вопросов больше, чем ответов.

Но вот дальше пошло все как по маслу, мы погуляли, прошлись по магазинам, ближе к вечеру ноги стали заносить нас в бары, а мы и не особо сопротивлялись. Я чувствовала себе подростком, который, наконец, выбрался из-под родительской опеки и готов пуститься во все тяжкие. Правда, мои «все тяжкие» закончились как у золушки, в районе полночи, когда организм резко потребовал подушку и одеяло.

Я заползла в квартиру, сладко зевнула и…

Когда кто-то начинает говорить про судьбу, знаки и остальную фаталистическую чушь, я стараюсь не особо слушать. Я верю в то, что может произойти что угодно, и возможно стечение обстоятельств, но то, что какое– то событие может стать знаковым – ну нет.

Но после этого вечера во мне засело семя сомнений, это как же нужно сойтись звездам, чтобы вот так вот свести все в единую линию? Но обо всем по порядку.

Когда я сладко зевала, в дверь позвонили. Даже зевок оборвался, чему я несказанно расстроилась. Я посмотрела на часы: 00-10. У меня нет знакомых или друзей, которые могут заявиться без предупреждения в такое время. Я притаилась, в надежде, что этот кто-то ошибся дверью и сейчас уйдет. Мне было совсем неинтересно, кому я понадобилась, я хотела спать.

Но моей мечте не было суждено сбыться, в дверь снова позвонили. А потом постучали.

Я посмотрела в глазок, за дверью стояли двое мужчин.

– Кто? – зачем-то спросила я, хотя могла бы прикинуться спящей и не открывать вовсе. Вот явно в мой разум вмешались высшие силы, затуманив его алкоголем.

– Откройте, полиция, – тоном, не терпящим возражений, донеслось из-за двери.

– В полночь? Серьезно?

– Вот удостоверение, – мне в глазок пихнули какую-то корочку, как будто это могло развеять все сомнения. Но я почему-то открыла. Конечно, я спихиваю все на высшие силы и алкоголь, но мне кажется, что я сама порой не блещу умом.

– Чем могу помочь? – с серьезным видом спросила я. Хотя бы тот факт, что меня не впихнули в свою квартиру, не связывают и не пытают утюгом, уже дает надежды, что я не влипла в какую-нибудь историю.

– Нам нужно попасть в вашу квартиру. Очень, – как-то неуверенно произнес один.

– Зачем? – резонно спросила я.

– Из вашего окна открывается хороший…

– Вид? – перебила я. Ну серьезно, полночь, два мужика на пороге мне уже стали казаться комичными с толикой занудства.

– Обзор, – сквозь зубы поправил собеседник. – Разрешите войти?

– Входите, – широким жестом я впустила неприятности (или наоборот) в свою жизнь.

Оба полицая сразу рванули к окну, даже не разуваясь. Я начинала беситься, но, видимо, мое мнение никого не интересовало. Тот, с кем я разговаривала, достал бинокль и начал за кем-то наблюдать, а вот второй, менее разговорчивый, подошел ко мне.

– Нам, правда, неудобно, что отвлекаем вас среди ночи, но, к сожалению, только отсюда мы можем наблюдать. Квартиру напротив снял преступник, и мы предполагаем, что именно сегодня к нему заглянут очень нужные нам гости. Его окно открыто, и пока так, мы можем хорошо видеть, что происходит. Возле его двери дежурит полиция, так что, как только там что-то произойдет, мы дадим знать  и сами ретируемся.

Мужчина улыбнулся, а вот мне было невесело. Какой-то тупой преступник не догадался закрыть окно, а я страдаю. И почему в квартире в доме напротив, а не сверху? Вот если бы они арестовали моих соседей сверху, я б им и пожить предложила. Не заладились у меня с ними отношения, а вот к тому, за кем следят,  я претензий не имею.

– И как это все надолго? – спросила я в ответ.

– Точно нельзя сказать, но по нашим сведениям, в ближайшие пару часов к нему должны прийти гости.

– Пару часов?! – я закатила глаза, – а это вообще законно?

– Нет, – шепотом ответил мне собеседник и, улыбнувшись, ушел к напарнику.

Вот что это было? Интересно, я могу их просто выгнать? Сказать, смотрите из квартиры выше (двух зайцев убью сразу – и этих двоих выставлю, и соседям насолю).

– Я извиняюсь, – привлекла я внимание незваных гостей, – а может вам удобнее будет наблюдать из квартиры этажом выше?

– Может и удобнее, – не отвлекаясь от обзора ответил первый, – но они нам не открыли.

Хитрые, гады. В отличие от меня.

– Ну, располагайтесь, раз уж зашли, – пробубнила я себе под нос и удалилась на кухню. Раз сон в ближайшие пару часов мне не светит, то попью кофе и посмотрю сериал, скрашу, так сказать тоску по сну.

Минут через пятнадцать ко мне заглянул второй, который оказался менее официальным.

– Можно стакан воды? – жалостливо спросил у меня представитель власти (а может и нет, кто их там разберет, я спьяну даже не читала, что у них в корочке написано).

– Конечно, может кофе?

Ну, вот оно мне надо?! Пользуясь случаем, передаю привет своим родителям, которые привили мне дотошную вежливость еще в детстве, не помогает она мне жить, всем моим окружающим помогает, а вот мне как раз наоборот.

– Было бы замечательно, если не сложно, – очаровательно улыбнулся мне собеседник, – но он не сон, и поэтому его чары в данный момент не властны надо мной.

– Спросите у вашего коллеги, он тоже будет кофе?

Парень кивнул и на пару секунд скрылся из кухни, мне как раз хватило на мучительный вздох.

– Он тоже не откажется.

Кто бы сомневался.

– Меня, кстати, Максим зовут, – представился ночной гость.

– Олеся, – выдавила я из себя улыбку.

– А вон его, – кивнул Максим куда-то в стену головой, – Артем.

– Я учту (но не факт, что запомню ненужную мне информацию).

Пока кофе варился, я аккуратно рассматривала собеседника. Достаточно высокий, симпатичный, можно представить его в каком-нибудь детективном сериале, где он в кожаной куртке, с пистолетом в руках догоняет и скручивает бандита. Я аж даже губы поджала, чтобы не заржать от таких мыслей. Ну у меня и фантазия. Второго было бы тоже неплохо рассмотреть, но он прятался за шторкой в темноте и это казалось проблематичным.

Возникла неловкая пауза. Включить сериал и уткнуться в ноутбук мне не позволяли нормы хорошего поведения, а разговаривать с незнакомыми людьми я не умею, да и не очень хочу. В итоге сдался Максим.

– Вы не спали, когда мы заявились, – спросил он.

– Можно на «ты», – поправила я мужчину, терпеть не могу, когда ко мне обращаются на вы, только если это не официальная встреча.

 

– Хорошо, взаимно. Ну, так что, мы тебя не разбудили?

– Нет, я только собралась отдаться Морфею, но сегодня он, видимо, скучает без меня, – улыбнулась я, наливая кофе.

– Вообще, конечно, безрассудно открывать дверь ночью, еще и незнакомым мужикам, – снова улыбнувшись, подколол меня мой гость.

– Да ты что, давай все исправим, вы уйдете, позвоните вновь, а я не открою, – вернула я колкость.

– Ну, уж нет, это так не работает, – засмеялся Максим.

В это время его позвал коллега, и мой собеседник удалился вместе с кофе, а я вернулась к сериалу.

Прошло три часа. Три. Я поняла, что засыпаю сидя на стуле. Мне уже было плевать, что у меня в доме находится два относительно незнакомых мне мужика. В конце концов, если бы они хотели сделать что-то со мной, то сделали бы, а если они хотят меня обворовать, то вперед и с песней, на чаше весов сон перевесил все имеющееся у меня имущество.

– Я спать, – озвучила я двум статуям возле окна, – если надумаете что-то у меня украсть или убить меня, просьба – не будите.

В ответ я услышала смех возле окна и удалилась в спальню. Уже по прошествии времени я вспоминала всю эту ситуацию и не могла понять, куда делись мои мозги. Я могла сказать им, чтобы валили, я могла не ложиться, я могла, в конце концов, позвонить в полицию и разузнать, реальные у меня тут их сотрудники или аферисты. Но нет, я пошла спать. А дверь в спальню у меня даже не закрывается.

Оправдываю я себя тем, что они внушали доверие, но и 3 часа сидеть возле окна как-то глупо. А может просто я глупая, совсем не исключено.

Проснулась я в 7 утра. Проспала я всего около 4 часов, но проспала крепко и поэтому чувствовала себя вполне выспавшейся. В первую минуту я подумала, что весь ночной бред мне приснился, но потом начала приходить в себе и поняла, что это точно был не сон. Тогда у меня созрел вопрос – ушли мои гости или нет.

Я тихонько выползла из спальни и тут же наткнулась на неизменную картину – двое мужчин и окно.

– Вы еще здесь, – вместо приветствия выдавила я.

– Доброе утро, – ответил Максим, – к всеобщему сожалению, да.

– А если к нему никто не придет? – в ужасе вдруг подумалось мне, что я сразу решила выяснить.

– Мы здесь максимум до 10 утра, а дальше меняем тактику, – ответил Артем, не отвлекаясь от окна.

Слава Богу, максимум три часа потерпеть.

Я прошла на кухню сделать кофе уже сразу на троих. Зря я уж на них так злюсь, им еще хуже приходится, хотя, конечно, я тут вообще участвовать не должна.

Поддавшись порыву добродетели, я сделала еще и тосты для кучи, а затем позвала непрошеных гостей к столу.

Артем, конечно же, остался наблюдать, но поблагодарил за завтрак и попросил принести в гостиную, а вот Максим тут же составил мне компанию.

– Я смотрю, ты менее ответственный в плане работы, – не упустила я возможности потроллить гостя. Сам виноват, нечего мне было вчера нотации читать.

– Я просто более голодный, – совсем не обиделся на меня служитель порядка.

– Я так и подумала, – улыбнулась я.

И тут случилось второе событие, которое поменяло судьбу, ну или это я так думаю. Именно в тот момент, пока мы вдвоем были на кухне, мне пришло смс. Снова это странное сообщение.

Когда я только уволилась с работы, я стала стабильно пару раз в день получать  сообщения странного содержания. Первые разы я совсем не обращала внимание, потом я попыталась блокировать номера, но, похоже, писали с компьютера. А вот последние несколько дней я стала напрягаться, так как с каждым разом текст становился все более неприятным. Начиналось все с нелепых комплиментов, типа «Ты такая милая», «Я очень грущу, что не вижу тебя» и так далее. Я думала, что кто-то ошибается номером или просто развлекается. Были мысли и то, что это тайный поклонник-миллиардер с красивым телом и сильно влюбленный в меня, просто очень скромный. Но шли дни, миллиардер не решался на первый шаг, да и мнение мое стало постепенно меняться. С каждым разом сообщения становились более агрессивными и настойчивыми. Вот сейчас мне пришло «Надеюсь, ты думаешь обо мне. Так и знай, увижу тебя с кем-то, ты будешь молить о пощаде».

Я отложила телефон и постаралась не думать об этом. Но, видимо, мое лицо было красноречивее слов, потому как с лица Максима тоже исчезла улыбка.

– Что-то случилось? – озадаченно спросил он меня.

– Да нет, все в порядке, – попыталась я улыбнуться.

– Может, я могу чем-то помочь? – не удовлетворившись моим ответом, снова спросил собеседник.

А вообще, что я теряюсь. Они напрягли меня своими проблемами, так почему я не могу сделать того же. К тому же, у него есть реальные возможности мне помочь.

– Да даже не знаю, как сказать, чтобы это не звучало глупо. Короче, меня атакует кто-то смсками уже на протяжении полутора-двух недель, и если вначале это были милые романтичные сообщения, то теперь приходят такого характера.

Я прочитала ему вслух сообщение.

– А ты пробовала звонить на этот номер? – сразу начал сыпать вопросами Максим.

– Да, но это похоже сообщения с компьютера, номер странный.

– А писать в ответ? – снова уточнил он.

– Пробовала, не доходят, – грустно ответила я.

– Это не очень хорошо, – напрягся гость.

– Почему? – глядя на его реакцию, я тоже начала потихоньку нервничать.

– Ну, это говорит о том, что ответа он не ждет. Ты обращалась в полицию?

– С чем? – усмехнулась я, – с смс-ками? Тут даже угроз-то нет.

Но он не заценил мой скепсис.

– Это может быть очень не весело. Давай сделаем так…

Вот только я навострила уши, дабы услышать решение моей проблемы, как с комнаты донеслось:

– Макс, есть!

Тут же начались какие-то звонки, и они бешено начали собираться.

Вот каким негодяем нужно быть, чтобы всю ночь сидеть и ничего не делать, а как только я заимела какую-то пользу с того, что в доме напротив живет преступник, сразу нужно все обломать.

Мои гости быстро рванули к двери, но в последнюю минуту Максим обернулся и сунул мне визитку в руки.

– Если все будет продолжаться, позвони мне, я помогу, – и, улыбнувшись, скрылся за дверью, но тут же через секунду вновь всунул свою голову,– и не открывай дверь незнакомым людям ночью.

И тут же исчез. Я усмехнулась, закрыла за ними дверь и пошла досыпать. В конце концов, это тоже приключение, будет что вспомнить.

Глава 2

Солнце было уже очень высоко, и даже, по-моему, собралось опускаться, когда я разлепила глаза. Бессонная ночь и вчерашние подвиги в баре оставили на мне неизгладимый след. С трудом я доползла до кухни и заварила кофе. Конечно, кофе рекомендуется пить по утрам, но, с другой стороны, когда встал, тогда и утро.

Воспоминания о ночных приключениях уже не вызывали раздражение, а скорее веселили, я почувствовала себя героиней фильма про шпионов – соседи гангстеры и накаченные ребята на стороне добра.

Об этом срочно нужно было кому-нибудь рассказать. Конечно же, Кате, она любит всякие загадочные истории, в которых фигурируют красивые мальчики.

А еще меня съедало любопытство, поймали они злостного бандита или нет.

Я выглянула в окно, но в квартире напротив ничего видно не было, хотя окна так и оставались незанавешенными. Конечно, у меня была визитка Максима, но звонить и спрашивать, как прошла их операция, было неудобно, подумает, что я любопытная Варвара. Возможно, как-нибудь найдется повод позвонить, вот тогда и спрошу.

Я на тот момент и не подозревала, что повод найдется быстрее, чем я думаю.

Выпив кофе и приведя себя в божеский вид, я позвонила своей подруге и уговорила ее сходить со мной в парк, подкупив рассказом интересной истории.

– Не может быть! – уже после второго предложения воскликнула Катя. – Что, вот просто так взяла и впустила двух мужиков к себе в квартиру? Я думала, это я вечно ищу приключения на свою пятую точку, но по сравнению с тобой я скромница и домосед.

– Да не драматизируй, они же показали удостоверения, – пожала я плечами, – да и на вид были приличные.

– Приличные? Тааак, – кажется, Катя ухватила свою любимую тему, – рассказывай, красавчики?

– Вот не надо из моей увлекательно-шпионской истории строить любовный роман, – сразу же осадила я подругу, – нормальные они, я к тому, что они внушали доверия.

– Ну-ну, – скептически хмыкнула Катя, – тот бомж, которые не ел два дня, и которому ты дала 100 рублей, в твоем понятии тоже внушал доверия.

– Это другое, – прервала я подругу, – подумаешь, ты мне теперь вечно это будешь припоминать.

Грешна, есть во мне безмерная жалость ко всему живому. И если я практически всегда говорю правду, то жду этого и от остальных людей. Этим-то с месяцок назад и воспользовался местный алкаш, слезно рассказывая, как он голоден. У него еще и живот заурчал во время разговора, подозреваю, он научился издавать эти звуки, когда ему выгодно. Вот я ему и отдала последние 100 рублей, слава Богу, что остальные деньги были на карте, а банкомат далеко. Через полчаса я пошла выносить мусор и увидела страдальца, радостно лакающего Охоту крепкую возле мусорных баков. Конечно, я поделилась своей грустью и разочарованием во всем мире со своей лучшей подругой. Собственно, зря.

– Дальше-то что? – прервала мои воспоминания о нехорошем бомже Катя.

– Да собственно ничего такого, – стараясь не выдать свои эмоции, сказала я, – пробыли они у меня до утра, потом, видимо, бандит напротив сжалился надо мной, и они ушли.

– И все? – разочарованно переспросила подруга? – и ты с ними не разговаривала, вы не обменялись телефонами? Где экшн, где хэппи энд?

– Ты слишком многого хочешь, – засмеялась я, – с одним из них я перекинулась парой фраз, и он оставил мне номер телефона, но! – перебила я ликующий вид подруги, – чисто для дела.

– Для какого еще дела?

– Помнишь те сообщения, которыми забрасывает меня некто? – Катя кивнула, – ну так вот одно из них пришло при Максиме (не передать тот загадочный блеск глаз подруги, когда я назвала его по имени), и я ему рассказала. Он вызвался мне помочь вычислить его, ну или отвадить от меня. Вот и все.

– То есть, продолжение истории имеет место быть? – как Чеширский кот расплылась подруга в улыбке.

– Да перестань ты, – стараясь изобразить негодование на лице, огрызнулась я, – меня, может, маньяк преследует, а ты мне все про Ерему.

– А ты про Фому, – не осталась в долгу Катя, – ну он тебе хотя бы понравился?

– Как может понравиться или не понравиться человек, с которым ты практически незнакома, – продолжала я гнуть свою линию. – Может у него жена и семеро по лавкам? А может он носки разбрасывает? Или чавкает? Или может он тиран и собственник?

– Нда, – протянула подруга, – на разных сказках мы воспитывались. Ты, похоже, на программе Вести.

Я засмеялась, и мы решили сменить тему.

В прогулке, поедании мороженого и периодическому возвращению к ночным приключениям прошел остаток дня. Около девяти часов я вернулась домой, сбросила обувь и прыгнула в любимое кресло с целью почитать книгу или посмотреть телевизор, а то зря что ли я его купила. И тут мой телефон опять противно запиликал. Я решила проигнорировать его, чтобы не портить себе такой хороший день. Но любопытство взяло верх, и я открыла сообщение.

«Я надеюсь, ты для меня так наряжаешься. Это белое платье тебе так идет и делает такой соблазнительной».

Я перечитала дважды сообщение и только потом пришла в ужас, переведя взгляд на свое тело в белом платье. Одно дело, когда тебе просто написывают, другое, когда за тобой следят.

Пять минут я ходила по комнате, раздумывая, что делать дальше. Затем, отбросив сомнения и природную скромность, достала визитку Максима и набрала номер. В трубке послышались длинные гудки. Я уже собралась сбросить, когда в телефоне прозвучало сонное «Алло». Одно слово, а столько ненависти в голосе. Ну конечно, они всю ночь не спали, а потом еще и день, возможно, а тут я со своими проблемами. Первым желанием было бросить трубку и не признаваться, что это я такая эгоистка, но, вспомнив о том, что за мной следит некто, я решила перейти на сторону наглости.

– Добрый день, точнее вечер. Я извиняюсь, что разбудила, но ты сказал звонить, если что…

– Кто это? – перебил все так же недовольный голос в трубке. Ну да, нужно, наверное, было представиться вначале.

– Это Олеся.

– Какая Олеся? – мне кажется, на том конце провода к ненависти добавилось еще и раздражение.

– Та, у которой ты ночь сегодня провел, – не выдержала я тупости собеседника.

– Что?… Аааа, ну, привет!

Вот что за мужчины пошли. Ночь выматывают, а потом вспомнить не могут.

– Привет, прости, что разбудила.

– Да ничего, сейчас я приду в себя и начну тебя понимать, – уже весело ответил Максим. – Что произошло?

 

Я замялась.

– Помнишь, сообщения, про которые я рассказывала?

– Да, конечно.

– Ну, так вот, – продолжила я неуверенно, – сегодня он отчетливо дал понять мне, что следит за мной.

На том конце на мгновение воцарилась тишина.

– Как ты это поняла? – наконец спросил Максим.

Я процитировала ему сообщение.

– Я так понимаю, ты была действительно в белом платье? – уточнил он.

– Да, и не думаю, что это совпадение, – вздохнула я в ответ. – Что делать-то?

– Это не совпадение, – подтвердил мои невеселые догадки собеседник. – У тебя есть все основания для обращения в полицию.

– Да глупо это как-то, – не сдавалась я. Мне не хотелось верить, что все настолько серьезно, что нужно обращаться за помощью.

– А жить в страхе не глупо, – передразнил меня Максим, – давай сделаем так, утром я приеду к тебе и мы вместе доедем до отделения.

– Давай, – невесело протянула я, – во сколько тебя ждать?

– Как высплюсь, – получила я веселый ответ.

На этом и распрощались.

Полночи я думала-гадала, кто бы это мог быть и как далеко он зайдет. Но так и не пришла к какому-то решению, видимо, мне действительно необходима помощь, иначе так и с ума сойти недолго.

Встала я пораньше, кто знает, во сколько нынче высыпаются правоохранительные органы. А хочется встретить красивой и бодрой, а не в халате и с чашкой кофе, я все-таки девочка.

Я как раз успела привести себя в привлекательный вид, как раздался звонок за дверью. Посмотрев в глазок и наспех поправив на себе одежду, я открыла дверь. Хочется, как в любовном романе продолжить так: «На пороге стоял мой принц с головой поверженного врага, я кинулась к нему в объятия и больше мы не расставались». Но, конечно, все оказалось гораздо прозаичнее. На пороге был не принц, а Максим, вместо головы врага у него в руках был стаканчик с кофе и его объятия меня явно не ждали.

– Ты почему не спрашиваешь «кто»? – сразу с наездов начал мой защитник.

– И тебе доброе утро! – с улыбкой впустила его я, – я посмотрела в глазок.

– Ну-ну, – хмыкнул Максим, – а если бы там был не я, а сантехник, открыла бы?

– Нет, я не вызывала сантехника, – с видом «ну не совсем уж я и наивная девочка» возмутилась я. Хотя, если быть честной, то открыла бы. Но он об этом никогда не узнает.

– Ты готова? – прервал, наконец, мои пытки с допросом собеседник.

– Всегда готов, – отрапортовала я, хотела еще и руку к голове поднести, как пионеры, но не вспомнила, как они это делали, и решила не позориться.

В отделении Максим вел себя как дома, это и понятно, он там работает, его все знают и, я так поняла, должность у него не самая маленькая. Я не разбираюсь в чинах, званиях и прочих наградах, поэтому даже спрашивать не стала, все равно не запомню, а если и запомню, то вряд ли пойму статус.

Меня отвели к следователю, я изложила свою проблему, написала заявление. Затем меня с получаса мучили вопросами об окружении, кого я подозреваю и прочими утомительными деталями.

В конце концов, я так вымоталась, что уже ненавидела моего преследователя только за то, что из-за него мне приходится совершать столько лишних телодвижений, вместо того, чтобы гулять и наслаждаться отдыхом.

Максим подвез меня до дома, а потом вызвался проводить и до квартиры. Я, если честно, решила, что он напрашивается на чашку кофе, впрочем, я была и не против, мне все равно делать нечего. Но, к моему удивлению, он отказался от предложения.

– У меня еще дела, как-нибудь в другой раз, – улыбнулся мне сопровождающий.

– Ну, в другой раз, так в другой раз, – пожала я плечами. Я собственно и не особо-то расстроилась.

– Если что-то не так, сразу звони, – не упустил возможности дать напутствия, сказал парень.

– Есть, сэр, – отчеканила я и пошла домой. Максим только усмехнулся и скрылся на лестнице.

Только я разулась и зашла на кухню, как в дверь раздался звонок.

«Что, передумал?» – ехидно подумала я.

– Между прочим, приглашение на кофе имеет свой срок действия, – не упустила возможности задеть парня, сказала я, открывая дверь.

Но, на пороге, к моему удивлению, никого не было. Зато стояла коробка, размером с обувную, а сверху лежала открытка.

Я взяла коробку и зашла в квартиру. На всякий случай, я закрыла дверь на все замки и задумалась. И что мне делать? С одной стороны, очень интересно открыть и посмотреть что там, с другой страшно, да и Максим мне голову отрвет за такое самовольничество. А вдруг там бомба? Глупость какая, я бы уже взорвалась, я пока несла ее не слабо так потрясла, да и легкая она. А еще не такая уж я и важная персона, что бы на меня бомбы тратить.

Я села в кресло напротив коробки и стала взвешивать все за и против. Потом решила, что открыть коробку при Максиме безопаснее для жизни со всех сторон и набрала его.

Но он, как назло, не брал трубку.

«Может, у него свидание, а тут я со своим «Максим, помоги мне», – подумала я и плюнула на безопасность.

Я быстро разорвала обертку, а вот крышку открыть не решалась. Затем, успокоив себя, что может это вообще подарок (непонятно, правда, к чему приуроченный), я сдернула крышку. И тут же вскрикнула.

Я раньше, будучи еще молодой и со здоровой психикой, любила фильмы ужасов. Сколько я их пересмотрела, не счесть. И никогда не пугалась, ведь это все не по правде. А вот то, что в коробке, то реально. И это реально страшно. Я быстро закрыла крышку и села обратно в кресло. Мой личный фильм ужасов набирает обороты.


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделиться: