Название книги:

Легион уходит в бой

Автор:
Юрий Москаленко
Легион уходит в бой

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Станция клана «Юрим», проекта «Оникс», некогда предназначенная для прикрытия планет, имеющая солидную огневую мощь, медленно плыла по своей орбите уже не один десяток лет.

Списанная по причине морального устаревания, и выкупленная основателем клана за смешную, для пустотных объектов данного класса, цену – всего триста миллионов кредитов Содружества. Она вот уже много лет была домом для нескольких сотен человек.

Расположившись в системе бедной на ресурсы, с огромным количеством выработанных астероидов и угасающей звездой, она была малоизвестна. Что и неудивительно, учитывая то факт, что клан «Юрим» промышлял пиратством на торговых маршрутах сразу двух Империй – Аратана и Арвара.

И в первом, и во втором государстве власти мечтали видеть весь клан в открытом космосе и без средств индивидуальной защиты. Мешало одно «НО» – до базы пиратов нужно было еще добраться через нейтральную полосу приграничья. Да еще и лезть на несколько систем вглубь формальной территории пауков.

Данг Юрим специально подобрал такое место для своей норы. Архам система была неинтересна по причине отсутствия ресурсов, но все же свой флаг они время от времени демонстрировали. Остужая горячие головы имперцев, желавших достать удачливого разбойника.

Последние пару лет, Данг не выходил в открытый космос, засев на своей станции и прикладывая все силы к развитию своей небольшой торговли. Небольшой, потому, что даже среди пиратов было мало тех, кто готов был лезть в лапы пауков. Все же они грабят ради наживы, а не по идейным соображениям. А у пауков брать нечего, зато шанс остаться в виде замороженной тушки в пустоте космоса весьма велик.

Потому и пользовались услугами старого Юрима лишь самые опытные и отчаянные сорвиголовы, промышлявшие в пространстве двух Империй. Если нужно где-то отсидеться, пока тебя ищет регулярный флот, или скинуть горячий товар, то лучше места не найти.

В виду того, что пусть и немного, но клиенты были, бизнес Данга уверенно стоял на ногах. Клан смог позволить себе полноценную оборонительную призму, пробить которую реально, разве только линкорам.

Правда, встретить в этих местах линкор, это уже из области случайности, либо статистической погрешности. По этой причине диспетчера и дежурный расчет управления боевыми модулями на смене просто отбывали номер, веря в неприступность космической крепости. Ну и правда, чего боятся-то?

На самой станции царил порядок – никто не бушевал, не нападал на прохожих. Здесь не одно из государств Содружества – здесь гнездо пиратского клана, а значит разговор с беспредельщиками один – без скафандра в открытый космос.

Была, конечно, зона развлечений, но и там оружием никто не размахивал. Хочешь подраться, пожалуйста, на «Арену». Там можно даже убить любого, но опять же, голыми руками.

Бордели на любой вкус и кошелек, азартные игры. Выбор развлечений мог удовлетворить самые взыскательные запросы. Странным было бы, если бы этого не было на пиратской станции. Главное не забывай платить.

Вот и в этот раз дежурившие в командном центре спокойно играли в карты, кто-то спал, нейросеть разбудит в случае ЧП. Кому они нужны в этом забытом богом улусе? Правильно – никому.

Внезапно по станции разнеслись звуки тревожной сирены, одновременно с этим всем обитателям и гостям станции пришло уведомлении об объявлении боевой тревоги и приказ служащим срочно выдвигаться на места по боевому расписанию.

Данг когда-то отдал полжизни службе в Четвертом флоте Аратана, даже поучаствовал в мятеже, но один из немногих успел слинять во Фронтир. Подальше от имперских ищеек, у которых руки оказались все же коротковаты достать его за пределами Аратана.

В связи с этим в своем клане и соответственно на станции ввел почти воинский Устав. Хоть и своей спецификой. Тем не менее, через пять минут после объявления тревоги все были на своих местах.

Здесь не армия, не успеешь или не выполнишь приказ путь один – на то свет. Либо противник выдаст последний билет в страну Великой охоты, либо свои за неподчинение в боевой ситуации.

Станция была готова встретить любую угрозу во всеоружии. Сам Данг Юрим прибыл в командный центр и занял место тактического офицера – никто лучше бывшего заместителя командующего Четвертого флота Аратана не смог бы управлять боем.

На центральный экран выводилась картинка с зондов разведки и наблюдения – прямо на траектории движения станции, буквально в двух световых минутах впереди, формировалось окно выхода из гиперпрыжка, и судя по размерам в гости пожаловало что-то крупное, чуть ли ни линкор.

Вот окно полностью сформировалось и из него вывалился, по другому и не скажешь, донельзя избитый корабль. Как он вообще смог войти в гипер с такими повреждениями непонятно?

В очертаниях явно только-только вышедшего из боя корабля с трудом, опыт не пропьешь, Данг опознал линейный крейсер арварцев. Уже готовая сорваться с губ команда на открытие огня, так и осталась не озвученной, все-таки любопытство не до конца покинуло старого вице-адмирала.

Очень уж ему захотелось выяснить, какими судьбами сюда занесло имперцев, не было здесь ничего такого, из-за чего стоило рисковать линейным крейсером. Оборона клановой системы одному-единственному кораблю была не по зубам. Пусть даже это будет крейсер последнего поколения.

Вид корабля однозначно говорил о том, что проблем с абордажем возникнуть не должно. Зонды передавали отличную картинку. Крейсер был почти уничтожен. На видео было видно, вооружения у него не было от слова совсем, в местах расположения туннельников и плазменых орудий виднелись следы попаданий чего-то очень мощного.

Из-под сорванных бронепластин внешней обшивки проглядывал несущий каркас. В наличии имелся лишь один из пяти, предусмотренных конструкцией, маршевых двигателей. При попытке крейсера совершить разворот, стало понятно, что и маневровых двигателей у него не осталось. Случись чего, его раскатает даже легкий эсминец, не говоря уже о чем-то более серьезном. Без шансов.

В общем, сопротивления можно было не ожидать – арварцы и на исправных кораблях не очень любили драться с пиратами, а тут явно сдадутся. Большинство пиратских команд кормились с руки разведупра Империи Арвар, бояться обычно им было нечего, но вот в данном случае их ничего хорошего не ожидало.

Данг ненавидел арварцев. Привелось побывать в рабстве. Воспоминания не из приятных, с тех пор при каждом удобном случае он не упускал возможности отомстить. Не мудрено, что с таким отношением к работорговцам он значился в сотне самых разыскиваемых пиратов Арвара.

Хозяин станции уже по нейросети начал отдавать приказы о погрузке абордажников на боты, для захвата появившегося корабля, когда диспетчер, ведущий мониторинг пространства, сообщил о формировании еще двух воронок гиперперехода.

Данг посмотрел на экран, и к нему пришло понимания – это конец. Формировавшиеся окна могли быть лишь для одного типа кораблей – супердредноутов аграфов. Противопоставить таким монстрам было нечего. Выстрел главного калибра такого вот дредноута раскалывал ульи архов. Правда их было построено всего три экземпляра, и причины по которым могли два из них оказаться здесь были абсолютно непонятны.

– Видимо судьба у меня такая, погибнуть от руки «ушастых». – с грустью подумал старый пират. – Но без боя я вам не дамся…

Но он не был бы тем, кем был, если бы просто сложил лапки и сдался, да и были сюрпризы в системе, главное обездвижить противника, аграфы не любят близкого боя, поэтому возможно будет шанс высадить абордажников.

А там… Как боги войны решат.

Решение принять бой, с кем бы то ни было, принято.

Данг Юрим начал раздавать распоряжения. По команде начали заходить на позиции удара дроны, оснащённые лишь несколькими боеголовками, но какими!

Боеголовки с начинкой из антиматерии были запрещены в Содружестве, да и архи не использовали их. Причин было две. Первая – стоимость боеприпасов получалась запредельной, ну а вторая – от подрыва данного типа боеприпаса нужно было еще умудриться убежать.

Вступив в контакт с обычной материей – антивещество запускало взрывную реакцию, которая продолжалась до тех пор, пока было чему реагировать, то есть пока все что находилось в радиусе поражение, не превращалась в набор атомов.

Это было оружие последнего удара, если не будет других вариантов. Оружие посмертной мести.

Для вывода из строя двигателей в позиционные районы были выведены мины с обычными термоядерными зарядами. Всему персоналу и гостям было приказано занять места на кораблях и приготовиться идти на штурм.

Здесь не было случайных людей, все понимали – раз уж хозяин станции приказывает даже клиентам готовиться к абордажу, значит дело более чем серьезно.

За минуту до выхода гостей из гипера пираты были готовы к встрече.

Отсидеться на станции не получиться. Только маневренный бой и абордаж. Потянулись последние секунды ожидания. На миг в системе будто все замерло. Затишье перед бурей.

Лишь из покалеченного крейсера время от времени вылетали языки пламени, что-то взрывалось внутри корабля.

Но вот синхронно, под аккомпанемент разогреваемых двигателей клановой эскадры, из полностью сформировавшихся воронок гиперперехода показались заостренные носы кораблей гигантского размера. Это было величественно. Корпуса дредноутов медленно выходили из воронок, подавляя своей мощью. Зализанные обводы, аграфы славились своей тягой к красоте, все корабли они строили с эстетикой.

Красивые машины уничтожения, ощерившись пушками во все стороны. Похожие на касаток с крыльями, на которых были установлены пилоны гигантских маршевых двигателей, дредноуты смотрелись совершенными орудиями смерти.

Глядя на многокилометровые туши, казалось, спасения не будет, станция была меньше размерами любого из двух «суперов». Данг ждал. Сейчас мины скорректируются для более точного наведения, и можно будет начинать. Еще минута, две.

 

– Что они делают! Это же самоубийство! – возглас одного из операторов заставил пирата перевести взгляд на крейсер арварцев, который он как-то упустил из виду.

– Самоубийцы. – констатировал Данг наблюдая трансляцию.

Да уж. То, что показывал зонд, наблюдающий за имперцами, совсем не походило на типичное поведение арварских военных.

Горящий и взрывающийся, полуразрушенный крейсер, на единственном маршевом двигателе разворачивался и выходил навстречу двум дредноутам. Даже умирая, экипаж шел в атаку на превосходящие силы.

Данг видел, как на чудом уцелевшие направляющие поступают ракеты, как наливаются свечением турели плазменных орудий ближней обороны. Несколько штук уцелело в носовой части крейсера.

Со всех орудий явно были сняты все ограничители. Ресурса орудий хватит при таком режиме максимум на один выстрел, правда мощность будет равна тяжелым плазмометам, но не факт, что дредноутам это сможет нанести вред.

Медленно, но верно арварский крейсер набирал скорость. Из главного калибра «суперов» стрелять по нему бессмысленно, слишком малая цель, а в зону действия вспомогательных калибров они еще не вошли.

И тут старый пират вдруг понял, кто может даже при таком неблагоприятном раскладе идти в атаку – «Иностранный легион». Только бойцы легиона не признавали сдачи в плен. Победа или смерть!

Там, в подразделении, сформированном из мятежников, много было тех, с кем когда-то старый пират прошел не одну войну.

Что-то екнуло в сердце бывшего вице-адмирала. Он так и остался офицером. И сейчас, глядя на идущий в последнюю атаку крейсер, он вдруг понял – нужно дать шанс этим смелым бойцам.

Решение было принято моментально. Приказ на атаку всеми силами и средствами ушел одновременно с первыми выстрелами перегретых орудий рейдера и вспомогательных калибров дредноутов.

По сигналу сорвались с мест мины с кварковыми зарядами, стремительным рывком приближаясь к дюзам и преодолев противоракетную оборону, традиционно слабую в тыловой части любых кораблей, разнесли взрывами двигатели «суперов».

Дредноуты оказались практически лишены маневренности, мощности обычных маневровых двигателей не хватало, чтобы оперативно погасить инерцию громадной массы и развернуть дредноуты навстречу новому противнику.

Заработали тунельники главного калибра, как самой станции, так и всех выведенных из ангаров, имеющихся в наличии кораблей. Истребители и штурмовики ушли на борьбу с ПКО противника.

Дроны, кроме несущих заряды с антиматерией, оставленных на самый крайний случай, превращались в брандеры и таранили обшивку гигантов.

Казалось ничем не пробить шкуру «суперов». Но вот одна за другой три ракеты тяжелого противокорабельного класса с орудийных платформ прорвались сквозь мелькание плазменных зарядов и, наведенные искинами, подорвались практически в одном месте.

Броня мастодонтов не выдержала. В целостном корпусе одного из дредноутов появилась пробоина. Второй же лишившись двигателей, не мог ничем помочь собрату. Только выпустил кучу москитов – истребителей и дронов прикрытия. Но им лететь было дальше, чем пиратам, да и еще и арварский крейсер, каким-то чудом прорвавшись сквозь заградительный огонь, уже с погашенными реакторами и не стреляя протаранил дредноут в районе главного орудия.

Как только от штурмовиков пришел доклад, что в районе пробития ПКО подавлено, Данг отдал приказ на абордаж.

После этого… После этого была мясорубка. Юрим лично вел пиратов на штурм. Потери зашкаливали. Казалось, все коридоры завалены трупами и залиты кровью.

Штурм длился уже больше трех часов. Как атакующих, так и защитников становилось все меньше и меньше. Перед самой высадкой Данг все оставшиеся ракеты и дронов с термоядерными зарядами направил на второй, обездвиженный, дредноут.

В общем, помощи, обороняющие свой корабль аграфы, в ближайшее время не дождутся. Удар ракет был направлен в первую очередь по всем возможным местам выхода транспортов и авиации прикрытия. Зонды исправно транслировали, что происходит снаружи, поэтому Данг знал, что удар был успешен.

Час за часом, коридор за коридором, подавляя сопротивление, штурмующие приближались к рубке. Реакторный отсек и арсенал взяли еще в первые часы боя – эти точки являлись первоочередными при захвате кораблей. Но на подступах к рубке аграфы встали насмерть. Организовав последний рубеж обороны.

Глава клана был уже дважды ранен, благо по касательной. Вот в одном из коридоров, заглянув за угол, адмирал увидел аграфов ведущих интенсивный огонь в противоположную от него сторону, странно, там не должно было быть абордажных групп клана.

Через мгновение стало видно по кому «ушастые» стреляли. Две размытые тени ворвались в ряды защитников, мелькнула сталь, а через несколько мгновений осталось стоять только два силуэта с мечами в руках. Ну а сами аграфы в мелконашинкованном виде лежали на полу.

Данг не мог поверить своим глазам. На космическом корабле и люди с мечами, как хлеб нарезавшие бойцов в тяжелых бронескафандрах.

А потом он вспомнил, где он видел таких фехтовальщиков, для мечей которых любая броня была как бумага. На родной планете, во Фронтире, было два таких мечника. С одним из них, Ларсом, он улетел в Аратан и поступил на службу.

После мятежа их пути разошлись. Но такого не может быть. Сколько лет прошло. Да и Ларс уже тогда был не на последней должности. Не мог он оказаться в этой дыре, никак не мог.

Вот только отточенная за годы жизни в условиях постоянной опасности интуиция говорила – там впереди по коридору именно Ларс Фон Триер. Непонятно лишь кто второй?

Немного подумав, что делать. Данг приказал своей группе занять оборону, а сам, опустив ствол и вытянув руки перед собой, пошел в сторону, стоящих на останках аграфов, фигур.

Вот его заметили, но видя, что руки Данга пусты, две фигуры, закованные в броню, опустили мечи и двинулись навстречу. По мере приближения росла уверенность, ошибки нет. Это герцог Ларс фон Триер. Ну, или какой-то другой рурх.

Фигура и пластика движения были присущие именно этой расе. Остановившись друг от друга в шаге, будто сговорившись, все трое открыли забрала гермошлемов.

– Вот мы и встретились, Данг.

Часть Первая

Глава Первая

 
Тишина всегда обманчива,
Потому что только в тишине
Можно услышать
раскаты дальнего грома
 

Андрей зашел в свою небольшую каморку, из последних сил, устал за время рабочей смены донельзя, доковылял до шконки и просто упал на твердую пластиковую поверхность, прикрытую лишь тонким одеяльцем.

Сколько он времени живет на этой станции? Уже примерно год прошел. Надо же было так попасть, а ведь начиналось все вполне нормально.

Конечно, в пропаже лучшего друга и боевого товарища нормального немного, но это было более-менее объяснимо.

Он поднял взгляд к потолку, вид стал привычным за многие месяцы, металлическая серая однотонная поверхность, без малейших следов краски. А что еще можно увидеть в каморке раба? Серые стены, серый пол, серый потолок. Из мебели откидной стол, кровать, да и все. В углу унитаз и рукомойник. Никто не предоставит рабу шикарных апартаментов.

Змей прикрыл глаза и вновь, в который раз начал прокручивать события последних дней, перед тем, как он очутился в ошейнике раба на станции Арварской Империи.

* * *

Б…,Башкирия, 202…г

В офисе было душно, снова полетел кондер. Вроде вот только установили и настроили новый, какой-то известный бренд. Но снова долго не проработал.

Лето на Южном Урале выдалось в этом году весьма жарким. Кондиционеры работали на полную мощность. Но даже в помещениях чувствовалась жара.

Андрей пытался свести баланс фирмы. Сорвалась поставка материалов для производства пилорам, а заказы расписаны на пару лет вперед. Если не успеть отгрузить товар заказчикам, то придется платить неустойки.

Проблема была в недостатке свободных денег. Все что было, вбухано в строительство нового цеха. Да еще и эта жара убивает.

Заныла старая рана – память о Кавказе. Тьфу, все настроение работать пропало полностью. Он встал из-за рабочего стола, и, немного помахав руками и ногами для разминки, засиделся, направился в сторону общей для нескольких офисов кухни.

Время приближалось к восьми часам вечера. Сотрудники работали до шести, ну а Змей, он же Щепкин Андрей Михайлович, мог и ночевать остаться здесь. Жена, конечно, бурчала, но за пятнадцать лет совместной жизни махнула рукой.

Все равно будет работать до упора. За время вынужденного сидения дома заскучал по работе. Спасибо командиру, не зря тащил его по горам в далеком начале двадцать первого века, вытянул, можно сказать за уши. Оплатил лечение, помог в первое время с работой, да и потом не раз выручал.

И когда были проблемы с решившими вспомнить девяностые бандитами, на заре становления «Зартекса», так называется фирма Андрея. Просто приехал и сломал их главарю обе ноги.

Ну да, командир так и остался в армии. Привык решать проблемы радикально. В дальнейшем не раз выручал, как деньгами, так и просто подключая свои связи. Андрей четко осознавал, все что он имеет – досталось в большей степени благодаря Бегу. И поэтому платил командиру такой же преданностью.

Виктор был всегда желанным гостем в его доме. А уж оба сына и вовсе души не чаяли в дяде Вите. Тот в каждый приезд привозил им обоим подарки или просо сувениры из стран, куда заносила нелегкая судьба полковника спецназа.

После смерти Марины, друг так и не завел семью. Он находил отдушину в том, что возился с сыновьями Андрея. Близнецы, оба сейчас в РВВДКУ.

Хотят, как и дядя Витя, стать военными. Андрей даже был рад такому примеру для своих детей. Сам он никогда не рассказывал своей семье о том, что воевал. И по молчаливому соглашению Бег тоже никогда не поднимал эту тему.

Змей почти дошел до кухни, когда зазвонил телефон. С раздражением вытащив его из кармана брюк, кинул взгляд на экран – кому опять понадобился? Но увидев высветившийся номер звонившего, тут же принял вызов.

Татьяна Петровна, мать Виктора, редко звонил. В основном чтобы поздравить с очередным праздником. Но сейчас вроде ничего не должно быть, поэтому неожиданный звонок заставил забеспокоиться.

– Здравствуйте, Татьяна Петровна. Как ваше здоровье? Что-то случилось. – Андрей сильно уважал мать друга, вырастившую такого человека. – Или помощь какая понадобилась? – женщина была уже в возрасте. Мало ли Виктор занят, а ей понадобилось что-то срочное.

– Андрюш, привет. Да у меня все хорошо, для моего возраста. Как у тебя? Как дети, Как Наташа? – в трубке голос Татьяны Петровны явно слышались нотки беспокойства.

Ответив на ее вопросы, спросил:

– Что-то случилось? Требуется помощь? Вы только скажите, все сделаем в лучшем виде.

– Да нет, ничего не требуется. Скажи пожалуйста, а тебе Виктор не звонил? Он поехал к товарищу в отпуск. Два дня назад позвонили из полиции Красноярска, сказали, что Витя попал в аварию, и потом тишина. Телефон сына недоступен. Я перезванивала в отдел полиции. – голос Татьяны Петровны дрогнул. – Там сообщили, что его с места происшествия увезли в больницу. Дали номер, звонила, но там сообщили, что такой не поступал. Я уже вся извелась. – в трубке послышались сдерживаемые всхлипы. – Не знаю, что и думать. А если он травму какую получил? Или, не дай бог, память отшиб? Вот решила у тебя узнать, вдруг он мой номер не помнит, но может хоть тебе звонил. – к концу она уже не смогла сдержать плач.

На душе у Змея заскребли кошки, командир не тот человек, чтобы не сообщить своей старенькой матери о себе. Он рано остался без отца, поэтому о матери думал в первую очередь. И уж точно позвонил бы и сообщил, если был в состоянии. Что-то явно случилось.

– Нет, знаете, давненько уже не звонил. Но вы не переживайте. Скажите мне номер телефона больницы и адрес знакомого, к которому поехал Виктор. Попробую узнать по своим каналам. Не переживайте. Я уверен, все будет в порядке. – я, как мог, попытался успокоить Татьяну Петровну. – Скорее всего, в деревне, куда он поехал просто не ловит связь, но думаю, он обязательно объявиться в ближайшее время.

Быстро черкнув на первом попавшемся листе бумаги продиктованные Татьяной Петровной данные, Андрей пожелал всего хорошего и положил трубку. Само собой он успокаивал мать Бега, но самого не покидало ощущение – случилось явно, что-то серьезное.

Виктор не позволил бы себе лишний раз беспокоить мать. Позвонил начальнику своей службы безопасности скинул то, что узнал от матери Бега и поставив задачу сразу же позвонить если будет результат, плюнул на работу и поехал домой.

 

Нужно иногда отдыхать.

Наташа была дома, хотя обычно, если Андрей задерживался на работе, она уезжала к родителям, которые жили на окраине города в частном доме.

Змей тоже собирался построить себе домик, но не хватало времени заниматься еще и стройкой, а покупать готовый не хотел. Поужинали в теплой семейной обстановке, после чего было принято решение посмотреть киношку. Давно уже они так вечера не проводили. Благо телевизор позволял создать атмосферу, как в кинотеатре, только для двоих.

Вышел новый боевик про российско-украинскую войну двадцать третьего – двадцать пятого годов. Хоть после крымских событий в России царили шапкозакидательские настроения, тем не менее, разразившаяся после «Азовского кризиса», это когда пограничники утопили эскадренную группу натовцев у Мариуполя, война прогулкой не была.

Змей не участвовал, по здоровью не подошел. Да и поголовной мобилизации не было. Бег рассказывал, как люди, с мозгами промытыми политиками и СМИ Украины, ложились под танки.

Украинец – тот же русский. Поэтому дрались они тоже по-русски. До последнего. Из областных центров, только Киев был сдан без боя. Все остальные города и территории дрались так, что в России ввели военное положение и частично призвали резервистов первой очереди.

Все два года, пока шла эта война, в обоих государствах вспыхивали бунты, осуществлялись терракты. Остановил войну новый президент. Просто отвел войска на линию Днепра, да Одесскую область оставив под контролем. После чего границу перекрыли наглухо, создав один сплошной укрепрайон.

Там до сих пор постреливают, но страна потихоньку восстанавливается. А остатки Украины, после отвода российских войск растащили между собой страны-соседи из «цивилизованной» Европы. За четыре года было снято много фильмов, но конкретно этот рекламировали очень уж сильно.

Что сказать, фильм после себя оставил только желание плеваться. Ни грамма правды. Такое ощущение, что войну выиграли без одного выстрела, а ведь на самом деле потери были огромными, больше чем за тридцать лет Афгана, Кавказа и Сирии вместе взятых.

Напрочь испортив и так плохое настроение, которое было улучшилось после проведенного с женой времени, Андрей лег спать. Сон никак не хотел приходить. Мысли возвращались к странному исчезновению Бега. Так толком и не выспавшись, утром Змей заказал такси до аэропорта Уфы.

Вечером того же дня вылетел в Красноярск, не дожидаясь результатов работы службы безопасности. Что-то гнало его на поиски. Он и сам не мог понять что. Но чувство убегающего времени просто заставляло его лететь в Сибирь не откладывая в долгий ящик.

Красноярск, раскинувшийся на берегах Енисея, встретил его моросящим дождем и прохладой. После жаркой погоды Башкирии было зябко.

В первую очередь он, заселившись в заранее забронированный номер в гостинице, сбросил чемодан с вещами там и направился в отдел полиции, из которого звонили Татьяне Петровне.

Сонный сержант, дежуривший на входе, узнав о причине прихода Андрея, куда-то позвонил, уточняя видимо. По результатам звонка гостя с Урала направили к следователю, ведущего дело об аварии. Так как были пострадавшие, то делом занялась полиция.

Проплутав по коридорам и наконец-то найдя нужную дверь, Змей оказался в небольшом кабинете, наглухо прокуренном – хоть топор вешай. Следователь представился Михаил Степановичем. Типичный такой следак, загруженный работой по самую маковку.

Выяснив повод визита, а затем и увидев оранжевую купюру, на миг мелькнувшую в руках посетителя и перекочевавшую под стопку папок на столе, не стал мурыжить гостя и быстро поведал все, что знал сам.

По существу дела смог сказать немного. Да в аварию попал именно Бегунов Виктор. С места ДТП его увезла машина скорой помощи в ближайшую клинику. Ею, по стечению обстоятельств оказался частный медицинский центр.

Как грибы после дождя такие открывались последние лет пятнадцать почти в каждом населенном пункте. В связи с тем, что государственная бесплатная медицина канула в Лету.

Михаил Степанович ездил в эту клинику, но ему сообщили, что пострадавший после оказания помощи покинул ее. Следователь, конечно, дал ориентировку на поиск, но успеха она пока что не принесла.

В общем, беседа с полицейским практически ничего не дала, для поиска, кроме адреса клиники, куда был доставлен после аварии Бег. Время уже перевалило далеко за полдень, поэтому решив перенести поездку в клинику на завтра, так как она находилась в пятидесяти километрах от Красноярска, Андрей поймал такси и поехал обратно в гостиницу.

Нужно было перекусить, и покопаться в сети на предмет, побольше разузнать об этом медицинском центре. На удивление все отзывы о клинике были только положительные. Ну прям идеальное, учреждение.

Такого в жизни не бывает, всегда будет кто-то недовольный. А здесь все отзывы сплошь дифирамбы и похвалы в честь врачей и самой клиники. И оборудование то у них самое новейшее, и доктора все сплошь профессионалы.

Мда, все прочитанное и просмотренное наводило на мысли о грамотной пиар политике, но никак не реальное положение дел.

Змей задумался, а потом подошел к шкафу и достал свою сумку. Из потайного кармана была извлечена коробка. Открыв ее, он привычными движениями собрал пистолет. Старый добрый «Грач», подарок командира, привезенный с Донбасса. Проверив обойму на наполненность, вставил ее в рукоять и, дослав патрон, поставил оружие на предохранитель.

Что-то нечисто с клиникой, неплохо бы понаблюдать, а значит выезжать надо уже сейчас. Ночь предстоит бессонной.

Найдя в сети номер конторы по прокату машин, заказал себе неприметную Ладу. У фирмы предоставляющих автомобили, имелась услуга по перегону их клиенту до нужного адреса.

Через десять минут машина стояла у входа в гостиницу. Быстро решив все формальности и оплатив через сеть услуги, Змей сел за руль, включил навигатор и, забив маршрут, тронулся в путь.

Дорога заняла с час. Оставив машину километрах в двух от территории медицинского центра, сам же пешком преодолев оставшееся расстояние, устроил наблюдательный пункт на высоком старом кедре.

Что ж, остается ждать.

В клинике освещался двор, но ни в одном окне света не было, даже тусклого дежурного. По идеи должна быть внешняя охрана, все же место дикое, практически посреди леса, но никого из людей видно не было. Значит, придется ждать.

Летняя ночь коротка. За все время, что Змей просидел на своем насесте в клинике так и не заметил никакого движения. В девять часов к воротам подъехала машина с символикой скорой помощи, вот только выходить оттуда стали не санитары, как ожидалось, а люди с военной выправкой и в непонятной форме, чем-то напоминающей первые «Ратники», только без дополнительного обвеса и черного цвета. Незаметно проникнуть внутрь получится вряд ли, придется идти через парадный вход.

– Здравствуйте, как бы мне встретиться с Виталием Юрьевичем? – подойдя к стойке регистратуры, за которой стояла молоденькая девушка, Андрей вежливо обратился к ней. Узнать, как зовут главврача, по совместительству хозяина клиники проблем не составило. В сети было все. Ну или почти все.

– Вы, по какому вопросу? Виталий Юрьевич чрезвычайно занят, только если действительно важное что-то, сможет принять. – Девушка с дежурной улыбкой на лице ответила на заданный вопрос.

– Я бы хотел обсудить возможность лечения своего брата. У него очень тяжелая травма, мы испробовали множество способов. Остался последний шанс – ваша клиника. Мне вас рекомендовали. Но вот вопрос цены, хотелось бы обсудить с главой клиники. – Андрей излагал придуманную легенду не моргнув глазом. Хотя, так себе причина. Такие вопросы в клинике должны решать штатные доктора, а никак не главврач. Ну а вдруг прокатит?

Если сейчас не удастся, то придется искать возможность перехватить пресловутого Виталия ибн Юра вне стен данного заведения. А это потеря времени, что может быть катастрофично.

– Подождите, пожалуйста, сейчас я узнаю. – девушка-регистратор пошла в сторону двери ведущей внутрь клиники, странно, неужели нельзя позвонить.

Змей сделал очередную зарубку в памяти. Ожидание, слава богу, надолго не затянулось. Через три минуты к нему подошел мужчина с бейджем охранника и попросил следовать за ним.


Издательство:
Алекс Нагорный, Тихонов Михаил, Автор
Книги этой серии:
Поделится: