Название книги:

Выборные технологии

Автор:
Антон Николаевич Геля
Выборные технологии

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

В противном случае (если бы главное было в знании «позитивной программы») наши правительства «переходного периода», да и сами люди не совершали бы столько ошибок. Никто не знал, что делать и куда идти. А сам народ не предполагал, чем все кончится и чего он лишиться. Все знали, что «так жить нельзя» и все. А чего нельзя-то, собственно?

ООН периодически публикует большой доклад об «индексе человеческого развития» (ИЧР) – комплексного показателя, учитывающего не только экономическое состояние государства и его членов, но и здоровье (плохо быть больным, хоть и богатым) и уровень образования. ИЧР – это интегральный показатель, составленный из долголетия, материального уровня жизни и идеального уровня жизни (образованности). Долголетие измеряется ожидаемой продолжительностью жизни, образованность измеряется комбинацией грамотности взрослых (с весом в две трети) и среднего количества лет обучения (весом в одну треть). Уровень жизни измеряется реальным ВВП на душу населения с поправкой на местную стоимость жизни (паритетной покупательной способности). Так вот, с перестройки у России и всех республик бывшего СССР ИЧР неуклонно падал, тогда как у других стран мира рос, начиная с 60-ых годов. В 2000 году Россия заняла 60-ое место из 173 государств. Сейчас (на 2009 год), видимо, дело стало еще хуже, так как в 1999 году она была еще на 55 месте.

Так вот, что интересно, если взять индекс нашей страны за 1985 год и поставить его в нынешний рейтинг, то он и то занял бы 41-ое место! То есть, если бы с 1985 года ничего бы не изменилось ни на йоту, то есть, никто ничего бы не трогал, мы бы и то жили на «треть» лучше.

Если же брать место страны в 1985 году в сравнении с другими странами, то это в нынешнем рейтинге с нынешними цифрами мы 41, а в том рейтинге, наверняка, вошли бы в тридцатку! (отчеты делаются только с 1990 года и потому, мы можем только подставлять цифры и предполагать, хотя и довольно точно). Одним словом, мы входили в тридцатку самых богатых, здоровых и образованных стран мира. Из 173-ех! Плохо? Может быть… Но лучше, чем 60-ое место, как сейчас. За 15 лет упали на 30 пунктов, и чтобы их вернуть понадобиться гораздо больше. Можно ли было провести «перестройку» и «коррекцию» больной экономики СССР без этих потрясений и разрушений? Да, и есть десятки, сотни доказательств и публикаций. Однако дело было осложнено именно политикой, именно манипуляциями, именно глубоким поражением и заражением исторического и прочего сознания народа. Мы прекрасно помним первые митинги и демонстрации антикоммунистической оппозиции. В то время экономический рост в стране был по 4% в год. Сегодня Путин, достигнув такого роста выдает это за достижение и имеет 70% рейтинг! В то же время любого чиновника готовы были разорвать на части, так как он ездит на «черной Волге». А как сейчас «Мерседесы» и «Вольво»? Нормально? И это при ужасающей, катастрофической убыли населения, сравнимой только с убылью во время войны, стихийного бедствия или эпидемии.

Говорят о тогдашнем дефиците, который стал причиной волнений. Но дефицит – это просто болезнь, нарушение системы распределения. С потреблением (по другим каналам) все было в порядке. В армию шли амбалы, а сегодня средний вес призывников 51 кг. От недоедания среди полных прилавков. Капитализм установился в России для меньшинства, тогда же большинство имело работу, социальные гарантии и средний достаток. Одним словом, экономических и социальных причин для дикой ненависти к власти и для разгрома государства не было. Была мощная политическо-идеологическая «грязная», «черная» накачка. В России были взорваны сотни «грязных информационных бомб», уничтоживших сознания (а вслед за этим и бытие) большинства людей.

Первые выборы

Типичный пример. В крупном областном центре – выборы в Верховный совет. Естественно, власть уже опасается выдвигать первых секретарей райкомов и прочих «знатных доярок» (хотя они, вообще-то, трудовые подвиги совершали!), власть выдвигает человека, чей авторитет, казалось бы, должен быть незыблемым – крупного ученого, академика, создателя научной школы, лауреата всего и вся. Против него идет какой-то мелкий судья. Наэктлеризовано все до такой степени, что любая информация распространяется мгновенно. Надпись на заборе «Академик – кандидат от номенклатуры» на корню уничтожает его шансы. Про судью же распространяется слух, что его «незаконно выгнали с работы, так как он был за народ, против партии». Естественно, судья побеждает. Что характерно, через 10 лет мы встречали бабушек, которые забыли все, но еще помнят фамилию судьи и недоумевают, куда он в Москве потерялся. Академик жив до сих пор и являет славу российской науки, а все, кто вспоминает, как его тогда «мочили» и что сами за него не голосовали, немножко стыдно.

Официальным газетам тогда мало верили. Особенно солидным. Вспомним, ведь это парадокс, но так и было. Чем солиднее, официальнее газета – тем меньше веры. То есть, якобы она вся состоит из лжи. Разные модные журналы – тем доверия больше. А больше всего доверия подметной листовке, слуху, забору. Как легко тогда делались выборы. Все уже было готово, все было смонтировано. Общество было расколото на две неравные части. Нужно было с помощью одних потоков подсунуть под нужные определения одного кандидата и второго.

Поражает наглость француза Ж. Сегела, который как раз в этот период избрал своих «10 президентов» в странах Восточной Европы. Что там было выбирать? За него все уже давно сделало ЦРУ, а нарисовать плакат с «голубем, воплощающим свободу» ума много не надо.

Колебание маятника

После реформ начала 90-ых маятник качнулся в другую сторону. Кульминация пришлась на конец 1993 года. Народ бы также горяч, но лозунги были противоположны. Если в общем и целом большинство еще было не левым, то по отношению к отдельным представителям власти (демократической) иллюзии были утрачены. Как одной листовкой в конце 80-ых можно было убить соперника, заявив, что он «коммунист» или «номенклатурщик», так, вплоть до 1995 года, одной листовкой можно было убить соперника, заявив, что он «прорвавшийся к кормушке вор».

Это хорошо действовало как на коммунистов (так как все демократы – воры), так и на демократов (так как воры считались «ложными» демократами). Темой всех тогдашних подметных листовок были пресловутые «коттеджи». И это работало. Именно тогда возник феномен «красного пояса». Постепенно коммунисты проводили своих людей в губернаторы, мэры, депутаты. И не только коммунисты. Все, кто хотел воспользоваться, так называемым, «протестным электоратом». Сам этот термин тоже вошел в моду именно в это время. И он показывает, что, как и прежде, выборы строились сугубо на негативе. Именно тогда начались первые разговоры о необходимости позитивной государственной идеологии взамен старой. Но ее никто не предложил. Это сложно. Гораздо легче было кричать либо о «жертвах ГУЛАГа», либо о «ворах Чубайсе и Мавроди».

Еще одно колебание маятника. Рейтинг Ельцина, как известно, даже по самым оптимистическим прогнозам был 8% в начале кампании. Может быть, кто-нибудь помнит, благодаря какой чистой, белой, позитивной идее он выиграл? Не было этой идеи. Была реставрация оголтелого антикоммунизма «Купи еды в последний раз». По ТВ мелькали все те же рожи, нагло врущие о десятках миллионах замученных в ГУЛАГе, и всерьез утверждавшие, что Зюганов такой ГУЛАГ устроит. А чтобы этого не было, «Голосуй, а то проиграешь!». И в 1993 году Ельцин сумел одолеть Верховный Совет, так как он был меньшим злом в сравнении с чеченцем Хасбулатовым, и в 1996 году опять сработала логика меньшего зла. После этого уже все, кто мог, уверовали в могущество негатива.

Выборы Ельцина стали, с одной стороны, итогом предшествующего десятилетия «чернухи», с другой стороны, они провозгласили новую эру и придали новый виток всем грязным технологиям. Ведь после этих выборов началась раздача собственности, борьба за сферы влияния, информационные войны. Информационные войны. Зачем позитив, если 10 лет и выборы Ельцина показали, что негатив хорошо работает? 1996-2000 годы стали «золотым веком» черных методов. Именно тогда появилась масса «черных сайтов», on-line–вых компромат – ресурсов, оф-лайновых компромат – газет, именно тогда по ТВ шли «мочильные» документальные сериалы и передачи. А уж о незаконных подметных газетах и листовках можно просто не говорить. Главным достоинством журналиста было умение «мочить». И мы знаем по фамилиям основных героев этого жанра. Смешно говорить сейчас (а ведь на разных конференциях по пиару часто это говорят) будто были какие-то отдельные «черные пиарщики». Да вся страна только этим занималась и только этим и жила. Или кто-то назовет фамилии тех, кто выдвигал, и главное, продвигал «позитив»? Может какая-то ФПГ или какой-то политик? Кто занимался только «позитивом»? Кто был все время в «белом»? Что-то не вспоминается… Только такой человек имел бы право обвинить остальных в «грязи», но такого человека нет.

Хотя протесты против грязи начались. Но со стороны кого? В первую очередь, со стороны тех, чье рыльце было в пушку больше всех. Баллотируется в депутаты некий судимый Иванов и первым делом заявляет, что он «за чистые выборы» и что негодяи «льют против него грязь». Это начало давать эффект. Не всякие там конференции по «белому пиару», и не этические кодексы, а банальный закон спроса и предложения стал переламывать ситуацию. Предложение грязи стало слишком большим, и поэтому она обесценилась.

В начале 90-ых одна листовка могла решить судьбу кампании. Сейчас за кампанию их выпадало до десятка. Кому верить? Это стало главным вопросом. Отсюда возникла изощренность компромат-технологий. Вместо листовок стали выходить компромат-газеты (газете верят больше) или ксерокопии газет, фальшивые ксерокопии газет, письма, написанные от руки и прочее. Одним словом, делалось все, чтобы увеличить доверие. Выросли в цене легальные СМИ. Если в начале 90-ых скорее верили листовки, чем газете, а еще меньше ТВ, то сейчас все полностью поменялось. И олигархи стали создавать медиа-холдинги и, конечно, их использовать. Вспомним «Связьинвест» или «дело Мабетеска» или выборы в Госдуму декабря 1999 года. Пожалуй, это была кульминация «грязи», предел, после которого должно было наступить отторжение. И оно наступило. И им стали пользоваться.

 

Прививки и провокации.

Именно в 2000 году мы с группами товарищей имели возможность наблюдать и сами вели несколько успешных кампаний, где кандидат выигрывал именно за счет того и только за счет того, что против него работали грязно его соперники, либо его друзья. В начале 2000 года на довыборах в Госдуму победил человек, который почти весь срок отсутствовал на сессиях, женился на бомжихе, чтобы получить прописку, во время пьянки с проститутками в бане напал с топором на сторожа, устроил пьяный дебош в самолете, дружил с известной ОПГ и прочее. Все это было озвучено и не через подметные листовки, а по ТВ-каналам, и с выступлениями свидетелей (!!!) и солидной доказательной базой. Но он победил, так как веры не было уже ни ТВ, ни свидетелям.

А осенью этого же года технологи, извлекшие из этой победы урок, звонили друг другу: «Алло! Ну что? Я поговорил с нашим кандидатом-мэром. Он согласен выпустить газету против себя. Только не согласен, чтобы его там обзывали педерастом. Сказал, что на импотента согласен, тем более, что все в городе знают, что это не так. Народ очень возмутиться грязью!». Этот мэр в начале выборов в качестве прививки выпустил против себя газету, что вызвало бурю возмущения, и уже никто из соперников не рисковал делать нечто подобное. Он выиграл убедительно в первом же туре.

Понятно, что подобные методы и ранее эпизодически использовались, но массовое распространение они получили в конце 90-ых – начале 2000-ых. На даром Проханов в «Господине Гексогене» и Путина обвинил в этом же приеме. Дескать, взрывы в Москве он сам заказал против себя же, чтобы потом «мочить в сортире». Опять же «мочить». Опять же «чернуха» в новом обличье, а не позитивная государственная идея. Можно, конечно, сказать, что такой идеей является «порядок». Но это абстракция, всего лишь АНТИ (опять анти(!)теза ощущаемому беспорядку.

С феноменом Путина получила свое завершение и еще одна тенденция. Ее можно назвать дискредитация позитива.

Дискредитация позитива

В самом деле, после 15 лет сплошной «чернухи» цены на «позитив» должна были вырасти. Однако, на самом деле, мы можем заметить, что тот же Путин уже не сможет сказать пафосно «Берегите Россию!», как это мог себе позволить Ельцин. Путин – типичный практичный и циничный интеллигент, чьему имиджу чужд всякий пафос. Пафос советской пропаганды, ее, так сказать, «позитив» подвергся многократному осмеянию, начиная с 1980-ых годов. Новый демократический пафос был дискредитирован в начале 1990-ых демшизоидами и новыми русскими с их цепурами, болтами и малиновыми пиджаками. Пафос новых коммунистов был дискредитирован, когда на место одного «кровопийцы, построившего себе коттедж», садился тот, который кричал эту фразу и тут же строил коттедж себе. Ну а середины 90-ых годов, во время расцвета черных и грязных методов, когда из-за их обилия возник кризис доверия к источникам, «позитив» был втоптан в грязь окончательно. Потому что одной из негативных технологий была подделка под «позитив».

С одной стороны, «негатив» часто выдвигался от имени тех источников, от которых привыкли ждать пафоса, честности или позитива (фальшивки от КПРФ, от лидеров общественного мнения), с другой стороны, очень часто сам «позитив» делали намеренно глупым и выпускали от имени соперника. Так, например, один кандидат разбросал газету со своей программой, где обещал, что после прихода к власти он создаст вместо всех колхозов страусиные фермы, на опыт работы которых насмотрелся во время многочисленных бурных поездок по заграницам. Понятно, что колхозники от этого маразма восстали! Кандидат потом пытался объяснить, что «это не он выпустил газету», но соперник, во-первых, обвинил его в путанице в штабе (дескать, одни выпускают, другие – не знают, вот так будет и когда он к власти приедет), во-вторых, сам выпустил еще одну подставу, где наряду с криками «не я выпустил газету про страусов» еще и содержались оправдания в других преступлениях (я не мог украсть деньги, выделенные на бесплатные лекарства, я вообще в это время был в Швейцарии).

А в это время наверху «позитив» гнал Ельцин: «россияне, понимаешь!» и смахивал скупую мужскую слезу. Что ж удивляться, что в русском языке вообще не осталось слов, от звуков которых расправляются плечи и вздымается грудь? Не осталось источников ни для негатива, ни для позитива. Все дискредитировано, все мультиплицировано и взаимоуничтожено. Все возможности закрыты. Что же тогда работает? Признаться, велико искушение заявить, что «грязные методы» больше не работают. Когда-то, в середине 90-ых, на различных конференциях мы сидели и говорили: «нас не интересует моральная сторона, мы не священники, а профессионалы, это другой жанр, нас интересует только эффективность». Сегодня, хотя нас на самом деле интересует и моральная сторона, мы все же должны сказать, даже из соображений эффективности – эффективность грязи снизилась в сотни раз.

Только что мы выиграли выборы мэра, и на протяжении 3 месяцев не кинули ни одной нелегальной листовки или газеты, ни выпустили ни одного черного телесюжета, не распустили ни одного грязного слуха. Хотя соперники старались по этой части во всю и проиграли с треском. При этом, нашего кандидата не поддерживала ни областная власть, ни местные элиты. Мы всего лишь начали первыми работать, захватили инициативу, задали повестку дня, предсказывали действия соперников, организовали хороший прессинг. А когда соперник понял, что мы впереди, он начал лить грязь и окончательно сделал нашего кандидата центральной фигурой и главным героем выборов. В насыщенном информационном поле главная задача – не потеряться, быть главным героем (причем, зачастую неважно, положительным или отрицательным, так как люди смотрят «Крестного отца» и симпатизируют ему, всего лишь потому что, это главный герой). Тогда зачем с помощью «чернухи» делать главным героем соперника, потратьте лучше эти деньги на себя, на яркие события, которые затмят всех и высветят Вас.

Особенно вредна грязь на соперника перед самыми выборами (хотя раньше считалось, что надо бросать все в последний день, чтобы соперник не успел оправдаться и отыграть). Именно накануне выборов тот, кто бросает чернуху отвлекает внимание от своего кандидата и ставит в повестку дня отношение к сопернику: верить ему или верить грязи, которую про него стали говорить перед выборами? Конечно, народ уже знает, что предвыборной грязи верить нельзя и решает верить ему (в большинстве). А Вы забыты, Вы – остались за бортом. В фильме «Чапаев» Анка-пулеметчица ждала, когда враг подойдет поближе, в информационной войне этого делать ни в коем случае не рекомендуется. Что же тогда? Бить врага, когда он еще ничего из себя не представляет? Но это ведь тоже означает – раскручивать его… Как быть? Весь пафос этой статьи можно, пожалуй, выразить, одной фразой: кончилось время простых решений.

Утверждение «грязь эффективна» – абстрактно и ложно. Но утверждение «только позитив эффективен» не менее абстрактно и ложно. Утверждение «чернуху надо делать в последний день» абстрактно и ложно. Но и утверждение, что «она хороша не старте и бить надо в зародыше» – не менее абстрактно и ложно. Сейчас как раз очень важно ловить четкий момент, важно умение применять ту или иную технику в конкретную технику в конкретной ситуации. Сейчас, как никогда, очень многое стал решать опыт и профессионализм консультантов. И это, как назло, случилось в тот самый момент, когда все вдруг стали считать себя профессионалами!

Раньше политик – кандидат был новичком и полностью доверял кампании пиарщикам, теперь он сам прошел 3-5 кампаний и считает, что все знает сам, и надо контролировать «этих жуликов». Что из этого получается? Четыре года назад он выиграл выборы с использованием тонкой рафинированной чернухи. У него в команде есть друзья-журналисты, которые классно умеют «мочить». Приезжают консультанты, которые говорят, что они не собираются этого делать. И кандидат, и журналисты начинают сомневаться в их профессионализме, и тут недалеко до конфликта, который парализует работу штаба. И так по многим вопросам. Невозможно объяснить, что кончилось время «вообще», и началось время «когда и как».

Эксплозия и имплозия

Грубо можно разделить стратегии раскрутки на эксплозивные (взрыв во вне) и имплозивные (взрыв внутрь). Классическая эксплозивная технология, это когда в XVII веке некий Джулио Готти, используя мастерство прадедов, дедов и отцов тачал хорошие сапоги для своей улицы в своей лавке, в XVIII веке его внук уже имел цех и тачал сапоги для своего квартала, в XIX веке его правнук тачал сапоги, известные своим качеством для всего города, в начале XX века его далекий пра-пра-правнук стал поставщиком двора какого-нибудь герцога, а в конце XX века его потомок, бережно хранящий традиции семьи, зарегистрировал международный бренд «Джулио Готти», построил фабрику и поставляет сапоги в 150 стран мира. Вы можете пойти по этому пути, если у Вас есть 300 лет в запасе. Но даже если у Вас есть три года в запасе, Вы тоже можете использовать этот путь. Сначала создается ядро. Некий кандидат снабжает компьютерами школы, учреждает фонд помощи малоимущим, ведет другие полезные проекты. Он создает ядро – бочку с порохом, к которой будет поднесена спичка…

Раз! И перед выборами в городе появились билборды Пупкина. Сидят женщины в конторе и разговаривают: «Ой, весь город уставлен щитами Пупкина. Кто это?». «Как? Вы не знаете?», – говорит одна, – «это очень хороший человек, он моему сыну компьютеры два года назад подарил, а бабушке нашей подарки принес в прошлом году, и мы всей семьей пойдем за него». В короткий момент, когда внезапно вызван интерес, ядро сторонников взрывается для тех, кто не знает, оно превращается в ядро экспертов и они заражают тем, что знают, других. Это эксплозия. Но большинство кандидатов никому не намерены помогать не то что 300 лет, а даже 3 года. Жареный петух их клюет перед выборами, и специально для них существуют имплозивные стратегии. Сначала делается нечто, привлекающее внимание и поднимающее известность. В самом глупом варианте это те же билборды или красочные плакаты тут и сям. Возникает информационный вакуум: «Кто этот Иванов, что висит на всех столбах?». И вот тут-то, как из рога изобилия, сыплются листовки и буклеты с биографией, интервью с женой и первой учительницей, программа и проч. Все это – на волне интереса. Ядро создается уже позже известности. Взрыв вовнутрь. Но волну этого взрыва как раз могут поймать и соперники и заполнить информационный вакуум своей информацией. И вот тут негатив сработает очень хорошо. И поделом! Нечего раскручиваться в последний момент, не имея за плечами реальных добрых дел! (К сожалению, дорвавшиеся до власти чиновники делают «добрые дела» за счёт бюджета, но всё приписывают своей партии).

Как видите, момент достаточно тонкий. Но и это еще далеко не все. Кроме точного времени, момента, есть еще минимум две важные тонкости: тема и информационный поток.

Инвестирование в тему

Это важное в политическом консалтинге понятие, которым владеют единицы консультантов и совершенно, в силу реактивности профессии, не владеют журналисты, которые часто выдают себя за специалистов по информационному полю.

Представим, что начались выборы мэра небольшого города. Основных кандидатов три. Иванов – глава, все ресурсы которого, приведенные к общему знаменателю, мы обозначим как 10 единиц. Петров – известный в городе коммерсант, не поддерживаемый элитами, значительно уступающий главе в сфере СМИ и прочее, ресурсы которого, приведенные к общему знаменателю, мы обозначим как 6 единиц. И третий кандидат – Сидоров, известный начальник в сфере образования, уволенный главой, популярный в своей среде, с минимумом денег и СМИ. Его ресурсы, приведенные к общему знаменателю, – 3 единицы.

Наиболее активно и рьяно начал кампанию уволенный Сидоров. Он все свои ресурсы инвестировал в тему образования (зарплату – учителям, бесплатная учеба в вузах, дети – наше будущее, нам уже ничего не светит, так пусть хоть дети станут людьми, а это – образование и прочее).

Коммерсант, видя такую активность и важность темы, тоже решил не отставать. Четыре единицы он, конечно, инвестировал в тему «добился всего сам», но две единицы отдал в тему образования (подарил компьютеры, встречался с учителями, сделал отдельный пункт программы про образовательные гранты).

И наконец, позже всех проснувшийся, уверенный в собственной победе – мэр Иванов. Его тема «коней на переправе не меняют», «я – единственный, профессиональный управленец» и прочее. Он инвестировал в эту тему 6 единиц. Но поскольку его очень раздражил уволенный им работник образования и его активность, он сделал хороший, добротный, а не популистский раздел программы, связанный с образованием. Уделил много внимания встречам с учителями и родителями, отыграл все нападки на него. Короче, инвестировал в эту тему 3 единицы. Оставшаяся единица ушла на маргинальную тему будущего города, развития предпринимательства и производства. Итого: в совокупности в тему образования было инвестировано 8 единиц. В тему «коней на переправе не меняют» – 6 единиц, в тему «сделал себя сам» – 4 единицы, и 1 единица – в развитие производства.

 

Не удивительно, что тема образования стала главной темой перед выборами, стала повесткообразующей, стала критерием выбора из трех кандидатов. А кто больше всех по этому критерию подходит? Конечно, бывший работник образования. Он и побеждает. Хотя первоначально имел в три раза меньшие ресурсы и шансы. Этот пример демонстрирует не столько пагубность многотемья, сколько вред всякого рода «отыгрываний», которые так любят, прежде всего, журналисты, испытывающие зуд писательства, когда видят какой-то материал с кучей моментов, к которым можно придраться или «опровергнуть».

Вот совсем недавний пример того, как вмешательство консультантов в последний момент спасло кампанию (на 2008 год). Один бизнесмен участвовал в выборах мэра крупного города и проиграл с минимальным отрывом. Он шел, как и все бизнесмены, с темой «сделал богатым себя, сделаю богатым вас». Мэр правил два года, но внезапно умер. И бизнесмен вновь решил попытать счастья. Но место мэра с другой стороны стал претендовать крупный чиновник, которого поддерживали все элиты. Он хорошо держался всю кампанию и был на первом месте. Но для гарантии в последнюю неделю его команда решила «замочить» наступающего на пятки бизнесмена. Но как! Они заготовили кучу компромата, который показывал, что за два года этот бизнесмен растерял все, что имел, что он уже не так богат, что прежний мэр выгнал его из города, что бизнесмен не платит налогов и прочее. Что могло из этого выйти? Только то, что бизнесмен встал бы в последнюю неделю в повестку дня, что эта чернуха ожесточила бы его сторонников, что они бы инвестировали в тему «богатства», причем, безуспешно, так как за неделю невозможно опровергнуть то, что до этого устанавливалось два года.

Консультанты успели остановить эту «грязь» и ввести мораторий на упоминании этого бизнесмена в последнюю неделю, чем и спасли кампанию. Тема – это важный момент. Если тема четко связана с кем-то, то ее можно либо разделив, выдвинув подставного, с которым она связана еще больше, либо просто не трогать, как бы Вам не хотелось ее «отыграть». Отыгрыш – это проигрыш.

И, наконец, нужно указать еще на один тонкий момент – информационный поток, которым что-то доносится.

Смерть автора

Существует расхожая псевдоинтеллектуальная фраза, что «ценность информации определяется ценностью источника, из которого она получена». Казалось бы, просто незыблемая истина! Одно дело, если о падении курса доллара Вам скажет бабушка соседка, совсем другое – Ваш знакомый банкир, третье – уважаемая газета, четвертое – глава Центробанка. Вы можете верить одному, не верить другому, но думать Вы будете о долларе, а, например, не о проблеме ЖКХ. Выше было показано, насколько важно воспламенять ту или иную тему. Источники, доверие к ним и прочее – все это уж вариации. Несколько лет назад вышло довольно много статей о том, как в преддверие августовского дефолта 1998 года разворовывался кредит МВФ. Пока он разворовывался, вся пресса и вся страна обсуждало дело «Мабетекс» и заграничных счетов Ельцина. Потом счетов не оказалось и дело замяли. Мы уверены на 99%, что заказчиками этой «чернушной» кампании против «семьи» были сами представители «семьи». Пока ищут черную кошку в черной комнате (которой нет), мы займемся кредитом, который есть! Остается только догадываться, какое черное дело проворачивалось тогда, когда начались утечки о разворовывании кредита, для того, чтобы отвлечь внимание. Наверное, мы узнаем об этом ещё через несколько лет. Кто озвучивает тему, порой совершенно не важно.

Простой случай.

Баллотируется старый мэр, против него молодой предприниматель. Сам он не может говорить о старости оппонента, зато дает деньги местному жириновцу, который не имеет никакого авторитета. Алкоголик и клоун. Но он ездит по встречам и рассказывает о старости и болезненности мэра. Так бы люди не думали об этом в первую очередь. Они бы сравнивали программы, опыт, личные качества. Но жириновец заставил их обратить внимание на старость. Разве этот источник дискредитировал тему? Что, нашелся сумасшедший, который сказал, что «ценность информации зависит от источника» и на этом основании не поверили тому, что мэр старый? Конечно, нет. У всех есть свои глаза и все видят, что он старый, но пока жириновец это не озвучил, это было второстепенно. Это тот случай, когда ЧТО сказано важнее, чем КЕМ сказано. Что предпринимает мэр? Начинает в ТВ сюжетах показывает, как он поддерживает спорт, как сам бегает стометровку и подтягивается. За него выступают известные спортсмены и тренеры. В интервью он рассказывает, как 20 лет назад бросил пить и курить… А рейтинг падает все больше и больше. Срочно зовут консультантов, которые, естественно, сразу накладывают запрет на эту заведомо проигрышную тему. Они предлагают срочно озвучить связь противника –бизнесмена с криминалом. Но кто это сделает? Предлагается просто бросить листовку. Весь штаб мэра против: «Никто не поверит, этой макулатурой завалены все ящики, надо, чтобы кто-то авторитетный сказал, а все авторитеты боятся…». В конце концов, консультанты бросают эту листовку на свой страх и риск, что вызывается страшный скандал в штабе. Ситуацию спасает то, что через неделю рейтинг бизнесмена встал и больше уже не поднимался. Почему это сработало? Надо остановиться подробнее, так как это очень важный момент.

Иванов пришел домой, увидел листовку и, не читая, выбросил на пол в подъезде. Петров пришел, пробежал листовку, плюнул и пошел дальше. Он не поверил в связь бизнесмена и известной в городе ОПГ. Но тема криминала в его голове осталась! И даже мелькнул вопрос: «Кстати, а кого, в самом деле, поддерживает ОПГ? Не могут же они быть вне выборов?» Сидоров прочитал листовку и засомневался в бизнесмене: «А вдруг, правда? Нет дыма без огня. На всякий случай, голосовать за него не буду». Кузнецов прочитал, поскольку был сторонником бизнесмена, разозлился и решил обязательно за него голосовать назло «чернушникам». Пупкин прочитал и, чтобы развеять сомнения, позвонил своему знакомому, который работал охранником в какой-то фирме: «Слышь, ты же там все про этих бизнесменов крутых знаешь? Что, правда говорят, что… Да? Слышал такой слух? Ну, вот и я думаю, что правда…» И, наконец, Шлюпкин просто прочитал и поверил всему от строчки до строчки. Конечно, больше всех в городе Ивановых и петровых и совсем мало Шлюпкиных. Но давайте посмотрим, что произойдет дальше. Шлюпкин сидит дома с женой и пьет чай перед телевизором. А тут как раз показывают ролик бизнесмена. Это провоцирует коммуникацию: «Люся! Опять этого вора показывают! Его же ОПГ поддерживает, ты что, не знаешь?». Шлюпкин, подкаблучник, не захочет признаться, что вычитал это в листовке, он рад случаю проявить свою компетентность, показать, что он как «глава семьи» видит дальше и знает больше. На следующий день Шлюпкина идет на работу, где кроме нее трудятся Иванов и Петров. Там, во время обеда, заходит разговор о выборах, и Шлюпкина горячо рассуждает на тему криминала. Петров, который мучится вопросом на тему «За кем стоит ОПГ», получил подтверждение, но уже не из листовки, а их уст человека, с которым проработал бок о бок 20 лет: «Откуда ты знаешь?» – «да Васька мой сказал! Ты же знаешь, у него брат в милиции работает!» Иванов, который ничего до этого не знал, стал сомневающимся и «на всякий случай» решил за бизнесмена не голосовать. Вечером Петров, Сидоров, Пупкин, Кузнецов пьют пиво в бане. Как всегда, заходит разговор за политику, и, конечно, выплыл бизнесмен с ОПГ. Кузнецов, яростный сторонник, кричит: «Да это все предвыборная чернуха!». На него наседают Пупкин и Петров. Пупкин козыряет тем, что звонил своему другу охраннику, а Петров ссылается на Шлюпкину, у которой муж имеет брата милиционера. Колеблющийся Сидоров присоединяется к друзьям, и вместе они переубеждают Кузнецова.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: