Название книги:

Направление – Восход

Автор:
Евгений Никитин
Направление – Восход

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Вдох… Выдох… Вдох….

Множественные механизмы вокруг вновь заскрежетали. Где-то сверху из-под плотного слоя металла, сквозь крошечные щели решетки донеслось нервное жужжание вентиляторов. Будто возмущенные, своими шумными соседями, внизу тоскливо загудели насосы. Келли с усилием выдохнула. Воздух вокруг словно затвердел. Её плечи осунулись, а шею болезненно заломило.

В своё время она, как и все в академии, проходила специальную подготовку по адаптации к агрессивным планетарным условиям, лучше всего ей удавалось выявление необходимости использования и непосредственно использование химзащиты. Ведь ей, как и любому здравомыслящему человеку не хотелось быть расплавленным внезапно налетевшим ветерком. Это пугало и очень. Помниться ей даже снились кошмары после особенно напряженных лекций. Однако сейчас она уже сомневалась, что это было связано с услышанными страшилками. Преподаватели были, мягко говоря, не из тех кого приятно слушать более десяти, максимум пятнадцати, минут, что само по себе страшило не меньше, чем любая мучительная смерть, которую они описывали. А вот гравитация напротив, совсем не тревожила её ум.

Незначительные колебания в одну или в другую сторону от нормы, кого вообще это может смутить? Вы ведь даже не почувствуете их, особенно если у вас тренированное сердце. Но что будет, если отклонения от нормы окажутся значительней, чем вы могли себе представить, да к тому же и не в вашу пользу? Что если выясниться, что, несмотря на бесконечные тренировки и стимулирующие препараты, ваши мышцы, кости и органы попросту не готовы к таким перегрузкам? Келли не знала ответа на этот вопрос, пока ей не дали его при инструктаже.

Вдох… Выдох…

Келли закашлялась. Проклятая адаптационная камера не даст продохнуть. Только успеешь привыкнуть к обилию кислорода в воздухе, как тут же его становится ещё больше. Тем временем сила тяжести не отставала и, судя по настенному гравиметру, уже почти пришла в норму, для здешних мест, конечно. Если бы не свежий маникюр и самоуважение, Келли давно бы изодрала мягкую обивку этих ненавистных сферических стен.

Очередной прилив кислорода вызвал в желудке отнюдь не самые благородные позывы, несмотря на то, что тот был совершенно пуст, не считая термоядерного коктейля, выпитого перед процедурой. Однако Келли была совершенно уверена, что коктейль уже успел разбежаться по её кровеносной системе, как и другие вещества, вкаченные в неё незадолго до этого. К тому же ей не хотелось вновь заглядывать в комнатку, расположенную прямо посреди камеры. Один лишь вид пожелтевшей раковины и исходящий от туалетных кабин запах мог высосать всё, что успело получить её тело, вернуть в желудок, а после вывернуть наружу. Келли с трудом отогнала от себя разбушевавшуюся фантазию и отлепила свое измученное тело от стены.

Стоя без опоры, она тут же почувствовала, как её легкие напряженно, будто впервые расправляясь, вбирают в себя тягучий воздух, а черепная коробка трещит, готовясь лопнуть, словно переспелый арбуз. К счастью для Келли, она никогда не видела арбуз и не могла представить себе подобную картину. Иначе её передавленный желудок тотчас бы исполнил её самые страшные кошмары. Глаза будто бы видели, но Келли была неуверенна. Адаптационная камера была довольно небольшой, однако она с трудом взглядом отыскала шкафообразную фигуру своего товарища по несчастью. Тот, отвернувшись, одной рукой опирался о гладкую стену камеры, а второй держался за ближайший поручень. Лбом он упёрся в свою массивную руку и тяжело дышал. Судя по виду, его мутило. По лысому черепу одна за одной бежали плотные капельки, оставляя за собой соляной след.

– Вальнов. С тобой всё в порядке?

– Да, товарищ посол, так точно! – Хрипя произнёс Вальнов.

– Что так точно, майор? – Перешла на крик Келли, отчасти из-за дискомфорта, а отчасти ради того, чтоб убедиться в состоянии Вальнова.

Сама она уже приходила в себя. Глаза ещё с трудом фокусировались, а вот в ушах не так уж и сильно звенело. Приложив все свои усилия, а также максимально скосив глаза не без помощи рук, ей удалось вновь разглядеть то приближающийся, то удаляющийся гравиметр. Если ей удалось всё правильно уловить, ведь на это у неё было не более секунды, то вскоре их ожидает финишная прямая, самая короткая, но наиболее трудная, им предстоит выйти за показатели планеты. Вальнов всё не отвечал.

– Сэм! – Рявкнула Келли.

– Да, посол? – Послышался испуганный голос.

– Мы почти на финише. Ты готов? Или притормозим?

– Готов, товарищ посол! – На этот раз без промедлений, ответил Вальнов.

– Хорошо. – Под нос ответила Келли. – Хорошо.

Она нащупала поручень, оперлась одной рукой, а второй промокнула заплывшие потом глаза. На белом платке тут же добавились новые чёрные пятнышки. С её стороны было опрометчивым уделять макияжу так много времени.

Финальная фаза длилась всего пятнадцать минут. Пятнадцать минут ада за которые они с Сэмом успели полностью поменяться ролями. Посол, не особо обращая внимание на свой вид, свернулась у ближайшей стены и уткнулась лбом в пол. Назойливый хвост волос тут же упал за ней, надёжно прилипнув у левого виска к её влажной коже. Первое время Келли пыталась освободить свой левый глаз из волосяной решетки, пока не заметила, что в таком положении лучше видит происходящее вокруг. А видела она как майор, вначале оторвал одну руку от поручня, после, дрожа всем телом, выровнялся, отлепил прилипший локоть от мягкой стены, отошёл назад на пару шагов и не найдя во что упереться руками, воткнул их в боки. В таком положении он и замер, лишь слегка приподнял подбородок и со странным интересом уставился в потолок.

Вдруг вентиляторы умолкли, а вслед за ними, осознав ненадобность своих возмущений, стихли и насосы. Стрелка гравиметра тихо поползла назад к красной черте, к которой до этого она шла долгие и долгие часы, сумев даже пересечь её. Как только она поравнялась с ней, двери камеры зевнули и открылись.

Заходя в эту камеру, Келли представляла, что эти долгие часы она проведёт в своих мыслях, обдумывая предстоящее задание и дела, оставшиеся дома. Однако ускоренная программа адаптации практически сразу взяла её в оборот. И ей ничего не оставалось кроме как фантазировать о зелёных красотах планеты, призванных компенсировать все мучения, пройденные для встречи с ними.

Эфиальт, так назвали эти земли первые колонисты, опираясь на какое-то древнее имя из почти забытой истории человечества, размерено двигался вокруг гигантской голубой планеты Посейдон, никогда полностью не уходя в её тень, чего не скажешь о его брате близнеце Оте, прибывавшем там аж четверть цикла и от того выглядящем болезненно серым.

Нащупав поблизости туфли, Келли осторожно нацепила их на ноги, находясь в полулежащем состоянии. Подумала, что с туфлями она поспешила, но всё же попыталась встать. На её удивление, это вышло не слишком затруднительно, более того, она как будто даже почувствовала новый прилив сил, пока вновь не закружилась голова. Собрав всю свою волю в кулак, помятая, но не сломленная посол, двинулась к струящемуся из двери свету. Часть проёма уже заслонила статная фигура майора Вальнова. Кажется, он даже протягивал ей руку, правда немного не в том направлении. Со зрением у Келли пока что тоже всё было не в лучшей форме, однако она слегка приноровилась к временной фокусировке. Ухватив капитана за руку, она вдруг почувствовала облегчение. Позади них зажужжал маленький привод. Келли вспомнила про видеокамеры и тихо выругалась.

– Что-то не так? – Взволновался майор.

– Всё в порядке Сэм. Просто пойдём уже отсюда.

Майор отчетливо кивнул, немного мимо посла, а та в свою очередь попросту этого не заметив, старательно смотрела в размытое пятно перед собой. Вот так, в немой солидарности они и шагнули навстречу свету.

-Посол Тейлор! Несказанно рад, что вы откликнулись на наше приглашение!

– Я тоже. – Келли неуверенно улыбнулась.

Она сразу же узнала голос. Это определенно был Пегов – помощник проконсула Чагона. Ей никак не удавалось сфокусироваться и найти его взглядом. Оставалось надеяться, что её улыбка достигла адресата, потому как перед глазами был лишь непонятный размытый пейзаж в лучших традициях постимпрессионизма. Две огромные горы и ветхое деревце, а позади зеленоватое солнышко. От тревожных мыслей о невозможности хоть на чём-то сфокусировать зрение отвлекло волнительное щекотание лодыжек. Трава, густая трава под ногами. Последний раз она ощущала что-то подобное лишь в академии. Однако та трава культурно щетинилась на восемь, максимум десять сантиметров, тогда как эта будто бы оплетала ноги до самых колен. Странно, но именно трава ей снилась в долгих командировках, а ведь каждый раз возвращаясь домой, она даже не находила времени на встречу с ней. Для Келли было радостно ощущать ногами это влажное чудо. Она попыталась присесть и нащупать траву руками, как вдруг дерево на горизонте зашевелилось. Это показалось ей странным, но вполне приемлемым. Мало ли какие неполадки с мозгом у неё после процедуры адаптации? Но вот когда вслед за деревом зашевелились скалы и двинулись на неё, Келли испугалась. Она тут же выпрямилась, словно струна. Одна из скал приблизилась совсем вплотную и забасила.

– Посол Тейлор, разрешите представиться, Вайс Котов.

Келли ошарашено смотрела на размытое перед носом пятно, застилавшее весь дневной свет. Вторая скала прошла мимо и двинулась в сторону майора. В то же время, скала, представившаяся Котовым, продолжила.

– Я являюсь начальником службы безопасности провинции. Господин Чагон не смог лично приветствовать вас, неотложные дела понимаете.

– Ничего страшного. – Дрожащим голосом ответила Келли.

Учитывая то, в каком состояние она сейчас находится, это даже к лучшему. Наверняка по всему лицу размазана туш, юбка вместе с блузкой безнадёжно измяты, а взъерошенные волосы колются так, что она уже предвкушает долгие и мучительные часы по их укрощению.

– Позволите, я возьму вас за руку и сопровожу к транспорту?

 

Либо слух у Келли чересчур обострился, либо этот парень имеет бездонные лёгкие. Она, конечно же изящно, как подобает леди, протянула руку куда-то в сторону скалы. Посол, конечно, ожидала, что судя по габаритам говорящего с ней силуэта, руки у него будут немаленькими, однако она и представить себе не могла, что её маленькую, хрупкую ладонь, словно тиски, зажмёт строительный манипулятор. Келли ели заметно пискнула и засеменила вслед за плывущим впереди айсбергом. Хлипкое деревце оказалось Пеговым. Тот спешно перебирал ножками рядом с ней. Он что-то говорил ей о том, что рад её прилёту и что тут прекрасные виды и ей они несомненно понравятся, после того как зрение вернётся в полной мере, естественно. Келли почти не слушала его, стараясь коротко и учтиво отвечать, дабы не показаться грубой. Впрочем, из его пустой болтовни ей удалось отметить для себя кое-что стоящее. Для ускорения процесса восстановления, нужно как можно больше смотреть вдаль. Главное теперь найти где эта даль, за горилообразной спиной Котова это сделать было не так-то просто. Поэтому пока она просто наслаждалась влажными щекотаниями мягкой травы.

***

Совет смотреть вдаль действительно помог. Вначале, когда их по трапу завели в какую-то тёмную жестяную коробку, она и помыслить не могла, что там будут окна. Как оказалось это местный транспорт люкс уровня и окна тут повсюду. Бессмысленно пялясь в одно из таких она со временем начала различать проносящиеся мимо деревья, кустарники и даже парочку местных жителей, похожих своими габаритами на Котова и его товарища, которого им не представили. Наверное, потому, что это был просто водитель. Несмотря на свою заявленную престижность, транспорт оказался довольно шумным и не слишком комфортным, конечно быть может это лишь следствие дорог, по которым они даже не ехали, а скорее скакали. Каждая кочка не только больно подбрасывала и отбивала Келли всю пятую точку, но и барабанной дробью отзывалась внутри просторного стального корпуса. Она боялась даже представить, что будет, если ехать по этим дорогам на куда худшем транспорте.

Вскоре бесконечно мельтешащие ряды чудаковатых деревьев закончились, и перед взором Келли открылась бескрайняя долина. С высоты холма, на который они успели взобраться, Келли отчётливо могла разглядеть огромное зелёное поле, посреди которого торчало уродливое здание цвета бесконечной ржавчины.

– Это космопорт? – Как можно громче прокричала Келли.

– Да, посол. Это личный космопорт проконсула. – Ответ Вайса громом прокатился по кабине. Он сидел ближе к водителю, в глубоком кресле. Келли удалось рассмотреть лишь его гигантскую ладонь, мирно лежащую на подлокотнике.

Космопорт больше походил на угрюмую развалину, к коей его можно было бы отнести, если бы не узнаваемое отверстие шахты шатлоприемника. С одной стороны шахты высился технический отдел, угловатый и почти что лишенный окон. Лишь несколько оконец торчали в верхней башне, по предположению Келли кабинете операторов или иного технического персонала. Сараевидная одноэтажная часть космопорта, неровной стеной отступая от шахты, была похожа на древний провинциальный вокзал с прилепленной к нему полусферой – той самой, в которой они с капитаном провели одни из самых жутких часов в своей жизни.

Машина остановилась. Ненадолго у Келли появилась возможность внимательнее оглядеть космопорт. Территория вокруг него плотно проросла травой, казавшейся теперь издалека зелёным озером. Могучие джунгли воинственно наступали на высокие зелёные ограждения с серыми пятнами. Присмотревшись, Келли заметила, что серые пятна это остатки бетона, облепленного бушующей растительностью. Деревья, походящие на гигантские папоротники, давили и крошили под собой многотонные бетонные плиты. Природа тут будто поедало всё, что пытался сотворить человек. Тут на холме, здешние деревья больше походили на торчавшие из земли колья, со множеством хлыстов, будто привязанных к ним бечевкой.

Спустя пару секунд их транспорт всё же двинулся дальше. Из просторного окна было видно, как навстречу им приближается колонна из трёх загорелых мужчин, крайне грозного вида. Они были облачены в пугающего вида строительный экзоскелет, с торчащими во все стороны клешнями и зазубренными дисками. Однако в основном пугал не их наряд, а их размеры. Каждый из этой троицы однозначно был выше пары метров. Келли и в нормальном мире не могла похвастаться ростом, то что все выше неё было для неё привычным делом, поэтому громоздкость рабочих она отметила не сразу. Первым ей в глаза бросили их неестественно широкие плечи и серьёзные, острые, словно вытесанные из камня, головы. Келли сразу же вспомнила свой поход с родителям в электронный зоопарк. У тамошних чёрных быков головы тоже сидели на подобных шеях, только там были звери, а не люди. Те же, кого она сейчас видела перед собой, больше походили на горилл, нежели на самих людей. Мускулистые руки и огромные ладони только дополняли пугающий образ.

Отойдя от небольшого шока, Келли обратила внимание на то куда и зачем они движутся. В стальных клешнях рабочие тащили огромную обугленную с одной стороны лиану, толщиной с целое дерево. По тому, как она извивалась, Келли приняла её за змею. Всё в том же зоопарке у неё был шанс посмотреть на их модели, но всё вокруг было настолько реалистично, что Келли просто закрыла глаза и заплакала. Так что единственным местом, где она их видела, было кино. На ум сразу же пришла пара фантастических фильмов, в которых эти мерзкие создания чинили препятствия главным героям. Гигантские, извивающиеся под куполом кинотеатра фигуры… Келли непроизвольно вздрогнула. В голове у неё пробежала мысль о прошлом, ей было жалко своих предков, которым приходилось выживать на такой опасной планете.

– Вьюнок в этом году разбушевался. Все дороги гад попортил. – Пояснил Вайс.

– Зато я уверен у вас тут нет проблем с пробками. – Неожиданно подал голос Сэм.

Зрение майора очевидно ещё не вернулось, тот бесцельно глазел в потолок. Однако выглядел Сэм неплохо. Кажется, даже дышал ровнее, чем Келли.

– Хах! Определено! – Ответил ему Вайс.

Сэм обладал выдающейся грудной клеткой, скрывающей в себе поистине могучие лёгкие, однако его голос был едва вполовину таким же сильным, как у Котова. Но быть может это из-за того, что Сэм просто до сих пор был дезориентирован и кричал себе под ноги.

– А много у вас тут гостей бывает? – Поинтересовался Сэм.

– На самой планете или у нас в провинции?

Вайс развернувшись в кресле, через своё гигантское плечо взирал на них будто коршун в гнезде. В основном такое впечатление создавалось благодаря его выступающему носу с горбинкой и тёмным пристальным глазам. Скулы для его широкого черепа были узковаты, а подбородок маловат. Волос на голове было немного, по большей части они топорщились вверх, однако по сравнению с Сэмом это была буйная растительность. По его выражению лица было сложно понять, друг он тебе или враг.

– И там и там.

– Если рассматривать отдельно, то на планете где-то… – Вайс прервался, покачал головой, видимо прикидывая число в уме. – Немного, в общем, совсем немного. А вот у нас несравненно больше. Можно даже сказать, что только в нашей провинции и есть приезжие. Проконсул старается привлечь к нам как можно больше специалистов, в самых различных областях. Что, несомненно, позитивно сказывается на самом регионе.

– Не хватает местных? – Вклинилась в разговор Келли.

– Местные пригодны только лишь для грубой работы. – Вайс произнёс это с некой неприязнью, по его выражению лица можно было понять, что заинтересованность в разговоре у него странным образом испарилась. Громила шумно развернулся в кресле и тяжело выдохнул.

Во время разговора, чтоб хоть как-то видеть своего собеседника из-за нескольких рядов глубоких сидений, Келли старательно вытягивала свою шею. Теперь же потребность в этом исчезла и она с облегчением расслабилась. Её обмякшее тело буквально утонуло в глубоком кресле, рассчитанном на иные габариты.

Машина по-прежнему не двигалась. Что ж, раз выдалась такая возможность, нужно её использовать. Келли раскрыла свою маленькую походную сумку песочного цвета, в одном из кармашков она нащупала зеркальце, в другом упаковку с салфетками для снятия макияжа, а в общем отсеке, хорошо пошурудив ручкой, нашла расчёску. Посмотрев в зеркальце, она тяжело вздохнула.

– Ох, дорогая! Это как же тебя перекосило! – Тихо прошептала она себе под нос.

Прямые чёрные волосы местами словно наэлектризовались и торчали во все стороны. Маленький вздёрнутый нос порозовел, будто от крепкого удара. Широкие скулы заплыли в чёрных пятнышках туши. Румяно с аккуратных, впалых щечек уползло куда-то к ушам. А что творилось с её несчастными карими глазами, точнее тем, что вокруг, ох… лучше бы она этого не видела. С другой стороны так это дело оставлять было нельзя.

Несколько мучительных минут и Келли почти закончила приводить себя в порядок. К моменту, когда их транспорт привычно загрохотал по дороге, расцветший на голове одуванчик был укрощён, а лицо уже почти приведено в человеческий вид. От части макияжа пришлось отказаться, безжалостно удалив его волшебной салфеткой, оставалось всего ничего, только стереть остатки расплывшейся туши у правого глаза, как вдруг кузов машины тряхнуло, да так, что все три пассажира подпрыгнули, треснувшись о нагретый за день металл. Гулко зазвенела чья-то черепушка. Сэм больно щёлкнул зубами, вовремя успев спрятать подальше язык. От такой встряски майор тут же прозрел. Келли же, застигнутая врасплох, едва не выколов себе глаз, больно царапнула бровь. Зеркальце, решив не задерживаться в тоненьких пальчиках, выскочило и ускакало в неизвестном направлении. Келли успокоила себя тем, что где-то в глубине чемодана лежит запасное.

– Грёбаные батраки! У самого города пропустили! – Выругался Вайс. – Наехали на вьюнок. Все целы?

– Дааа… – Коротко и по существу простонал Сэм. – Что у вас с подвеской? Меня так не укачивало за всё время моей службы, а я уж в разных местах бывал, уж поверьте.

– Вьюнок не просто лежит, он пытается зацепиться за всё, что движется рядом. Скорость и вес объекта его не смущают. Поэтому будьте осторожны и за пределы облагороженной территории лучше не выходите. – С наставлением пояснил Вайс.

Келли выглянула в окно. На другой стороне дороги двое рабочих яростно сражались с гигантской зелёной плёткой. Та, схватив их товарища и катая его в пыли не желала сдаваться, даже при встрече с острыми резаками и жгучим синим пламенем.

– Вы назвали их бантаки? – Келли осторожно попробовала на вкус новое для себя слово.

– Нет. Батраки. – Откликнулся Вайс, не поворачивая головы. Келли впрочем, тоже не стала себя утруждать выглядывать из-за высоких спинок кресел.

– Никогда раньше не слышала.

– Не мудрено. Это древнее слово. И мне кажется, местным оно замечательно подходит. Вы должны знать, что во времена исхода в этот сектор летели и советские ковчеги тоже. Так вышло, что к Эфиальту прилетело сразу два таких, почти полностью забитые простыми рабочими. Вот уж не знаю, как распределяли места на этих ковчегах, ни тебе врачей в нужном количестве, ни тебе деятелей культуры, даже представителей социальных служб не было. Все поголовно рабочие, в промышленной сфере или в сельскохозяйственной. Видимо грузили тех кто остался.

– Как же они справились?

– Повезло, что среди них всё же были учёные, в частности талантливые генетики. Без этих людей Эфиальт до сих пор остался бы необитаемым.

– Так что значит это слово – батрак? – Поинтересовалась Келли.

– Что-то вроде рабочего.

– Интересно. Хорошее название.

– Вот и я так думаю. – С ухмылкой произнёс Вайс.

– Ваш народ действительно гордится своим происхождением. Вам очень повезло.

Кресло под Вайсом затрещало, кажущийся неповоротливым здоровяк, мигом развернулся на все сто восемьдесят градусов.

– Во-первых. – Голос у Вайса приобрёл немного агрессивные нотки. – Так местных называем мы, это идея проконсула. Хотя теперь даже они сами называют себя батраками. Во-вторых. – Голос его стал вдвое громче. – Это не мой народ.

– Извините, я не хотела ничем вас обидеть. – Келли не ожидала такой реакции.

– Ничего страшного. Согласен, меня легко перепутать с ними. – Великодушно принял извинения Вайс. Голос его тут же стал мягким и шёлковым, насколько это было возможно для такого великана. – Но я чту другие корни.

– Да, я и подумать не могла… А откуда вы?

– Я родился в космосе. На станции Орион, кстати, недалеко от вашей родины, посол. И мои родители не были простыми рабочими. Так что я человек космоса.

Келли всё же вытянула шею и высунулась в проём, чтобы смотреть на Вайса. Пробежав по нему глазами, она ещё раз убедилась, что никогда ранее не видела людей такой комплекции. Сэм тоже был любителем накачать себя всякой химией, однако его результаты смотрелись гораздо скромнее. Быть может Вайс немного и отличался от тех рабочих, что ей удалось увидеть, однако отличия эти были едва уловимы.

 

– Удивительно! А как же вам удалось приобрести столь выдающуюся форму?

Вайс смущённо заулыбался. Было видно, что ответ на этот вопрос у него давно продуман.

– Тяжёлый труд, качественная еда и бодрящий местный воздух, вот так вот! Побудете тут немного, сами ощутите влияние местного климата!

– Боюсь, такие бицепсы как у вас, не подойдут к моему гардеробу.

Вайс довольно заулыбался, будто мальчишка. Похоже, ей удалось ему польстить.

Тем временем их шестиколёсный транспорт резво вынырнул из лесной обители и оказался посреди золотистого поля, по всей длине которого протянулась тонкая асфальтовая нить. Летя по ней, утконосая машина целеустремлённо несла новых гостей, к прятавшемуся за горизонтом городу.

***

– Простите. Извините.

– Аккуратнее дамочка!

– Извините.

Лиза не слышала, откуда пришло возмущение. Она просто повторяла извинения, словно мантру. Вновь кто-то толкнул её в бок. Она тяжело вдохнуло, но продолжила путь. На первый взгляд Лизу нельзя было назвать типичной хрупкой девушкой. Стройная и высокая, с целеустремленными чертами лица она расталкивала зевак своими мощными руками. А в особо плотных ситуациях работала широкими плечами и крепким тазом. В обычной толпе она прошла бы словно раскалённый нож сквозь масло. Однако толпа состояла из таких же, как и она жителей Эфиальта. Здесь она скорее походила на крохотную шхуну, беспомощно бьющуюся о рифы.

– Граждане Чилингара!

Голос проконсула громом прокатился по площади. Он уже начал свою речь. Лиза ругала себя за свою глупость. Если бы она не засиделась допоздна за работой, то не проспала бы и пришла на площадь пораньше. С другой стороны, если бы она вовремя ушла спать, то сегодня ей не с чем было бы приходить. Подумав, что этот довод более чем справедливый, она со смирением приняла ещё один тычок, на этот раз в грудь. Рыжий парень даже не заметил, что кого-то задел. Да и с чего бы? Габаритами он выделялся даже на фоне своих сородичей, в основном за счёт увесистого брюха. Обогнуть его оказалось нелёгкой задачей, однако Лиза справилась. Ещё пара препятствий и она помятая, но всё ещё пылающая воинственным духом, доберётся до своей цели. Скользнув в неожиданно открывшийся проём между пожилой парой и семьёй, состоящей из родителей и трёх малышей, один из которых сидел на плечах отца, она почти оказалась у сцены. Неожиданно её длинные светлые волосы, завязанные в хвост, за что-то зацепились. Это было настолько внезапно, что она чуть не упала, согнувшись почти до самого пола. Ещё неожиданней было, когда сверху на неё что-то или кто-то рухнул.

– Витя! Что ты делаешь! Отпусти тётю!

Мама Вити негодующе подбежала и уже разжимала ручку ребенка. Тот полусидел, полулежал верхом на Лизе и ревел будто потерпевший.

– Коля! Куда вот ты смотришь? – Негодуя накинулась она на мужа.

В порыве возмущения, мамаша высвободив сына, тут же запихнула его подмышку, словно плюшевую игрушку, не обращая на его плачь никакого внимания.

– Извините! – Коротко отвесила она Лизе.

– Ничего.

Лиза поправила волосы и ринулась дальше. Две серьёзные морды преградили ей путь. Она показала электронный бейджик с пропуском на правом запястье, а после поднесла левое с комтепом для идентификации. Морды высоко сидели на гигантских шеях, полностью сливающихся с плечами.

Даже после того, как эти универсальные устройства, комтепы, которые ранее использовались лишь для передачи и хранения информации и, конечно же, для общения, стали использовать и для идентификации личности, по образцу более продвинутых планет, процесс этой самой идентификации всё равно упирался в неисправимую местную бюрократию. Громилы неспешно сверяли полученные данные, проводя ту же процедуру, как если бы она предоставила им самый обычный пластиковый паспорт. Все их движения были медленными и тщательно вымеренными. Видимо их работа кажется им неимоверно важной.

– Поздравляю вас всех с праздником труда! Предыдущий год был нелёгким, однако мы справились со всем поставленными задачами на сто четырнадцать процентов! – Вещал со сцены проконсул Чагон.

Лиза начинала нервничать. При сканировании комтепа, она краем глаза заметила, что у неё есть одно пропущенное сообщение. Пройдя обыск с обязательным ощупыванием всего и вся, особенно выступающих частей её тела, она быстренько нырнула за ограду. Парой движений пальцев она открыла пропущенное сообщение. На экране возникло грозное лицо её редактора. Как только сообщение принялось говорить, она поставила его на паузу. Застывшая гримаса редактора была смешна и ужасна в равной степени.

– Прости Лари, не до тебя сейчас. – Тихо извинилась Лиза.

– В преддверии нового трудового года у вас всех несомненно накопились вопросы. И я с радостью на них отвечу. – Завершил речь Чагон.

Лиза не стала медлить, открыв сумочку, она активировала камеру, та выскочила из неё словно хромированный чёрт из табакерки, жужжа и потрескивая рядом с хозяйкой. Затем Лиза широкими, не стеснёнными никакой толпой, шагами приблизилась к столику с табличками, схватила первую попавшуюся и вскинула руку вверх. Такой напор не прошёл незамеченным и проконсул тут же кивнул в её сторону.

– Господин Чагон, как вы прокомментируете торможение дела по притону на одной из правительственных дач? Из достоверных источников мне стало известно, что министр культуры Абадьи и заведующий отделом науки Кружицкий не находятся под стражей и уже завтра их ожидает челнок в космопорте.

– Что? Кто вы?

Блестящая совместно с лысиной улыбка сползла с лица проконсула. Он поправил неожиданно сдавивший горло галстук, вместе с тем надувая и расслабляя мощные жвалы. Проконсул не был эфиальцем, однако с трибуны всегда смотрелся внушительно. Злые языки поговаривали, что всё дело в специальных костюмах и высоком каблуке на ботинках.

– Альперина Елизавета, газета Рабочая Правда. Вы в курсе, что организаторов борделя отпустили? – От её вопроса проконсул фыркнул в микрофон.

– Гражданочка, на этом народном собрании обсуждаются важные для населения вопросы, а не скандалы раскручиваются. – Твёрдо и уверенно начал Чагон. – Для начала, научитесь проверять свои источники, чтобы не быть посмешищем перед народом. Подсудимые находятся под арестом и никуда не выезжали и не выедут!

– Но… – Было хотела возразить Лиза.

– Это раз! – Жестко оборвал её проконсул. – Дач у правительства никаких нет! Есть только государственные дома отдыха, в которых в первую очередь отдыхают не члены правительства, им некогда отдыхать, уж поверьте, а рабочий класс! – Лиза вновь сделала попытку открыть рот. – Это два! Далее… заведующий отделом науки и министр культуры находятся под следствием, однако вина их пока не доказана. И пока она не доказана, это такие же уважаемые члены общества, как и все здесь собравшиеся. А вы! – Чагон сделал паузу, давая слушателям сконцентрировать мысль. – Публично оклеветали своих сограждан. Это три! – Толпа одобрительно загрохотала. – Удовлетворены ответом? Отлично! – Выдохнув, Чагон мягко продолжил. – Следующий вопрос.

Чагон выбрал из скопившихся журналистов юного парнишку в старомодных очках. Затем он жестом показал охране выбросить наглую девицу. Крепкие руки одного из громил надёжно схватили её за локти. Второй в это время силой стащил с запястья бейдж, неприятно ободрав кожу. После Лизу не церемонясь, выпихнули за ограду, предварительно схватив следующую за журналисткой камеру. Лиза развернулась, ожидая стандартной процедуры по извлечению блока памяти, однако схвативший камеру здоровяк просто сжал кулак. Шокированная происходящим Лиза осталась стоять с вытянутой вперед рукой, в которую громила вежливо ссыпал остатки видеокамеры.


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделится: