Название книги:

Умоляй меня

Автор:
Ася Невеличка
Умоляй меня

003

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Ася Невеличка

* * *

Пролог

Никогда не думала, что моя свадьба начнется со слов:

– Мне нравятся маленькие кудряшки там, внизу. Я по крайней мере чувствую, что трахаю женщину, а не ребенка.

Мое состояние невозможно описать.

Я стою в боковой комнате церкви, с задранными на голову юбками свадебного платья. За стеной от нас стоит регистратор браков. Но это не та церковь, куда я должна была приехать. Не тот регистратор, который должен был узаконить мой брак. И передо мной вовсе не мой жених!

С двух сторон меня держат его подпевалы. А он оттягивает резинку моих нежных кружевных трусиков и заглядывает туда.

Я не сдерживаю рвущееся рыдание, но тут же прикусываю губу и распахиваю глаза шире. На звук плача он просовывает палец между складок и давит.

– Я слышал, ты девственница? Уверен, эта миленькая киска будет мокрой, когда я трахну тебя.

Но пока меня тошнит от абсурдности ситуации.

Почему самый лучший день в моей жизни превращается в страшную сказку? Что я такого сделала?

– Так что ты решила? – ко мне снова обращается человек без лица.

Может, у него и есть лицо, но он носит черную маску. И я не верю, что только из-за карантина. И еще – повязку на лбу, как какой-то японец, хотя глаза у него обычные.

Нет, не обычные. У него очень красивые глаза. Темные, опасные, под черными нависшими бровями. Я плакать забываю, когда ловлю его взгляд. Он очень выразительный. И пусть я не понимаю больше половины того, что он выражает, мне страшно.

– Ты согласна стать моей женой, Карина, или пустить тебя по кругу? Желающих познакомиться с твоей киской много.

Рядом раздаются одобряющие смешки.

– Я… я не Карина.

Может, он меня перепутал с другой невестой?

Он снова встречается со мной взглядом.

– Если я захочу назвать тебя шлюхой, то так и назову. Если захочу, чтобы ты называла меня папочкой, пока я натягиваю твою девственную дыру на член, ты будешь кричать от восторга и называть меня папочкой. Это понятно?

И тут меня пробивает дрожь. Спутал он меня или нет, но теперь точно не отпустит.

– М-м-мой папа, – заикаясь, говорю я, – найдет тебя и убьет!

– Жду и считаю часы. А может, дни, когда он увидит, в кого ты превратилась, шваль. Это будет печальное зрелище. Из принцесски – в неразборчивую блядь.

Он резко отпускает резинку трусиков, и те щелкают по коже. Я охаю.

– Начнешь свое взросление сейчас? Или сначала сыграем свадебку?

Он издевательски дергает меня за фату.

– А какая разница?

– В количестве партнеров, дорогуша. Все они или только я.

– Только ты, – поспешно соглашаюсь я.

– А потом – они. – Я по голосу слышу, как он ухмыляется. – Но чем дольше ты будешь послушной, тем больше задержишься со мной. Выбесишь – отдам им. Понятно?

Киваю. Уверена, уже через час папа найдет меня и порешит этих ублюдков. А пока я соглашаюсь на все, что можно исправить.

Выйду замуж за него, а папа расторгнет этот брак, как будто его и не было.

– Я выйду. За тебя.

Он треплет меня по щеке, как какую-то комнатную собачку. Кивает парням, и те отпускают меня. Я поправляю задранный подол дорогого свадебного платья.

Оно помято и никуда не годится. Придется выбросить. Я все равно его больше никогда в жизни не надену!

И никогда еще мои мысли не были такими пророческими.

Глава 1. Похищение

Каролина

Кто не мечтает о жизни принцессы?

Я не мечтаю – я ей живу. Даже папа называет меня «моя маленькая принцесса». Я уже не маленькая. Месяц назад мне исполнилось двадцать лет. А сегодня я выхожу замуж.

Не за принца. Но папа постарался и нашел мне самого лучшего жениха на свете.

Красивого, богатого, умного и очень мужественного.

Когда я впервые увидела его – лишилась речи. Мне понравились его ямочки на щеках, когда он улыбался и подмигивал мне. Сильный волевой подбородок. Невероятно голубые глаза, как весеннее небо.

Меня природа наградила серыми непримечательными глазами. Но все остальное – без изъяна. Мама всегда говорит, что я – совершенство.

Сравнивать довольно сложно. Я никогда не водилась со сверстницами и не встречалась с парнями. Но реакция жениха мне понравилась. Он тоже, как и я, первые минуты не мог прийти в себя, только поедал меня глазами.

Я поняла, что это любовь с первого взгляда. Все точно так, как я себе представляла.

Знакомство состоялось на день рождения. А со следующего дня мы с мамой стали готовиться к незабываемой свадьбе. Я глупо хихикала, представляя, как буду его женой по-настоящему. Наконец-то покину отчий дом, который за двадцать лет стал моей крепостью и тюрьмой одновременно. И получу красивого мужчину и свободу путешествовать!

Это моя мечта, поехать и посмотреть весь мир! Запертая в доме, на домашнем обучении, теоретически я много где побывала. Настало время осуществить мечту наяву.

И я верю, что мой жених меня поддержит. Даже в голову не приходит, что он кинет. Папа все сделает, чтобы я была счастлива.

Утром мама привела девушек. Они занимаются моими волосами, ногтями, кожей. Потом черненькая молоденькая девушка подмигивает и достает большую, с чемодан, косметичку.

– Какой стиль предпочитаешь? Яркий? Естественный? Королевский?

Я смущаюсь.

Все двадцать лет я торчала либо дома, либо за городом на нашей вилле. Мне и в голову не приходило, что макияж может быть разным. Я всегда полагала, что его, как и прическу, выбирают к типу лица и носят всю жизнь.

Остричь длинные волосы мне не позволили, а краситься я перестала, когда поняла, что и после шестнадцати меня из дома не выпустят.

– Ярко, – неуверенно выбираю я, но тут же сомневаюсь: – Нет, лучше естественно…

– Тогда добавим блеска? – подмигивает чернявая.

Я решаю, что если она не справится, если мне не понравится, я успею смыть все с себя и нанести макияж заново сама.

Но у нее все получается просто великолепно. И я выгляжу как самая настоящая сияющая принцесса.

– Каролина, час до свадебного кортежа! – врывается мать.

Девушки шустро все убирают в свои сумки и покидают мою комнату в башне.

Это отдельная тема для шуток. Отец сделал пристрой к дому в виде трехэтажной башни, в которой и располагались мои комнаты. Как будто в отдельном крыле. Создавая видимость изолированности.

Но мне не хватает только злого дракона под окнами, чтобы окончательно оказаться в сказке в роли Рапунцель.

Надеваю свадебное элегантное платье, расшитое сверкающими кристаллами, и полностью преображаюсь.

Мать отходит и плачет. А я смотрю в зеркало и не узнаю себя. Такой красивой я еще никогда не была.

Всего час до свободы!

Этот час оказывается самым суетливым в моей жизни. Папа бегает, родственники бегают и кричат, мама кричит, и только мне велят сидеть в стороне и не вмешиваться в хаос.

– Машина подъехала! – волнуется мама, выглядывая из окна. – Они раньше. Миш, а почему одна?!

– Ты готова? – в ответ кричит папа с верхнего этажа. – Остальные подъедут. Усаживай пока Каро. Ей потребуется целая машина, чтобы влезть в нее со своим платьем.

Я только усмехаюсь, а мама, все еще не собранная, подбегает ко мне и толкает на выход.

– Ты слышишь, что говорит папа? Сейчас я крикну сестер, они тебе помогут.

С двух сторон подхватываю платье и вместе с мамой иду к первой машине, украшенной лентами и живыми цветами.

– Он облетят по дороге, и будет смотреться убого, – досадует мать.

– А мне нравится! – улыбаюсь я.

Не хочу портить себе настроение из-за цветов. Тем более они действительно прекрасны.

– Ну где же эти копуши?! Подержи, я потороплю их.

Мама отдает мне в руки половину юбок, но на помощь приходит водитель. Он в униформе и фуражке, низко надвинутой на лоб.

Я его не разглядываю, но благодарю, когда он помогает мне без кузин сесть в машину и расправить платье. Дверь захлопывается, и я впервые вздрагиваю от какого-то странного чувства заточения.

Водитель садится за руль, я тут же окликаю его:

– Нам еще ждать другие машины и всю семью. Давайте откроем двери. Очень душно.

Но в ответ слышу щелчки автоматических замков. Водитель заводит двигатель и резво отъезжает от дома.

Я обеспокоенно оглядываюсь. Неужели снова поменялись планы, а меня забыли предупредить?

Нас спокойно выпускают с территории, и охранник машет мне вслед рукой.

– Она у меня. Отбой, – неожиданно произносит водитель и прибавляет газа.

На повороте от скорости машину заносит, а я заваливаюсь набок и путаюсь в юбках.

– Что происходит?

– Тебе скоро все объяснят. Сиди тихо.

Я еще не боюсь, потому что не успеваю за событиями. Но когда водитель останавливается и вытаскивает меня из машины, я вижу еще четыре украшенных автомобиля, брошенные на боковой дороге от трассы.

К нам с разных сторон подлетают четверо мужчин, меня пихают в серую машину поменьше, остальные садятся во вторую черную, тоже не имеющую никакого отношения к кортежу. И мы срываемся с места.

Все понятно. Это похищение.

Я истерически смеюсь. Надо же, папа так боялся, что его принцессу могут украсть, что не выпускал меня двадцать лет из дома! Держал в четырех стенах под постоянным наблюдением. И вот, в день свадьбы, в шаге от свободы его самый сильный страх сбывается.

Я похищена.

Сидящий рядом бандит наотмашь бьет меня по лицу, и пощечина отрезвляет. Я захлебываюсь смехом и замолкаю.

Ничего.

Папа очень быстро найдет меня и выкупит.

Я в нем не сомневаюсь.

Тень

– Подъезжают.

Я киваю, привычно натягиваю на лицо маску и капюшон. Так мое лицо всегда остается в тени.

– Невеста на подходе, – говорю я нанятому регистратору. – Помните, что надо сделать?

 

– Да.

Я встаю на место жениха. Поворачиваюсь к высоким дверям входа в церковь. Здесь не так торжественно, как должно быть на церемонии, но я выбрал церковь в насмешку над ее планами.

Маленькая принцесска хотела свадьбу? Первую брачную ночь?

Получите, распишитесь.

Двери распахиваются, и мои парни вталкивают бабочку в облаках белого сверкающего платья. Она тут же застывает, пытаясь рассмотреть меня.

Кажется, оценила шутку.

И я прищуриваюсь, чтобы разглядеть ее – дочь моего главного врага.

Вот тут получаю удар под дых от невероятной, нетронутой красоты не моей невесты.

– Ведите ее сюда, – приказываю парням.

Они насмехаются и загоняют бабочку в мои сети. От ее близости становится тяжелее. В жизни не обидел бы такое прекрасное создание. Но судьба распорядилась иначе. Я намерен обижать ее долго и преднамеренно.

Беру ее руку и сквозь отчаянное сопротивление невесты кладу себе на локоть.

– Мы готовы, начинайте, – киваю распорядителю.

Тот переводит взгляд с меня на нее и обратно. Но быстро вспоминает о размере оплаченной суммы и начинает частить положенные законом слова.

Доходит до самой интересной части плана:

– Согласна ли ты взять в мужья этого человека, принадлежать ему, быть покорной и послушной ему, уважать и почитать…

– Нет! Нет! Меня похитили! Помогите!

Идеально. Она вписывается в роль, не разучивая ее.

Я с грацией эквилибриста достаю ствол, красиво проворачиваю его на пальце, приставляя к ее гладкому лбу.

– Правильный ответ – «да», принцесса.

Но она смотрит на нанятого мной регистратора и одними губами беззвучно умоляет:

– Помогите.

– Помочь тебе могу только я, но не буду. Если только ты хорошо умеешь умолять. На коленях, – намекаю я.

Но она не понимает намека.

– Парни, отведите ее в комнату прихожан, – распоряжаюсь я, пряча ствол. – Мы ненадолго уединимся с невестой. Порепетируем покорность. А потом вернемся.

Я знаю, что регистратор будет ждать, сколько понадобится.

Моя душа ликует. Я дождался момента, когда месть свершится. Ее отец будет плакать кровавыми слезами, когда получит дочурку обратно.

Но я захожу в комнату и вижу принцессу в слезах.

– Вы ее трогали? – вопросительно выгибаю бровь.

– Нет, Тень. Но если ты прикажешь…

В воздухе повисает тяжелая пауза. Я слежу за невестой. Она напряжена, зажата моими парнями и, похоже, не понимает расклад.

– Итак, у тебя есть выбор. Стать моей женой или…

– Нет!

Снова из нее вырывается протест.

– Или, – невозмутимо продолжаю я, жалея, что мой голос глушит маска. – Мои парни накачают тебя спермой во все щели.

Её глаза становятся огромными. Хотя до этого я не видел таких больших ясных глаз. Как у такого мерзкого чудовища, ее отца, могла появиться дочь-ангел? За что ему такой дар?

– Посмотрим, какие сокровища ты прячешь от нас, – пророкотал я, чувствуя поднимающееся возбуждение. – Парни задерите ей подол.

– Нет, не надо… пожалуйста.

– Не сопротивляйся. Иначе останешься без своего чудесного платья, – предупреждаю я.

И от вида нежнейших кружев, покрывающих ее киску, у меня темнеет в глазах от вожделения.

Может, трахнуть ангела в церкви? Или бог не простит мне этой шутки?

Глава 2. Брачное ложе

Каролина

От свалившихся неприятностей кружится голова. Но я стою ровно, выпрямив спину и вздернув подбородок. Этот неприятный мужлан не дождется от меня просьб о пощаде.

Я не буду умолять, тем более на коленях. Знаю, скоро придет папа и вытащит меня из неприятностей. Вот тогда умолять придется ему.

За все время он так и не показал своего лица. Для меня он так и остается запоминающимися глазами и Тенью. Так назвал его один из пособников.

– Можете поцеловать свою жену, – закончил регистратор.

Я вздрагиваю. Поворачиваюсь к нему. Сейчас? Он снимет маску, и я посмотрю в лицо тому, кто посмел перейти дорогу папе?

– Обойдемся. Это формальность.

А дальше он бесцеремонно выводит меня из церкви. Ему плевать, что я путаюсь в юбках пышного платья и падаю. Он тащит меня до припаркованной огромной черной машины, заталкивает внутрь и захлопывает дверь.

Вот он, момент!

Пока он обходит свой катафалк, я могу выпрыгнуть и сбежать…

Думаю и тут же насмехаюсь над собой.

Бежать. Как же. На высоких каблуках и в этом платье! На целых два шага успею отбежать от машины. А мужлан сразу же сделает что-нибудь неприятное.

Он садится за руль. Сам. Заводит машину и смотрит на меня через зеркало на стекле. Теперь этот урод натягивает темные очки. Даже глаз не видно.

– Что дальше? – нервно спрашиваю я.

– Медовый месяц, принцесса, – угрожающе бросает он и срывается с места, резко давя по газам.

Я смотрю, куда мы едем, стараюсь запомнить дорогу. Но похититель кружит по городу, пока не останавливается в какой-то подворотне, где его катафалку явно тесно.

Распахивает дверь и подтаскивает меня ближе. Я не понимаю, мне выходить или оставаться в машине? Попытка определить, где я, ни к чему не приводит – я совершенно не знаю город. Те редкие вылазки в театр и оперу совершенно не познакомили меня с подворотнями окраин.

Но от меня никакого соображения и не требуется. В его руках появляется шприц. Я слишком поздно замечаю – он уже сделал мне укол.

– Зачем? – шепчу я, сразу чувствуя онемение губ.

– Чтобы не подглядывала, – глухо говорит он, толкает меня на сиденье и закрывает дверь.

Сознание гаснет.

Тень

Я достаточно быстро добираюсь до нашего логова. Её папаша никогда не догадается искать у себя под носом, в элитном поселке для таких же продажных сволочей, как он.

Крепкий, изолированный от всех соседей дом с двухуровневым подвалом. Обнесенный со всех сторон высоким глухим забором.

Тот, кто его строил, не собирался рисоваться перед соседями своими деньгами и возможностями. Он заложил дом не на виду от подъездной улицы, а в глубине территории, за лесной полосой.

Со стороны соседних вилл дома не видно. Из его же окон открывается отличный вид на лес. Идеальное логово для Тени.

– Место приготовили? – коротко спрашиваю я, вытаскивая принцессу и поражаясь ее невесомости.

– Все, как приказал, Тень. Без окон, в самом дальнем углу подвала.

Я киваю и иду в ее темницу. В мою темницу. Я неожиданно не хочу показывать ей своего истинного лица. По мне, она и так перепугана до усрачки.

Пока принцесса в отключке, я при свете захожу в подвал, кладу ее на надутый матрас и замираю.

Ее глаза закрыты. Она выглядит умиротворенной, как спящий ангел. Жаль, что ей придется потерять невинность во всех ее проявлениях. Взгляд опускается, блуждая по ее кремовой коже. Кровь в жилах закипает, превращаясь в расплавленную лаву, когда я осторожно, как будто принцесса сделана из стекла, провожу большим пальцем по щеке, задерживаюсь на нежных пухлых губах.

Ее красота одуряющая.

Принцесса начинает приходить в себя. Подпрыгивает, отталкивает мою руку, неуклюже отползая к стене.

Нелепое платье задирается, сбивается у нее под грудью, оставляя трусики и ноги напоказ.

Я стискиваю зубы, что почти крошу их, и выпрямляюсь.

Единственная дочь самого влиятельного олигарха выросла красивой девушкой без изъянов. Темно-каштановые волосы, которые я сравнил бы с расплавленным шоколадом, только подчеркивают безукоризненные черты лица. Я прищуриваюсь, наблюдая, как она пытается справиться с юбками, но они не слушаются и продолжают накрывать принцессу с головой воздушным облаком.

– Помочь? – с насмешкой спрашиваю я, снимая темные очки и убирая их в карман рубашки.

Взгляд Карины исподлобья должен был прибить меня к месту, но я в очередной раз попадаю в омут ее серых, стальных глаз.

Хороша! Я буду развращать ее с превеликим удовольствием.

Достаю нож, и принцесса тут же забывает о платье. Как кролик за удавом, она следит за движениями лезвия. Я наклоняюсь, принцесса срывается на визг, и я от души отвешиваю ей пощечину, чтобы заткнулась. Одним движением отсекаю дебильную юбку от платья, распарываю ее вдоль и отбрасываю в угол.

Поднимаю взгляд и понимаю, что оставил принцессу в одном корсете.

В соблазнительном, расшитом кристаллами, мать его, корсете!

По щеке Карины расплывается красное пятно от моей пощечины. Губы дрожат. В глазах собираются слезы. А я в шаге от того, чтобы броситься на нее, распластать на матрасе и познакомить со всей длиной моего твердого члена.

Отступаю.

В планах у меня падение дочери олигарха, добровольное распутство. Я сделаю из нее первостатейную шлюху, жадную до удовольствий. Грязных и извращенных. Я буду снимать, как унизительно она будет выпрашивать трахнуть ее во все дыры, отдать парням, пустить по кругу. А потом буду это хоум-видео отправлять ее папаше вместо частей тела.

Мне кажется, это изощренная месть, и очень образная. Отправлять по кускам последние признаки добродетели его принцессы. В семейный архив, превращающийся в порноколлекцию.

Я отворачиваюсь и поспешно выхожу, закрыв на ключ дверь ее клетки. Выключаю свет, погружая принцессу во тьму.

Мне нужен ее страх, ее осознание безнадежности, а не насилие. Насилием я ее быстрее сломаю, но папочка наймет мозгоправов и вернет свою дочь к нормальной жизни. А я не хочу, чтобы у этих выродков была нормальная жизнь. Я хочу, чтобы они корчились от боли и осознания непоправимого.

Поэтому ломать я принцессу буду долго и только с ее желания.

А я заставлю ее желать все те грязные вещи, которые готов провернуть с ее девственной щелью.

Поднимаюсь в комнату охранников, смотрю на мониторы. К ним подключены все камеры наблюдения. И та, что снимает подвал и мою пленницу.

В темноте наощупь она находит распоротый мной подол и подтаскивает к себе.

Неужели собирается приделывать юбку на место?

Но нет, она ложится и накрывается бестолковым облаком вместо одеяла. Я как-то не подумал, что ей будет холодно и сыро. А ее болезнь в мои планы не входит.

Я хочу ее трахать, а не лечить!

Но эта часть воспитательного процесса необходима. Пусть немного померзнет, потом я, так и быть, выделю ей нормальное одеяло.

Киваю ребятам и ухожу к себе, принять душ, переодеться и что-нибудь пожрать. Пока все идет по плану, но меня потряхивает от напряжения. Скоро узнаю реакцию ее папаши. Интересно, какие масштабные действия он развернет и кого будет искать.

Я усмехаюсь, сбрасывая с себя одежду, маску, стаскиваю трусы и встаю под тугие струи душа.

В голове проворачиваю план.

Я не хочу держать Карину в подвале постоянно. Не затем я ее выкрал. Немного припугну, потом вытащу и получу благодарность, что принцесска снова увидела свет.

А дальше…

О, дальше все мои планы крутятся возле ее маленькой миленькой дырочки. И лишение девственности – полная ерунда по сравнению с задуманным.

Я успел пообедать, распорядиться насчет подноса моей пленнице, потом – взять одеяло с кровати в соседней спальне и спуститься до следящих мониторов.

– Как она?

Наблюдатели пожимают плечами:

– Ноет. Третий час все ноет и причитает.

Я смотрю в экран, но кроме горки мятого подола ничего не вижу.

– Звук есть?

– Конечно, босс, – отзывается один, что-то переключает на пульте, и я вместо пения лесных птиц слышу завывания своей принцессы.

Она хлюпает носом, шмыгает и тихо-тихо рыдает.

– Не кричала? Не закатывала истерик?

– Нет, босс. Все время только ноет.

– Понятно. Иди отнеси еду. Я пока останусь здесь, посмотрю.

Один из парней берет поднос и уходит. Через несколько минут я вижу его в камере. Из-под вороха отрезанных юбок выглядывают заплывшие от слез глаза принцессы.

– Я не буду здесь ничего есть. Уберите.

– Тень сказал отнести. Я отнес, – бурчит наблюдатель.

– Кто он?

– Мой босс.

– Нет, не это… Кто он – наемник? Убийца?

Я вижу, как мой человек снова пожимает плечами:

– Предприниматель.

– Он тебе платит? – принцесса откидывает ворох юбок и поддается к наблюдателю. – Выпусти меня. Мой папа заплатит тебе в два, нет, в три раза больше!

Она хватает его за брючину, но он отшвыривает девушку.

– Тень мне платит достаточно. А грязные деньги своего папашки оставь при себе.

Разворачивается и уходит. Я удовлетворенно улыбаюсь. На меня не работают случайные люди. Все проверенные и преданные. Поэтому я неуловимый.

Я почти расслабляюсь в ожидании, когда наблюдатель вернется на пост. Краем глаза смотрю, как принцесса в темноте пытается нащупать еду на подносе.

И все идет по плану, пока дверь в ее темницу с треском не распахивается и не входит высокий парень.

 

Я узнаю своего брата.

– Твою мать! – рычу и срываюсь с места.

Лишь бы успеть, пока он не прикончил ее!


Издательство:
Автор
Поделиться: