Litres Baner
Название книги:

Ты мой пульс

Автор:
Ася Невеличка
Ты мой пульс

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

https://pixabay.com/ru/photos/pole-dance-%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D1%89%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D1%81%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B8-%D1%8D%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B9-1287822/

В оформлении обложки использована фотография с https://pixabay.com/ по лицензии CC0.

Танец первый

– Лиза Аверина следующая.

Я дёрнулась. Еще раз провела в миг вспотевшими ладонями по номеру, наклеенному на бедро и выдохнула. Потом еще раз и еще. Нет, сердце колотилось как бешенное.

Растяжку выполнила, сложный набор элементов повторила и в голове как заезженное повторяла заготовленные слова. Но судя по моему состоянию, не то что выговорить, рот открыть не смогу. Лишь бы исполнение не запороть…

– Номер две тысячи шестьсот три – выходим.

Растянула улыбку на все лицо и рванула на сцену. Словно за мной сгорали мосты, обрушивались в бездонное ущелье.

– З-здравствуйте.

Что со мной, черт?! Блею как овца. Софиты слепят и я не вижу жюри, не могу разглядеть лица наставников. А ведь мне важно заручиться хотя бы их немой поддержкой.

– Здравствуй. Как тебя зовут то?

По голосу узнала Тектоника. Он драйвовый, подавляющее большинство участников хотели к нему. Ну еще бы! Независимо от финала шоу «Танцы-шманцы» Тектоник отбирал перспективных с его точки зрения танцоров в свою труппу. А это уже рост – деньги, слава и престиж.

– Лиза. Я из Екатеринбурга.

– С чем к нам пожаловали, Лиз-за?

А это он. Тот, ради которого я подписалась на авантюру с отбором в «Танцы-шманцы». Мне кажется, ответить я не смогу, горло сдавило от волнения. Я кивнула и чуть толкнула микрофон, чтобы убрали.

– Лиза сразу покажет, с чем пришла, – усмехнулась третья наставница, офигенная Агата Летисова.

Я снова широко улыбнулась и «проникновенно» посмотрела предположительно в ту сторону, где сидел он, Виль Яра. Чертовы софиты! Я всего в паре метров от него и не могу даже посмотреть в глаза! Так досадно.

Первые аккорды музыки и я встала в исходную позицию. Дальше счет. Мне проще считать такты и выполнять элементы не под музыку, а под свой счет. Та же музыка, только не сбивает с концентрации.

На сложном элементе я почувствовала как зал ахнул и зааплодировал. Неплохо. Надеюсь жюри отметит этот момент плюсиком. Еще одна связка из нескольких сложных элементов, которую я подобрала, чтобы понравиться Агате, и снова сорвала восторг зала. Надеюсь ахают и аплодируют зрители не по подсказкам на табличках телевизионщиков?

Теперь верхние па, больше драйва и блеска – это для Тектоника. За этими движениями я перерыла все китайские и корейские сайты. Всё «наше» уже давно навевает на него скуку. И мне кажется не напрасно, Тектоник вскрикнул и послышался хлопок по столу.

Отлично. Теперь поразить Виля в самое сердце. Если оно у него есть.

Я вывела танец на динамическую концовку, с чётким контемпом, стараясь выразительно и драматично закончить, чтоб запомниться. Но со стороны жюри никакой реакции. Тишина.

Опустилась на сцену при последних аккордах сопровождения и дёрнулась – раз, второй, изображая последние сокращения умирающего сердца. Съёжилась и застыла. Умерла. Перестала биться.

Телевизионщики молодцы, поймали момент и притушили софиты, погрузив меня в полумрак и я увидела, что он стоит! Виль стоял и медленно хлопал.

Вау!

***

– Что ж, Лиз-за, – заговорил Виль, продолжая стоять, опираясь бедрами на край стола. – Вы действительно показали всё на что способны?

Так, у меня заготовлены слова. Но когда я репетировала перед зеркалом в общаге, то не тушевалась от его голосовых модуляций. Не могла предположить, что от произношения моего имени с вибрирующим «з» ноги станут подкашиваться, а голова с трудом соображать.

– Это… всё. На сегодня, – задыхаясь выдавила я в поставленный микрофон.

– То есть ты самоуверенно рассчитываешь на свое продолжение в шоу? – усмехнулся Тектоник, а Виль разорвал со мной зрительный контакт и сел что-то черкнув на листочке перед собой.

– Я… Да, конечно. Мне хочется пройти дальше.

– Лиза, вас тысячи желающих, – томно развела руками Агата, – а у нас ограниченное количество мест.

– К кому в группу ты хочешь? – тут же добавил Тектоник.

Вот он, мой час. Хотя, какой нафиг час – полминуты – за которые я должна вырваться вперед, попасть к нему.

– Провокационный вопрос, – нагло улыбнулась я и неспешно обвела силуэты наставников. Снова врубили софиты и я ослепла. Но ничего – посмотрю потом по телеку.

– От твоего ответа, возможно, будет зависеть участие в шоу, – по скрытой в интонации Агаты улыбке, я поняла, что меня по любому готовы пропустить дальше, но сейчас наставники в очередной раз мерялись своим эго, разделывая подходящий материал.

И в этом конкретном случае мне приятно было чувствовать себя подходящим материалом. Та же Агата ставила сногсшибательные постановки в Европе. Её труппа изначально затачивалась на экспорт. Заинтересовать Агату – как покорить Эверест. К тому же она не терпела женской конкуренции, её протеже в основном становились хорошенькие мальчики, а вот про судьбу девочек в труппе Агаты таблоиды как-то умалчивали. В тизерах снималась исключительно Агата в окружении своих танцующих парней.

В нужный момент моё самообладание вернулось, заученный текст на этот вопрос выскакивал без пробуксовки, жесты, выбранные под каждую фразу заточено отрабатывались руками.

– Тектоник, я безумно восхищаюсь вашим творчеством и, чего уж скрывать, плагиачу по-черному, когда нахожу ролики в ю-тубе.

Отбив ритм напротив сердца, я стрельнула «коронным» жестом в Тектоника. Он ответил смешком.

– Агата – вы для меня эталон, богиня танца. И если у меня есть будущее на этом поприще, я хотела бы приблизиться по совершенству к вам.

Оттягиваю носок и встаю в классический реверанс. Она любит начальную школу и высмеивает тех, кто делает ошибки в наипростейших стойках и движениях. На моё па с её стороны перестук наманикюренных ноготков по столешнице. Надо же какие чуткие у них микрофоны, благодаря им, я хоть как-то «вижу» реакцию наставников.

– Но моё сердце умирает от желания, – и тут я сделала заготовленную паузу, повторив последние движения своего танца с рефлексивным сокращением, – попасть к Вилю Яру. Победить с ним, для него!

Его громкий хохот перекрыл насмешку Агаты и стук отброшенной ручки Тектоника.

– Ты уверена? Яра выгонит тебя еще на отборочных!

Тектоник никогда не сдается, а я растерянно улыбалась, наблюдая, как Виль с легкостью выскакивает из-за стола и запрыгивает на сцену, игнорируя ступеньки.

– Если девушка сгорает от желания, я собственноручно готов сопроводить её за кулисы, – весело сообщает Виль, обхватывая мою талию горячими руками и склоняясь к микрофону.

– Она умирает, Яра, умирает, а не сгорает! – не сдавался Тектоник.

– Таким незамысловатым способом, Виль опустошит все ряды танцующих девчонок, – пробормотала Агата, нервно черкая свой листок.

Но Яра уже развернул меня спиной к залу и подталкивал рукой, спустив её чуть ниже талии. Не знаю, как я не упала там же только почувствовав его ладони на себе, но застыла и кивнула на кидающих в нас шуточки наставников.

– Так я не в танце?

Яра буквально одним взглядом охватил мою растерянность, щёлкнул пальцами и в два шага вернулся к микрофону на сцене.

– Забыли одну условность…

– Презерватив?

– Это не условность, Тектоник, а предосторожность. Нет. Лиз-за, ты в танцах!

Ух! Ух ты! Я почти рванула к нему, чтобы обнять и повиснуть на шее, расцеловать в щеки, но это же Яра, Виль Яра! Поэтому просто завизжала и запрыгала, хлопая в ладоши, пока он приближался ко мне, не скрывая широкой улыбки.

– Сделай то, что хотела, Лиз-за.

Черт, от этого его «Лиз-за» я сделаю даже больше. В полтора шага подбежала к нему и запрыгнула, крепко обхватив бедрами его талию. Руки Виля тут же подхватили меня под попу, а я обняла за шею и прижалась к плечу. Кажется, теперь еще и разрыдаюсь.

***

За кулисами он опустил меня и я съехала по его телу, поддерживаемая руками. Убедившись, что уверенно стою на своих двоих, Яра оглянулся и быстро сунул мне в руку прямоугольную картонку.

– Позвони мне вечером. И не смей пропадать, Лиз-за.

Затем стремительно развернулся и ушел на сцену. Я словно задним фоном слышала смех зала, нападки наставников и извинения Яра.

Пусть говорят что угодно, но я в танцах! И у меня личный номер Яра. Писец! Все получилось. Все. Получилось.

Главное не расклеиться и распланировать дальнейшие действия. Он сказал «не смей пропадать», но я не для того вылезла на сцену, чтобы потом спрятаться. О, нет. Теперь я хочу, чтобы Яра стал моим наставником, напарником. Он идеально делает поддержки! И как же хорошо, что я в легинсах, иначе его ладони прочувствовали моё состояние от его близости.

Засунув визитку Яра в чашечку спортивного лифчика, добежала до комнаты с участниками и завизжала, не сдерживая восторга.

– Я прошла! Прошла! Я в танцах!!!

Какой-то парень подхватил меня и закружил, но это не так феерично, как получилось у Яра. Другие тянули руки и поздравляли. Хлопали по плечу. А я улыбалась и отвечала на разные вопросы, периодически проверяя не выпала ли визитка, пока бурно эмоционировала.

Регистратор выдала мне конверт с расписанием дальнейших туров отбора и пожелала удачи. Вот так начинается моя новая жизнь. Где бы это зафиксировать?

Танец второй

Прошло два месяца, за которые я успела решить все свои дела в Екатеринбурге. Взяла академический. Убедила маму, что переезд в Москву, это мой карьерный и жизненный рост, а не подношение маньякам и растлителям. Потом нашла съемную квартиру на пару недель и несколько раз проделала маршрут к ангару, где начнутся следующие отборочные этапы.

 

Прошло два месяца, за которые Виль Яра забыл меня, прошел мимо, практически задев плечом и даже не обернулся, не кивнул, не улыбнулся. Или наоборот, он очень хорошо запомнил, что я так и не позвонила ему, а теперь вымещал обиду?

Да ладно, это же детский сад! Может он еще и вычеркнет меня на первом же испытании, чтобы компенсировать нанесенное оскорбление?

– Фамилии с А по Д – в павильон четыре. Фамилии с Е по К – в павильон пять…

Я подхватила рюкзак с полотенцем, пластырем, запасной обувью, эластичным бинтом и водой и побежала за остальными в павильон четыре.

Там стоял Ян Ветров, известный хореограф, предпочитающий работать в команде Тектоника.

– Сколько вас? По моим подсчетам двадцать семь человек. Тогда встали в три ряда по девять. У вас двадцать пять минут на разминку, после даю вам постановку хип-хоп. Что приуныли? Это только начало! У нас два дня, затем отбор и смена хореографии. Сразу договоримся: не ныть, сопли не размазывать, не жаловаться, не тормозить. Разминка пошла.

Два раза за время хип-хопа уворачивалась от локтей рядом танцующих парней, но пропустила третий от девицы передо мной. Как так можно задрать ногу и двинуть пяткой мне в плечо? Как она вообще дотянулась.

С кряканьем приземлилась на задницу и поймала неодобрительный взгляд Яна.

– Сука, – процедила ударившая меня девица вместо извинений.

– Что? – протянула я.

– Прекратите разговоры. Показываю следующее движение…

Через четыре часа объявили перерыв и я сползла по стенке на пол, обливаясь потом и мечтая доползти до квартиры и залезть в ванну с горячей водой.

– Пожрать бы, я еще два часа не выдержу.

– Да ты заворот кишок получишь, если пожрешь. Суши бицуху, тогда есть шансы, что Агата на тебя глаз положит.

Окинула взглядом разговаривающих парней и снова закрыла глаза. Никто не обещал, что будет легко. Я тщательно пересмотрела все выпуски, подготовила себя к изнуряющим тренировкам, так что морально готова. Но физически… пожрать бы.

Глоток воды немного взбодрил и я встала так же по стенке, морщась от общего дискомфорта, чувствуя каждую дрожащую мышцу.

Вышла из четвертого павильона и огляделась. Где-то у входа видела дверь в туалет, а напротив, кажется, в буфет. Судя по звукам за закрытыми дверьми других павильонов, перерывы делались неравномерно, не всем сразу. Наверное, чтобы не создавать толкучку. Сколько нас тут всего – порядка двух, трех сотен?

И снова меня прострелило, когда в дверях туалета я столкнулась с Яром. Несколько мгновений мы пытались обойти друг друга делая зеркальные шаги в сторону, пока он не положил ладони мне на плечи и не подвинул в сторону. Виль вышел даже не обернувшись! Нет, он определенно обижен. Как далеко я смогу пройти в отборочных турах?

***

Вечером выпила аспирин, полежала в ванной, как и обещала себе весь оголтелый день, поняла, что как мотивация на каждый день ванна не сгодится. Нужно что-то посильнее.

И уже растянувшись на диване под тонким одеялом, взяла телефон. Я рассеяно вертела в одной руке его визитку, другой постукивала телефоном по коленке. Меня терзали сомнения. Яра ждал моего звонка два месяца назад, как расценит если позвоню сейчас? Может, он уже давно забыл меня и вычеркнул из своего портфолио, или что там у него – база данных? Тогда вполне объяснимо, почему Виль не замечает меня, просто не помнит. Тогда у меня равные шансы на отборе, как у всех. Я не столкнусь с его местью, а главное снова напомню о себе.

Это если рассуждать позитивно и взывать к логике, что мир не вертится вокруг моей персоны.

– А сердце тук-тук-тук… Стучится в такт, в такт, в такт…

Вспоминая слова песенки Леры, я обдумывала плохой вариант. Что Яра всё помнит и его задело моё двухмесячное игнорирование. Но ведь я могла потерять визитку! Как можно быть таким злопамятным и мстить мне полным неузнаванием?

Ладно. Если я вывернусь из ситуации используя маленькую ложь, то что из этого получу? Он предложит переспать?

Блин, в таком ключе невозможно думать. Яра даже оформить предложение не успеет, а я уже соглашусь! А потом он попрёт меня с шоу, потому что зачем ему на проекте та, которая спит ради продвижения? А он подумает именно так, любой подумает, что я прыгнула в постель ради шоу. Потому что с Яра кроме шоу ничего получить не светит. В отличие от Тектоника и Агаты Летисовой, Виль не набирал труппу, не ставил шоу, не участвовал в постановках зарубежом. Никто вообще не знал, чем занимается Виль Яра, кроме того, что является наставником в «Танцы-шманцы». Ну и какой толк звонить и напоминать ему о себе?

Полистала инстаграм, посмотрела новости по тегу танцы-шманцы и снова погрузилась в сомнения. Если не помнит меня – хочу чтобы вспомнил. Если злится – хочу объяснить причину. Надуманную, но он же проверить не сможет? Ладно, тут главное не переусердствовать и напомнить о себе аккуратно. Прямое столкновение лоб в лоб не вернуло ему память. Надо придумать другое, не нарываясь на более близкое знакомство. Все эти протекторство и протеже не для меня. Я уверена в своих силах и сама добьюсь успеха.

«Привет. Только сегодня вернула себе потерянный номер. Не злись…»

Хм, вот тут стоит подумать, стоит ли переходить на «ты»? Нет уж, так точно тянет на пропускной в шоу через постель.

«Не злитесь, что не позвонила. Не могла».

Еще пять минут медитации и я отправила смс. Через пятнадцать минут перестала гипнотизировать телефон и засунула его под подушку, устраиваясь поудобнее.

Еще через пятнадцать минут пришла его смс: «Кто это?»

«Умирающее сердце».

Теперь я улыбалась как дурочка, не скрывая счастья от тайной переписки с Яром и осознанием, что все-таки он меня забыл! Ответа не получила, хотя ждала.

***

Будильник может испоганить даже самое радужное утро. Сейчас я отдирала себя от дивана и стонала от боли в каждой мышце. Залезла под контрастный душ, но все равно вместо кофе двадцать минут потратила на растяжку и разминку. К шести нужно успеть в павильон номер четыре. Не думаю, что Ян Ветров так рано проснется и прибежит на работу. Скорее всего нас просто погоняют по самостоятельной отработке выученного вчера хип-хопа. А Ян подтянется к обеду и выдаст порцию новых элементов.

Закинув в рюкзак кусочек сыра и яблоко, две бутылочки питьевой воды, я совершила пробежку до станции метро и только там обнаружила пропущенное смс от Виля.

«Я не врач, не спасаю умирающие сердца. Вам стоит обратиться к другому специалисту».

Что?! Что все это значит? Он только что открытым текстом сообщил мне, что место в команде Яра мне не светит? Чёрт.

Хуже будильника на полпятого – только смс от Виля Яра. Такого гадкого утра у меня еще не случалось.

В шесть зашел кто-то из организаторов, сделал перекличку, усмехнулся отметив только половину присутствующих и поставил вчерашнюю композицию для хип-хопа, оповестив, что у нас есть время на отработку до десяти утра, потом придет Ян и сам сориентирует с графиком дня.

Четыре часа скакать и прыгать, выбиваясь из сил до прихода хореографа, не стала. В буфете позавтракала купленным йогуртом, выпила горячий чай, потом растянулась, размялась. И приступила к повторению выученным вчера связкам. За два часа я вошла в ритм.

Некоторых из нас вызывали на интервью. Кого-то снимали в момент репетиции в павильоне, но я как-то избегала внимания к своей персоне. Точнее, это мою персону старательно избегали. А если не снимают материал, значит, не планируют выпускать в эфир? Не планируют оставлять в шоу надолго?

Вот теперь к расстройству из-за смс Яра добавилась здоровая злость. И когда в десять пришел Ян, чтобы показать последние элементы и связки танца, я вложила всю свою энергию в движение.

– Отлично. Тебя как зовут?

– Лиза.

– Отменно, Лиза. Встань во второй ряд, поменяйся с этой девушкой, – Ян переставил меня ближе к центру и снова прогнал хип-хоп с начала до конца.

После отмашки я села там где стояла. Многие поступили так же. Ян хлопнул в ладоши, привлекая наше внимание.

– Слушаем. Сегодня в два ваш первый отборочный. Есть пара часов на отдых и подготовку. Следующий хореограф даст вам стрип-дэнс. Ставит Виль Яра.

На фоне моего протяжного мычания раздались радостные визги и вздохи. Ну еще бы! Стрип от Яра. Чёрт. Хотя есть все шансы, что до его хореографии я даже не пройду.

– Виль, они отлично тебя приняли, – вдруг проговорил Ян и я резко подняла голову увидев у входа Яра.

– Вижу, – он улыбался широко и искренне, разведя руки в сторону, словно обнимая всех взбудораженных участников. – Парни тоже воодушевились от запланированного стрипа?

– Ну, если поставите нас у стенки, поглазеть на девчонок!..

Виль с Яном переглянулись и захохотали.

– Нет, участвуют все, кто пройдет сегодня отбор. Есть еще один нюанс. Так как днем я не смогу поставить вам хореографию, работать будем ночью. Сбор здесь в семь вечера. Не опаздывать!

Последнее предупреждение Виль буквально выкрикивал, чтобы перекрыть волну гвалта из-за ночного расписания.

Я не сводила с него глаз, отмечая малейшие движения и мимику. Он же ни разу не посмотрел в мою сторону. И не должен был. Кто я и кто он! Хореографы ушли, а ребята тут же разбились на группки, обсуждая новости.

За полчаса до отбора я повторила все связки хип-хопа, поставила на свой отсчет и сгрызла яблоко. Сыр оставила на ужин.

***

Освещение съемочного павильона, в котором проходил отбор, позволяло видеть не только наставников, но даже резюме на каждого участника. Вот организаторы заморочились в этот раз. Составили профайл на каждого из пары сотен.

Виль Яра как раз перебирал стопку резюме и прокомментировал нашу группу, когда мы только входили на площадку.

– Двадцать семь. Хип-хоп. Ставил Ян. Этих семерых отметил. Агата, посмотри и передай?

Обратила внимание, как она наклонилась и что-то прошептала Яру на ухо, прежде чем забрать из его рук листы. Потом не глядя передала Тектонику и снова многозначительно улыбнулась Вилю.

Ян к нам так и не вышел, один из организаторов дал команду занять места в три ряда, как мы делали на тренировке. Девица, с которой меня поменяли местами еще утром, встала на своё место, а выяснять отношения сейчас, перед наставниками, мне показалось унизительным и я ушла в свой третий ряд.

Никто, казалось, не обратил внимание на эту заминку, режиссер делал перекличку по свету, звуку и что-то там еще, Агата все теснее жалась к Вилю, не обращая внимания на процесс съемок. Тектоник разглядывал резюме не поднимая глаз на нас. А мы мандражировали, никто не озвучивал процент отсева, но все понимали, что ряды начнут редеть уже после первого отбора.

– Начали!

В этот момент атмосфера в павильоне изменилась. Наставники тут же оставили свои дела и всматривались в наши лица, свет стал более ярким, зазвучали первые аккорды музыки и я начала считать. Девчонка впереди сбилась уже на второй связке и лихорадочно пыталась поймать темп. Парень слева крутанулся и его занесло в бок. Я привычно уклонилась от локтя справа, потом отступила, чтобы не получить с ноги от девчонки, которая так и не поймала ритм. И продолжала считать, выходя на сложную связку последних элементов.

Уже заканчивая танец я посмотрела вперед на наставников и споткнулась, встретив прямой взгляд Яра на мне. Блин. Сбилась со счета и уже автоматически доделала движения, не выходя из зрительного поединка с Вилем.

Он смотрел исподлобья, приложив сложенную в кулак руку ко рту. Когда я споткнулась и потеряла ритм, наклонился к Агате и наверное что-то ей прошептал. Я не видела губ, но по её реакции поняла, что Яра комментировал мои движения. Агата вытащила листок из пачки, посмотрела на него и подняла взгляд на меня. В этот момент музыка смолкла.

Расстрелянная с двух сторон, я прекратила гляделки с Яром и опустила голову мучительно покраснев. Завалиться на хип-хопе – это такой позор! Тектоник мне этого не простит, даже если не видел. А Яра и Агата точно засекли, как нестройно я заканчивала исполнение.

Собственно, Тектоник начал разбор полётов сразу отобрав резюме и назвав четыре фамилии. Ребята вышли вперед и ушли под необсуждаемый вердикт.

– Еще четверо: Арбузов, Аверина, Голос и Дичкин.

Сердце ухнуло куда-то в пятки и я покачнувшись сделала шаг вперед, потом еще один и как-то вынесла себя перед наставниками.

Тектоник перебирал наши резюме мельком окинув нас взглядом.

– Что скажете, коллеги?

Агата склонила голову набок и изучала парней. Виль не сводил с меня взгляда и я снова попала в его зрительную ловушку.

 

– За парнями я особенных косяков не заметила. Можно было исполнить чище, – наконец произнесла Агата.

– Следующая хоряга – стрип, Агата. Парни будут с голым торсом, – Тектоник поиграл бровями, растягивая губы в насмешливой улыбке.

– Тогда мальчики остаются, – приняла решение Летисова.

– А что на счет… ммм… Авериной, Лизы?

Тектоник подглядел моё имя с резюме и вдруг внимательнее посмотрел на Яра.

– Это ведь та Лиз-за? Ого, Виль, она, я помню, хотела тебя. Решай.

Теперь наставники переводили взгляд с меня на Яра, а тот продолжал разглядывать молча.

– Она выпала из танца, – сухо сказал он, Агата в подтверждение кивнула.

Ну еще бы, вот шанс потопить меня. Стояла, сжав зубы, и смотрела ему в глаза.

– За это заставь её исполнять свою стрип-пластику топлесс, а? – Тектоник резвился и подначивал Яра ответить тем же.

– Лиз-за…

Ух, миллион мурашек рвануло по позвоночнику, отключая мозг напрочь и отнимая устойчивость ног.

– Думаю, при одном условии, я дам тебе шанс пройти на второй отборочный.

– Какой? – я все же выдавила из себя какой-то звук, кроме стона.

– Каждым участником после всех отборов займутся наши стилисты, я хочу, чтобы тебя изменили после этого отбора. Перед стрип-пластикой.

Мне не понравилось то, как он сощурился. От него просто несло какой-то запланированной подлостью. Налысо побреет? Тату на лбу набьет? Да и пофиг.

– Согласна!

– От-тлично! Тогда ваша четверка проходит в следующий отборочный этап. А Лиз-за сейчас дождется меня и пойдет к стилисту.

Кивнула и помчалась к выходу. Неприятность эту я переживу. Да. А еще так заучу его стрип, что он попросит исполнить на бис!


Издательство:
Автор
Поделиться: